С российскими мужчинами что-то не так?

С российскими мужчинами что-то не так?
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Гайк Бабаян
пластический хирург

Петр Кузнецов: Мы продолжаем, ОТР, прямой эфир, программа «ОТРажение», Петр Кузнецов и Ольга Арсланова. Большая пятничная тема прямо сейчас. В России, как выяснилось, взгляд со стороны, оказывается, шикарные женщины, а мужчины некрасивые, и все потому, что женщины стараются нравиться окружающим, а мужчины нет. Так считает по крайней мере французский модельер Жан-Поль Готье. А его коллега Карл Лагерфельд ранее, несколько лет назад назвал наших мужчин просто ужасными. Давайте попытаемся выяснить, что же с нами не так, с ними все хорошо.

Ольга Арсланова: Это модельеры, это люди, которые работают в сфере...

Петр Кузнецов: А, ну с модельерами изначально что-то не...

Ольга Арсланова: ...красоты. Но вот, например, наши российские мужчины некоторые очень резко на это отреагировали, не согласны, кстати, в их числе и актеры, и телеведущие. А что думаете вы, очень хочется узнать? Позвоните в прямой эфир, согласны ли вы с господами Готье и Лагерфельдом. Напишите нам SMS, заходите на сайт, в общем, до конца часа мы обсуждаем эту тему вместе.

Петр Кузнецов: Но не забывайте, что Лагерфельд уже умер.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Но не от критики.

Сергей Артемьев, психолог, у нас в студии. Здравствуйте.

Сергей Артемьев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И Гайк Бабаян, пластический хирург. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы сразу предлагаем начать с реакции, вот что вы думаете, как отреагировали мужчины.

Ольга Арсланова: Вас не обидели эти люди?

Петр Кузнецов: Нет, давайте сразу с людей.

Ольга Арсланова: Да, давайте.

Петр Кузнецов: «Считаете ли вы себя красивым?» – это к российским мужчинам вопрос на улицах совершенно разных городов. Потом, уже отталкиваясь от этого, в студию вернемся.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Вот смотрите, как интересно, то есть вопрос в стандартах. Давайте разберемся, есть ли в нашем обществе в основном вообще запрос на мужскую красоту?

Сергей Артемьев: Вообще традиционно считается, что социальные ожидания от мужчин и от женщин по крайней мере в нашей стране очень сильно отличаются от, скажем, западных. Нас с детства воспитывали, что девочки должны быть как раз привлекательными, красивыми, а про мужчин совсем другие качества: сильный, окей, смелый и так далее. И получается, что, когда мужчина проявляет избыточное внимание к красоте, он попадает во внимание негативного характера, то есть он чувствует, как будто бы он ведет себя, как женщина.

И из-за этого в процессе взросления происходит следующая вещь: мальчики, взрослея, пытаются быть не девочками, чтобы ни в коем случае не оказаться под вот этим влиянием. Если мы вспомним, скажем, нашу школу и так далее, то мы сталкивались именно с этим. Получается, если девочка должна быть, например, красивой и нежной, то чтобы точно не быть девочкой, желательно не особо париться по поводу своей внешности и быть погрубее, и это будет вот такая вот маскулинность. Это связано с невысоким уровнем психологической зрелости и с тем, что мы были под давлением в социуме в течение длительного времени.

Петр Кузнецов: Вот Иркутская область как раз пишет: «Некрасивые русские мальчишки в зрелом возрасте становятся статными и мужественными мужчинами».

Гайк Бабаян: Все правильно.

Ольга Арсланова: Гайк, у вас много клиентов-мужчин?

Гайк Бабаян: Ну, я начну с того, что категорически не согласен с оценками модельеров, которые они... Они сравнивали, скорее всего, как я понимаю, именно с женской красотой. Никак нельзя женскую и мужскую красоту сравнивать между собой. Брутальность мужчины – это уже красиво смотрится и красиво оценивается.

Что касается нашей практики, есть большое отличие: женщины приходят, чтобы бороться с возрастом, а мужчины к нам не обращаются, чтобы бороться с возрастом, у них совсем другие обращения, другие требования к себе. То есть они хотят устранить, если иметь в виду нашу работу, устраняют они деформации, какие-то моменты, когда перелом, что-то сломалось, вернуть естественность, но не вернуть возраст.

Ольга Арсланова: То есть боксом занимался, нос сломали 3 раза...

Гайк Бабаян: Вот бороться с возрастом – это приоритет женщин, вот женщина чем моложе выглядит, тем она красивее. У мужчин это не так. Согласитесь, что на данный момент то, что мы видим, скажем, знаменитых личностей, Бельмондо, Ален Делон, в свои былые годы они выглядели, сейчас они выглядят не менее красивыми, чем в молодые годы, выглядят так же красиво и привлекательно.

Ольга Арсланова: Но это не русские актеры все-таки.

Гайк Бабаян: Я просто обобщаю, хочу просто, чтобы понимание было, что значит мужская красота и что значит женская красота. Я вернусь к этому вопросу, именно к русским, то, что оценка модельеров абсолютно, я повторюсь, не согласен, я не считаю, что... Со многими их позициями я не согласен, если брать в целом. И я однозначно понимаю, что они просто сравнивали женскую красоту с мужской, этого категорически нельзя делать. Поэтому, на их взгляд, мужчины оказались почему-то некрасивыми.

Петр Кузнецов: Я хотел уточнить: а когда мужчина начинает бороться со старостью искусственными методами, с ними что-то не так?

Гайк Бабаян: Вот тут-то и начинается тот момент, когда он теряет ту красоту, которая присуща именно мужчине, я так считаю. Надо не бороться с...

Сергей Артемьев: Здесь еще связано с тем, что, например, если мужчина занимается какой-нибудь общественной деятельностью или он публичный человек, он в силу профессии вынужден это делать. И второй фактор интересный, что поскольку... Не надо забывать, что есть огромное давление все-таки и разница в балансе между мужским и женским населением. До сих пор, несмотря на то, что много десятилетий после войны прошло, возьмите Росстат, 2019 год, вы увидите статистику, что молодые мужчины и молодые женщины в пропорции 1 000 мужчин на 1 154 женщины...

Гайк Бабаян: Это да.

Сергей Артемьев: А к 60-летнему возрасту это вообще 1 к 2. И часто, если вы видите красивого внешне именно, не с точки зрения харизмы, то, что сейчас было, а именно когда мужчина, скажем, внешне уделяет, выглядит как-то очень-очень красиво, очень часто это результат того, что его красиво одели, и одела его, скорее всего, женщина.

Петр Кузнецов: С другой стороны, та же самая белая футболка, обычные джинсы, все то же самое на Дэвиде Бекхэме и на нашем совершенно смотрится по-другому.

Ольга Арсланова: Что с нашими все-таки не так?

Петр Кузнецов: Может быть, тут все-таки... Все равно какая-то часть генофонда здесь тоже... Это гены, с этим ничего не поделаешь, итальянец уже рождается с шарфиком красиво повязанным.

Сергей Артемьев: Да, 100% гены. Надо понимать, что несмотря на то, что мы все прекрасны, у нас прекрасные родители, все равно многие десятилетия люди, которые выглядели, обладали какими-то тонкими чертами лица, какой-то, скажем, мягкостью, пластичностью, такой красотой не грубой, а тонкой, это были люди, скажем, относящиеся к интеллигенции или относящиеся к подозрительным людям. Поэтому в целом, если мы возьмем в целом население и стандарты, которые есть, то это скорее исключение.

Но сейчас мы видим, что за счет того, что соцсети проникают и стандарты соцсетей проникают и в Россию тоже, мы видим новое поколение, которое видит, что для того чтобы стать востребованным, нужно следить за телом, нужно следить за внешностью, и это поколение, которое идет за нами.

Гайк Бабаян: Очень-очень важно тут общественное мнение, понимаете? Вот то, что вы привели пример, Италия, Европа, все такое, там именно общественность, ухаживание...

Петр Кузнецов: То есть социальный запрос на красоту?

Гайк Бабаян: Да, социальный запрос, это не мода, а именно социальный запрос. То есть вот мы видели мнение, что я вот снегом потрусь и все, я уже красивый, потому что общество на это смотрит вот так, а там немножко по-другому смотрят. То есть...

Ольга Арсланова: А почему оно по-другому там смотрит? Это связано с другим перевесом гендерным в том числе?

Петр Кузнецов: Исторический?

Гайк Бабаян: Ну тут уже более глубокий процесс, я думаю, это вопрос времени, это такой немножко и социальный вопрос тоже.

Ольга Арсланова: Социальный вопрос, потому что нет такого разрыва между мужским и женским населением, а где-то даже наоборот, женщин очень мало?

Гайк Бабаян: Не только разрыв, просто мужчины, к сожалению, по вот своей занятости, может быть, не успевают где-то у нас заняться именно собой, то есть время если у них бывает лишнее, они занимаются чем-то другим, зарабатыванием еще бо́льших средств для социальных, скажем, нужд. А там, я как понимаю, больше у них есть свободного времени, чтобы заняться собой.

Сергей Артемьев: Есть психологический, кстати, ответ на эту тему, по какой причине там, где-то там по-другому. Мы видим, скажем, огромное количество красивых женщин в России, в Восточной Европе с заниженной самооценкой, о которой, видимо, надо еще поговорить, и мы видим обратную картину у... То есть среднестатистическая женщина, которая не считается здесь красивой, если она поедет в Европе, она обнаружит огромное количество внимания к себе.

Гайк Бабаян: Да, все правильно.

Сергей Артемьев: С чем это связано? Интересно, что еще по сути 50 лет назад проводили эксперименты с выявлением поведения, как меняется поведение, скажем, например, мышек, если им дать абсолютно комфортную среду. И есть известный эксперимент «Вселенная-25», где организовали абсолютно идеальные условия для мышей, но это была замкнутая история, то есть им не надо было ничего делать, все было идеально для них создано. И сначала их популяция резко выросла, потом, как только были заняты основные позиции, появилась группа так называемых отверженных мышек, это были молодые самцы, которые не нашли себе места в иерархии. Просто подумайте, переводим это на человеческий язык...

Петр Кузнецов: Очень легко, да.

Сергей Артемьев: Да. И после этого произошло следующее: те, кто были отвержены и не нашли себе места вот в этом мире, который вроде бы комфортный, но, с другой стороны, в нем нет как бы смысла особого, они перестали по сути размножаться, и самки тоже перестали размножаться. (Я сейчас на Европу намекаю.) И после этого произошла следующая фаза, это фаза по сути смерти, то есть по сути вся эта популяция исчезла в конечном итоге за счет того, что появились так называемые мышки-«красавчики», которые не занимались ничем, не занимались размножением, не занимались отвоевыванием территории, у них не было агрессии...

Ольга Арсланова: Им было слишком комфортно жить.

Сергей Артемьев: Им было комфортно, и они занимались тем, что натирали себе шкурку. И вот все вымерли просто вот от старости.

Петр Кузнецов: Шикарно.

Сергей Артемьев: Так что на самом деле, с одной стороны, российская история – это история стресса...

Ольга Арсланова: История для Жана-Поля Готье сейчас была.

Сергей Артемьев: ...а с другой стороны, именно благодаря этому стрессу российские мужчины, в них есть вот эта вот, знаете, энергия жизни, энергия желания что-то делать в очень тяжелых условиях. И наша красота восточноевропейская благодаря вот этой тяжелой, может быть, серии событий, ее нет в Европе, и любая женщина, которая поедет туда, она увидит это внимание, но она не увидит там вот этой мужественности.

Петр Кузнецов: Сейчас до звонка, Гайк, я просто... Во-первых, тут многие очень грозят сломать нос Жану-Полю Готье...

Гайк Бабаян: Ну это я понимаю.

Петр Кузнецов: Если что, вы поможете, знаете, к кому обращаться.

Ольга Арсланова: Вот она, русская брутальность.

Гайк Бабаян: Восстановить мы восстановим, ничего страшного.

Петр Кузнецов: А потом про деньги вы заговорили, что у них больше свободного времени, у нас и денег мало. А скажите, вот элементарный уход за собой, элементарные какие-то косметические... Вообще уход за собой – это дорогое удовольствие?

Гайк Бабаян: Нет, слава богу, не будем считать это... Операции оставим как бы в сторону, это именно уход за собой.

Петр Кузнецов: Да-да-да, мы сейчас не про операции.

Гайк Бабаян: Я считаю, что тут особых больших средств точно не нужно. Это обязательно надо делать, это тоже именно я привожу к тому, что надо относиться к себе и общество должно отнестись к мужчинам, не попрекать, что он ухаживает за собой. Иногда бывает, что какой-то крем мужчина берет, скажем, пользуется этим кремом, и вот уже в офисе, на работе косо смотрят. Это точно не надо делать, это обычный уход за собой, это надо приветствовать, это только хорошо. А другие моменты, то, что говорилось, это уже совсем другое.

Петр Кузнецов: То есть дело не в деньгах, Сергей, а скорее...

Гайк Бабаян: Нет, в этом плане деньги не играют роли в уходе за собой.

Петр Кузнецов: ...зашкварно на ноготочки ходить, да?

Сергей Артемьев: Очень зашкварно. Это древний стереотип, который до сих пор действует. Почему? Потому что у нас нет ролевой модели. Нас воспитывали таким образом, что мальчик, который вдруг решил заняться своей красотой, с ним что-то не так, он точно вызывает подозрения...

Гайк Бабаян: Я про это и говорю, косо начинают смотреть, но это неправильно.

Сергей Артемьев: ...в своей ориентации: «Что с тобой не так?» И мы понимаем, что...

Ольга Арсланова: Времени, может, лишнего слишком много? Тунеядец какой-то?

Сергей Артемьев: Ну обычно...

Петр Кузнецов: Это в лучшем случае, время-то ладно.

Сергей Артемьев: Это очень позитивный вариант. То есть мужчина скорее боится того, что внимание к его красоте будет расценено как его немужественность.

Ольга Арсланова: А скажите, вот вы школьные годы приводили в пример. Как справляются с пониманием своей физической некрасоты, ну есть просто объективно некрасивые люди, девочка или мальчик. Вот как они по-разному психологически или схоже, может быть, относятся к этому, переживают это?

Сергей Артемьев: Понимаете, в том-то и дело, что нет объективной некрасоты, речь идет о самооценке, а самооценка происходит в результате сравнения, когда мы видим количество внимания, когда мы сравниваем, например, что мальчик, который нравится девочке...

Ольга Арсланова: Но все равно нравятся в основном симпатичные мальчики, чего уж тут скрывать.

Сергей Артемьев: Вот по-разному, это, к сожалению, не так. Дело в том, что психологически привлекают внимание мальчики как раз опасные, это то, что биологически привлекает внимание, и, наоборот, такие управляемые, которых можно каким-то образом использовать для подкрепления своего статуса. Поэтому, да, есть... На девочек влияет на несколько порядков сильнее вот этот элемент сравнения, намного. Я не видел мальчиков, которые... Может быть, при наличии какого-то определенного прямо уродства, условно говоря, или нарушений физических...

Гайк Бабаян: Ну это дефекты, аномалии, об этом отдельная речь.

Сергей Артемьев: Да, он будет испытывать давление. Но если это просто пацан и так далее, то в школе у него не будет такого, он скорее будет думать не о том, как повысить уровень своей красоты, а о том, как похулиганить, как занять лидерскую позицию.

Ольга Арсланова: Ага.

Гайк Бабаян: Ну да, они компенсируют свою внешность поведением, это всегда так.

Петр Кузнецов: Ага. У нас...

Ольга Арсланова: ...зрители.

Петр Кузнецов: ...женщины хотят высказаться, к сожалению. Давайте сначала Ирина из Томской области, давно ждете нас, спасибо, что дождались.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Вы в эфире.

Зритель: Да, спасибо. Очень люблю смотреть вашу передачу...

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: ...но дозвонилась в первый раз, все время почти смотрю. К сожалению, я вот русская, но, к сожалению, должна сказать, что я согласна: мужчины у нас в большинстве некрасивые, особенно мужчины за 50, ну когда женщин много, мужчин мало, а выбрать некого. Я вспоминаю свои годы, вот я из Томска сама, какие были славные, симпатичные ребята, вот простые, но какое-то благородство было. И вот тут строка шла, я прочитала, красота внешняя все-таки не влияет, благородство и интеллект. На самом деле сейчас таких людей мало.

Я, извините, люблю смотреть старые фотографии по телевидению, смотрела как-то несколько лет назад у покойного Сенкевича передачу, была фотография офицеров царской армии, старших офицеров и младших. Я только успела подумать, какие красивые все мужчины, и Сенкевич говорит: «Вглядитесь в эту фотографию: вы сейчас таких не увидите лиц». Может быть, я не права, но, извините, вот этих красивых мужчин уничтожили сто лет назад..., благородие, не тем родом вышли. Это все идет постепенно, постепенно, с каждым поколением.

А сейчас мужчины многие агрессивны. Вот как-то даже в дни нашей молодости не потому, что там была молодая, парни ходили статно, плечи расправлены. А вот начало 1990-х гг... А я, вы знаете, всю жизнь работала с людьми, на людях, на глазах, я могу сравнить, просто могу сравнить. Мне очень жаль. Мало ухоженных. Мне жалко наших женщин, женщины больше за собой ухаживают.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Давайте мнение сразу Татьяны из Москвы послушаем. Татьяна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Да, спасибо. У меня другое мнение. Я считаю, что кто бы говорил о красоте мужчин, но не Готье. Выглядит...

Ольга Арсланова: Ага. Ну он симпатичный вроде.

Зритель: Одет, например...

Петр Кузнецов: Кто?

Ольга Арсланова: Готье.

Петр Кузнецов: А, Готье.

Зритель: Да, Готье, он ведь сказал, что мужчины некрасивые у нас.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Зритель: У нас и женщины красивые, мужчины красивые. Мы всегда, женщины, ценим в мужчине прежде всего ум, мужественность, благородство, доброту, и это все и влияет на его внешность. Еще раз повторяю: кому говорить, рассуждать...

Петр Кузнецов: Татьяна, да...

Ольга Арсланова: А что, вот я смотрю, Жан-Поль Готье симпатичный очень.

Петр Кузнецов: Вы знаете, если мы так реагируем, смотрите, сколько людей высказались, и знаменитости, и женщины, и мужчины, сейчас мы продолжаем, смотрите, больше недели, наверное, уже прошло – значит, это нас задевает как-то? Смотрите, вы начинаете на него нападать, кто он вообще такой.

Зритель: Нет, я знаю, кто он такой, но он... Понимаете, красота, все-таки понимание красоты, ощущение красоты – это индивидуальное мнение, правильно ведь?

Петр Кузнецов: Я к тому, что женщин-то наших тоже, получается, его заявление задело.

Зритель: Конечно.

Ольга Арсланова: За своих обидно.

Зритель: Обидно за наших мужчин. Мы бываем за границей теперь, слава богу, мы видим мужчин европейских, и я не могу сказать, что европейские мужчины красивее наших мужчин. Вот я согласна с тем, что нашим мужчинам надо развиваться спортивно, я согласна, что мужчина должен быть опрятен, должен быть чистоплотен, совершенно верно. А остальное... То понятие красоты, которое несет в частности Готье, который обидел наших мужчин, ну это, извините...

Петр Кузнецов: Татьяна, давайте договоримся, что мы в отместку не будем в его шмотках ходить больше с вами, да?

Зритель: Нет, не будем, нет.

Петр Кузнецов: Вот, по-российски ответим, зеркально. Спасибо.

Ольга Арсланова: Завтра выходит новость: «Жан-Поль Готье разорился».

Сергей Артемьев: И мужчинам тоже своим не будем покупать, потому что не забываем о том, что часто одежду покупают женщины мужчинам.

Гайк Бабаян: Ну, справедливости ради, если привести просто статистику, естественно, да, статистика по хирургической части, обращений у нас, конечно, по сравнению с Европой, с Америкой мужчин, конечно, меньше, но это растет. Раньше были единицы, сейчас это определенный процент из обращений. Сейчас 20–25% – это мужчины, а вот за границей это 40–45%.

Ольга Арсланова: А скажите, в основном обращаются мужчины, которые лицом работают?

Гайк Бабаян: Да, в основном лицом работают. Но я повторю, что именно они устраняют, не идет борьба с возрастом, то есть борьба с морщинами, а просто там есть и деформация носа, веки когда слишком портят лицо, именно вот такие определенные операции, которые пользуются спросом.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага.

«Считаете ли вы, что в России некрасивые мужчины?» – с этим вопросом уже наши корреспонденты вышли на улицы городов и обратились к женщинам. Еще больше женских мнений прямо сейчас.

ОПРОС

Ольга Арсланова: «Мужская красота в поступках, должен защищать и принимать решения», – пишет зрительница из Тюмени.

Сергей Артемьев: Вообще получается, что есть несколько уровней красоты, и об этом важно сказать.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Артемьев: То есть есть природная красота, биологическая, она связана по сути эволюционно с уровнем, например, личной агрессии. То есть у обезьянки альфа-самцом становится самый агрессивный.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Артемьев: Но если мы говорим про человека, то к красоте также относится, например, управление своим телом, вообще здоровье, уровень личной силы и харизма. Вот то, что харизмой называют, на самом деле это телесный параметр, это может быть не очень красивый по стандартам мужчина. Есть уровень красоты эмоциональной, например, творческий человек, чувствительный, человек, который может говорить вообще о чувствах. И мы слышали, сейчас наши телезрительницы говорили, например, о красоте ума, что вообще неважно, как он выглядит, лишь бы у него был красивый ум, например, чувство юмора, эрудированность, способность мыслить каким-то образом красиво и так далее.

И есть социальная красота, это как раз соответствие стандартам, это вот эти вот начищенные ботинки как минимум, хотелось бы, но в идеале, например, люди, которые попадают на телевидение, они проходят через процедуру усовершенствования какой-то своей внешности, чтобы они прилично выглядели в кадре. Именно это такой признак социального стандарта. И если у человека, например, не хватает какого-то одного уровня красоты, он может компенсировать это каким-то другим, обычно происходит именно так.

Петр Кузнецов: Запросы наших женщин, можно сказать, от этого же идет все? Они и моду чувствуют...

Сергей Артемьев: Конечно, нас любят просто как...

Петр Кузнецов: Запросы женщины в этом плане, в плане красоты мужчины меняются, или это стандартный такой набор? Потому что мы слышали, хорошо пахнуть, вот если мы сейчас технический момент, почищенный...

Сергей Артемьев: Да, запросы меняются, меняются по сути в следующем поколении. И мы видим, что современные запросы в отношении мужчин резко начинают расти, и я думаю, что коллега это подтвердит.

Гайк Бабаян: Да.

Сергей Артемьев: Именно с этим связана статистика, с тем, что стандарты по внешности мужчины, по его поведению растут.

Гайк Бабаян: Ну вот стандарты, действительно, есть стандарты, это мы все воспринимаем, это берем как бы в меру. Но опять вернемся к нашей теме, то, что высказались модельеры, естественно, они немножко выше смотрят, чем стандарты. А для нас достаточно, стандарт, чтобы было чисто, опрятно, ухожено и как минимум, как вот женщина сказала, чтобы соблюдать правила гигиены, все это как минимум. Если еще выше, тогда уже получается взгляд модельера, конечно, они могут высказать такое мнение.

Петр Кузнецов: А в силах кого изменить этот стандарт, казалось бы, уже заложенный, и сделать новый какой-то стандарт?

Гайк Бабаян: Ну вот опять-таки, понимаете, соблюдать стандарт – это одно, но, если еще на одну ступень подняться, надо немножко уже более брендовую одежду покупать. Конечно, это не только лицо, не только физиология, но и внешность тоже должна соответствовать. Если брать тут уже вот такие критерии, получается, немножко уже выше среднего человек должен иметь достаток, чтобы одеться, соответствовать модельерам, которых мы сейчас обсуждаем.

Сергей Артемьев: Это вот, кстати, очень интересный вопрос, как на это можно повлиять, потому что если мы ничего не будем делать, то мы окажемся под влиянием соцсетей, а соцсети нам показывают идеальную картинку. На женщин это влияет сильнее, но также это начинает влиять и на мужчин. Человек, который хочет быть востребован, он вынужден соответствовать определенному образу, который может быть для него вообще не естественным.

Ольга Арсланова: Может быть, это неплохо?

Сергей Артемьев: Это, с одной стороны, неплохо, такое стремление к лучшему, но, с другой стороны, это состояние вот такой имитации немножко. И было бы здорово, чтобы у нас появлялось больше ролевых моделей, где мужская красота все-таки, так же, как и женская, собственно, она идет изнутри, из ощущения, например, личной силы. При этом человек, например, не знаю... Есть красота в движениях, он управляет своим телом, у него хорошее мышление. То есть я думаю, что «красиво» – это когда гармонично развито все, а не когда в одном месте нет и это прикрыто какой-то красивой упаковкой.

Петр Кузнецов: Кстати, о соцсетях. Была же мода, не знаю, может быть, и сейчас есть, мода на бомжеватый такой образ.

Гайк Бабаян: Да, такая мода была, действительно.

Сергей Артемьев: Это подростковая динамика.

Гайк Бабаян: Сейчас есть линии одежды у модельеров...

Петр Кузнецов: Запущенность.

Гайк Бабаян: Да, которые, если посмотреть со стороны, выглядят как-то не очень опрятно.

Ольга Арсланова: Пишут наши зрители, смотрите, тут уже дискриминация пошла возрастная: «Да у нас в стране после 50 и мужчины, и женщины все непривлекательные и отталкивающие». Есть такой стереотип, что возраст забирает красоту?

Сергей Артемьев: Это неправда.

Гайк Бабаян: Это, конечно, неправда, действительно, это просто такое частное мнение, не будем это брать.

Петр Кузнецов: Просто неправда.

Мужчины пошли. Николай, Смоленская область с нами на связи, наш телезритель.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте. Давно вас смотрю, наблюдаю.

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: «И тут не выдержал и набрал».

Зритель: Вот сидят... Слышно меня?

Петр Кузнецов: Да, Николай, слышно хорошо.

Зритель: Да, вот сидит красивый мужчина, приятно глянуть, бородка идет.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Зритель: Сегодня... Ну извините, вы тоже симпатичная женщина.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ей даже бородка пойдет, она у нас и так симпатичная.

Зритель: Вот принц Гарри этот сидит, рыжий, на черта похож, ну не нравится он мне, понимаете? Еще Лисовец, он учит наших русских мужчин, как красиво одеваться, все...

Ольга Арсланова: Он уже не принц, можно сказать.

Зритель: Он хоть раз где-то работал или вышел, чтобы красиво одеться? Сопли свои намазал, накрасил и учит вот таких мужчин, которые пашут в штольне и все. Русский мужик всю жизнь был красив своей красотой. По-моему, у нас Горький писал: «Человек красив душой». Вы согласны со мной?

Ольга Арсланова: Ой, слушайте, очень важная вещь.

Петр Кузнецов: Спасибо вам, Николай, спасибо.

Ольга Арсланова: Вот этот стереотип, что красивый мужчина – это сильный в первую очередь физически мужчина, сегодня это актуально, в XXI веке?

Сергей Артемьев: Он будет еще актуален длительное время. Просто, к сожалению, когда мы говорим о низком уровне психологической зрелости, то сила – это агрессия, и вот это то, что мы видим, это то, о чем говорили сейчас в сюжетах. На самом деле зрелая сила – это всегда спокойствие. Если мужчина невротически пытается соответствовать какому-то образу и доказывать свою силу, то он будет уходить в агрессию.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Артемьев: Если речь идет о том, что человек чувствует, что с ним все в порядке и у него мотивация заботиться о себе не связана с тем, чтобы его похвалили или что-то еще, он чувствует удовольствие от того, что он испытывает вот это ощущение красоты в своих действиях, в своих идеях, в своих, может быть, мыслях. Она тогда происходит и проявляется изнутри снаружи, и, безусловно, такой мужчина будет очень привлекательным для женщин, по крайней мере для зрелых женщин. Я думаю, что стоит стремиться вот в ту сторону.

Ольга Арсланова: Гайк, вы согласны?

Гайк Бабаян: Я просто думаю, сила, мы не имеем в виду физическую силу, потому что это совсем...

Ольга Арсланова: Ну какое-то внешнее ее проявление.

Гайк Бабаян: Иногда бывает достаточно мужского взгляда, который побеждает любую физическую силу. Я считаю, вот эта сила понятная, физическая развитость должна быть, но силу надо понимать совсем по-другому.

Петр Кузнецов: У вас как у человека, который работает с внешностью, может быть, назовете какие-то совершенно простые советы, как мужчине, просто чтобы это вошло в привычку, немножко себя облагородить? То есть мы сейчас не берем вот такие вот для него страшные вещи, как крем...

Ольга Арсланова: Ох, что ж тут страшного?

Петр Кузнецов: ...огурцы на глаза, а вот что-то... С чего начать свое восхождение?

Гайк Бабаян: Ну, главное, знаете, элементарно, раньше как было, в советское время, скажем? Физическая культура была как-то в школе, перед тем как начинать учебные занятия, все занимались гимнастикой. Вот это элементарный уход за телом, просто он должен быть...

Петр Кузнецов: На балконе с гантелями?

Гайк Бабаян: Нетяжелые гантели, скажем, бег на месте. Я банальные вещи скажу, но, если регулярно это делать, это вот поддерживает дух, и периодичность дает соответствующий результат.

Петр Кузнецов: Вот и все.

Гайк Бабаян: Это очень банальные вещи, но это очень помогает.

Петр Кузнецов: У нас на связи Виталий из Петербурга. Поприветствуем Петербург.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Виталий.

Зритель: Здравствуйте. Меня слышно?

Ольга Арсланова: Ага, слушаем вас.

Зритель: Ага. Здравствуйте, студия, здравствуйте, ведущие, здравствуйте, уважаемые гости. Ну вот я хочу свое мнение высказать. В моем понимании, вам нужно было бы, конечно, пригласить еще одного участника, человека, который... Вот у вас психолог, пластический хирург, а здесь еще человек бы не помешал, который, конечно, занимался модой, потому что Поль Готье все-таки модельер.

Ольга Арсланова: У нас будет такой человек вечером, смотрите «ОТРажение».

Петр Кузнецов: Это сегодня большая тема наша, поэтому, конечно…

Зритель: Да, хорошо.

Ну так вот, я хотел бы отметить, что вообще на самом деле все говорили, что русские мужчины должны быть мужественными, кто-то писал, что небритыми, кто-то писал, что это брутально, одна женщина написала, что мужчины некрасивые, но она их любит и все такое. В моем понимании, все-таки русская пословица «встречают по одежке, провожают по уму», мы ее немножко забываем. И вот я могу сказать, что я не раз бывал за границей, в той же Италии, Испании, и там люди зачастую, бывает, если антураж вот этот верхний, одежду, так скажем, оставить за скобками, то человек в принципе обычный, не очень-то даже и симпатичный.

Но вот эти вот все вот такие яркие какие-то моменты, нестандартные для нашего мужчины, естественно, Поль Готье, у него немножко, так скажем... Я хорошо знаю этого модельера, не знаком с ним, но знаю его творчество. Он любит яркие вещи, он любит какие-то такие вот, чтобы они оставались в памяти, какой-то шарф... Вот у нас, например, в порядке вещей мужчине надеть, допустим, коричневый костюм, коричневые ботинки и черные носки, никто не скажет ничего: «Нормально, иди, дорогой, на работу».

Петр Кузнецов: Потемнее, потемнее, да-да, все потемнее.

Зритель: А на самом деле, естественно, конечно, это неправильно. Поэтому если вот так моду подкорректировать немножко, потому что, конечно, то, что было 30 лет назад, вот сейчас смотришь передачи, не сравнить. Необязательно брендовые, уважаемый пластический хирург сказал про бренды, там понятно, что Paul&Shark, еще какие-то бренды типа поло, они, конечно, Armani и все такое...

Петр Кузнецов: Но там речь не шла о том, что это прямо панацея.

Зритель: Можно одеваться и не в... и быть модным на самом деле. Поэтому я думаю, что если вот с этого уже мужчины начнут, и плюс, конечно, элементарный уход за собой...

Петр Кузнецов: Как вы это делаете, Виталий? Как вы ухаживаете за собой?

Зритель: Как это делать? Ну, вы знаете, я думаю, что надо все-таки, такую вещь скажу, наверное, достаточно такую, что меня заклюют, но на самом деле надо посматривать на себя в зеркало и мужчинам тоже. Почему бы нет?

Ольга Арсланова: Как часто, Виталий? Каждый день? Неужели?

Петр Кузнецов: Перед выходом из дома, еще когда?

Зритель: Я думаю, что... не только для женщин, оно и для мужчины тоже существует, понимаете? Поэтому... Причем здесь род деятельности совершенно не играет никакой роли на самом деле. Вот хочу высказаться, это самое, еще в защиту принца Гарри, принц Гарри на «пятерку» выглядит на самом деле, здесь у него все, как говорится, как говорили в свое время, все в кассу. То есть здесь его жена то же самое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: Так вот я поэтому и говорю. Последний момент, который в заключение я хотел сказать: женщины зачастую позволяют своим мужчинам, так скажем, выглядеть не очень. Ну как-то вот, знаете: «Нормально и так, да иди так», – чтобы на него, может быть, глаз никто не положил, вот такая еще есть у нас тенденция, к сожалению. Ее пока еще в нашем обществе не перебороть.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: Вот правильно, мне понравилось, женщина сказала, что да, посмотришь фотографии вот этих лейб-гвардии, сержантов каких-то там царской армии, действительно там за одними усами только люди ухаживали, несколько часов могли ухаживать. Поэтому, конечно, я еще раз говорю, что 70 лет дают о себе знать. Но я еще раз сказал, что мы на правильном пути, я сейчас вижу уже, что люди более, как говорится, ярко стали одеваться, потому что, я повторюсь, за границей нет такого «возрастная одежда», у нас, к сожалению, есть.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Вот нам пишут: «Еду за рулем, – Нижегородская область, – а люди все в черном».

Сергей Артемьев: Вот, кстати, если мы зайдем в магазины просто банально и посмотрим, что предлагается в качестве мужской и женской одежды, вам будет крайне сложно до сих пор найти мужскую одежду, которая бы действительно выделялась. То есть существует некоторый все-таки страх, стереотип для мужчины выделиться, быть слишком ярким и так далее. Это в том числе помимо всего прочего связано еще... Что такое яркая одежда? – это самовыражение, это такое состояние подростка, и это состояние драйва. На сегодняшний день это действие было бы здорово, чтобы мы видели больше мужчин не вот в этом черном, сером и в джинсах, ну вот модельеры лучше подскажут, даже не в «модельерском».

Вот я совершенно согласен с тем, что сейчас было сказано, а с ощущением того, что человек себе позволяет проявлять себя. С этого начинается ощущение большей свободы. Когда человек больше свободен, у него больше смелости, например, выражать какие-то свои идеи, заниматься своим делом. Я считаю, что красивый мужчина – это тот, у которого глаза горят, который знает, чем он занимается. И это будет, конечно, проявляться в его одежде. Совершенно необязательно, чтобы он был в идеальном костюме, например, с бабочкой, это будет скорее странно. Эта красота будет просвечивать как бы насквозь, через одежду, и мы видим много таких примеров, их становится все больше и больше, это здорово.

Петр Кузнецов: Про Евгения Евтушенко вспоминают, что любил ярко и пестро одеваться.

Ольга Арсланова: «Не надо нам глянцевой «евро-красоты». Внешность – это фантик, важно, что внутри», – почти даже стихи получились.

И все-таки у вас становится больше клиентов-мужчин. Это люди какого возраста, кстати, интересно?

Гайк Бабаян: Да, у нас... Обращаются уже начиная с 25–26 лет. Почему? Потому что активность такая, больше травм получают они, связанных с ринопластикой. А уже от 35–40 обращения, когда деформируют, когда пластика век, скажем, верхние и нижние, по-разному бывает, вот это такие основные. Но, конечно, еще бывают обращения по другим критериям, но это совсем уже другое... Бывает иногда липосакция, ленится идти, скажем, в спортзал, избавляются в разных местах от жира, такие обращения тоже, конечно, есть.

Ольга Арсланова: А говорят вам: «Ну сделайте мне, но только так, чтобы не было заметно, что я что-то делал»?

Гайк Бабаян: Это в первую очередь, по-моему, все говорят.

Ольга Арсланова: Серьезно?

Гайк Бабаян: Это и мужчины, и женщины так говорят, мы к тому и стремимся, чтобы выглядело незаметно и естественно. Это для нас, для хирургов самая такая высшая оценка, когда вот приходят и говорят: «Знаете, я вот пошел в офис, никто ничего не заметил, я комплименты собираю, но никто ничего не заметил». Это вот самая такая высшая похвала.

Петр Кузнецов: Ага, просто понимают, что что-то изменилось, но особо как-то...

Гайк Бабаян: Да, они понимают, они просто не догадываются...

Ольга Арсланова: Отдохнул хорошо.

Петр Кузнецов: То ли похудел, отдохнул.

Ольга Арсланова: Выспался.

Петр Кузнецов: Выспался, да, у нас, кстати, достаточно выспаться.

Гайк Бабаян: Отдохнул, именно вот эти два основных, отдохнул, куда-то съездил, похудел, вот такие вот моменты.

Петр Кузнецов: Кстати, а правда, что достаточно выспаться, и совершенно другое... Можно к вам не обращаться?

Гайк Бабаян: Ну сон, конечно... Если долго спать, скажем так.

Петр Кузнецов: Долго спать тоже, бывает, навредит.

У нас сейчас начинают вспоминать идеалы, кто самый красивый. Есть те, кто приходят с определенным запросом: «Я хочу... Вот хорошо бы...»

Гайк Бабаян: Приходят с определенным запросом именно в целом, показывают, скажем, что такой нос хотят, к примеру, вот такие скулы хотят. Есть такие не в целом именно быть один в один похожим...

Петр Кузнецов: По фотографии, да?

Гайк Бабаян: ...ну вот носик такой, по частям тело, скажем так, больше у мужчин так получается.

Петр Кузнецов: Ульяновская область на связи, Светлана со своим мнением. Здравствуйте, Светлана.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Как дела ваши?

Зритель: Я согласна по поводу одежды для мужчин, для женщин. На пугало надень красивую одежду, и как оно будет выглядеть? Если внутреннего мира нет в человеке...

Петр Кузнецов: ...как у Готье.

Зритель: ...то и выглядеть он будет никак.

Я считаю, что нужно вернуть военные училища, когда был у них внутренний мир, и галантные, умели ухаживать за женщинами, и все женщины тянулись к таким мужчинам. А у нас в Ульяновской области, в городе Ульяновске все училища военные закрыли, и в основном осталось рабочее население, которые загружены своей работой, безденежье, им уже не до выхода в свет, ни в кино сходить, они только работа-дом.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: У нас меньше минуты остается. Ну давайте итоги подведем такие предварительные, еще раз напомню, что это наша большая тема, еще вечером продолжим, как как-то запрашивал, и с модельерами. Все не так безнадежно у нас?

Сергей Артемьев: Ну давайте так. Во-первых, со всеми все уже хорошо, давайте с этого стартовать.

Петр Кузнецов: Ага, давайте так.

Сергей Артемьев: Важна красота изнутри, безусловно, и важно, чтобы эта красота как-то прорывалась все-таки вовне, чтобы мы понимали, что другие люди достойны того, чтобы мы этой красотой делились в том числе во внешности. Если мы говорим о пластической хирургии, было бы хорошо, чтобы мы допускали туда людей не с больной самооценкой, а людей действительно по показаниям, чтобы не поддерживать какой-то невроз, чтобы естественность была естественной, а не только благодаря гениальной работе хирургов.

Гайк Бабаян: Вы знаете, я просто по своей работе понимаю, что, когда ко мне приходят и мужчины, и женщины, они ради кого-то все же делают. Не будем скрывать, наверное, все мы знаем, что, если взять мужчин, все наши поступки, как мы знаем, делаются ради женщин, за женщин, для них делается. Поэтому...

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое, уважаемые гости.

Никуда не уходите, скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски