Сам поймал - сам продаёшь?

Сам поймал - сам продаёшь? | Программы | ОТР

Почему рыбакам-любителям не хотят разрешить продавать улов

2020-09-16T19:56:00+03:00
Сам поймал - сам продаёшь?
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
ТЕМА ДНЯ: Осень. Народ разозлился
Гости
Василий Соколов
заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству

Оксана Галькевич: Ну что, друзья, вы знаете, все новое – это хорошо забытое старое, все мы знаем это выражение. Но иногда нам приходится долго это старое вспоминать, чтобы оно вернулось в нашу жизнь. Ну вот, например, рыбаки, которые продают свой улов, – скажи, Костя, это ведь обычная картина для Западной, да и Восточной Европы тоже, да?

Константин Чуриков: Чего ты ко мне обращаешься с этим вопросом? Я не знаю.

Оксана Галькевич: Ты там бывал же, видел.

Константин Чуриков: Я там был.

Оксана Галькевич: И у нас, кстати, тоже это когда-то было в укладе в прибрежных, морских, озерных, речных территориях, целые города и села и себя этим промыслом кормили, да и других, в общем, тоже.

Константин Чуриков: Да. Но в последние много лет уже уклад стал другим, большие уловы и заработки промышленникам, любителям, только вылов для собственных нужд, а вот любительской рыбалкой в стране при этом, по самым разным оценкам, заняты от 10 до 20% населения, это около 15 миллионов. За год их улов составляет тоже примерно 150–200 тысяч тонн рыбы, совсем немного, это лишь 3–4% от общего российского улова.

Оксана Галькевич: Ну казалось бы, просто рыбак не может быть конкурентом таким серьезным, какую-то угрозу представлять, коммерческую опасность для крупных игроков. Но когда появилось это предложение разрешить индивидуальным рыбакам продавать свой улов, началось обсуждение достаточно широкое, и надо сказать, что мнений было много разных. В итоге, смотрите, 4 региона активно выступали за то, чтобы разрешить жителям продавать пойманную рыбу, но по итогам обсуждения такую возможность получил только 1 регион, это Мурманская область, он был признан наиболее, так скажем, готовым к этому «пилоту», к этому проекту.

Константин Чуриков: Да, но всего регионов здесь 4, как ты сказала, Мурманская область, Томская, Магаданская, Сахалин. Все они отмечали, что, в общем, в этот сложный момент людей надо поддержать, им надо дать возможность реализовывать эту продукцию. Вопрос, кстати, каким образом, на каких основаниях и какие здесь есть мнения на этот счет.

Оксана Галькевич: Ну что, дорогие рыбаки, рыбоеды и рыболюбы, звоните нам скорее, мы работаем в прямом эфире, пишите нам также на SMS-портал. Особенно интересно будет услышать мнение как раз вот рыбаков, жителей вот таких вот территорий, богатых рыбой.

Константин Чуриков: И рыбачек, да.

Оксана Галькевич: Да, и рыбачек тоже.

Ну а мы представляем нашего гостя: в студии у нас сегодня Василий Соколов, заместитель руководителя Росрыболовства. Василий Игоревич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Василий Соколов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Василий Игоревич, хочется сначала спросить, наверное, об очевидном. Доводы ФСБ, доводы вот других надзорных ведомств, почему этого делать нельзя?

Василий Соколов: Ну, это не то что почему это делать нельзя, есть просто понятные опасения, они высказывались с самого начала. Немножко перейду к причине, откуда это все возникло. Было обращение губернатора Мурманской области на президента, и было поручение проработать этот вопрос, оценить возможные риски, чем, собственно говоря, мы и занимались.

Когда мы подошли только к этой проблеме и к тому концепту, который предлагался в Мурманской области, конечно, было очень много негатива. То есть в первую очередь, да, контрольные органы сказали, что это будет легализация браконьерства, ветеринарные органы сказали, что невозможно будет осуществить ветеринарный контроль. Потом выступили промышленники, которые сказали, что это у них отберут под это дело квоты, соответственно, промышленное рыболовство потеряет. То есть сразу же несколько таких серьезных аргументов были высказаны против такого подхода.

Поэтому мы решили собрать вообще весь пул мнений, опросили все субъекты, запросили основные ассоциации рыбопромышленников, провели несколько сессий с контролирующими органами, причем как с теми, которые работают в Москве, так и на местах. И по итогам этого выяснили, что есть регионы, которые активно выступают за и считают, что риски можно минимизировать, по факту это было 4 субъекта, вы их назвали, это Мурманск, Магадан, Сахалин и Томск, причем в Томске эта практика существовала до недавнего времени.

Примерно 50 субъектов сказали, что им либо это неинтересно, либо они категорически против, и в принципе назвали те же самые аргументы, то есть это и сложность с контролем, ветеринарная безопасность, ну и они не видели какого-то экономического, социального эффекта от этого. (На самом деле это есть доля правды и у них.) Ну и часть регионов, конечно, отозвались нейтрально, сказали, давайте, пускай вы где-то попробуете, а мы посмотрим и, может быть, присоединимся.

Константин Чуриков: Василий Игоревич, извините, я вас перебью. Но мы здесь, мне кажется, говорим же не только о рыболовах-любителях, их много, от 10 до 20 миллионов...

Василий Соколов: Нет, мы говорим исключительно о рыболовах-любителях.

Константин Чуриков: Нет, секунду, в конечном итоге, если речь идет о том, что эти рыболовы-любители могут продавать эту рыбу, то речь идет уже о нас, остальных, обо всех рыбоедах страны. Я думаю, что я не первый сейчас в эфире скажу, что ну не видим мы в магазинах вот эту рыбу. Мы окружены со всех сторон океанами, понимаете, морями, у нас реки, озера, и где эта рыба? Может быть, вот эта метода как раз и поможет нам увидеть эту рыбу?

Оксана Галькевич: То есть она есть, но она дорогая просто очень.

Василий Соколов: Да, я бы тоже сказал, что вопрос не столько в том, где эта рыба, возьмите 10-летнюю давность и прилавки магазинов по рыбе и сейчас, ассортимент гораздо более обширен, разнообразен. Другое дело, что цена на рыбу и правда кусается, и надо сказать, что тут есть определенная сложность, потому что рыба является товаром не только для внутреннего потребления, но также это и экспортный хороший товар. Естественно, цены всегда колеблются и рыбак всегда смотрит, где ему лучше продать, это промышленный рыбак, поэтому...

Опять же, есть еще один нюанс, что те оценки, которые дает Росстат по потреблению рыбы, есть методика Росстата, и она показывает достаточно неплохое в целом потребление по домашним хозяйствам, именно по домашним хозяйствам, не те оценки, которые можно сделать, проведя простое сложение-вычитание от того, сколько поймали, сколько произвели, сколько вывезли, сколько привезли по импорту. И явно, что в этих домашних хозяйствах учитывается как раз в том числе, и во многом эта очень существенная часть, продукция любительского рыболовства, то есть то, что потребляют в домашних хозяйствах, выловленное самими рыбаками либо купленное где-то на местных рынках, но фактически не имеющее промышленного происхождения.

Но вернусь все-таки к рискам. Когда вопрос зашел, мы стали не просто обсуждать, мы попробовали посмотреть, где эти тонкие точки. И на самом деле в первую очередь, конечно, для промышленника самое страшное, если будет квота какая-то устанавливаться для квотируемых объектов, тогда, понятно, часть недобросовестных промышленников захотят под эту, скажем, дудочку...

Константин Чуриков: Под эту дудочку, да.

Василий Соколов: Да, получить бо́льшие объемы, и они найдут способ, как легализовать именно через это направление, и тогда другие промышленники, не столь недобросовестные, получат снижение своих объемов к вылову.

Поэтому мы пошли, что надо, соответственно, уйти от квотирования, то есть у нас есть мера, норма регулирования, она в законе о любительском рыболовстве есть, это суточный вылов, соответственно, можно регламентировать суточным выловом. Мы предложили, что к сдаче рыбак-любитель может давать, представлять не более 3 суточных норм, ну исходя из того, что он вышел на водоем, там может провести не один день, соответственно, 3 суточные нормы он может выловить. Естественно, для некоторых регионов, например для Мурманской области, где суточный вылов по треске 100 килограммов, но 300 килограммов съесть, сами понимаете, семье невозможно.

Оксана Галькевич: Невозможно, да.

Константин Чуриков: К сожалению.

Василий Соколов: В то же время, даже не все время, треска тоже не все время подходит к мурманскому побережью, чтобы ее можно было круглый год ловить, ну и погоды там такие, что любители не всегда...

Оксана Галькевич: Суровые.

Василий Соколов: ...могут выйти в море. Поэтому у него может получаться излишек, который ему логично куда-то отдать – может, раздать своим знакомым, родственникам, а может, пойти и в непростое время, соответственно, сдать.

Следующий момент, куда прийти и как сдать. Тут мы решили, что надо дать полномочия субъекту, определить, во-первых, какие муниципалитеты... Не все муниципалитеты одинаковы, какие-то городские муниципалитеты живут, скажем, лучше, чем сельские поселения. Поэтому субъект может определять, вот в этих муниципалитетах такая практика возможна, соответственно, там жители могут заниматься продажей.

Дальше это места, куда привезти. Ну, не так много мест, как правило, бывает, если в морских регионах, куда можно привезти, это можно установить опять же субъекту, и там при необходимости можно обеспечить контроль. И дальше, самое важное, куда сдавать эту рыбу, чтобы была проверка ветеринарии, и это тоже может сделать субъект. У нас есть такие варианты вообще в практике российской, то есть это могут быть ярмарки, рынки, потребкооперация, заводы...

Оксана Галькевич: Кстати...

Василий Соколов: То есть это то, что может позволить этой рыбе попасть непосредственно на местный рынок.

Оксана Галькевич: Василий Игоревич, а вот эта потребкооперация, ведь это в принципе уже создание действительно нового некоего такого рынка, вот это уже не индивидуальный рыбак-предприниматель, рыбак, который выловил и что-то там продает, здесь уже, наверное, промышленники могут забеспокоиться.

Василий Соколов: Понимаете, потребкооперация может быть не в части вылова, а в части переработки, в этом направлении. То есть в части вылова мы говорим, что это все-таки рыбак-любитель.

Оксана Галькевич: Индивидуальный.

Василий Соколов: Да, исключительно в рамках суточных норм. Поэтому как бы вот если места сдачи определены, соответственно, субъектом опять же, то там можно и наладить одновременно ветеринарный контроль, как делается по мясу, например, на рынках. То есть в принципе эта практика уже есть.

Константин Чуриков: Василий Игоревич, многие хотят высказаться, давайте сейчас послушаем звонок, потом еще, кстати, сюжет посмотрим. Хамит из Челябинска, рыбак-любитель. Здравствуйте, Хамит.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Хамит.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Добрый. Какую рыбу ловите?

Зритель: Я... Попадается щука у нас, карп и окунь, это у нас в основном на этих озерах, то, что у нас находится.

Василий Соколов: Ну, карп – это аквакультурная рыба, это не дикая, это вы на каком-то хозяйстве ловите.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Нет-нет, у нас озера свободные, они зарыблены давным-давно, они у нас как бы водятся.

Константин Чуриков: Хорошо. Хамит, вы за то, чтобы рыбаки-любители получили право реализовывать свою продукцию на ярмарке, куда-то сдавать-продавать?

Зритель: Нет, реализация меня не интересует, потому что мы сидим на рыбалке не для того, чтобы ловить рыбу и продавать, мы как любители поймать покрупнее рыбу и как бы... Это не то что похвастаться, а просто показать, сфотографироваться.

Константин Чуриков: Ну?

Зритель: Но вот те законы, которые приняло государство насчет сантиметров и веса, вот это вот, конечно, нас очень-очень как бы, ну грубо говоря бесит, потому что инспекторы ходят с этими линейками, весами и начинают наказывать и штрафовать.

Константин Чуриков: Какие ограничения, коротко, по сантиметрам и по весу?

Зритель: Ну, там есть сантиметры определенные на рыбу, 20 сантиметров, 15 сантиметров, вес больше 5 килограммов. Если мы карпа ловим весом 8 килограммов или 7 килограммов, заставляют отпускать... Но для того, чтобы мы сидели целыми днями, сутками на озере и отпустить эту рыбу... Конечно, очень жалко.

Константин Чуриков: Да, понятно. Спасибо за ваш звонок.

Василий Соколов: Ну, я как бы хочу сказать, что, знаете, сантиметры меряют для того, чтобы не ловили маломерную рыбу, потому что все-таки рыбе надо дать шанс хотя бы раз отнереститься, это просто исходя из общих принципов. Поэтому, конечно, маломерную рыбу ловить нельзя, это правило рыболовства, для каждого вида установлены свои меры. Но для карпа их нет, потому что карп не является дикой рыбой, это фактически объект аквакультуры. То, что он где-то в озерах остался, ну это недоработка, это неправильно вообще на самом деле, и за карпа не могут штрафовать, если он маломерка.

В остальном он, конечно, говорит о том, что есть суточные нормы, они разные для разных регионов, и в этом направлении, конечно, надо работать. Где-то они, может быть, не совсем правильны. То есть они устанавливались, когда вошла эта норма в действие, после голосования с субъектами. Конечно, там оценивалась продуктивность водоемов, нагрузка: понимаете, если каждый приедет и выловит 100–200 килограммов, то водоем, учитывая те средства вообще, которые есть технические сейчас у многих граждан наших, уже не так много водоемов, которые в девственном состоянии остались.

Оксана Галькевич: Способны выдержать это.

Василий Соколов: Да, вот. И эта норма, кстати, общемировая.

Оксана Галькевич: Василий Игоревич, давайте посмотрим сюжет из двух регионов, Чебоксары и Петропавловск-Камчатский, вот как у них обстоят дела с рыбаками-любителями и что люди думают по поводу этой вашей инициативы.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Да, тоже отдельная тема.

Оксана Галькевич: Ну это, в общем, каждый человек сам должен решать, выгодно ему, не выгодно, хочет он этим заниматься, главное, чтобы возможность такая была.

Константин Чуриков: Нам пишет зритель из Томской области, нам с Оксаной: «Олени, вы определяетесь сначала, кто такой рыболов-любитель». Давайте, кстати, определимся. Я так понимаю, что предлагалось два варианта, что рыбаки не платят налогов, это один вариант, а другой вариант, что они все-таки какие-то индивидуальные предприниматели и, в общем, с них надо что-то брать.

Василий Соколов: Ну, во-первых, хотел просто Камчатку прокомментировать.

Константин Чуриков: Давайте.

Василий Соколов: Вот как бы в законопроекте заложено, что, во-первых, перечень видов, которые можно реализовывать, будет определиться. То есть понятно, что к лососю, это самые проблематичные вещи, там даже с удочкой и со спиннингом при желании можно «набагрить», и много у нас таких людей, которые спокойно это могут сделать. Поэтому это явно не должно распространяться на самом деле ни на Камчатку, ни на целый ряд видов, и понятно, что туда не должны попадать трепанг, крабы, то есть то, что тоже достаточно...

Константин Чуриков: В общем, самое вкусное, да.

Василий Соколов: Ну, это наиболее ценное, тут соблазн будет велик.

Константин Чуриков: Ага.

Василий Соколов: Еще раз подчеркну, все-таки изначально подразумевалось, что человек идет на рыбалку, и, если у него есть излишек, он может его продать. Но при этом вводился ряд ограничений, в частности, предусматривался только для таких рыбаков-любителей, то есть они должны были бы оформлять рыболовный билет, и если он нарушает правила или не соблюдает те требования, которые есть, то этот рыболовный билет можно было бы изъять.

Дальше в целом концепт был такой, что есть у нас уже практика по дикоросам, по грибам-ягодам, соответственно, применить вот те наработки, которые уже есть, применить их и здесь.

Константин Чуриков: Звонит телефон у нас.

Оксана Галькевич: Это про самозанятых вы имеете в виду? Человек оформляется самозанятым и... ?

Василий Соколов: Да. Он может потом сам это оформить, если захочет.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Звонки. Марина, Санкт-Петербург, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Марина.

Зритель: Добрый вечер. Мне вот очень близка тема, которую вот сейчас вы рассматриваете...

Константин Чуриков: Вы рыбак?

Зритель: У нас очень большое государство, у нас очень... Я в городе, в котором когда-то мой дедушка, выходя в Финский залив, имел на Шкиперском потоке лодочку, он выходил, легко рыбачил, что-то сдавал на рынок, там был такой рыночек голландский, и что-то ели в семье, в большом количестве соседям. Сейчас столько проблем!

Вот я не могу смотреть на банки с икрой, которые стоят. Ну не надо столько вот икры, может быть, пусть эта рыба родится, вырастет и мы ее поймаем, и будет меньше разрешений, меньше вот этих вот надзорных инспекторов, а будет больше рынков, которые... Я вот не слышала ни разу, вот во всех странах показывают, которые на побережье находятся, есть рынки, куда с утра приходят рыбаки...

Микропредприятия, это ненамного отличается от частного рыбака, который ходит и ловит каждый день, у них тоже возможности как бы физические, но они отчитываются каждые 5 дней, сколько они выловили, получив разрешение. Получив разрешение, сейчас заставили отчитываться каждые 5 дней, даже если вы ничего не поймали, даже вы полгода ничего не ловили, вы болеете, на больничном, вы должны отчитываться. Может быть, как-то вот эти вот убрать, а добавить вот эти зарплаты на людей, которые будут сидеть, создать рынки крытые... Сейчас такое огромное строительство везде, столько строится...

Оксана Галькевич: Хорошо, Марина, спасибо, поняли вас.

Еще сразу выслушаем Анатолия из Подмосковья. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Всем хорошего вечера.

Я хотел обратить внимание, что вот представитель Росрыболовства задумался бы не о промысловой добыче рыбы, а о простых гражданах, которые живут... Вот я, допустим, живу в Шатуре, у нас нет ни магистральных рек, у нас есть озера, карьеры...

Константин Чуриков: Озера есть, да.

Зритель: ...которые в лесу, никому не принадлежат, и мы там ловим рыбу, карася. Карась – это простая рыба костлявая...

Константин Чуриков: Я знаю, я у вас на Керве был в Шатурском районе, да, там много особо не поймаешь, да.

Зритель: Как раз на Керве у меня теща живет, я на Керве и промышляю.

Константин Чуриков: Вот.

Оксана Галькевич: Так а в чем противоречие? Собственно, об этом речь и идет, про простых людей-то.

Зритель: Так вот я хочу попросить уважаемого представителя, чтобы он обратил внимание на то, что люди, которые ловят на карьерах, озерах лесных, там никто рыбу не разводит, она испокон веков сама живет, чтобы не запрещали ловить карася, щуку...

Василий Соколов: А кто запрещает ловить карася?

Зритель: Там кругом Рыбнадзор ходит, штрафует: «А где у вас разрешение»? А тем более сейчас...

Василий Соколов: Да бог с вами, не могут штрафовать за карася, если вы ловите разрешенными орудиями лова.

Зритель: А какие разрешенные орудия лова? На удочку вы много не поймаете.

Василий Соколов: А чем вы ловите?

Константин Чуриков: Чем вы ловите, да?

Василий Соколов: Сетями? Сети запрещены для любительского рыболовства в центральных регионах.

Зритель: Вот... Значит, что будет хуже, если народ станет ловить на лесных озерах рыбу сетями, которую никто не воспроизводит?

Константин Чуриков: Спасибо.

Василий Соколов: Вот закон о любительском рыболовстве как раз появился благодаря тому, что все водоемы Центральной России были завалены китайскими сетями, и терпение превысило уже. То есть они были запрещены к ввозу, вроде как и оборот их, это, уже все сомневались, но все водоемы были в китайских сетях. И одна из норм как раз закона о любительском рыболовстве, что сети разрешаются только в отдельных районах Севера и Дальнего Востока, то есть там, где, правда, удаленные районы, где люди не могут поймать, обеспечить себя рыбой в тяжелых условиях. Поэтому в Центральной России сети для любительского рыболовства, мы категорично возражаем, и не только мы.

Оксана Галькевич: Ну вот, собственно, прояснилось хоть, в чем противоречие.

Давайте подключим еще одного собеседника к нашему разговору: председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов у нас на связи по Skype сейчас. Здравствуйте, Валентин Валентинович.

Валентин Балашов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Валентин Валентинович, ну, вы представляете рыбопромышленников, как вот вы со своей колокольни смотрите на то, что, может статься, рыбаки-любители получат какие-то, в общем-то, преференции, права и так далее?

Валентин Балашов: Совершенно спокойно смотрю. Могу сказать, что эта идея все-таки попробовать на одном из регионов технологию, позволяющую рыбакам-любителям, как и, замечу, рыбакам-охотникам, продавать излишки...

Константин Чуриков: Да.

Валентин Балашов: Ну, в том случае продукцию любительской охоты, а здесь именно вылова. Эта идея родилась и пришла именно из Мурманской области в прошлом году, поэтому... А почему она? Не от хорошей жизни, потому что на побережье нет работы, люди фактически ловят рыбу, фактически через интернет, где-то по гаражам, на бензоколонках ее продают, население эту рыбу без ветеринарных сопроводительных документов покупает, употребляет в пищу. Все это, конечно, неправильно.

Поэтому в прошлом году летом было принято принципиальное решение в присутствии заместителя генерального прокурора России с участием руководителя Росрыболовства все-таки попробовать на одном из регионов вот эту законодательную норму, которая позволила бы людям законно, прозрачно, с уплатой определенных налогов плюс отчетности реализовывать излишки и жить спокойно у моря, то, что они и делают сейчас.

Оксана Галькевич: Вы никакой угрозы, соответственно, для себя не видите в этом, да? Ну конкуренция просто, какой-то коммерческой угрозы нет для вас в этом?

Валентин Балашов: Ну, любительское рыболовство и сейчас осуществляется в рамках суточной нормы, и осуществляется контроль со стороны государственной морской инспекции, пограничного управления. Те же люди, которые сегодня ловят, но продают нелегально, продолжат это делать, но легально, пограничники как контролировали, так и продолжат контролировать. Никто сегодня вообще не поднимает вопрос о том, что они это делают плохо, они делают это хорошо: любая лодка с любыми гражданами заявляет перед выходом в море в погрануправление, также она и заявляется по прибытию на берег, говорит, сколько чего поймали, все это продолжится. Вопрос в том, что на следующем этапе не надо бегать по гаражам, они в установленные властью муниципальной и региональной места могут привозить эту рыбу, делать соответствующий ветеринарный осмотр, получать выездные документы и реализовывать в установленных властью местах.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Валентин Валентинович. Валентин Балашов, председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна.

Василий Игоревич, все-таки, мне кажется, вы не ответили на мой вопрос по поводу того, как быть с рыбаками-любителями, которые, предположим, начнут продавать рыбу. Просто продают или налоги?

Василий Соколов: Нет, вот как раз в начале, когда это обсуждалось, предполагалось, что это должны быть ИП и так далее. Мы решили, и все 4 региона нас поддержали, что как раз это должен быть исключительно социальный проект, то есть это без какого-то вступительного взноса, сам рыболовный билет должен стоить, условно говоря, сколько стоит бумажка, никаких налогов им не вменяют.

Константин Чуриков: Ага. А Минфин, извините, Федеральная налоговая служба?

Василий Соколов: Ну подождите, они и так не платят, и так не будут платить. С другой стороны, если они, ну кто-то из них захочет потом иметь бонусы от своей деятельности, он может оформиться как самозанятый, это ничто не мешает в данном случае. Поэтому тут мы видим это исключительно как социально направленный законопроект. И как-то вот сейчас, кстати, пошло, что он уже реализован, я хочу подчеркнуть, что не реализован, то есть он даже не внесен в Госдуму, поэтому это только обсуждение.

Оксана Галькевич: Инициатива, да, мы так и говорим.

Василий Соколов: Да.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений у нас на SMS-портале. Рязанская область пишет: «Муж рыбак, в хорошую погоду целый день может просидеть с удочкой, а домой ничего не принесет, а если принесет, то на одну сковородку». Удмуртия пишет: «Верните уже рыбу из Норвегии», – это вот промышленники, те, кто ловят в больших объемах, они все-таки ищут более выгодные рынки сбыта. «На удочку, – Самарская область пишет, – ловить негде, пруды и озера находятся в руках у разных частников, или люди просто закрывают доступ к водоемам». «Рыба будет, если запретить лов рыбы сетями и прекратить продажу сетей в магазинах», – это пишет уже нам Карелия.

Василий Соколов: Полностью это поддерживаю, это вот к комментарию в части телефонного звонка. Но хочу сказать, что у нас страна огромная, условия везде разные, именно поэтому предложено не вводить это как общую норму. Еще раз подчеркну, мы все субъекты опросили и были диаметрально противоположные взгляды, а как бы предложение сделать 4 «пилота», те, кто хочет, те, кто готов.

Константин Чуриков: И посмотреть.

Василий Соколов: И посмотреть.

Оксана Галькевич: Василий Игоревич, а условия игры не поменяются спустя какое-то время? У нас, вы знаете, люди тертые калачи, вот, что называется, вступаешь в эту игру, получаешь этот билет на вылов рыбы, а потом, спустя... То есть ты легализовался, что называется, вышел из тени, а потом к тебе так хап! – плати налог или там еще что-нибудь. Таких опасений у людей не должно быть?

Василий Соколов: Ну, мы считаем, что не должно. В принципе в нынешнем законопроекте прописано все максимально просто и понятно, то есть это вообще изначально вводится как некоммерческая составляющая. Поэтому если она в законе прописана, это значит, надо будет менять закон.

Оксана Галькевич: Как минимум, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Василий Соколов, заместитель руководителя Росрыболовства, был у нас в эфире. Будем следить за рыбой, за рыбой на прилавках и, конечно, за судьбой рыбаков-любителей.

Оксана Галькевич: Мы желаем просто Мурманской области успеха, Костя.

Константин Чуриков: Мы хотим эту рыбу тоже как-то увидеть. Спасибо.

Оксана Галькевич: Пусть люди ловят рыбу, зарабатывают, глядишь, она как-то доступнее станет у нас с тобой. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Василий Игоревич.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)