С новым тарифом!

С новым тарифом! | Программы | ОТР

Тепло, вода, энергия, газ - всё подорожает в наступающем году... Кто и сколько заплатит - обсуждаем с экспертами

2020-12-09T22:13:00+03:00
С новым тарифом!
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Наталья Чернышева
директор АНО «Организация народного контроля», эксперт в сфере ЖКХ
Евгений Шлеменков
вице-президент Ассоциации «НП «ОПОРА»», руководитель направления «Строительство и ЖКХ»
Вера Москвина
член наблюдательного совета Фонда капитального ремонта г. Москвы
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

Константин Чуриков: «Говорят, под Новый год Что ни пожелается, Все всегда произойдет...»

Оксана Галькевич: …наоборот? Я думала, «Все всегда наоборот случается».

Константин Чуриков: «...Все всегда сбывается», да. Вот уже пророчат эксперты повышение тарифов ЖКХ, вообще разных платежей, связанных с коммунальными услугами. И вот смотрите, что мы видим в этих прогнозах, что тарифы в наступающем 2021 году вырастут (и мы сейчас попросим показать это на экране) в диапазоне, он очень широк, от 3,2% до 6,5%. Это еще не вся новость, вся новость впереди.

Оксана Галькевич: Я просто хотела сказать, что, Костя, это не эксперты, это какие-то капитаны очевидность просто, понимаешь, потому что это же источник government.ru, простите, там уже...

Константин Чуриков: Ты хочешь сказать, что в government.ru нет экспертов?

Оксана Галькевич: В government.ru уже все знают, поэтому тут экспертом быть не надо, зашел на government.ru и увидел.

Константин Чуриков: Но это не все. С 1 января прекращается мораторий на штрафы и отключение услуг ЖКХ за неуплату. Как вы знаете, в этом году все-таки этот мораторий в связи с пандемией был введен, так вот теперь с 1 января по умолчанию должны штрафовать всех. И кстати, не только штрафовать.

Уважаемые зрители, сколько вы сейчас платите за жилищно-коммунальные услуги? Хватает ли вам на них денег? Или в чем вы сейчас отказываете, чтобы оплатить платежки ЖКХ?

Оксана Галькевич: Ну и копите ли вы долги, друзья, или все-таки в первую очередь стараетесь обязательно заплатить, оплатить эти квитанции. В общем, рассказывайте, как живете, как выживаете, как крутитесь с этими платежами.

Ну а мы подключаем к нашей беседе первого эксперта теперь уже, да, заместителя исполнительного директора некоммерческого партнерства «ЖКХ-Контроль» Андрея Костянова. Андрей Викторович, здравствуйте.

Андрей Костянов: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, я хотел бы сначала вас спросить как раз об отмене моратория, о прекращении его действия с 1 января. То есть есть ли у вас информация, какие долги накопили граждане, то есть какова была платежная дисциплина во все эти месяцы, и что их ждет при разных сценариях развития событий?

Андрей Костянов: Ну смотрите, на самом деле, наверное, за точными данными лучше обращаться в наши федеральные органы исполнительной власти, которые у нас занимаются регулированием сферы нашего...

Константин Чуриков: Ну да, как Оксана сказала, government.ru, да.

Андрей Костянов: Еще раз?

Константин Чуриков: Как Оксана сказала, government.ru. Продолжайте, не обращайте на меня внимания, да.

Оксана Галькевич: Я это запомню.

Андрей Костянов: Да-да. Значит, смотрите, на самом деле мы проводили некий опрос среди наших региональных центров в июне – июле месяце, когда мы потихоньку начали выходить из этого локдауна после первой волны. Соответственно, да, кое-где действительно фиксировалось снижение платежей; где-то снижение дисциплины не изменялось, где-то регионы предпринимали какие-то определенные действия, связанные с упрощением процедуры внесения платы, потому что мы знаем, что лицам определенного возраста, старшего, рекомендовали не выходить из дома, соблюдать режим самоизоляции. Соответственно, где-то в некоторых субъектах вообще приходили представители банков с терминалами, чтобы граждане оплачивали услуги ЖКХ.

Безусловно, многих немножко расслабило вот это вот 424-е постановление правительства, которое до 1 января у нас приостановило начисление штрафов, пеней за просрочку оплаты услуг. Но опять же это касается пеней, которые начисляются за несвоевременную оплату либо за неоплату коммунальных услуг.

Константин Чуриков: Так.

Андрей Костянов: А про отмену оплаты коммунальных услуг никто не говорил. Соответственно, с 1 января, если у вас не поверен прибор учета, если вы опять будете несвоевременно вносить плату за коммунальные услуги, за жилищные услуги, будет начисляться пеня.

Константин Чуриков: Так, а трубу, не знаю, заварить, отрезать смогут? Обесточить?

Андрей Костянов: Ну, это все у нас в порядке 354-го постановления правительства. Если у вас накапливается долг, равный сумме двух периодов, за ту или иную коммунальную услугу, да, безусловно, вам выписывается уведомление о том, что возможна такая ситуация, которая будет связана с приостановлением предоставления той или иной коммунальной услуги, а потом ее отключение. Да, это совершенно определенная процедура, она у нас прописана в 354-м постановлении правительства.

Константин Чуриков: Два месяца не платишь и все, да?

Андрей Костянов: Да. Но опять же не по всем коммунальным услугам, то есть нельзя отключить отопление, ну потому что, как правило, у нас невозможно исключить одну квартиру из системы отопления, и нельзя отключать холодную воду. Также с некоторого времени у нас действует правило, что нельзя приостанавливать услугу по водоотведению, потому что было решение, насколько мне не изменяет память, Верховного суда о том, что приостановление услуги по водоотведению делает помещение непригодным для проживания.

Оксана Галькевич: И никакие семейные обстоятельства, жизненные обстоятельства не могут, так скажем, все наши государственные органы, службы заставить некоторую еще отсрочку дать, допустим, если человеку необходимо?

Андрей Костянов: Ну смотрите, у нас с вами есть система льгот, субсидий для различных категорий граждан. В целом, если мы берем в среднем по стране, если у вас совокупный платеж за услуги жилищно-коммунального хозяйства превышает, больше, чем 22% от совокупного дохода домохозяйства в месяц, вы имеете право рассчитывать на субсидию. Где-то этот порог чуть меньше, в Москве, насколько мне память не изменяет, это 10%.

Соответственно, если вы предоставляете соответствующие документы о том, что у вас недостаточно денежных средств, вы можете претендовать на субсидию. В каком виде эта субсидия начисляется, то есть сразу ли у вас платеж за ЖКХ снижается и вы получаете платежный документ уже со сниженным на определенную сумму платежом, либо вы оплачиваете и потом обращаетесь в центр социальной защиты, в многофункциональный центр тоже в зависимости от субъекта и вам перечисляют эти денежные средства, компенсируют их.

Константин Чуриков: Да. Давайте сейчас послушаем уже зрителей. Людмила из Подмосковья, вот во сколько ей обходятся услуги ЖКХ. Здравствуйте, Людмила.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Константин Чуриков: Во-первых, с наступающим, да.

Зритель: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Во-вторых, сколько платите за «коммуналку»?

Зритель: Семь тысяч. У меня однокомнатная квартира, 7 тысяч. Пенсия моя 13 тысяч, я отработала 50 лет, ее сейчас работаю, в котельной работаю оператором, газовая котельная, зарплата мизерная, работаем по 12 часов, в месяц, получается, отрабатываем 180 часов и больше, по 12 часов, работаем и в ночь, день, потом ночь. В общем...

Оксана Галькевич: Людмила, но у вас 7 тысяч квитанция за услуги ЖКХ, 13 тысяч пенсия, вы не обращались ни за какой субсидией, не пробовали выяснять этот момент?

Зритель: Нет, нет.

Оксана Галькевич: А почему?

Зритель: Потому что, ну как, я ветеран труда, мне виртают...

Оксана Галькевич: А, виртают все-таки.

Зритель: С соцзащиты виртается немножко денежек.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Так, ну.

Зритель: Виртает. Но получается вот, приходится работать в 67 лет.

Константин Чуриков: Да кошмар.

Оксана Галькевич: Ветеран труда – это значит, вам половину компенсируют все-таки от этой квартплаты, да?

Зритель: Ну, не половину, поменьше, поменьше.

Константин Чуриков: Людмила, говорите, что работаете, значит, в газовой котельной.

Зритель: В котельной, в газовой котельной.

Константин Чуриков: Вот вы и расскажите нам, почему так тепло дорожает, вам же виднее.

Оксана Галькевич: У вас начальники там ходят туда-сюда, вы их это, спросите, спрашиваете, наверное: «Начальник, почему дорожает?»

Зритель: Это вообще. Да, это начальник, там у нас меняются власти то так то сяк, я со Щелковского района.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ну ладно. Вы уж, Людмила, пока всех не закладывайте, потому что еще работать Людмиле в котельной. Спасибо большое, спасибо.

Сразу звонок еще, Алексей из Севастополя.

Оксана Галькевич: Давайте, да, вот интересно.

Константин Чуриков: Кстати, тоже столица ЖКХ, там масса проблем...

Оксана Галькевич: «Столица ЖКХ» – это интересно.

Константин Чуриков: Конечно, там такое коммунальное хозяйство... Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте.

Зритель: Спасибо, что подключили.

Я 2 года работал председателем Общественного совета при департаменте городского хозяйства в городе Севастополе, с 2016-го по 2018-е гг. Так вот мы... Меня слышно?

Константин Чуриков: Да-да, отлично.

Оксана Галькевич: Слышно прекрасно, вся страна слушает вас, Алексей, внимательно.

Зритель: Так вот перед завершением каденции нашего первого Общественного совета, а мы вышли на ежемесячное проведение заседаний и принятие решений, значит, мы подготовились к тому, чтобы провести общественное слушание в масштабах города по повышению тарифов на твердые бытовые отходы.

Константин Чуриков: Так. Как эта каденция завершилась?

Зритель: Узнав об этом, руководитель департамента городского хозяйства, его сейчас, кстати, в тюрьму отправили, такой Тарасов был...

Оксана Галькевич: Так. Ну Костя же сказал, что вы «столица».

Зритель: Он никого из нашего Общественного совета не включил в новую каденцию, и сейчас у нас Общественный совет при департаменте городского хозяйства, его не слышно и не видно. Общественная палата не работает уже на протяжении, наверное, полутора лет, а то, что Общественная палата в Севастополе не работает, наверное, знают все, но почему-то в Москве об этом молчат. У нас выборы прошли губернатора без работающей Общественной палаты, можете себе представить? Общественность не хотят слышать, она просто не видна и не слышна.

Теперь говоря о тарифах, которые повышаются. Я видел цифру, 6,2% повышение тарифов для Севастополя. На каком основании это делается? Вы меня извините, у нас в Севастополе цены на продукты питания такие же, как в Москве, цены на промышленные товары точно такие же, а тарифы уже выросли одинаково к Москве. В 2018 году я инициировал, у нас 6 было заседаний рабочей группы Общественной палаты по определению социально справедливого прожиточного минимума для нетрудоспособных граждан Севастополя. Так вот смотрели, значит, что начисляют и где берутся эти цифры нашей статистикой. Они находят самые дешевые продукты питания и их включают, для того чтобы вот это...

Константин Чуриков: Да, ну подогнать под сумму, понятно.

Зритель: ...самый маленький.

Оксана Галькевич: Не выйти за пределы.

Константин Чуриков: У меня короткий вопрос к Алексею. Алексей, просто почему у вас в Севастополе называют вот эти какие-то совещания по вопросам ЖКХ каденцией?

Оксана Галькевич: Каденцией?

Константин Чуриков: Да. Я просто решил себя проверить, у меня музыкальное образование среднее есть, просто гармонический оборот, завершающий музыкальное произведение, или вставка виртуозного характера.

Оксана Галькевич: Это вставка виртуозного характера.

Константин Чуриков: Это виртуозного характера вставка. Спасибо большое, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо, Алексей.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, вот по поводу все-таки тарифов, да, многие волнуются. Во-первых, волнуются, когда этот гром грянет, потому что у нас по-разному бывало, то с 1 января что-то, то с июля. И в общем, с какого потолка этот гром грянет?

Оксана Галькевич: «Люблю грозу в начале... январю».

Константин Чуриков: Да-да-да.

Андрей Костянов: Ну смотрите, на самом деле мы с вами с 2015-го, или с 2016 года перешли на так называемое долгосрочное тарифное регулирование, и у нас с вами изменяется предельный индекс платежа граждан за коммунальные услуги. То есть мы берем отношение, стоимость тарифа в декабре к июлю либо к январю. И у нас вообще с вами по распоряжению правительства индекс изменения совокупной платы граждан за коммунальные услуги – я подчеркиваю, коммунальные, это важно – вообще меняется 2 раза в год, в январе и в июле. Но как правило, у нас индекс изменения платы с января месяца составляет 0%.

В том году в связи с изменением налогового законодательства было принято решение изменять тарифы соответственно в 2 этапа, то есть мы в январе изменили индекс, у нас индекс изменения составил, если мне память не изменяет, то ли 1,4%, то ли 2,4%, и потом в июле. Почему перешли на эту сложную конструкцию, индекс изменения тарифов?

Константин Чуриков: Да, даже звучит как-то непривычно.

Андрей Костянов: Потому что, если мы говорим про изменение тарифа на 6,2%, про увеличение, это не значит, что все тарифы у нас с вами повысятся на 6,2%, не по всем коммунальным услугам. Например, у нас может повыситься холодная вода на 12%, а что-то не повысится вообще, соответственно средняя у нас будет 6%. Для чего это было сделано? – для того, чтобы... Допустим, необходимо направить дополнительные средства на модернизацию коммунальной инфраструктуры, связанную с подачей, грубо говоря, холодной воды. Тогда мы тарифы на воду поднимаем чуть выше по сравнению с остальными тарифами, это дополнительно...

Константин Чуриков: Андрей Викторович, вы извините, но какая модернизация? Вот сегодня «РИА Новости» весь день сообщают, за фонтаном следим на юге Москвы, там тепленькая пошла в Теплом Стане, понимаете, 3 метра.

Андрей Костянов: Ну слушайте, сразу могу возразить. Помните, был какой-то год, когда в Удмуртской Республике в Ижевске чуть ли не каждую неделю где-то прорывало трубы с горячей водой?

Оксана Галькевич: Ну это вообще, мне кажется, у нас не новость, к сожалению, мы знаем, насколько изношены наши водопроводные сети. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора некоммерческого партнерства «ЖКХ-Контроль».

У нас сейчас на связи город, кстати, где такое случается регулярно, там постоянно, знаешь, то трубу прорвет, то асфальт провалится, то не дай бог туда люди упадут, вообще жуткий, конечно, случай... Петербург, Валерий, наш зритель. Здравствуйте, Валерий.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, вы в эфире, Валерий.

Зритель: Да, я слушаю.

Оксана Галькевич: Валерий, мы вас слушаем.

Константин Чуриков: Говори, Оксана, рассказывай, как живешь.

Оксана Галькевич: Валерий, вы в прямом эфире.

Зритель: А-а-а, понял, да.

Я что хотел сказать? Меня зовут Валерий, я занимаюсь шоу-бизнесом, вот, у меня свой ИП. И вот последняя моя работа была 25 декабря прошлого года. С того момента у нас нет никакой работы, ни концертов, ни корпоративов, и мне пришлось ИП свое закрыть, а платить-то надо, понимаете? Хорошо, что у меня была подушка финансовая.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: То есть я ИП закрыл 1 апреля, вот, и потом вновь открыл в июле, я вновь открыл ИП, потому что вроде как на горизонте что-то замаячило, вот такая ситуация была вроде получше. Но тем не менее все равно ничего не произошло, новогодние корпоративы тоже в Петербурге у нас закрыли...

Константин Чуриков: Так. Валерий, это мы в курсе. А с коммунальной проблемой как вы связаны?

Зритель: А с коммунальной как? За нее надо платить, вот ходит ко мне управляющий, говорит: «Когда ты заплатишь?» Вот у меня 14 тысяч, я плачу за двухкомнатную квартиру, сейчас вот зима...

Константин Чуриков: Четырнадцать тысяч за двухкомнатную квартиру?

Зритель: И где-то в районе 8,5 летом.

Константин Чуриков: Подождите, 14 тысяч?

Оксана Галькевич: Семь, семь тысяч.

Константин Чуриков: Мне 14 послышалось.

Зритель: Нет, 14 и 8,5 летом.

Константин Чуриков: А что, овес нынче дорог? Валерий, подождите, 14 тысяч я вообще первый раз слышу. Это выше МРОТ.

Оксана Галькевич: Что у вас там за хоромы такие?

Зритель: У меня двухкомнатная квартира, две комнаты 100 метров.

Оксана Галькевич: А, две комнаты, но большая квартира просто.

Константин Чуриков: А-а-а, это другой разговор, да.

Оксана Галькевич: Понятно, да.

Константин Чуриков: Понятно, спасибо, Валерий, да, за информацию.

Оксана Галькевич: Слушайте, но на самом деле ситуация ваша такая, не позавидуешь, правда, и работы нет уже сколько времени, и платить все это надо, господи... А как быть-то? Вы для себя какое решение приняли?

Зритель: А какое, я не знаю. Я думал, вот сейчас будет у меня корпоратив, я заплачу, но и он уже срывается, видите, события у нас тут...

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Валерий, но у вас там рестораторы ушли в подполье, говорят, в общем, какую-то карту доступности придумали.

Зритель: Как и все, аферы... Вот у меня объединение артистов и актеров я возглавляю, ну музыкантов, и вот эти же ребята, которые работают в Мариинском театре или в Михайловском, они работали на контрактах, они тоже ничего не получают, понимаете?

Оксана Галькевич: Кошмар.

Зритель: Да, и о нас никто не вспоминает, и мы так же брошены, как и рестораны. Рестораны хоть работали летом, а мы-то вообще не работали.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы обсуждали как-то эту тему, просто вы нам подсказываете, что, может быть, снова нужно ее поднять в прямом эфире. Спасибо большое. Ну, что мы можем вам посоветовать... Держитесь только как-то, да.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: У нас на связи еще один эксперт, вы такой мостик перекинули к следующему нашему собеседнику. Вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ», руководитель направления «Строительство и ЖКХ» Евгений Шлеменков. Евгений Иванович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Евгений Шлеменков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Евгений Иванович, вот нам только что звонил предприниматель, говорил, что у него большие сложности с оплатой, собственно, обычных коммунальных услуг. А как, собственно, у нашего бизнеса, как дела? Наверняка эти коммунальные услуги подорожают не только для граждан, но и для представителей нашего бизнеса.

Евгений Шлеменков: Конечно, подорожают.

Оксана Галькевич: И там посущественнее будет прибавка, да? Потому что у нас с бизнесом ну так безжалостнее обходятся.

Евгений Шлеменков: Ну, считается, что бизнес побогаче, поэтому с него можно брать подороже. Тем не менее в этом году порядка 20% малых предприятий испытывали очень большие сложности, то есть практически были на грани выживания, кто-то не выжил. Поэтому ожидать, что новый год нам принесет какие-то радостные новости, не приходится.

Константин Чуриков: Это мы уже привыкли к этому.

Евгений Иванович, вот я понимаю, что вы со стороны бизнеса, но вы же все равно, мы видим вашу квартиру, люстра, вы тоже платите за услуги ЖКХ...

Евгений Шлеменков: Конечно.

Константин Чуриков: Сообщение из Самарской области: «Господа, не пора ли принять закон о запрете повышения тарифов и цен на товары свыше официальной инфляции?» Многие пишут, а не пора ли вообще просто прекратить этот каждодневный, вернее ежегодный, аттракцион роста тарифов? Много нареканий к качеству услуг. Как вы считаете, вот эта мера помогла бы? Кому, как и в чем?

Евгений Шлеменков: Вы знаете, штука заключается в следующем. Вообще-то тарифы устанавливают региональные власти, и для того чтобы получить разрешение на применение какого-то тарифа, надо достаточно серьезно обосновать это повышение. Мы понимаем, что бо́льшая часть тарифов – это повышение стоимости ресурсов, это повышение стоимости электроэнергии, воды, тепла и так далее. А в свою очередь все эти ресурсы в очень большой степени зависят от топлива.

И вот когда происходит повышение, вернее колебание цен на топливо, прежде всего это сказывается как раз на ресурсах, а далее на тарифах. Правильно сказал предыдущий эксперт, не на все ресурсы одинаково, где-то проходят какие-то работы целевого характера, там тарифы повышают повыше, но эти все решения принимают на региональном уровне. Федеральный уровень ставит задачу таким образом, чтобы суммарное повышение тарифов не превышало уровень инфляции.

Константин Чуриков: Евгений Иванович, вы хотите сказать, что, например, ну если президент соберет ответственных лиц и скажет: «Друзья мои, пандемия продолжается, сложные времена, вот людям работать негде и некем, давайте-ка пока стоп», – вот что, и не остановят рост тарифов?

Евгений Шлеменков: Остановят, конечно, и уже были такие случаи, когда останавливали. Потому что да, действительно... Вы понимаете, вот понижаются цены, скажем, понижается выручка от предприятий, которые занимаются экспортом, они стараются свои потери эти компенсировать на внутреннем рынке. Конечно, это не очень-то порядочно, это не очень, наверное, по-человечески справедливо. Поэтому, когда президент, так скажем, строго посмотрит в эту сторону, все поворачивается в нужном направлении. Ну вот сегодня, кстати говоря, президент уже дал задание посмотреть, почему у нас растут цены на потребительском рынке, но ведь он скажет об этом и о рынке услуг ЖКХ, услуги ЖКХ в бюджете каждой средней семьи – это серьезные затраты.

Оксана Галькевич: Да, Андрей Викторович, но, понимаете, там представители вот этой сферы ЖКХ, ресурсники и прочие, они ведь тоже начнут отстаивать свои интересы, говорить, что им тоже надо как-то дебет с кредитом сводить, у них тоже там работа. Как им выживать?

Евгений Шлеменков: Ну вы знаете, на самом-то деле... В передаче чуть ранее принимала участие женщина, которая работает оператором газовой котельной, они там тоже не жируют.

Оксана Галькевич: Вот.

Евгений Шлеменков: Поэтому основные доходы не для работников.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашу зрительницу из Ханты-Мансийского автономного округа, Людмила. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мы живем в Ханты-Мансийском округе. У нас такая квартплата большая, 8 тысяч я плачу за трехкомнатную квартиру в деревянном доме. Делали капитальный ремонт, крышу не сделали, отмостки как попало сделали, путем не проконопатили. Четыре года только добивалась, чтобы сделали стену, которая вывалилася, сделали так ширпотреб. Берут за содержание жилья, в подъезде раз в месяц подметают, мыть вообще не моют, у нас двухэтажный дом.

Константин Чуриков: Какого года постройки ваш деревянный дом?

Зритель: А?

Константин Чуриков: Какого года постройки ваш деревянный дом?

Зритель: В 1990 году, износ получается 60% с чем-то.

Оксана Галькевич: В 1991 году?

Константин Чуриков: В 1990-м.

Зритель: Вот кое-как 4 года добивалася, муж был инвалидом, холодно дома было, и сейчас вот, хотя и сделали, в капремонт писала, все, даже комиссия путем не приняла...

Константин Чуриков: Людмила, подождите, можно такой дилетантский вопрос? Я понимаю, что все очень сложно, я понимаю, что какие-то отписки, – а переселить вас возможно, если дом вот так изношен, он деревянный, мы понимаем, что за климат в Ханты-Мансийском округе, я там бывал много раз...

Оксана Галькевич: Там холодно.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Они сейчас нам отремонтировали, обшили, но все равно прохладно. Топят отопление, еле-еле батареи теплые.

Константин Чуриков: Температура какая в квартире?

Оксана Галькевич: За окном спроси.

Зритель: Натопили, сейчас вот более-менее, раньше было 10–12, но сейчас вот нет-нет, 20. А когда на улице 7–8 градусов, они убавляют, а берут же полностью, мы круглый год платим, круглый год платим.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Евгений Иванович, вот эту вот историю, тоже такой ужастик, как прокомментируете?

Евгений Шлеменков: Ну, вы знаете, все эти постройки в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком округе – это все постройки начала освоения месторождений, это 1960–1970-е гг., ну начало 1980-х гг.

Константин Чуриков: Тут уже 1990 год, да.

Оксана Галькевич: Может, это какой-то новый, улучшенный барак?

Евгений Шлеменков: Может, что-то там было и в 1990-м. Но беда-то в том, что все эти дома промышленного изготовления, в общем-то, не очень рассчитаны на длительную эксплуатацию в условиях Крайнего Севера. В то же время строится сегодня там довольно много жилья, но не в избытке, и вопросы переселения решаются вот таким вот образом, капитальный ремонт провели, мало-мальски подлатали стены, и люди живут. Проблема есть, проблема тяжелая, хотя вот с точки зрения количественных показателей там достаточно построить не так много жилья чтобы переселить...

Константин Чуриков: Евгений Иванович, но там же есть, грубо говоря, такие, знаете, «регионообразующие» предприятия. Вот я там бывал в городе Советском, там, знаете, не ну будем называть, все знают, как это предприятие называется, да?

Евгений Шлеменков: Да конечно, конечно.

Константин Чуриков: Там, в общем, вот эти стоят бараки, бараки, там что-то еще и такая, знаете, «кукурузина» местная, то есть там тебе и клуб, и ресторан, и все как надо. Там это можно решить.

Евгений Шлеменков: Очаг культуры, да. На самом деле так и происходит. Но дело-то в том, что там достаточно много поселков, которые образовывались у вновь открытых месторождений; месторождения истощаются, идут куда-то дальше, разрабатываются новые, а люди-то остаются, и зачастую они вынуждены доживать вот в этих бараках деревянных. Это плохо, естественно, хотя вот в количественном измерении не так много там нужно жилья, для того чтобы люди жили нормально.

Оксана Галькевич: Ну да, там население небольшое.

Константин Чуриков: Это плохо и это дорого, да.

Евгений Шлеменков: Городки-то маленькие совсем.

Оксана Галькевич: Евгений Иванович, ну вот все-таки, знаете, вы сказали, что тяжелым, непростым будет год, Костя сказал, что мы уже к этому привыкли. А у меня вопрос: ну все-таки, ну а как, Новый год, это какое-то должно быть ощущение, я не знаю, праздника, легкости приближающейся. Как его встречать, как его ждать, когда именно с точки зрения того, что вы, предприниматели, представляете, когда у вас мысли о том, что впереди тарифы вырастут, налоги какие-то дополнительные появятся, что будет сложнее и тяжелее? Что, закрываться, сворачиваться, уходить вообще с рынка, из бизнеса?

Евгений Шлеменков: Да нет, ни в коем случае. На самом деле мы можем в какой-то степени адаптироваться к этой ситуации, потому что год мы живем в такой, в общем-то, сложной обстановке, когда очень трудно представить, что будет завтра, послезавтра и так далее. Сейчас мы понимаем, что это надолго, что, скорее всего, и 2021 год у нас будет ненамного лучше, потому что, вы видите, ситуация не меняется в лучшую сторону пока, я имею в виду с пандемией. Значит, начинаем сокращать расходы, но стараемся не за счет того, чтобы сокращать рабочие места и заработные платы, но роста заработной платы у нас точно нет.

Константин Чуриков: Ну да. Но вся надежда просто теперь тогда на магазины, что они не очень поднимут цены, все-таки президент поручил проследить. Спасибо большое. Евгений Шлеменков.

Оксана Галькевич: Евгений Шлеменков был у нас на связи, вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ», руководитель направления «Строительство и ЖКХ».

Давайте посмотрим небольшой опрос наших зрителей в нескольких городах, Владивосток, Череповец и Пермь отвечали на вопрос корреспондентов, нужно ли отключать должников ЖКХ от коммунальных услуг. Давайте послушаем ответы.

ОПРОС

Константин Чуриков: Да, проблемы накапливаются.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы вовремя были деньги, чтобы вовремя оплатить, да?

Константин Чуриков: Ну, для этого должны вовремя понизиться цены, чего, кстати, не происходило.

Москва пишет: «Пусть не карманы набивают свои, а трубы меняют!» Саратов: «Пенсию прибавят на 600 рублей – вы считаете, что это перекроет все повышение? Мы так не считаем». Так, вопрос, «что же все так убого в ЖКХ?», мы отложим до эксперта. Звонок у нас есть, да?

Оксана Галькевич: Анна из Москвы хочет высказаться. Здесь должно быть получше с ЖКХ. Анна, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я из Москвы, инвалид II группы. Конечно, стараюсь ЖКХ платить вовремя, прямо с карты снимают у меня все. Но меня еще волнует вопрос. Нигде нет, слушаю вас 2 года и первый раз дозвонилась, никак не могу понять, почему налоги у нас никак не захватываются. Вот сейчас конец года, тяжелое время, продукты дорогие, пенсии хватает прямо от и до, а сейчас в декабре месяце такими налогами обложили дачные участки...

Оксана Галькевич: А-а-а.

Константин Чуриков: Квартиры, транспорт, машины, да-да-да.

Зритель: Да. Если бы я знала, я бы в свое время, когда работала, никогда бы в жизни не взяла этот кусок земли просто-напросто.

Константин Чуриков: Да, это правда, это прослезиться, да.

Оксана Галькевич: Так, Анна, может быть, вам его продать, выставить на продажу как-то?

Зритель: Ой, вы знаете, сколько у нас здесь? Через один дом продают.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Продают через один дом, все выставлено.

Константин Чуриков: Где и сколько стоит? Ну вот примерно сколько могли бы заработать на этом?

Зритель: В смысле на доме?

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: А куда я эти деньги дену?

Константин Чуриков: Да поживете хоть нормально, по-человечески.

Оксана Галькевич: Нет, ну просто вы сказали, что налог для вас достаточно обременителен, поэтому, собственно, мы и стали...

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: Это не только для меня, это практически для всех обременительно. Потому что зимой как-то старались копить деньги, чтобы что-то подремонтировать, что-то как-то сделать...

Константин Чуриков: Ну, Анна, мы от чистого сердца, мы с Оксаной хотели, чтобы вы себе помогли, вы пока не хотите.

Оксана Галькевич: Да. В общем, тут, конечно, нужно взвесить все «за» и «против», понятно, что это решение такое непростое. Спасибо, это была Анна из Москвы.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: А сейчас у нас Наталья Чернышева на связи, эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте, Наталья Юрьевна.

Наталья Чернышева: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Наталья Юрьевна, вот мы показывали карту в самом начале, карту страны, и там такие циферки рядышком были, кому и сколько прибавят с 1 января: Чечня 6,5%, Новгородская область 6,4%, ну и так далее. Вы знаете, вопрос такой: а что ж так мощно-то, как-то так, знаете, под дых сразу? Шесть с лишним процентов – это серьезно, пять процентов – это серьезно, даже если там говорить о том, что, вот как нам эксперт пояснил, это касается только коммунальных услуг, но тем не менее. А у нас в законе что, нет никакого правила, что там не выше инфляции как-нибудь там эти тарифы поднимать или еще что-нибудь? Почему так мощно-то?

Наталья Чернышева: У нас действительно тарифы не имеют права повышать выше уровня инфляции.

Оксана Галькевич: Так.

Наталья Чернышева: Другое дело, что у нас пока уровень инфляции точно неизвестен, может, он будет и выше.

Оксана Галькевич: А-а-а, поэтому, да? Пока уровень инфляции неизвестен, мы повысим на уровень вот на какой-нибудь? У нас вот сегодня президент говорил, уровень заявленной инфляции, таргет 4%, и уже он там грозил пальцем и говорил: «Смотрите, а цены-то в среднем выросли на 4,4%». А тарифы на 6,5% предлагают поднять. Как так?

Наталья Чернышева: Да, совершенно верно. Я считаю, что эти прогнозы... Ну то есть все эти прогнозные значения содержатся в проектах указов региональных властей, потому что эти тарифы повышаются действительно региональными властями. Причем на самом деле ситуация еще хуже, чем вот показано на карте, потому что, например, в той же Нижегородской области в среднем по области примерно 4%, да, в том же Нижнем Новгороде на 4%, не больше, должны быть повышены тарифы. А, например, в городе Чкаловске той же Нижегородской области тариф будут повышены максимально на 14,9%.

Оксана Галькевич: Ого!

Наталья Чернышева: Вы представляете, какая разница?

Оксана Галькевич: Самостийность у них какая там, надо же, а.

Константин Чуриков: Так...

Наталья Чернышева: Ну да, там действительно... Это все нужно проверять, и сейчас этот проект проходит везде, во всех регионах антикоррупционную экспертизу.

Константин Чуриков: Вот это очень важно, это очень хотелось бы вообще просто понять, с какого потолка это назначается.

Наталья Юрьевна, такой вопрос. Люди сейчас многие дома, вынужденно дома: или работы нет, или дистанционно работают. Слушайте, ну мы много зажгли и нажгли этих киловатт-часов в уходящем году.

Наталья Чернышева: Да.

Константин Чуриков: Знаете, вот я кофе внизу покупаю в Останкино, каждая десятая вот эта чашечка, стаканчик бесплатно. Может, какие-то скидки пора ввести, а? Или, я не знаю, хотя бы чтобы сбылась мечта я не знаю чья, выравнять тарифы, чтобы за электричество люди не платили какие-то ну совсем разные деньги и какие-то, как говорится, миллионы в разных частях страны?

Оксана Галькевич: Я вот про китайцев читала, они, знаете, вот эти вот платежи авансовые, если вперед человек готов за несколько месяцев заплатить, тогда ему дешевле это обходится.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Вот как-то вот гибче, что ли, быть?

Наталья Чернышева: Ну конечно, я с вами совершенно согласна. Мы всегда говорим, что нужно, во-первых, провести аудит тарифов ЖКХ, полный аудит по всей стране, чтобы понять, насколько и в каких регионах тарифы завышены, поскольку я как профессионал аудитор могу предсказать, что аудит действительно покажет их сильное завышение. Это уже показывала и Федеральная антимонопольная служба...

На самом деле у нас уже начиналась работа по разработке эталонных тарифов так называемых, но вот в последнее время почему-то про эту работу мало говорят. Это сложное дело, понятно, это действительно не такая простая задача, но тем не менее ее обязательно нужно решить, и помимо эталонных тарифов, под которые уже будут устанавливать тарифы в регионах, от этой цифры по разным видам услуг, нужно еще провести полный аудит всех тарифов ЖКХ и посмотреть, сколько себестоимость, например, кубометра воды в водохранилище, сколько себестоимость киловатта на клеммах электростанций. И получается, что у нас тарифы завышены в несколько раз, понятно, будет показано с помощью этого аудита, я это точно могу предсказать.

Константин Чуриков: Наталья Юрьевна, а как вы думаете, вот у кого, как говорится, заступник, защитник сильнее и больше, у «РусГидро», у «Интер РАО», не знаю, или вот у населения Российской Федерации, глубинный российский народ?

Наталья Чернышева: Понимаете, проблема в том, что тарифы во многом повышаются из-за цепочки посредников. Например, и в электроэнергетике, и в водохранилищах, везде есть цепочки посредников, которые повышают тарифы, как бы с каждым новым посредником увеличивается, естественно, тариф. И уже звучали даже в Госдуме такие предложения, чтобы ликвидировать такие цепочки посредников. Вот я очень надеюсь, что все-таки эти законопроекты будут приняты и цепочки посредников эти будут уменьшены.

Кроме того, очень надеемся на то, что будет все-таки введен мораторий на повышение тарифов ЖКХ с 1 июля, как обычно они повышаются, потому что, конечно, сейчас очень сложное положение у людей, по многим данным собираемость в ЖКХ снизилась на где-то 30–40% по некоторым регионам...

Константин Чуриков: Та-а-а-к.

Наталья Чернышева: Да, и в сложной ситуации и люди, и ресурсоснабжающие организации, конечно же. Поэтому все очень надеются и на субсидии от государства в том числе.

Константин Чуриков: Наталья Юрьевна, очень интересная информация.

Оксана Галькевич: Да, тогда надо поддерживать друг друга, а не отгрызать друг у друга то полруки, то полноги, правда?

Константин Чуриков: Мне просто интересно, в каких регионах вот на 30–40% снизились платежи.

Оксана Галькевич: Это, видимо, в среднем по стране, Костя.

Константин Чуриков: Нет.

Наталья Чернышева: Ну, я сейчас боюсь ошибиться, но видела списки, в которых снизилась, вот такая цифра была.

Константин Чуриков: Оксана, если бы по стране было, это была бы катастрофа. Там официально Минстрой, значит, вот я смотрел, Минстрой официально говорит, что чуть-чуть недоплачивают... Сейчас, секундочку...

Наталья Чернышева: Да, Минстрой говорил в марте о снижении на 40% по некоторым регионам, на 30%.

Константин Чуриков: В марте, да.

Оксана Галькевич: Но это было разово, это было одномоментно, вот именно в момент локдауна в стране.

Давайте выслушаем нашего зрителя из Свердловской области. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: А вот у меня вопрос такой. Почему каждый год в январе и в июле повышаются тарифы? А что меняется?

Оксана Галькевич: А что меняется?

Константин Чуриков: Да, вот вопрос, который я хотел задать.

Оксана Галькевич: В смысле...

Константин Чуриков: Почему все так убого, еще был вопрос.

Оксана Галькевич: Деньги-то берут, а что меняется? И почему два раза берут.

Наталья Чернышева: Ну, со следующего года, с 1 января 2021 года не должно быть повышения с 1 января. У нас было повышение с 1 января в 2019 году, потому что повысился НДС, в связи с этим повышение тарифов произошло дважды в год, с 1 января и с 1 июля. В следующем году все-таки не должно быть повышение дважды, должно быть только с 1 июля, и то я очень надеюсь, что к этому моменту за полгода мы добьемся все-таки моратория на повышение тарифов ЖКХ хотя бы в 2021 году, очень на это надеюсь.

Константин Чуриков: Да...

Оксана Галькевич: А что для этого нужно сделать, чтобы добиться моратория? Какие меры предпринимать, какие шаги?

Наталья Чернышева: Ну, во-первых, всегда обращают внимание власти, органы власти на жалобы жителей. Если будет много обращений от жителей, что они не справляются, что им очень тяжело, насколько у них понизились доходы... Потому что если у нас, например, в июне этого года, 2020-го, было 3 миллиона безработных, то уже эксперты подсказывают вдвое увеличение безработицы к концу 2020 года, то есть уже будет 5–6 миллионов безработных, и у людей, конечно же, не будет просто возможности платить за ЖКХ.

И мы всегда рекомендуем, как только случается такая ситуация, происходит, немедленно обращаться и в управляющую компанию, и сообщать, что нужна рассрочка, что нет возможности сейчас платить, очень тяжелая ситуация, и обязательно обращаться за субсидиями в МФЦ или в отделы районные соцзащиты. Потому что некоторые люди не обращаются, они ждут, что ситуация исправится каким-то образом, но не стоит ждать, а нужно обращаться как можно скорее, и тогда, если эти обращения будут массовыми, то больше вероятность, что введут и массовые субсидии.

Константин Чуриков: Да, не стоит ждать чудес в канун Нового года. Да, спасибо большое, спасибо, Наталья Юрьевна.

Оксана Галькевич: Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ, у нас была на связи. В общем, молчать нельзя, нужно обязательно о своих сложностях сообщать, доводить до сведения местных властей, я думаю, не только управляющих компаний.

Константин Чуриков: В принципе мы можем переслать все SMS, которые мы получаем постоянно, кстати, много полезного узнали.

Оксана Галькевич: И звонить, звонить, друзья, в прямой эфир Общественного телевидения, вот как это сделала Галина из Оренбургской области. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте.

Дело в том, что у нас с октября месяца губернатор перевел наше отопление на новый тариф. То есть 9 месяцев мы платили по среднему тарифу, то есть без счетчиков, без счетчиков. У нас в основном дома в городе Орске Оренбургской области 30% только имеют счетчики, остальные платили по среднему тарифу.

Девять месяцев мы благополучно платили по среднему тарифу, а потом с октября губернатор вышел на Законодательное собрание области, и перешли на 1/7-ю, то есть 1/5-ю мы не платим, а с октября на 1/7. В итоге у нас отопление возросло в 2 раза, а за год трехкомнатная квартира переплачивает 5 тысяч рублей, двухкомнатная 3,5, а однокомнатная 2,5. И как нам вернуть эти деньги?

Мы обратились к президенту, что это незаконное обогащение. На каком основании? Если бы он перевел на этот тариф с начала года, тогда бы никто не возражал, однако перед Новым годом потерять эти суммы – это вообще наказание для нашего населения, вы понимаете? Как можно жить? На продукты цены растут, на лекарства цена в 2 раза, пандемия, и вдруг вот такой «подарок» нам к Новому году.

Константин Чуриков: Галина, это вот когда вам этот «подарочек» завернули, под елочку положили? Когда вы обратились в Кремль?

Зритель: 1 октября нам вот этот «подарочек», перейти на 1/7-ю. То есть годовую сумму за отопление...

Константин Чуриков: Ну понятно, пересчитывать стали.

Зритель: ...разделили на 12, умножили на 7 и вывели тариф за месяц.

Константин Чуриков: Да-а-а, вот это история.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Спасибо, Галина. Тоже оставьте свои, пожалуйста, координаты нашим продюсерам.

Оксана Галькевич: Вы оставьте координаты, а мы сейчас выводим в эфир Веру Москвину, члена Наблюдательного совета Фонда капитального ремонта Москвы. Вера Михайловна, здравствуйте.

Вера Москвина: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вера Михайловна, ну мы видим, как у нас столица, так сказать, прирастает, строится, развивается. Что касается капитального ремонта, очень много жалоб вообще по стране на вот эту строку в платежках. Вот сейчас какая ситуация? Как люди... ? У нас же тоже был мораторий, могли не платить. Что будет дальше с взносами?

Вера Москвина: Вы знаете что? На самом деле все прекрасно понимаем и про COVID, и про безработицу, и про высокие тарифы. Но вот этот мораторий так здорово ударил по все-таки капитальному ремонту, столько досчитались денег, особенно специальные счета, я имею в виду дома, которые выбрали другой способ накопления, они не находятся в котле, они самостоятельно собирают деньги на свой капитальный ремонт. И понимаете, вот этот вот выпадающий доход 3-месячный обернулся 1,5-миллионными как минимум для такого дома, и возместить его невозможно практически.

И не субсидируют регионы, вот Москва, допустим, отказалась субсидировать эти выпадающие доходы, и это катастрофа на самом деле, катастрофа. Если мы думаем о том, что деньги на капремонт есть как дополнительный налог, мы сильно в этом ошибаемся, сильно ошибаемся. Что мы будем говорить, когда наши дома станут ветхими без капитального ремонта? Суть не в том, как тратят деньги, а как проходит общественный контроль за тратой этих денег.

Оксана Галькевич: Вера Михайловна, но подождите, может быть, это и нужный, важный какой-то платеж, но не так давно он в нашей жизни появился. И сейчас у нас не самые просто времена, правда? Понятно, что, конечно, это отложенное оттягивание некой проблемы, могут возникнуть сложности с ремонтом, да. Но нам в данный момент надо как-то людей поддержать, нужно выручать людей, которые не имеют возможности платить по счетам. Вот что важнее, брать деньги, взимать любой ценой или все-таки ну как-то вот плечо подставить, сказать: «Ребят, ну хорошо, ремонт у вас был назначен на конец 2021-го, сделаем в 2022-м».

Вера Москвина: Значит, плечо подставлено, и подставлено хорошо. В Москве, например, 53 категории льготников, понимаете, по капитальному ремонту? То есть в буквальном смысле каждый третий москвич получает льготу на капитальный ремонт. Этого мало? Да это прекрасно! В регионах тоже есть свои льготные категории. Граждане свыше 70 лет вообще не платят за капитальный ремонт.

Константин Чуриков: А должны?

Оксана Галькевич: А кто не платит, кто не платит? Кто вот эти выпадающие доходы, за счет кого нарисовались?

Вера Москвина: Нет, послушайте, 3 месяца мы вообще за капитальный ремонт не платили.

Константин Чуриков: Ну да-да-да.

Оксана Галькевич: Ага.

Вера Москвина: Никто, никто, понимаете, да? Поэтому вот эти выпадающие доходы у нас как раз нарисовались за счет того, что этих взносов не было. Каждый дом потерял от 1 миллиона и выше, каждый дом.

Константин Чуриков: Вера Михайловна, давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Надежду из Башкирии и продолжим беседу, а может, вы на ее вопрос как раз ответите. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мне 72 года, я живу в городе Уфе в Башкирии, столице Башкирии. У меня, значит... Я живу в двухэтажном доме, дому 70 лет. Представьте себе, любая вещь имеет свой срок, этот дом давно отжил, капитального ремонта никогда не было, деревянные перекрытия, как говорится, сломаны и так далее. И вот кроме того, значит, у жителей нашего дома двухэтажного, у всех поголовно берут по нормативу, за горячую воду, за отопление. Почему берут? Потому что у нас в доме нет этого теплосчетчика, как он называется. Обращались, как говорится, в управляющую компанию, они говорят: «За свой счет ставьте». Как хорошо придумали! Дом на честном слове и на одном крыле стоит, и огромную сумму стоит этот счетчик, и мы должны за свой счет, это одно.

Теперь второе. Коли уж существуют управляющие компании, которые вообще ничем никогда не управляли, значит, им такое задание всегда дано: прежде чем повышать тарифы (кстати, это и на правительственном уровне должны решить), прежде чем на что-то повышать тарифы, на какой-то дом, нужно обязательно его довести до конца. В каком смысле? Нужно обязательно сделать капремонт. Вот после капремонта, если он не падает, если окна не вываливаются, потому что у каждой вещи свой срок, окно существует 25 лет, его должны заменять, крыша 25 лет и так далее, несущие стены тоже какой-то срок имеют. Когда этого нет, а они повышают, значит, всяко разно цены, как хотят варьируют, ну слушайте... Существует категория износа домов, есть 5-этажки, 12-, 16-, есть новые, старые – ну что-то надо с этим делать.

Константин Чуриков: Что-то надо делать, «Бак пробит, хвост горит, а машина летит», тоже песню цитирую. Спасибо за ваш звонок.

Вера Михайловна, что с такими домами делать и людям как быть?

Вера Москвина: Послушайте, какая мудрая женщина! Ведь она простыми словами, косноязычно... Ведь на самом деле сейчас...

Константин Чуриков: По-моему, прекрасно, косноязычия не было, да.

Вера Москвина: Тем не менее она рассказала государственную программу, понимаете, да? Капитальный ремонт, любой капитальный ремонт в первую очередь энергоэффективный. То есть если утепляется контур дома, утепляется входная группа, крыша, понимаете, начинается экономия тепла. То, что счетчики ставят за свой счет, к сожалению, это так. Но можно договориться с управляющей компанией, которая ставит этот счетчик, а потом с рассрочкой платежа, по копеечке эти деньги люди возвращают в течение нескольких лет, приходят вот именно к такому решению, очень многие регионы пришли, и управляющие компании сами предлагают это. В Москве поставили за бюджетный счет, понимаете? Но если в доме нет этого дорогущего прибора учета тепла, норматив нам обеспечен, а норматив всегда выше, потому что...

Оксана Галькевич: Вера Михайловна, вы знаете, я просто уже... Я так слежу за нашим SMS-порталом после... Вы очень подробно рассказываете о ситуации в Москве, о 3-месячном моратории на оплату капремонта, о том, что бюджет субсидировал установку счетчиков... И у нас, знаете, полилось сразу, Астрахань...

Константин Чуриков: А что полилось?

Оксана Галькевич: А полилось вот, разное полилось.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: «Далеки вы от реальности, за капремонт мы платили весь 2020 год», – это Астрахань пишет. Воронеж пишет: «Какой мораторий? Перерыва в уплате за капремонт не было». «Бред какой-то, – пишет уже другой регион, – все, кто старше 70 лет, платят за капитальный ремонт». Это я просто к тому, что ситуация в стране очень отличается от того, что есть в Москве, и не всем подставили такое плечо, как москвичам.

Вера Москвина: Ну слушайте, такая ситуация не только в Москве, во многих городах-миллионниках. Соболезную Астрахани и другим городам, где губернаторы не приняли такого решения. На самом деле...

Оксана Галькевич: Так у них денег нема на такие решения, Вера Михайловна.

Вера Москвина: Послушайте, знаете, что я вам хочу сказать...

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Скажите.

Вера Москвина: Любой бюджет в любом регионе прежде всего должен быть социальным, социальным. И вот уверена, что на такие мероприятия, как капитальный ремонт, как субсидирование, деньги всегда найдутся. Ну возьмите разные города, они одинаковые по количеству жителей, примерно у них одинаковое географическое расположение (регионы, не города), а решения губернаторы принимают диаметрально противоположные.

Константин Чуриков: Да. Вера Михайловна, коротко: деньги найдутся или находятся? Вот по практике как обычно?

Вера Москвина: Находятся.

Константин Чуриков: Находятся, находятся. Вопрос, где находятся деньги теперь.

Спасибо вам большое за участие в программе. Вера Москвина, член Наблюдательного совета Фонда капитального ремонта Москвы.

Столько сообщений... Некоторые придется переводить с обсценного языка на классический литературный, вот. А тебе, Оксана...

Оксана Галькевич: Бюджет в принципе... Что такое?

Константин Чуриков: ...пишут, что хорошо защищаешь народ, и пишут, что добренькая очень.

Оксана Галькевич: Да. Я хотела сказать, что бюджет, конечно, должен быть социальный. Если бы он еще был московским при этом... Представляешь, характеристика бюджета – московский, социальный, и так во всех регионах, тогда, конечно, деньги бы нашлись.

Константин Чуриков: Больше добрых людей в стране, и тогда у людей деньги будут.

Оксана Галькевич: Друзья, мы еще с вами не прощаемся.

Константин Чуриков: Нет-нет, важные сообщения есть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)