Александр Басин: Большинство покупают самогонный аппарат от недовольства качеством алкоголя в магазине

Гости
Александр Басин
коммерческий директор «ДИСТИЛЛЯРУС»

Марина Калинина: Мы продолжаем. Следующая тема – самогоноварение. Министр здравоохранения Вероника Скворцова на этой неделе заявила, что за последние 5–7 лет потребление алкоголя в нашей стране сократилось на 80%. Однако, если посчитать спад потребления спиртного в литрах спирта, то это будет не 80%, а только 30%. Это данные Росстата о розничных продажах алкогольных напитков на 2016 год. На 2017 год пока данные не опубликованы. Так откуда взялась цифра – 80%?

Юрий Коваленко: Просто у некоторых экспертов есть версия, что россияне стали больше пить неучтенного алкоголя, чистого как слеза самогона либо же пива, которое не сертифицируется никаким образом. Благо, найти перегонный аппарат труда не составляет вообще. Цена – от 2 тысяч рублей. Можно на рынке б/у найти еще дешевле. А остальное – полет фантазии. Рецептов море. Но с 1 января 2018 года в России вступает в силу новая редакция статьи 14.17 Административного кодекса, запрещающая производство самогона без специального разрешения. Ну, некоторым посоветуем расслабиться: под обязательную регистрацию подпадают только установки, производственная мощность которых превышает 2 тысячи литров.

Марина Калинина: С меньшим по производительности оборудованием заниматься перегонкой можно будет без сертификации, но только для того, чтобы пить самим или угощать своих гостей. За продажу – штраф. За перевозку самогона более 10 литров – штраф. А вот сколько его производится для личных целей – учесть, как вы сами понимаете, просто невозможно.

У нас в гостях – Александр Басин, коммерческий директор компании "Дистиллярус". Здравствуйте, Александр.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Александр Басин: Добрый вечер.

Марина Калинина: Мы вас встречаем водой, а не самогоном.

Александр Басин: Извините, что с пустыми руками.

Марина Калинина: Ничего страшного. Придете, значит, еще раз, в следующий раз. Александр, скажите, пожалуйста, на сегодняшний день вот это самогоноварение – это уже какая-то экономика самогона, это как явление уже такое или нет?

Александр Басин: Ну, в целом да, это на данный момент очень популярное хобби. Это распространено по всей России, а не только в регионах, где, допустим, очень доступное сырье для этого всего, то есть фрукты и так далее. И люди стали, помимо того, что меньше пить, они, может быть, стали лучше разбираться в алкоголе, то есть в том, что они пьют. Тем более когда ты начинаешь что-то готовить сам, ты, естественно, начинаешь понимать, что ты готовишь, что, грубо говоря, течет из-под крана. И ты уже можешь разбираться даже в алкоголе, который продается.

Юрий Коваленко: Но все же экономика или экономия? Или, может быть, человеку просто не хватает денег для того, чтобы покупать алкоголь в магазине, и он решает заменить это трудом собственных рук и фантазией?

Александр Басин: Ну, дело в том, что для разного населения задачи разные. Кто-то действительно экономит, чтобы не покупать водку в магазине, пить дешевле свой продукт дома. Кто-то, наоборот, тратит очень много денег для того, чтобы получить дистиллят, допустим, из зерна из фруктов дорогих. И это действительно дорого. Это дорогое хобби, это дорогое оборудование, это много времени, тратят на это много денег. И у него со временем тоже, наверное, не очень все хорошо. Поэтому люди преследуют разные цели. Кто-то действительно экономит, чтобы не платить в магазине, а готовить это дома. Тем более сырье самое простое – это сахар. Самое простое сырье. И это очень доступно получается.

Марина Калинина: Давайте спросим наших телезрителей, заметили ли они, что, как говорит Вероника Скворцова, у нас меньше стали пить, аж на 80% сократилось потребление алкогольной продукции, по вашим наблюдениям. Ну и вообще про себя, может быть, расскажете. Перестали ли вы пить? Или вы перешли на какие-то другие напитки? Или вы тоже гоните самогон? И так далее, и так далее. Позвоните, расскажите. Просто интересно, как у вас это все происходит в регионах, в городах, в селах, в поселках и так далее.

Вот по вашим наблюдениям… Все-таки вы человек, который занимается этим бизнесом. Я так понимаю, вы занимаетесь самогонными аппаратами и всем, что с этим связано, да?

Александр Басин: Да. Уже лет десять как.

Марина Калинина: И вот тенденция какая? Вот что было десять лет назад и что сейчас?

Александр Басин: Десять лет назад рынок был совершенно пустой, можно сказать. То есть не было такого коммерческого продукта, как самогонный аппарат, что пришел в магазин и его купил. То есть в основном это делалось в каких-то гаражах, кто-то варил. Было лабораторное оборудование, естественно, то есть из стекла сделанное и так далее.

На данный момент, помимо того, что уже очень большой выбор самого оборудования, сам потребитель стал совершенно другой. Если раньше человеку нужно было просто получить что-то крепкое, чтобы оно горело как минимум, то сейчас как бы у людей уже другие задачи, то есть они хотят получать дома уже коньяки, виски, кальвадосы. И многие уже приблизились к этому уровню, то есть к уровню мировых производителей.

Юрий Коваленко: А вот ценовой порог аппаратов – нижняя категория и верхняя категория? И какие больше покупают?

Александр Басин: Ну, естественно, покупают у нас то, что подешевле. То есть у нас не все готовы сразу потратить много денег для того, чтобы купить себе самогонный аппарат.

Юрий Коваленко: Ну, "много" – это сколько?

Александр Басин: Ну, в переделах 10 тысяч вы можете купить себе уже какую-то рабочую установку небольшую. Ну, возможно, вы ее через пару месяцев поменяете на что-то более дорогое, если вам понравится это хобби.

Юрий Коваленко: А сколько у вас в год их продается, ну, в среднем? Вы же наверняка делаете какой-то срез, то есть по годам. Растет ли у вас количество продаж самогонных аппаратов?

Александр Басин: Количество растет.

Юрий Коваленко: С какой скоростью и с каким количеством?

Александр Басин: Ну, растет. Помимо количества, у нас растет и качество самого оборудования, потому что… Очень много уже производств в России открыто, которые непосредственно производят из нержавеющей стали, из меди сейчас уже много кто делает оборудование непосредственно. Допустим, аппарат, который сейчас стоит 15 тысяч, раньше, десять лет назад его можно было купить за 30 тысяч только, потому что были дорогие комплектующие, и не понимали, как это делать. Сейчас очень много доступной информации на всяких форумах и на ютубах, как это делать, из чего это делать. И многие как бы готовы сами это делать. Поэтому, естественно, цена аппаратов на рынке уже меньше, меньше и меньше.

Юрий Коваленко: А есть какая-то информация, через сколько… Ну, я понимаю, что это такая приземленная фраза, но через сколько можно средний аппарат окупить, скажем так?

Александр Басин: Ну, я думаю, что это все зависит от пристрастия самого винокура, сколько он готов потратить на это времени и сколько ему нужно самого продукта. Я думаю, что окупить это можно достаточно быстро, если даже самому как бы для себя готовить продукт и не покупать хорошие напитки в магазине, а готовить действительно качественный алкоголь дома.

Марина Калинина: Вот к тому, что у нас стали меньше пить, сообщение – сейчас скажу – из Санкт-Петербурга: "У меня соседи торгуют спиртом, у них клиентов стало больше".

Александр Басин: Торгуют спиртом? Это вообще никак не относится к самогоноварению.

Марина Калинина: Нет, я к тому, что стали меньше пить.

Александр Басин: К сожалению, сейчас действительно есть на рынке доступный спирт – дешевый, китайский, еще какой-то. То есть это действительно есть. То есть 10 литров можно купить за 800 рублей.

Марина Калинина: Слушайте, вот удивительно – мы наш российский самогон варим без китайского спирта. Это вообще, конечно, парадокс!

Александр Басин: Нет, вот здесь вы вообще ошибаетесь. Самогон из спирта не варят. Самогон варят из сырья – сахаросодержащего либо крахмалосодержащего.

Марина Калинина: Ну, я просто не специалист. Вы нас потом просветите. Может быть, мы тоже начнем.

Александр Басин: Из спирта обычно как раз таки делают…

Марина Калинина: Настойки всякие?

Александр Басин: Тем, кому вообще уже лень заниматься самогоноварением, они просто покупают спирт, разбавляют его водой, добавляют туда что угодно, что у них там на полке на кухне лежит, и получают какие-то напитки.

Марина Калинина: А я все думала, что там как-то туда спирт добавляют. Ну ладно, хорошо.

Александр Басин: Нет, спирт получают. В этом-то и вся суть, чтобы получить спирт из сырья.

Марина Калинина: Ясно. Александр у нас на связи из Твери. Здравствуйте, Александр, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я уже лет десять как перешел на самогонный аппарат. Последние лет десять цена на водку поднялась, а качество с каждым годом хуже и хуже. Вот последние год-два перешел совершенно на спирт. То есть из своего дачного сырья гнать уже вроде бы и лень, и спирт недорогой, при этом довольно качественный. И никогда утром голова не болит ни у меня, ни у моих соседей.

Марина Калинина: Ну прекрасно! У вас голос такой бодрый.

Зритель: Хотя мне 63 года.

Юрий Коваленко: Извините, а у вас аппарат – вы сами его делали или покупали? Или как?

Зритель: Нет, это еще при советской власти мне товарищ подарил, из нержавейки. Ну, он такой небольшой как бы, но мне хватает.

Юрий Коваленко: То есть это антикварный такой, можно сказать, аппарат.

Марина Калинина: Понятно, спасибо вам большое. Скажите, все-таки… Сейчас небольшой маленький вопросик, а потом посмотрим маленький сюжет. Скажите, вы вот как наблюдаете – все-таки люди стали больше покупать самогонных аппаратов для того, чтобы просто не пить то, что продается в магазинах, или для них это уже какое-то эстетическое удовольствие, то есть что-то добавлять, какие-то новые рецепты, как-то сам процесс их уже интересует? Вот вы же с покупателями как-то общаетесь.

Александр Басин: Ну, изначально большинство людей приходят именно потому, что они недовольны качеством того, что продается у нас в магазинах. К сожалению, это так на данный момент.

Марина Калинина: То есть просто не хотят деньги.

Александр Басин: Изначально они приходят и говорят: "Все, я не могу больше это пить. Я лучше сделаю сам. В принципе, у меня там кто-то гонит. Я пробовал – мне понравилось". То есть задача такая.

Юрий Коваленко: Извините. Кстати, а несчастных случаев на производстве-то не было? Ведь метиловый спирт точно так же вместе с этиловым легко получить при неправильной перегонке.

Александр Басин: Ну, там концентрация его очень мала. Невозможно отравиться дома от самогона. Ну конечно же, зависит от сырья, наверное, какое использовалось, но в основном все всегда готовят…

Юрий Коваленко: То есть вы инструктируете людей, как лучше? У вас есть литература какая-то, чтобы по правилам?

Александр Басин: Конечно, есть инструкции и видеоролики обучающие: как, что и из чего получить, какие температурные паузы нужно выдерживать, в каком режиме работать.

Юрий Коваленко: Самогонология. Наука!

Александр Басин: Да. То есть на какие фракции отбирать… Ну, теории очень много, действительно.

Марина Калинина: Ну смотрите – наши корреспонденты ознакомились с отраслью, с самогоноварением, в своих городах. Узнаем, тяжело ли живется самогонщикам Екатеринбурга и Липецка.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Как мы бурно тут обсуждали все, что происходило сейчас на экране! Затронула тема. Вот еще одно сообщение прочитаю: "Более 20 лет не пробовал магазинной водки, одно отвращение. Гоним сами для своего потребления из сахара или из фруктов. Очищаем, настаиваем на орехах или боярышнике. Градусов не менее 50. Все гости пьют с удовольствием. Это как доллар и рубль".

Давайте все-таки вернемся к законодательству, с которого мы начали. Ну, все-таки есть люди, которые это делают не для своего удовольствия, не для того, чтобы угостить гостей и самому выпить то, что они сами приготовили, и не отравиться, они в этом не сомневаются и так далее. Но есть люди, которые поставили это, в общем, на коммерческую основу и делают на этом деньги. Надо ли за это наказывать? И если надо наказывать, то как? Вот ваша точка зрения.

Александр Басин: Ну, лучше это легализовать, разрешить и получать с этого деньги в виде налогов, не знаю, и так далее – как сделано это, в принципе, в Европе или много где. В принципе, частные дистилляты всегда были везде и до сих пор существуют.

Юрий Коваленко: Стандартизация, проверки, сертификаты, чтобы не отравиться все-таки.

Александр Басин: Ну, у нас даже таких ГОСТов нет на самогон, допустим. У нас недавно только ГОСТ появился на зерновой дистиллят. То есть у нас ГОСТы были исключительно на спирт ректификованный и на коньячный спирт, все. То есть самогон туда никак вообще не попадал, потому что даже нет ГОСТов.

Юрий Коваленко: А что такое коньячный спирт?

Александр Басин: Ну, из винограда.

Юрий Коваленко: То есть это "чача", как в простонародье называется, да?

Александр Басин: Да.

Марина Калинина: Смотрите, еще такой вопрос, если говорить о тех цифрах, которые приводила Вероника Скворцова, вот эти 80%. Вот откуда, как вы считаете… Вы же наверняка оцениваете рынок потребления алкоголя по стране или по городу, да? Откуда такие вообще берутся данные? Это считаются только официальные продажи? Или плохо работает ЕГАИС? Или это еще что-то? Откуда?

Александр Басин: Ну, естественно, данные берутся, конечно же, от официальных продаж алкоголя, наверное. Может быть, сейчас очень популярно движение ЗОЖ и так далее, здоровый образ жизни. Может быть, еще это как-то сказалось.

Марина Калинина: То есть вы шокированы тоже? Вот ЗОЖ. С одной стороны, мы пропагандируем ЗОЖ и пытаемся прийти к здоровому образу жизни. А с другой стороны, магазины винные растут как грибы после дождя. Потому что, например, на моей улице за последние полгода появились три магазина алкогольной продукции – три! – в радиусе примерно, не знаю, 200 метров. Вот как с этим быть?

Александр Басин: Я тут не смогу ничего прокомментировать.

Юрий Коваленко: Ну, в смысле – составляют ли они вам конкуренцию или нет все же? Или у вас устойчивый рынок своих клиентов?

Александр Басин: Они мотивируют только как бы к покупке самогонного аппарата.

Юрий Коваленко: Ну да, человек сходит, два раза выпьет, не понравится, отравится и придет к вам.

Марина Калинина: Ну да. И если учесть, что везде кричат о том, что мы должны прививать нашим согражданам культуру пития, повышая цены на импортные вина, причем на самые дешевые сегменты, который человек мог бы себе позволить.

Александр Басин: Культура пития оттуда и начинается, когда ты начинаешь сам что-то делать, начинаешь сам понимать. И даже уже не будешь это пить в таком количестве. Ты знаешь, как ты это получал долго, капля за каплей. Понимаете, да? Ты не будешь ведрами это пить как минимум. Начинаешь уже разбираться, дегустировать, угощать друзей и говорить: "Вот попробуй. Вот как ты оценишь мое творчество?" Уже конкурсы большие проходят с дегустациями, где люди обмениваются напитками и действительно оценивают по международным стандартам напитки. То есть уже профессиональное жюри подключаем к этим вопросам, действительно.

Марина Калинина: Ничего себе! Николай из Омска нам дозвонился. Здравствуйте, Николай, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, добрый вечер.

Зритель: Я работаю на спиртовом заводе. Хотел озвучить такое… Не знаю, как вам сказать. Если взять самогон любой, который производится на частном подворье, и спирт, который производится на спиртовом заводе, то вы знаете, что самогон – это сильнейший яд. Вам скажут это в любой лаборатории. Поэтому не верьте этим шарлатанам, которые считают, что можно за 15 тысяч рублей купить самогонный аппарат и производить качественное питье. Это просто пойло. Настоящий аппарат, который стоит на производстве, стоит миллионы рублей, который по-настоящему производит качественный спирт. И тот, кто производит качественную водку… Кстати, ее очень много в наших магазинах, прекрасной продукции. За этим следит государство, следит Росалкогольрегулирование. В общем-то, наши водки и наши спирты, которые производятся в России, очень прекрасного качества.

Юрий Коваленко: Извините, а вот хотел спросить. Все мотивируют покупку самогонного аппарата или переход на самогоноварение тем, что оно сделано из натурального сырья. И наконец у нас в эфире человек, который может ответить на вопрос всей стране: из чего делается наша водка? Что за сырье? Это опилки или картошка? Что это?

Зритель: Нет, основное сырье для производства спирта… Спирт производится из сырья, из простой пшеницы. Из нее берется крахмал, сбраживается определенным ферментом, добавляются дрожжи. И при очень дорогой автоматике, при очень высокой квалификации людей и под большим контролем, при определенной температуре кипения…

Юрий Коваленко: То есть все-таки зерно? Хорошо. И еще второй вопрос, мы ненадолго. А почему тогда люди говорят о том, что "эта водка плохая, а эта водка хорошая", если все делается, в принципе, из одного и того же, и делать гадость никто не хочет, ни один производитель?

Зритель: Спирт для производства водки нужно отбирать. На заводах производится отбор спиртов. И второй немаловажный вопрос – это умягченная вода. Водка – это спирт и вода, больше ничего там нет. Ну, бывают определенные добавки.

Марина Калинина: Спасибо большое, спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо, огромное спасибо.

Марина Калинина: Есть вам что ответить?

Александр Басин: Ну, как минимум то, что у предыдущего звонящего голос пободрее был, который как бы самогон пьет.

Марина Калинина: Ха-ха-ха!

Александр Басин: Поэтому тут я даже не знаю, как прокомментировать этот звонок. Каждому свое, так сказать.

Юрий Коваленко: Ну, вы считаете, что все-таки отравиться самогоном можно, только если делать его неправильно? А если подойти правильно, значит, получится продукт, который человек хотел получить, то есть качественный продукт?

Александр Басин: Абсолютно верно. Травятся, насколько я знаю, продукцией, которая фальсификат. Подделывают именно промышленные образцы. То есть тот же виски подделывают и так далее.

Марина Калинина: Много фальсификата, да.

Александр Басин: Вот люди травятся от этого.

Марина Калинина: Потому что хорошая водка – она дорога.

Александр Басин: Да. То есть люди травятся от этого. Они не травятся от того, что действительно хорошие ликероводочные заводы делают.

Марина Калинина: Буквально вопрос, который вам задали, конкретный: "Почему медные змеевики лучше, чем нержавеющие?" Давайте ответим человеку. Он, видимо, профессионал.

Александр Басин: Ну, тут нельзя однозначно говорить, что хуже, а что лучше.

Марина Калинина: А, вот так?

Александр Басин: Просто для каждого напитка нужно свое оборудование. Если вы хотите получать чистый спирт (в принципе, это можно в домашних условиях получать), то вам не нужен медный змеевик. А если вы хотите получить что-то такое – виски, бурбон, кальвадос, что будет, допустим, в дальнейшем закладываться в дубовые бочки и так далее, – тут лучше использовать медные узлы какие-то, потому что происходит…

Юрий Коваленко: Ну, это все тонкости рецептуры. Но у нас время подводить итоги.

Марина Калинина: Значит, так. По поводу того, что стали ли меньше пить. 19% согласны, что стали меньше пить; соответственно, 81% не согласны, что стали меньше пить.

Юрий Коваленко: Видимо, кто-то перепутал результаты.

Марина Калинина: Вот таковы итоги нашего опроса вас. Спасибо вам большое. Александр Басин был у нас в эфире, коммерческий директор компании "Дистиллярус". Берегите свое здоровье!

Юрий Коваленко: Спасибо.

Александр Басин: До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты