«Садись, кол!»

«Садись, кол!» | Программы | ОТР

Пятибалльная система оценки знаний устарела? Спрашиваем учителей

2020-09-02T13:21:00+03:00
«Садись, кол!»
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Михаил Любимов: Ситуация очень тревожная, прежде всего из-за роста национализма. Мы движемся к миру, какой был перед Первой мировой
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Частный космос
Лишние налоги: государство слишком много берёт с бизнеса и населения?
Что хотят читать дети?
Гости
Александр Снегуров
заслуженный учитель России, историк
Тамара Эйдельман
заслуженный учитель России, член правления Объединения преподавателей истории

Тамара Шорникова: Тема такая: кол устарел.

Иван Князев: Новый надо точить, что ли?

Тамара Шорникова: Надо просто признать, что мы его не используем. Сенаторы предлагают заменить 5-балльную систему в школе на 4-балльную из-за того, что учителя перестали ставить единицу в качестве отметки. В педагогическом сообществе считают, что это может травмировать ребенка и навредить имиджу школы.

Иван Князев: Хотим спросить у вас, уважаемые телезрители. А если бы вы принимали решение, какую систему оценок знаний вы бы ввели в школах? Оставить все, как есть, с колом, двойками, тройками, четверками и пятерками? А может, ввести 10-балльную систему? Или вовсе отказаться от отметок? Вот, например, ввести систему зачетов. Звоните нам, ждем ваших мнений.

Тамара Шорникова: Да. А сейчас узнаем мнение экспертов. Тамара Эйдельман. Это у нас Заслуженный учитель России, член правления Объединения преподавателей истории. Здравствуйте.

Тамара Эйдельман: Здравствуйте. Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Тамара Натановна.

Тамара Шорникова: Да, вы как считаете: кол – все, прошло его время?

Иван Князев: Нужен он, не нужен?

Тамара Эйдельман: Вы знаете, это немножко странное обсуждение. Потому что в электронном журнале просто нет возможности ставить кол. Поэтому. Это просто устарели все эти слова. А вообще, честно говоря, мне-то кажется, чем больше разнообразие отметок, тем лучше.

Тамара Шорникова: Как в целом оцениваете существующую сегодня систему? Мы все к ней привыкли. Мы, по крайней мере, по ней учились. Но время идет вперед. Сейчас говорят о том, что оценки в принципе скоро канут в Лету, что нужны какие-то другие системы мотивации и подтверждения знаний и т. д. Как вы ко всему этому относитесь? Нужны какие-то новации здесь?

Тамара Эйдельман: Ну, знаете, вообще я, конечно, тоже привыкла, я 30 лет ставлю эти отметки. Без отметок было бы очень здорово. Но для этого нужно изменить все. Весь подход к преподаванию, к заданиям. Это гигантская была бы революция. Может, она когда-то и произойдет, но это очень тяжело.

Иван Князев: Тамара Натановна, а скажите…

Тамара Эйдельман: А вообще пусть побольше, подробней возможно оценки.

Иван Князев: …скажите, пожалуйста, но а сегодня-то за что кол можно схлопотать в школе? Вот за что ребенок может его получить? В тетрадке, там, могут его поставить. Вы говорите, в электронных дневниках нет, но тетрадки же есть, там же могут нарисовать тебе палочку.

Тамара Эйдельман: Ну, в тетрадке можно поставить, только потом эту оценку не перенесешь в дневник, так что… Но вообще, теоретически предполагается, что кол ставится за отказ. Т. е. вот если не сдана работа вообще. Или если, там, отказался отвечать у доски. Ну, вот что-то такое. Тогда это кол. Т. е. это отличается от двойки. Двойка это плохая отметка, а кол – это вообще за то, что забастовал, не хочет говорить. Ну, вот так. Вообще логично, мне кажется.

Иван Князев: Вы сами-то ставили колы?

Тамара Эйдельман: Ставила, ставила. Конечно. Мне кажется, что это… ну, т. е. любая отметка может травмировать ребенка. Есть дети, которых четверка даже травмирует. Вопрос в том, как ты ее ставишь. Ты кричишь вот: «Садись! Кол! Два! Пошел вон!» Или ты ему по-человечески объясняешь. Я вот всегда, когда ставлю плохую отметку, стараюсь написать объяснение: вот извини, мне очень жаль, но ты сделал то-то, то-то. Я понимаю, что все равно обидно, ну – хорошо, человек должен понимать, насколько он. Это в конце концов уважение даже к ребенку. Т. е. ты ему не попустительствуешь, ты ставишь то, что он заработал. Но вежливо, по-человечески объясняешь: ну, дружок, ты вот так вот. …

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Понятно. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Тамара Эйдельман, Заслуженный учитель России, член правления Объединения преподавателей истории. Есть у нас телефонный звонок. Александр, Санкт-Петербург. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Я не считаю, что кол лишний. Ни в коем случае. И вообще, зачем что-то менять в системе оценок? Ведь кол – это пугало. Пугало. Ребенок знает, что он может получить кол. И пускай он остается. Кому он мешает, я не понимаю. Вы знаете, где кол лишний? В ТТ-11.

Иван Князев: Ну, а разве хорошо быть пугалом?

Зритель: Такая единица лишняя. И последняя цифра лишняя. Потому что 11 классов нечего делать в школе. Надо вернуть десятилетку, как это было всегда. И дети, кстати, были умнее. А первый класс нужно отменить, потому что там полнейший примитив. У меня ребенок это делал еще 2 года назад в садике. Все, что там в первом классе. Вот где колы лишние, понимаете?

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам, Александр.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Смотрите, сколько реформ сразу в одном ответе, да?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем, согласен ли с Александром его тезка. Александр Снегуров, Заслуженный учитель России, историк. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Викторович.

Александр Снегуров: Здравствуйте. С солнечным сентябрьским днем!

Тамара Шорникова: Да, и вас также.

Иван Князев: И вас также.

Тамара Шорникова: Вот у нас только что было масса предложений. Первый класс отменить, ввести десятилетку, кол оставить. Что из этого вы поддерживаете, что нет? Преимущественно, конечно, оценки интересуют, оценочная система.

Александр Снегуров: Да, я об этом вначале скажу. Я педагог-новатор, склонен к реформам был еще со студенческих времен. И сейчас, встречая 33-й свой школьный сентябрь, так же расположен к различным инновациям. Но для меня имеет значение и традиция при этом. Я выступаю за широкий спектр оценок. Но он и так узкий, в связи с тем, что в последние годы практически не используются баллы, вот единица, двойка даже. И тройка порою с трудом.

Иван Князев: Ну, а почему?

Александр Снегуров: Намеренно, намеренно сужен вот этот и так узкий спектр. Я старался в своей практике, исхитряясь как-то, изощряясь, использовать 11 баллов, не выходя за рамки вот этих цифр. Т. е. у меня были оценки 3, 4 – это значит ближе к тройке, но есть намек на четверку; 4, 3 – это приближение к четверке, но еще не оторвался от тройки. И ученик видел динамику движений. И не обижался. Я пояснял и пятиклассникам, и десятиклассникам, когда 10 классов было, в чем значение и смысл вот этих ступеней. Ну, и вообще я за широкий спектр во всем, если так уж говорить.

Иван Князев: Т. е. вы больше, наверное, даже за какую-то 10-балльную систему.

Александр Снегуров: Конечно.

Иван Князев: Потому что, например, ставим же мы сейчас четверку с плюсом. Что она обозначает, четверка с плюсом?

Александр Снегуров: Да. Ну, я вот тогда ставил 4, 5 в моей парадигме. Это значит, что человек стронулся с площадки четверки, да, но еще не приблизился к отличной оценке. Он находится в пути. Это прекрасный замер вот этой дистанции, еще не полностью пройденной.

И поэтому здесь единица нужна, но не как пугало. Не надо никого в школе пугать. Многие педагоги и так запуганы без этой единицы. Она просто обозначает, что работа не выполнена или выполнена очень плохо. Ведь изначально-то оценки какой смысл несли? Единица – плохо, двойка – посредственно, а тройка – удовлетворительно, т. е. это уже…

Иван Князев: Но это еще такие, дореволюционные, насколько я помню, система оценки знаний была такая, по-моему, еще в пушкинские времена.

Александр Снегуров: И дореволюционная. И она подтверждена на новом витке в 1944-45 годах. Мы отмечаем в этом году, по сути дела, юбилей введения этих оценок.

Иван Князев: Александр Викторович, давайте послушаем наших телезрителей, что они думают по этому поводу.

Александр Снегуров: Давайте. С удовольствием.

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Марина, Астрахань. Приветствуем.

Иван Князев: Здравствуйте, Марина.

Зритель: Здравствуйте. Извините, пожалуйста. Это Астрахань, Данилова Марина Александровна. Хочу сказать вот что. Мы говорим …

Тамара Шорникова: Так, мы вас слушаем.

Зритель: Мы говорим об оценке кол. А хочется сказать о том, что у нас преподавание не дает основательных знаний. Почему? Потому что суженность самой программы, которая сейчас у нас производится в образовании, она не дает людям мышления, она не дает им логики никакой. Поэтому дети, которые получают вот эти колы, они совершенно затупляются еще больше и замыкаются в себе. Хотя люди эти, дети наши, они не настолько глупы и не настолько, как говорится, не настолько оценка у них в низкой такой планке.

И еще вот что хотела сказать. Наш преподавательский состав, который работает у нас в школах. В основном, мы сейчас знаем, что дипломы покупаются. Кто они, что они? Вот у нас такая ситуация сложилась.

Иван Князев: Ну, ладно, вы уж так не наговаривайте на всех учителей нашей страны.

Зритель: Ну, может быть, да. Но в основном, но не в основном, может быть. Но вот мы столкнулись с такой ситуацией. Вот скажите, как можно рассудить в такой ситуации? Такая ситуация сложилась. Дочь военнослужащая, переведена с другого района в другой район. Переехали. Ребенок еще находится в больнице со сломанной рукой, две операции провели ребенку. Ребенок приходит в новую школу, в новый район, в другую квартиру. Все новое, все другое. В октябре месяце, 9-й класс. Ему понаставили сразу двоек по пяти предметам. Дочь уехала в командировку: она военнослужащая. Меня, как бабушку, не воспринимают вообще никак. Я пришла в школу, мне сообщили только о том, что у учителя день рождения. И со мной будут разговаривать только как с третьим лицом.

Иван Князев: Ну, понятно.

Зритель: Понимаете, вот этот шок… Послушайте меня, пожалуйста. Шок, который испытали мы, взрослые люди, отразился на ребенке. Нам пришлось ребенка самим оставить на второй год в 8-м классе, хотя он учился в 9-м классе. Только потому, что ему не давали возможности, эти двойки, которые понаставили, просто не дали возможности их исправить.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо вам за этот сложный опыт. Действительно, да.

Иван Князев: К директору бы сходили. А еще лучше – в управление образования.

Тамара Шорникова: Да. Александр Викторович, ну вот какая-то странная история.

Александр Снегуров: Но я эту историю, разрешите, не буду комментировать. Потому что здесь много таких факторов, которые надо исследовать особо. И, действительно, обращаться нужно по инстанциям.

Тамара Шорникова: Да, безусловно, да.

Иван Князев: Не будем, не будем, действительно, комментировать. А вот последний…

Александр Снегуров: А вернуться к тому, что Александр сказал. Вот вы меня спросили по поводу другого аспекта его вопроса. Или к нему не возвращаться, к этому вопросу, мне? Насчет того, что сократить пребывание ученика в школе. Да, это обоснованно. Есть давно разработанные методики, они успешно действуют (если их распространить широко, они бы действовали эффективно в пространстве всей страны), которые доказывают и показывают вполне убедительно, что 11 лет обучения – это излишне. Ну, за исключением, может быть, таких предметов, как история и литература. Потому что здесь структурировать материал сложнее, намного сложнее. А вот по русскому языку, по математике это можно сделать, если заняться специалистам и не находиться в плену представлений, уже, так скажем, отживших свое. Хотя я говорю, что я за традицию, но не всякая традиция должна продолжаться.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам большое. Александр Снегуров, Заслуженный учитель России, историк, был с нами на связи. В завершение обсуждения несколько СМС.

Тамара Шорникова: У нас звонок еще.

Иван Князев: А, у нас звонок еще есть?

Тамара Шорникова: Да, давайте послушаем. Екатерина, Крым. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать по поводу 10-балльной системы. Я при Украине училась по 10-балльной системе, вот. И не совсем как бы мне нравится. Потому что не совсем было понятно: 6, 7, 8. А как бы здесь есть точное понятие: вот 4 – 4, ну, нормальная, да? 5 – отличная. 3 – значит, нужно подтягивать. А там как бы: 6 – ну, нормальная, это же не 5, можно и как бы немножко расслабиться. 7 – как бы тоже. В общем, а за кол я так, чтобы он оставался. Потому что он все равно как бы стимулирует.

Тамара Шорникова: Интересно.

Иван Князев: Это, знаешь, так вот: плохо, но еще терпимо, еще ладно.

Тамара Шорникова: Коротко вопрос: а может быть, совсем отменить оценки? Вот как в Норвегии. Там, по-моему, до 8-го класса вообще нет оценок. Вы как, поддерживаете эту идею?

Зритель: Нет. Оценки нужны. 5-балльная система вот отлично.

Тамара Шорникова: Да? Понятно. Хорошо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Но надо сказать, что многие наши телезрители выступают за нее же: оставить все как есть, не трогать.

Иван Князев: Но есть и предложения достаточно интересные. Вот СМС из Иркутской области: «А может, нужна 3-балльная система? 0 – ничего не сделал. 3 – удовлетворительно. 5 – все сделал правильно». А еще одна СМС из Нижегородской области: «Оставьте нас, школу в покое. Его тоже надо заслужить». Человек со знанием дела, видимо, пишет.

Тамара Шорникова: Да. И еще 2 все-таки СМС про кол. Многие просто ударились в воспоминания. Владимирская область: «Кол обычно хороший учитель ставил лучшему ученику за ошибки, недопустимые именно для лучшего». Какие-то прямо суровые владимирские школы. Ярославская область: «Курил на уроке пения. Кол. 1975 год. Записано в дневнике». И Архангельская делится таким хитрым опытом: «Раньше кол было хорошо исправлять в дневнике…

Иван Князев: На четверку.

Тамара Шорникова: …на 4». Прокатывало.

Иван Князев: Конечно. Вообще это святое дело.

Тамара Шорникова: Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)