С новым коронавирусом

С новым коронавирусом | Программы | ОТР

Чем отличается новый штамм? Будет ли он опаснее? И эффективен ли против него «Спутник V»?

2020-12-21T22:21:00+03:00
С новым коронавирусом
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Вознесенский
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии

Оксана Галькевич: Да. На самом деле не до шуток, фигура у нас первая печальная. Только, знаете, мир понял, что это за вирус такой COVID, чем, зачем его малюют, только появились более-менее внятные протоколы его лечения, только-только ученые разработали вакцины и страны разные начали практически в пожарном режиме уже прививать свое население, как вдруг депеша из Лондона: обнаружен новый штамм, особо заразный, очень стремительно распространяется. Ну просто я даже не знаю, что сказать.

Константин Чуриков: Ну, кстати, надо сказать, что депеша-то пришла еще 14-го числа, я вот перепроверил, только сейчас вся эта буча началась. Надо сказать, что тем не менее на эту информацию отреагировали намного быстрее, чем во время первой волны коронавируса: в течение суток авиасообщение с Великобританией за последние дни, как вот стало известно, прервали уже 25 государств...

Оксана Галькевич: За последние сутки фактически.

Константин Чуриков: ...в том числе сегодня стало известно, что и Россия прерывает после полуночи, вот как коллега наша сказала, будет закрыто авиасообщение для лайнеров оттуда. Будем надеяться, что это как минимум замедлит распространение нового штамма, который уже, кстати, обнаружен и за пределами Соединенного Королевства, и даже очень далеко за пределами.

Оксана Галькевич: Да, очень далеко за пределами, тревожные новости уже поступают из Нидерландов, из Дании, из Австралии даже, из Италии и ЮАР.

Ну что, уважаемые зрители? На самом деле бояться мы все уже устали, слишком давно вся эта история началась и долго длится. Но о мерах безопасности, об особенностях нового вируса, этого штамма коронавируса поговорить все-таки нелишне. Ваши вопросы и мнения мы уже принимаем по телефону прямого эфира, в SMS-сообщениях, номера, напомню у вас на экранах, все это бесплатно.

Ну а мы сейчас подключаем к нашему разговору первого собеседника. На связи с нами Вадим Покровский, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик Российской академии наук. Здравствуйте, Вадим Валентинович.

Вадим Покровский: Приветствую всех.

Константин Чуриков: Вадим Валентинович, мы обратили внимание, что в принципе разная тональность в реакции на это сообщение. Например, РФПИ, Российский фонд прямых инвестиций, который продвигает за рубежом нашу вакцину «Спутник V», сказал, что все в порядке, «Спутник V» годится и для этого штамма, и для любых других, вообще на все случаи жизни. Тем не менее я вижу, что вот Минздрав России сегодня заявил, пресс-служба, что «специалисты находятся в контакте с представителями ВОЗ и изучают информацию». Так все-таки кому верить? – тому, кто говорит, что все в порядке и ничего страшного, или тому, кто говорит, что стоп, надо сначала изучить, потом действовать?

Вадим Покровский: Конечно, в принципе мы избрали такую тактику, давайте там чуть-чуть прервем сообщение, посмотрим, какие данные получим, и тогда уже будем как-то реагировать.

Я должен сказать, что реакция в основном была на заявление премьер-министра английского. Ему немножко все-таки выгодно, что у него особо заразный штамм, что вирус распространяется не потому, что плохо с ним борются, а потому, что штамм особенно заразный. Ну и, кроме того, напугать англичан тоже не мешает, чтобы они себя в рождественские новогодние праздники вели...

Но в основе этого лежит, конечно, определенный факт: да, действительно, штамм, который широко распространяется в Англии, действительно по некоторым генетическим структурам отличается от других штаммов, так скажем, циркулирующих в мире. Но протекает заболевание не тяжелее, чем обычно, вызванное вот этим вот штаммом.

А вот то, что он более заразный, причем на 70%, что не совсем ясно, это было получено путем расчетов и каких-то там, в общем, моделирования, то есть достоверных данных, что он действительно более заразный, подтвержденных экспериментально или какими-то очень точными исследованиями на практике...

Оксана Галькевич: Пока нет этой информации, да?

Вадим Покровский: Пока еще нет, да.

Оксана Галькевич: Вадим Валентинович, ну, в Великобритании, вы сказали, у них свои резоны, собственно, утверждать, что этот вирус опаснее и быстрее распространяется. А Нидерланды, соответственно, Дания, Австралия, Италия и ЮАР, где уже тоже встречается этот штамм, у них тоже какие-то свои соображения на этот счет?

Вадим Покровский: Ну, они пока не говорили, что это самый страшный штамм и быстро распространяющийся. Просто понятно, что в ЮАР и в Австралию больше всего летает из Лондона самолетов, поэтому там этот штамм и более распространен. Нидерланды тоже не дальше от Лондона, чем мы от Санкт-Петербурга в Москве.

Оксана Галькевич: Ага.

Вадим Покровский: Поэтому это нормальное такое географическое распространение. Для всех вирусов характерны какие-то мутации. Но понимаете, те мутации, которые произошли, это не то что, как у Карлсона, моторчик за спиной вырос у вируса, то есть это не значит, что вирус способен как-то сам летать. Он так же, как распространялся при чихании и кашле, при дыхании с капельками жидкости, точно так же распространяется и сейчас. Что может быть? Как усилить его способность к распространению? Или он должен в большей концентрации в мокроте присутствовать, или вызывать больше чихания? И третья версия, если он попадает какому-то человеку, у него теперь бо́льшая вероятность, что он присоединится, значит, к клеткам дыхательных путей.

Константин Чуриков: Вадим Валентинович, а вот эти мутации возникают для чего? Вирусу хочется быстрее нас заразить? Мы его сдерживаем, а ему надо, в общем, увеличить свою вирулентность или как?

Вадим Покровский: Вот это вот как раз пока что мы не видим, что мутации именно такие произошли, как я говорил. А для вируса это совершенно случайно происходит. Эти мутации все время происходят, и, если она выгодна вирусу для распространения, тогда они закрепляются, и дальше этот вирус получает какие-то преимущества.

Оксана Галькевич: Костя ведет уже такое эпидрасследование просто, ему нужно знать, в чем заинтересованность этого нового штамма коронавируса.

Константин Чуриков: Конечно.

Вадим Покровский: Ну, заинтересованность – это то, что происходит у нас в природе: закрепляются те мутации, которые выгодны вот этому организму.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ну да.

Вадим Покровский: В данном случае, если эта мутация способствует присоединению его к нашим дыхательным клеткам, то тогда это выгодная мутация. Ну вот тяжести особой у этого заболевания, вызываемой этим штаммом, никто не отменил, так же как более сильного кашля пока тоже не увидели. Поэтому давайте подождем.

Оксана Галькевич: Но все равно неприятно, потому что, знаете, это же ведь зависит от состояния здоровья, от общего иммунитета человека, как, насколько легко или сложно он перенесет.

Вадим Покровский: Ну какая вам разница, каким вы штаммом заразитесь, если это не влияет на клинические проявления заболевания?

Константин Чуриков: Вот именно. Оксана, не привередничайте, да.

Оксана Галькевич: Давай, Шерлок Холмс, выводим звонки.

Константин Чуриков: Вадим Валентинович, да, давайте звонки послушаем. У нас сейчас на связи Санкт-Петербург, наша зрительница Татьяна. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: У меня к господину Покровскому вот такой вопрос. С утра до вечера по всем каналам нам рассказывают про вакцины, про наши вакцины... Меня слышно, да?

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Да-да.

Вадим Покровский: Да.

Зритель: И зарубежные вакцины. Но почему с утра до вечера мы не слышим, что лучшие умы на планете разрабатывают лекарство от коронавируса? Или нас не хотят лечить и главное привить всю планету? Тогда это не медицинский вопрос.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Ведь вакцина не лечит, она только защищает, причем на какое-то время всего лишь, это первый вопрос.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Второй вопрос хотелось бы задать вот такой. Помните, по весне под принуждением общественности, но в основном из интернета, к Путину все-таки пригласили Чучалина, известного нашего академика на весь мир. Где комиссия? Вот если бы был СССР, за двое суток всех бы лучших людей, вирусологов, врачей и прочих, собрали бы, они бы сутками работали, как побороть этот вирус. Почему мы не видим, население, где эта создана комиссия из лучших специалистов, которые бы боролись с этим вирусом?

Константин Чуриков: Ага.

Зритель: Извините, такое ощущение, что лапша на уши идет, кто в лес, кто по дрова. И почему, почему вот эта вот вакцина?

Константин Чуриков: Поняли ваш вопрос, даже два ваших вопроса, Татьяна. Ну, второй – это скорее даже потому, что у нас просто годами вообще ученых просто по телевидению не показывали, забыли о них. Вадим Валентинович, что скажете? Лекарство и где ученые, почему не видим их работу.

Вадим Покровский: Конечно, вакцину вперед, потому что она защищает от заражения: сейчас вот привьем, тогда и не надо будет лечить. Но конечно, идут исследования лекарств, я думаю, что надо будет на следующую вашу передачу пригласить разработчиков лекарства. Они, конечно, есть и у нас, и за рубежом, но вот пока публикаций не было, что нашли такое лекарство, которое бы, как только температура началась, принял и через сутки выздоровел, пока таких лекарств нет, но я думаю, что они скоро появятся.

Константин Чуриков: Вадим Валентинович, поправьте меня, если я неправ, но я что-то не слышал, что прямо от гриппа есть гарантированное лекарство.

Вадим Покровский: Вот в этом и проблема. Пока из всех вирусных инфекций мы хорошо и надежно лечим только вирусный гепатит С, как ни странно, это большой очень прорыв, который произошел в последние годы. Но там все-таки это хроническая такая инфекция, но несколько месяцев попринимаешь лекарство, и вирус уходит. А вот препараты, которые бы у нас очень быстро и хорошо действовали на наши респираторные инфекции, их, увы, пока нет. Пока, конечно, много препаратов улучшают течение, подавляют размножение вируса, но таких вот, которые бы сразу и навсегда вылечили, пока нет. Но разработка идет, и если от одного вируса научились излечивать, значит, скоро от всех остальных научимся.

Константин Чуриков: Так. Вторая часть вопроса.

Вадим Покровский: Вторая часть вопроса. Во-первых, у нас Госсовет есть под председательством самого премьер-министра, который занимается этим вопросом...

Константин Чуриков: Президента, президента, да.

Оксана Галькевич: Да.

Вадим Покровский: Президента, вот видите, я уже запутался. Поэтому, конечно, много ученых привлекается. Ну, конечно, было бы интересно, если бы такая вот была группа именно из ученых составлена и она работала, свое мнение высказывала, но я думаю, что в кулуарах такие группы работают.

Оксана Галькевич: Спасибо. У нас на связи был Вадим Покровский, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик Российской академии наук.

Очень много у нас сообщений на нашем SMS-портале. Вот, например, Красноярский край пишет, такой совет прислал нам: «Нужно укреплять свой иммунитет. Пейте, друзья, чай из облепихи, сок натуральный, и тогда никакой вирус вам не страшен». Так ли это, давай спросим нашего следующего собеседника. Сергей Вознесенский к нам присоединяется в прямом эфире, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН. Сергей Леонидович, здравствуйте.

Сергей Вознесенский: Здравствуйте, Оксана, Константин, приветствую.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей Леонидович, так ли на самом деле смешны или серьезны вот такие вот советы, что укрепляйте иммунитет, гуляйте на свежем воздухе, пейте чай из облепихи, витамин С, еще какие-то витамины? Что скажете?

Сергей Вознесенский: Вы знаете, если человек здоров духом, то его и разнообразные вирусы и бактерии будут, наверное, меньше привлекать. Но тем не менее ни чеснок, ни алкоголь, ни облепиха, ни женьшень, ни какие-то другие... Вот, кстати, сегодня, по-моему, была информация, что во Франции придумали какой-то амулет, защищающий от коронавируса...

Константин Чуриков: У нас половина Государственной Думы носила эти амулеты весной.

Сергей Вознесенский: Да, всего лишь 79 евро, и вы будете счастливы.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, они японского производства носили.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Вознесенский: Тут все очень просто: если есть доказательная база, подтвержденная научными исследованиями, то это может быть все что угодно, хоть кусочек кометы. Но пока что такими доказательными исследованиями мы похвастаться не можем, поэтому облепиху пьем.

Константин Чуриков: Да. Сергей Леонидович, за неимением кусочка кометы по поводу, значит, нашей главной надежды, вакцины от коронавируса. Сегодня пришла новость, что, значит, Центр Гамалеи, разработчик этой вакцины, РФПИ и, собственно, британско-шведская компания AstraZeneca уже приняли меморандум о сотрудничестве. Скажите, пожалуйста, как будет выглядеть это сотрудничество? Первая часть прививки от Гамалеи, вторая от AstraZeneca или наоборот? Или как? И насколько это вообще увеличит доступность вакцины, например, в нашей стране?

Оксана Галькевич: Может быть, это будет какая-то смешанная вакцина, вакцина смешанного действия?

Константин Чуриков: Коктейль.

Оксана Галькевич: Кто о чем, ага.

Сергей Вознесенский: Вы знаете, я не стал бы сейчас забегать вперед. Если вспомнить пресс-конференцию президента, если вспомнить, что он анонсировал, что, возможно, у нас будет изменена структура вакцинации, то есть будет всего лишь одна доза вакцины вводиться, эффективность вакцинации предварительно снизится до 85%. Я думаю, вместе с британскими коллегами из фирмы AstraZeneca будет разработан какой-то алгоритм, включающий разработки и нашего Института Гамалеи и Министерства обороны, и английских исследователей. И какой будет уже окончательный алгоритм вакцинации, стоит дождаться вот именно этого консорциума.

Оксана Галькевич: Сергей Леонидович, вот нам люди пишут, из Кемеровской области пришло сообщение: «Нужно проводить как можно скорее массовую вакцинацию наших граждан». Но тем не менее, смотрите, вот, например, в Москве сегодня разные категории сотрудников получили сообщения о том, что можно прийти, записаться в поликлиники, получить эту вакцину. Насколько это безопасно сейчас, на еще третьем, незаконченном этапе испытаний?

Сергей Вознесенский: У нас на сегодняшний момент есть удостоверение о регистрации двух вакцин, и эти удостоверения действительны в рамках угрозы чрезвычайной ситуации и чрезвычайной ситуации. Я очень надеюсь, как и все научное сообщество, что мы в ближайшее время увидим опубликованные результаты исследования в научной литературе вот этих вот двух вакцин. После этого мы положа руку на сердце скажем, что это однозначно эффективно и безопасно.

На сегодняшний момент мы можем основываться только на опубликованных результатах первых двух фаз и на тех пресс-релизах производителей, которые у нас есть. Я прекрасно понимаю все научное сообщество, которое говорит: ну как же так, мы не получили еще опубликованные результаты, но вакцинируем. С другой стороны, мы каждый день видим, что около 500–600 наших сограждан умирают от этой коронавирусной инфекции, и просто так вот сидеть и ничего не делать никто, к сожалению или даже к счастью, не может. Поэтому мы проводим вакцинацию и ждем опубликованных результатов.

Оксана Галькевич: Ну то есть прозвучало... Я все-таки не поняла, с вашей стороны это скорее рекомендация принять участие или... ?

Сергей Вознесенский: Вы знаете, тут есть очень четкий критерий. Если люди относятся к группе часто болеющих респираторными болезнями, если по долгу службы они как врачи, либо преподаватели, либо, к примеру, кассиры имеют большое количество контактов при выполнении своей профессиональной деятельности, то вероятность заражения у них существует. Если они подпадают под критерий от 18 до 60 лет, если они не имеют сопутствующих хронических болезней, то, может быть, им все-таки стоит задуматься сегодня о вакцинации.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Вознесенский: Всем остальным, может быть, подождать, когда будет больше вакцин и будут опубликованы результаты. Я думаю, это и другое будет где-то одновременно.

Константин Чуриков: А если, например, человек недавно болел респираторным заболеванием, COVID не подтвержден, но есть какие-то опасения, ему можно прививаться, если это было несколько недель назад, например, месяц назад?

Сергей Вознесенский: Вот месяц – это четкий срок. Смотрите, любая вакцина – это воздействие на иммунную систему. Если человек только что переболел, неважно, чем он переболел, может быть и обострение его хронического заболевания, то его иммунная система несколько снижена, и как она ответит, никто не может сказать. Поэтому очень четкий критерий: выздоровление после перенесенного заболевания в течение месяца, и после этого, конечно, мы приглашаем на вакцинацию.

Константин Чуриков: Нам зрители пишут, Челябинская область пишет: «Я прямо восхищаюсь, какой живучий этот коронавирус! Всем миром его убивают, а он только сильнее делается». Москва пишет, что, Оксана, вирус – это кормушка для нас, журналистов, тема вечная. Вы знаете, Москва, я бы предпочел стоять у другой «кормушки», честно говоря. Давайте звонок еще послушаем.

Оксана Галькевич: Нам зрители не только пишут, но и звонят. Из Новосибирска, например, Алексей. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, у нас уже как бы ночь...

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Вот я бы хотел у вас узнать. Вот этот новый коронавирус, новый штамм, я не могу понять, в чем его отличие от обычного вот этого коронавируса. В чем он мощнее, сильнее, так сказать? И зачем вот сегодня весь день пропаганда по телевизору, пугают, пугают, пугают людей, нас, далеких от Великобритании россиян, которые, допустим... Я вообще сибиряк, находясь в Новосибирске, извините меня, не вижу, что такое коронавирус. У меня нет ни знакомых, ни знакомых знакомых, которые бы болели кто-то там коронавирусом.

Константин Чуриков: Вы счастливый человек, туда еще не ступала нога ни одного англичанина, я уверен. Давайте сейчас спросим. Сергей Леонидович?

Оксана Галькевич: Да. Сергей Леонидович, может быть, этот вирус, этот штамм моложе и наглее, так можно сказать Алексею? Нужно какое-то простое объяснение.

Сергей Вознесенский: А вот не буду я Алексея пугать. Вы знаете, информация о том, что появился новый, более агрессивный штамм коронавируса, происходит регулярно. Февраль, когда вирус появился в Европе, появились сообщения, что более агрессивный штамм. Лето, по-моему конец июля, Вьетнам, то же самое появился такой вирус. Я приведу результаты только одного исследования тех же самых английских ученых, опубликованного 20 ноября. Они исследовали образцы 46 тысяч больных коронавирусом из 99 стран и выявили более 12 тысяч мутаций вируса.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Вознесенский: И сделали однозначный вывод, что среди этих, по-моему, 12 700 мутаций более агрессивной, чем другие, не обнаружено.

Константин Чуриков: Вот так, вот вам и ответ. Людмила, Ростов, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ей, наверное, тоже нужен какой-то ответ. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

У меня такой вопрос. Вот сейчас делают какой-то части жителей прививки от коронавируса. Но вот новые появляются – они тоже будут эти же прививки годны, или это будут уже новые какие-то прививки разрабатываться?

Константин Чуриков: Подождите, вы имеете в виду, что сейчас появляется, есть уже вакцина «Спутник V»?

Зритель: Ну вот новый коронавирус...

Константин Чуриков: А-а-а.

Зритель: Он будет прививаться такой же вакциной? Теперь уже есть, или будут новые разрабатываться?

Константин Чуриков: Спасибо, Людмила. Людмила хотела спросить, то есть от вот этой новой разновидности коронавируса старая, прежняя прививка действует или нет?

Сергей Вознесенский: Все вакцины, которые сейчас разрабатываются, в той или иной степени основаны на S-белке, или спайк-белке, все о нем уже слышали, вот это та самая «корона», которая есть у вируса. В том случае, если вот этот вот фрагмент вируса не будет значительно меняться, если не произойдет мутации вот этой вот части, то те вакцины, которые разрабатываются сейчас, они должны быть эффективны. Если мутации затронут вот этот вот фрагмент и он будет довольно-таки глобально изменен, то нам как и с гриппом вакцину придется делать каждый год новую.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, Сергей Леонидович, по поводу вакцины каждый год новой, ну и по поводу прививок. Если ты вакцинировался, на какой срок ты получаешь иммунитет, защиту от коронавируса? Это на год хватит, или, может быть, на полгода, на 3 месяца? Как долго это защищает?

Сергей Вознесенский: Опять же не скажу, приведу два примера. От гриппа мы вакцинируемся каждый год, потому что вирус изменчив. Но есть такие болезни, как эпидемический паротит, свинка, корь либо краснуха, от этих болезней детишки вакцинируются в 12-месячном возрасте и повторно ревакцинация в 6 лет. Все, точка, больше вакцинироваться от этих болезней не нужно, потому что вирусы те стабильны, они не меняются и того поствакцинального иммунитета достаточно на продолжительный срок, может быть, даже и пожизненно.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Вопрос к вам из Москвы: «Почему говорят, что даже если есть антитела, все равно можно заболеть? Тогда какой смысл в прививке?»

Сергей Вознесенский: Мы пока что не видели результаты опубликованных исследований, насколько будет зависеть титр антител от возможности заражения. Если вирус будет стабилен, то даже низкого титра вполне будет достаточно. Если вирус будет меняться и в результате третьей фазы исследований мы увидим эти данные опубликованные, тогда совсем другой разговор.

Константин Чуриков: Сергей Леонидович...

Оксана Галькевич: Так, подождите, Сергей Леонидович, подождите, пожалуйста. Титр у вируса – это что, простите? Титр?

Сергей Вознесенский: Титр антител после введения вакцины...

Константин Чуриков: Обозначение.

Сергей Вознесенский: ...либо после перенесенного заболевания, то есть количество, грубо говоря, антител у человека.

Константин Чуриков: Просто у журналистов это немножко, да, другой термин.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Сергей Леонидович, мы помним, когда весной президент объявил период нерабочих дней, что там вскоре стало твориться, и погода позволяла в Москве, в Центральной России люди отправились на шашлык. У нас впереди новогодние праздники. Как вы думаете, чем все это может обернуться, если вот, скажем так, граждане проявят какую-то несознательность, «несознанку», как у нас говорят? Потому что...

Оксана Галькевич: Сейчас холодно.

Константин Чуриков: ...ваш покорный слуга сегодня, например, едет на работу, ну я просто считал, – это либо на сочи, либо маска на подбородке, либо «а, и так сойдет».

Сергей Вознесенский: Либо в кармане вместе с перчатками.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Вознесенский: Вы знаете, тут два момента. Первый: я думаю, сейчас каждый из наших сограждан из каждого утюга слышит те меры, которые он должен предпринимать, для того чтобы не заразиться. И тут все зависит от того, насколько человек самоорганизован и будет это выполнять. Если спустя рукава, для проверяющего, то тогда вероятность, что он заразится, к сожалению, существует.

Второй момент, могу немножко постараться успокоить наших слушателей. Если брать заболеваемость ОРВИ 2018 года, 2019 года, то тот график, который получается у нас сейчас, он вполне сопоставим с теми годами. На первые недели января заболеваемость ОРВИ значительно снижается по сравнению с этим уровнем, который сейчас, в конце декабря. То есть Новый год у нас, друзья, праздник все-таки семейный, и я все-таки рекомендую его отмечать в кругу семьи и не злоупотреблять все-таки массовыми мероприятиями, дистанцированием и масками, масками, масками.

Константин Чуриков: Я думал, вы скажете алкоголем.

Оксана Галькевич: Не выметать вирус из избы, друзья.

Константин Чуриков: Можно выдохнуть, россияне.

Оксана Галькевич: Оставайтесь дома с семьей, с вирусом, все что есть, держите при себе.

Константин Чуриков: Лучше с семьей. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Сергей Вознесенский, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН. Конечно, здоровья надо пожелать прежде всего, ну и все-таки меры какие-то предосторожности соблюдать обязательно.

Константин Чуриков: «COVID – кормушка не для журналистов, а для бизнеса», – спасибо, Кировская область, за правильное понимание ситуации.

Мы продолжим через пару минут, будем говорить о том, что вот, по некоторым данным, по данным мэра одного башкирского города, не хотят работать россияне.

Оксана Галькевич: Ну ты все-то не рассказывай, подожди. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)