Самосуд в Саратове. Почему горожане требовали выдать им детоубийцу?

Самосуд в Саратове. Почему горожане требовали выдать им детоубийцу?
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Михаил Пашкин
председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии
Олеся Матюшкина
корреспондент ИА «Регион 64»

Ольга Арсланова: Мы возвращаемся к главным событиям. В Саратове сегодня ночью сотни жителей вышли на стихийный митинг. Они собирались устроить самосуд над подозреваемым в убийстве ребенка. Вот как это было:

– Где ребенок?! Вы мне ответьте, где ребенок?! Где ребенок, девочка девяти лет?!

– Пожалуйста, разъезжайтесь по домам. Следственный комитет должен выполнять свою задачу. Давайте не будем мешать властям.

Петр Кузнецов: Вот такой ночной город. Участники схода ждали официальной информации о ходе дела. Девятилетняя Лиза Киселева ушла в школу и не вернулась. Поиском занимался почти весь город. Накануне ее нашли убитой в гаражном боксе.

Ольга Арсланова: Полиция подозреваемого все-таки задержала, и он даже признал свою вину, но это стихийный сход не остановило. Мы сейчас узнаем все подробности из Саратова. Мы ждем в прямом эфире ваших звонков. Жители города, пожалуйста, позвоните и расскажите, какая обстановка сейчас.

И с нами на связь выходит Олеся Матюшкина, корреспондент информагентства «Регион 64». Олеся всю ночь наблюдала за происходящим в городе. Олеся, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Олеся, здравствуйте.

Олеся Матюшкина: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… У нас сейчас совершенно разная информация, разные источники, ленты не успеваем обновлять. Давайте зафиксируем все важные моменты этого дела, этой истории. Предполагаемый убийца – он задержан? Это точно он? И сознался ли он?

Олеся Матюшкина: По последним данным, которые давал Следственный комитет России, 35-летний мужчина действительно задержан. Он пока в статусе подозреваемого. Он начал давать признательные показания, в частности рассказал какую-то часть обстоятельств того, как он убивал эту девочку.

Он рассказал, что сидел… В общем, он самовольно захватил гаражный бокс. И увидел девочку, которая якобы поинтересовалась, его ли это гараж. Испугавшись, что это гараж семьи девочки, мужчина убил ее. Вот такие данные сегодня приводит Следственный комитет. Пока данных от полиции и каких-то альтернативных данных больше нет, только слухи в социальных сетях.

Ольга Арсланова: Олеся, была информация, что подозреваемый в убийстве ранее был судимым за насильственные действия. Что вам известно об этом

Олеся Матюшкина: Ну, действительно, такая информация есть…

Петр Кузнецов: Олеся?

Ольга Арсланова: Мы сейчас пытаемся восстановить связь с Олесей Матюшкиной, корреспондентом из Саратова.

Петр Кузнецов: Потому что есть очень много важных моментов, которые нужно выяснить. Также есть информация, что это житель Саратова. Интересно, сколько времени он жил в этом городе.

Еще раз обращаемся к тем, кто прежде всего живет в Саратове, а уж тем более к тем, кто сегодня выходил. Видите, даже по картинке видно, что почти весь город был. Город не слишком большой. В общем, эта история быстро разлетелась. Если вы оттуда, позвоните нам, пожалуйста, расскажите. Побудьте нашим корреспондентом прямо сейчас.

Ольга Арсланова: И судя по информации, которая приходит сейчас на ленты информагентств, на федеральном уровне уже будут заниматься этим делом. Такой резонанс.

Петр Кузнецов: Из Москвы уже направлены специалисты СКР. К нам вернулась Олеся Матюшкина, корреспондент информагентства «Регион 64».

Ольга Арсланова: Олеся, мы говорили о том, что подозреваемый был ранее судимым. По какой статье? Что известно об этом?

Олеся Матюшкина: Такая информация действительно есть. Это статья «Изнасилование, действия сексуального характера» и статьи, связанные с покушением на имущество, с кражей имущества, с кражами и так далее.

Петр Кузнецов: Олеся, а это житель Саратова? Известно, сколько времени он живет в городе, тем более с таким судебным бэком?

Олеся Матюшкина: Я не знаю, сколько времени он живет в городе, но это житель Саратова. Он живет в доме неподалеку от места трагедии и от места, где жила сама жертва.

Ольга Арсланова: Еще один важный момент, который хотелось бы уточнить. Почему это вызвало такую реакцию? Насколько мы видим по сообщениям, полиция довольно быстро отреагировала и задержала подозреваемого, но все равно люди вышли сотнями к гаражному боксу и требовали самосуда. Значит, что-то их не устраивало, вероятно.

Петр Кузнецов: Как возникла эта волна?

Ольга Арсланова: Почему такой резонанс?

Петр Кузнецов: То есть никто же никого не призывал, не объявлял, а сами они вышли.

Олеся Матюшкина: Во-первых, изначально было очень мало информации. Это было объявлено в штабе волонтерского отряда. Сказали, что поиски просто приостановлены, никаких подробных данных не давали. Они были как бы неофициальные. И непонятно было, верить им или нет.

В итоге люди узнали, что это произошло в гаражном боксе. И вся эта толпа, которая… Не знаю, настроение было такое, как будто бы их предали, что ли, не оправдали ожиданий, потому что все надеялись, что девочку найдут живой.

Петр Кузнецов: Олеся, не очень хорошо у нас со связью, тем не менее попробуем еще ответить на один вопрос. Вы были там, вы были непосредственным очевидцем все того, что происходило сегодня ночью. Просто о настроениях, которые витали там, около этой машины полицейской, которую они раскачивали. Они хотели убить его прямо там, в машине? Или цель была – все-таки добиться справедливого наказания? Они боялись, что его отпустят, не найдут достаточных улик? Или, знаете, такая уже совершенно полууправляемая толпа, которая…

Ольга Арсланова: Может, сами люди не понимали, чего хотят? Просто идет волна, и все.

Петр Кузнецов: Вот просто вытащить его, а дальше – как пойдет.

Олеся Матюшкина: Ну, если честно, это все напоминало желание устроить самосуд. Все вели себя довольно агрессивно. Сегодня в соцсетях появилась петиция о том, что жители хотят вернуть смертную казнь либо добиться пожизненного заключения для этого человека. И ее подписало уже очень много человек.

Ольга Арсланова: То есть они боялись, что наказание будет не адекватным преступлению, вероятно.

Олеся Матюшкина: Да.

Ольга Арсланова: Олеся, скажите… Еще была информация о том, что полиция против этих людей применяла слезоточивый газ. Вообще насколько полиция была к этому готова и как реагировала на этот стихийный сход?

Олеся Матюшкина: Полиция, если честно, вела себя довольно-таки спокойно, даже когда расшатывали эту машину полицейскую. Они действовали в таких рамках закона, никаких особых сил для того, чтобы погасить все это, не применяли. Дали людям вести себя так, как они хотят. При этом обошлось без каких-то происшествий, никто не подрался, никто ничего не сломал.

Петр Кузнецов: Олеся, видим за вашей спиной почти полусолнечный Саратов. Тем не менее что сейчас происходит в городе? Усиленные меры? Как можно описать обстановку сейчас, спустя столько часов после ночи?

Олеся Матюшкина: Сейчас довольно спокойно. Уже пришла какая-то другая стадия к людям, они начали приносить цветы к дому, заходить к родителям этой девочки. Сейчас там все завалено игрушками на месте, подъезд завален игрушками, часть гаражного массива тоже завалена цветами и игрушками. Так что у людей очень изменилось настроение.

Петр Кузнецов: Но приносят… Это не такой массовый сход уже, не напоминает ночной, да? Приносят тихо и мирно – и уходят?

Олеся Матюшкина: Просто приходят единицами как-то, не громадной толпой, как это было вечером, а просто поддержать родителей.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за информацию.

Петр Кузнецов: Спасибо за последнюю информацию.

Ольга Арсланова: Корреспондент информагентства «Регион 64» Олеся Матюшкина.

И вот что пишут наши зрители. «Самое ужасное, что обесценена человеческая жизнь». На это реагируют люди, вот такие сообщения приходят. «Преступление ужасное, однако самосуд неприемлем. Те, кто устраивают самосуд – такие же преступники», – пишут наши зрители на SMS-портал. И мы по-прежнему ждем звонков из Саратова.

Петр Кузнецов: Обсудим эту историю с Михаилом Пашкиным, председателем Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии. Михаил Петрович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы с нами на связи?

Михаил Пашкин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Не только на самом деле эту историю, а давайте сразу… Увы, картина с самосудом, выходом людей в городах, особенно небольших, на улицы с требованием выдать убийцу становится такой обыденной и типичной. Самосуд как инструмент – это прежде всего что? Недоверие правоохранительной системе?

Михаил Пашкин: Я об этом уже лет пять-шесть начал говорить, если не раньше, о том, что…

Петр Кузнецов: Смотрите – не помогает, все это продолжается.

Михаил Пашкин: Когда власти не могут обеспечить независимость суда, то люди начинают творить самосуд. Вот и все. То есть люди не поверили, что этого негодяя накажут как положено. Тем более он ранее был уже судим за практически аналогичные преступления. Вспомните тех же цыган, которых люди хотели убить, и так далее.

Петр Кузнецов: В Чемодановке.

Михаил Пашкин: То есть куча таких моментов. Ведь недаром президент сейчас поменял в администрации вчера буквально трех руководителей, как раз отвечающих… один – за соблюдение Конституции, и еще двоих, соответственно, товарищей. Видимо, наверху тоже поняли, что пора что-то менять.

Я считаю, что основное для этого – нужно делать суды независимыми. Нужны присяжные заседатели в каждом суде уголовном и гражданском, пусть их будет два-три человека. Тогда люди будут верить, что суд… Пусть даже судья, как говорится, негодяй (таких тоже встречается много), но два присяжных будут честными, и они неправосудное решение судье не дадут вынести.

Ольга Арсланова: Михаил, но все-таки до суда еще далеко, речь идет о следственных действиях. Полиция довольно быстро по горячим следам подозреваемого задержала. Какие могут быть претензии к полиции? И насколько сильно такие стихийные сходы мешают их работе? Полицейские говорили: «Вы мешаете нам. Вы приходите к отделению полиции и не даете как раз справедливое расследование проводить».

Михаил Пашкин: Вы понимаете, полиция – это самое низшее звено. Дальше будет Следственный комитет, потом прокуратура, суд. Именно в этих инстанциях зачастую теряются и уголовные дела, и меняется квалификация, причем за деньги. Бывает, что человек совершил преступление на 15 лет, а в итоге он оказывается хулиганом обычным. И так далее. Люди все это видят.

Еще раз, я почему говорю про суды? Вот та же самая полиция, если она отказывает в возбуждении уголовного дела, то гражданин может подать в суд. Но если сейчас он подаст в суд, то суд его пошлет куда подальше. А вот если будет суд присяжных, то он заставит полицию возбудить уголовное дело. То есть люди-то не только полицией возмущены, а они возмущены существующим правосудием, куда включается и полиция, и Следственный комитет, и прокуратура, в том числе суд.

Петр Кузнецов: Михаил Петрович, в связи с этим вопрос. У нас самосуд – это ближе к преступлению или все-таки к правосудию? Потому что у нас в законодательстве современном нет отдельной статьи, например, за самовольную физическую расправу.

Михаил Пашкин: В данной ситуации самосуд – это просто выражение мнения граждан. И судить весь Саратов за самосуд – ну, вы представляете, что это нереально. То есть это мнение народа, а к мнению народа нужно прислушиваться. Поэтому я считаю, что нужно вводить обязательно смертную казнь для таких подонков – и тогда люди не будут устраивать самосуд. И делать независимые суды – тогда опять же не будет самосуда.

Петр Кузнецов: Сегодня пока предложили в Госдуме ввести химическую кастрацию и списки педофилов после этой истории. Пока такие меры.

Михаил Пашкин: Может быть, и так. Но это, я считаю, недостаточно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии Михаил Пашкин был в прямом эфире. За историей в Саратове мы продолжаем следить.

Петр Кузнецов: Переходим ко второй теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски