С горы - в травмпункт!

С горы - в травмпункт! | Программы | ОТР

Почему «ватрушки» признали самой травмоопасной зимней забавой?

2021-01-15T15:48:00+03:00
С горы - в травмпункт!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Вадим Ченцов
горнолыжный инструктор
Алексей Баиндурашвили
академик РАН, главный внештатный детский травматолог Санкт-Петербурга

Петр Кузнецов: Так, сейчас все серьезно. И даже с травмами, увы. Не знаю даже, кого в этом винить. На самом деле выясним это, я думаю…

Елена Медовникова: …у нашего эксперта.

Петр Кузнецов: …по истечении этой получасовки неполноценной.

Итак, в России, кажется, появился новый вид травматического оружия. Безобидный, на первый взгляд, и даже рекомендованный детям. Я бы сказал – прежде всего рекомендованный детям. Называется «тюбинг» или «ватрушка». Есть еще санки и «ледянки» (из той же оперы). И чуть ли не каждый день из разных городов приходят сообщения о пострадавших и даже погибших. То есть это те, кто не рассчитал скорость или еще что-нибудь (опять же выясним, что здесь ключевое) на горке.

Елена Медовникова: Действительно, становится страшно. И, возможно, дело даже не в ватрушках, а именно в этих горках, то есть в местах, где используют санки, «ледянки», в том числе и «ватрушки». Многие предпочитают идти на дикие склоны, которые поближе к дому и где не надо платить, хотя есть десятки безопасных оборудованных горок.

Петр Кузнецов: О тех, кто спустился с горочки прямо на больничную койку – далее Маргарита Твердова.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Сообщения на нашем SMS-портале… Да, а вот, кстати, «ватрушка» появилась. И появилась она не зря, будем надеяться.

«На новогодней горке дети скатывались с «ледянок», с тюбингов и на снегокаток». Наверное, на снегокатах. Это Татарстан. Причем помогали родители. Ну не знаю, здесь без претензий вроде бы как, просто фиксация.

Елена Медовникова: Псковская область: «Для «ватрушек» должны быть специальные трассы. Но и это не гарантирует безопасность».

Петр Кузнецов: «Откуда взялись вообще эти «ватрушки»? Мы катались с горы на портфелях и картонках. Не нужно производить такие опасные средства для катания», – сообщение из Хабаровского края. «Нужны светофоры на льду», – предполагает Пиф через сайт otr-online.ru. «Для «ватрушек» должны быть специальные трассы. И то это не гарантирует безопасность. Они опасны сами по себе, так устроены», – это Псковская область.

Звонок телезрителя. Здравствуйте, Руслан.

Елена Медовникова: Руслан, добрый день. Мы вас слушаем.

Петр Кузнецов: Нижегородская область.

Зритель: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: У вас горок много.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Горок у нас очень много на самом деле. По вот этой теме «ватрушек»… Алло.

Елена Медовникова: Да-да, говорите.

Петр Кузнецов: Прекрасно слышим вас.

Зритель: По этой теме «ватрушек». Считаю, что на самом деле это очень опасно. И нужно запрещать…

Петр Кузнецов: Вообще, да?

Зритель: Потому что определенных трасс и горок для этой «ватрушки» у нас нет нигде. Это не предусмотрено ничем. Никакой безопасности для детей нет. Никакой техники безопасности для данных «ватрушек» не предусмотрено ни законодательством, ничем еще. Я считаю, что это на самом деле прямой вред. Должны быть управляемые средства катания. То есть, например, снегокат – у него есть хотя бы руль и тормоз.

Петр Кузнецов: Это правда. А у санок нет. Ну, бывают санки…

Зритель: У санок нет, да. Но санки можно хотя бы ногой… Вот как раньше мы в детстве катались, я помню.

Петр Кузнецов: Но при этом санки сами по себе тяжелее.

Елена Медовникова: Впрочем, как и снегокаты.

Петр Кузнецов: И они могут при столкновении нанести более серьезные травмы. Спасибо вам за ваше мнение.

Алексей Баиндурашвили, академик РАН, главный внештатный детский травматолог, из Петербурга. Здравствуйте, Алексей Георгиевич.

Алексей Баиндурашвили: Добрый день.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, почему именно «ватрушки» считаются самым травмоопасным видом зимней забавы при наличии и «ледянок», и санок, и всего что угодно?

Алексей Баиндурашвили: Дорогие друзья, здравствуйте еще раз. С прошедшим Новым годом!

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Алексей Баиндурашвили: Вы знаете, это неуправляемое орудие. И скорость нельзя регулировать, и невозможно еще остановить. В худшем случае можно выпрыгнуть из него. Но когда, дорогие друзья, туда родители усаживают пяти- или семи-восьмилетнего ребенка и пускают эту «ватрушку» под уклон, то вы представляете, чем это чревато.

Я как хирург могу вам очень серьезно заявить, что в нашем центре есть Федеральный центр по повреждению позвоночника и спинного мозга. И поступают дети со всей России с этой тяжелой травмой. И я должен признаться, что удельный вес детей, которые получают травмы на льду или катаясь на этих ватрушках, он не снижается из года в год, а имеет тенденцию даже… Мы думали стабилизацию некую сделать благодаря санпросветработе, но не удается этого.

Эти дети подвергаются очень тяжелым хирургическим вмешательствам, очень серьезным вмешательствам. При благополучном стечении обстоятельств мы как-то детей спасаем от инвалидности. Но нередко это заканчивается тяжелой степенью инвалидизации ребенка. Эти дети потом переходят в колясочники. Они не могут, если травмируется спинной мозг, сами встать, шевелиться.

Петр Кузнецов: Алексей Георгиевич, простите, пожалуйста, вот такие тяжелые травмы – это при столкновении или эти при падении? Как получают?

Алексей Баиндурашвили: Это при падении. Когда ребенок выбрасывается из «ватрушки», он падает на ягодичную область – и происходит компрессия тела позвоночника, сдавливание по оси. И наступает взрывной перелом позвоночника, тела позвонков. И в результате взрывного перелома происходит травма спинного мозга.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что он выскакивает из этой «ватрушки», потому что скорость набирается, и он уже боится, и он сам выпрыгивает? Или это происходит на скорости? Или его выбрасывает самого?

Алексей Баиндурашвили: Иногда родители просто так «нежно» выбрасывают, что дальше спасти ребенка нельзя, потому что скорость-то невозможно регулировать. Невозможно это регулировать.

Вы знаете, мы провели анонимное анкетирование родителей, у которых дети получили травму. 76% признались в том, что они виноваты в происходящем. Ну, 76% – это большая цифра, над которой стоит задуматься.

Дело в том, что эти дети… Мы ведем учет больных, которые требуют сложного хирургического вмешательства на позвоночном столбе. А часть детей, большая часть – просто компрессия происходит, без неврологической составляющей. Им не нужно оперативное вмешательство. Но я еще раз повторяю: это бич общества, это зимний бич общества. И этим надо серьезно заниматься. Мы, врачи-хирурги, можем констатировать, к чему это приводит. Но организационные мероприятия надо принимать другим структурам власти.

Елена Медовникова: Алексей Георгиевич, ну, честно говоря, я сейчас удивлена, потому что буквально на днях купила своему собственному ребенку вот эту самую «ватрушку». И купила почему? Потому что считала, что на снегокате, в общем-то, опаснее кататься. Он тяжелый, тоже может быть неуправляемым, можно слетать. В общем-то, высота падения больше.

Алексей Баиндурашвили: Высота падения больше, но скорость… Там можно развернуть скользящие части как-то. А здесь вы ничего не разворачиваете. Только увеличивается скорость – и это увеличение приводит к той катастрофе, о которой я вам говорил.

Елена Медовникова: То есть, из ваших наблюдений, «ватрушка» действительно опаснее, чем снегокат тот же самый?

Алексей Баиндурашвили: Она опаснее.

Петр Кузнецов: Я так полагаю, там еще дело во вращении, потому что нарушается координация.

Алексей Баиндурашвили: Да, совершенно верно. Она неуправляемая, никак не управляется. Вот ребенок сейчас съезжает, просто так сидит – это тоже опасно, но это не так опасно, как «ватрушка». Причем «ватрушка» ведь выбрасывает человека. А как упадет человек – одному Богу известно.

Поэтому кажется, что наступает тот момент, когда средства массовой информации должны забить тревогу. Это не дело. Раз есть такая эпидемия, такого вида травмы, то должны быть противоэпидемиологические мероприятия. Любая ваша передача, которая ангажируется вашей телекомпанией, она приводит… Это как социальная прививка. И чем чаще вы будете говорить… Мало говорить, надо показывать больше снимки тех больных и тех колясочников. Вот к чему приводят эти «ватрушки».

Я вам хочу сказать следующее. Кроме позвоночного столба… Вот посмотрите, это же наглядный пример. Хорошо, что вы это показываете. И еще аплодируют. Понимаете?

Петр Кузнецов: А вот танк поехал.

Елена Медовникова: Это тоже «ватрушка».

Петр Кузнецов: Там надежнее. Алексей Георгиевич, коротко, пожалуйста, ваша реплика.

Алексей Баиндурашвили: Еще повреждаются другие внутренние органы, нижние конечности, верхние конечности. Бывает разрыва селезенки, повреждение печени. Это очень серьезно. И я призываю родителей взяться за ум, чтобы этого не допустить.

Петр Кузнецов: Ну и хороший вестибулярный аппарат должен быть еще изначально.

Спасибо вам огромное. Алексей Баиндурашвили.

Елена Медовникова: Спасибо. Алексей Георгиевич, я точно пойду выкидывать «ватрушку».

Петр Кузнецов: Да?

Елена Медовникова: Меня вы убедили. Спасибо.

Петр Кузнецов: Сергей, Саратовская область. Сергей, если можно, покороче. У нас сейчас будет практическая часть еще.

Зритель: Хорошо. Вот сейчас я слышал мнение про «ватрушки». Во-первых, «ватрушки» продаются во всех магазинах. Все зависит от родителей, на каких горках разрешают им кататься, а на каких – нет. Если горка действительно в лесу и много деревьев, то там даже, извините, профессиональный спортсмен не проедет. Но есть пологие горки, где дети получают удовольствие.

Вот сейчас главный травматолог сказал, что дети получают травмы. У нас дети, идя от жилого района до школы, где снег не чистят абсолютно никогда, получают травмы. А на «ватрушках» они не получают травмы, они получают удовольствие. Так же и на санках или на коньках. Как мы можем в настоящее время в Российской Федерации запретить детям удовольствие зимнее? Давайте говорить тогда, что посадим дома за компьютеры, за которыми они сажают зрение.

Петр Кузнецов: Вот из Нижегородской нам пишут: «В СССР «ватрушки» давно бы запретили. Берегли детей. У меня дочка травмировалась».

Алмаз, Татарстан. Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте. Мы вас слушаем.

Зритель: День добрый. Зовут меня Алмаз, я из города Нижнекамска. Смотрю вашу программу. Хотел бы сказать вам, что дело касается не только детей. Сами взрослые… Так поступил и я. Мне 38 лет. Я тоже решил прокатиться. Один, два, три раза я съехал хорошо…

Петр Кузнецов: На детской?

Зритель: Ну, на обычной. И теперь я лежу в травматологии с ЧМТ и переломом ключицы.

Петр Кузнецов: А как это случилось?

Елена Медовникова: Алмаз, расскажите подробнее.

Зритель: Скатился с горки, не предназначенной для катания.

Петр Кузнецов: А что? Волнистая была? Слишком крутая? Или съезд был резкий?

Зритель: Там был трамплинчик.

Петр Кузнецов: Вас подбросило и выбросило? На руку приземлились?

Зритель: Я перевернулся, ударился головой и повредил ключицу. Лежу в больнице. Имею большой опыт катания на санках и «ледянках». Я человек советского поколения, скажем так. Ну, «ватрушка» – это неуправляемая вещь. Я бы рекомендовал отказаться.

Елена Медовникова: Алмаз, вы сказали, что катались с детьми. А дети не пострадали?

Зритель: Нет, дети в порядке.

Елена Медовникова: Прекрасно!

Петр Кузнецов: Взяли весь удар на себя.

Елена Медовникова: Желаем вам здоровья. Выздоравливайте!

Петр Кузнецов: Спасибо. Здоровья!

Но пока ватрушки не запретили, давайте все-таки на ней кататься.

Елена Медовникова: Петр, аккуратнее!

Петр Кузнецов: Представляй нашего следующего эксперта, который нам в этом поможет разобраться.

Елена Медовникова: Наш следующий собеседник – Вадим Ченцов, горнолыжный инструктор. Вадим Геннадьевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Я надеюсь, меня видно будет, чтобы все элементы…

Вадим, скажите, пожалуйста, в первую очередь… Ну, я тоже недавно сталкивался, и у меня был первый вопрос: что делать с этим канатом, который призван эту «ватрушку» за собой тянуть, чтобы она не попала под колеса, когда я качусь?

Вадим Ченцов: Под колеса? Наверное, надо внутрь засовывать.

Петр Кузнецов: Перед тем как сесть, наверное, я ее погружаю в центр, чтобы на нее сесть, чтобы она мне не мешала. Правильно? Потому что если она попадет под колеса, то она, соответственно, затормозит. Хорошо. Далее мы погружаемся… В принципе, неплохо. Рассказывал кто-то из наших телезрителей: «Я катал восьмилетнего ребенка». А тут уже 36-летний «ребенок» садится.

Елена Медовникова: Петя, 38-летний зритель был.

Петр Кузнецов: А дальше? Отталкиваться? Или что нужно делать, чтобы не так набрать скорость, например?

Вадим Ченцов: Ну, прямо практические советы какие-то. Конечно, хорошая тема у вас тут затронута. Ну, я бы сказал так. Каждый для себя выбирает, где ему кататься и на чем. Есть склоны, которые организованы…

Петр Кузнецов: Отлично! Сейчас будем решать.

Елена Медовникова: Петр, вам дали время прокатиться.

Петр Кузнецов: Рассказывайте, пожалуйста, уважаемые телезрители, как вы эту ватрушку выбираете, по каким признакам, потому что ватрушек много. Может быть, советуетесь с инструкторами в магазине, какой она должна быть. Может быть, от цвета отталкиваться. Может быть… Ты когда покупала, на что смотрела? Поди на цену?

Елена Медовникова: На цвет, Петя. И на размер.

Петр Кузнецов: Что пишут наши телезрители?

Елена Медовникова: Кстати, между прочим, говорят, что (и, действительно, очень многие телезрители звонят) родители ездят с ребенком. Ну, может быть, с родителями как раз и опаснее получается, когда два человека на «ватрушке».

Петр Кузнецов: Вадим, у нас не так много времени остается. Практические советы. Как нужно расположиться на этой «ватрушке»? За что держаться? На что смотреть? Как сделать так, чтобы ее не закружило?

Вадим Ченцов: Нет, ее все равно закружит, конечно. Надо кататься на горках пологих и там, где есть выкат, конечно, хороший выкат, чтобы можно было остановиться. Тем более если катаются дети, то тут надо уже родителям смотреть, где их запускать кататься. Насчет того, с ребенком или нет. Я бы даже сказал, что если ребенок маленький, то это очень травмоопасно.

Елена Медовникова: То есть если и катаетесь, то катайтесь по одному?

Вадим Ченцов: Да. Это как минимум.

Петр Кузнецов: Ну, это понятно. Вадим… Нет! Пожалуйста, не уезжайте от нас.

Елена Медовникова: Вот из Иркутской области у нас сообщение (пока набираем нашего инструктора Вадима): «Садиться на «ватрушку» с нуля без опыта снегоката, коньков, даже велосипеда, скейборда и роликов ни в коем случае нельзя! Это просто самоубийство». Коми: «Запретить «ватрушки»! Они приводят к падению, повреждению, травмам позвоночника. Родителям надо беречь своих детей». «Должны быть специальные трасы для «ватрушек». Ну, в общем, пока не очень хотят отказываться.

Петр Кузнецов: Вадим к нам вернулся. Вадим, еще один такой вопрос: как нужно располагаться на ватрушке при катании?

Вадим Ченцов: Вот как вы сидите, только руками держаться, само собой. Там обычно бывают ручки.

Петр Кузнецов: Да. За ручки по бокам?

Вадим Ченцов: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Просто, соответственно, ребенок меньше. Я знаю, что они прямо совсем ложатся, у них ноги наверх. Или все-таки нога где-то должна быть… ну, служить тормозом на всякий случай, чуть-чуть притормаживать, и она должна касаться. Или наоборот?

Вадим Ченцов: Я понял. Лучше ногами не упираться, потому что при большой скорости если попадет на какую-нибудь кочку или еще что-то, то это травма ноги практически гарантированно. Как раз в данном случае лучше, чтобы ребенок сидел внутри. Ну и тут главное, чтобы ни с кем и ни с чем не столкнуться.

Петр Кузнецов: А какие мышцы полезно прокачать перед тем, как я иду кататься на «ватрушке»? Что там работает?

Вадим Ченцов: Да ничто… Мы всю жизнь все катались на санках. И всегда это было доступно. Ну, теперь более современное придумали, но это, к сожалению, неуправляемое, потому что нет полозьев. Соответственно, это снаряд, который неуправляемый. Есть сейчас более продвинутые «ватрушки», у которых дно пластиковое, и там есть направляющие, которые более или менее стабилизируют твое направление.

Петр Кузнецов: Вот! Это очень важный момент. При выборе можно обратить на это внимание, да? То есть эти полозья хотя бы как-то направят?

Вадим Ченцов: Ну да, хотя бы так.

Петр Кузнецов: А еще при выборе… У нас 40 секунд. Еще при выборе, может быть, смотреть, что за камера, которая находится в этой «ватрушке»? На что еще обратить внимание? Вот одна деталь какая-нибудь важная.

Вадим Ченцов: Ну, все, что дешево, все, что доступно, оно практически одноразовое. Ну как одноразовое? Это для одного человека, чтобы попробовать покататься, или для ребенка. У всех есть по весу диапазон, на какой вес рассчитано.

Петр Кузнецов: На параметры тоже обращать внимание. Ну и на цены.

Спасибо вам огромное. Вадим Ченцов, горнолыжный инструктор. Мы говорили об опасных «ватрушках».

Елена Медовникова: И заключительное сообщение из Курской области: «Кормите детей съедобными ватрушками – они укрепляют скелет и не ломают кости».

Петр Кузнецов: Это дневное «ОТРажение». Вкатывайтесь с нами в эфир ОТР, вечерний впереди. Оставайтесь с нами. Пока!

Елена Медовникова: Счастливо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему «ватрушки» признали самой травмоопасной зимней забавой?