Санкции по-братски. Почему Россия автоматически поддержала встречные санкции Белоруссии в отношении западных чиновников?

Санкции по-братски. Почему Россия автоматически поддержала встречные санкции Белоруссии в отношении западных чиновников? | Программы | ОТР

Ведь нас в санкционных войнах никто не поддерживал

2020-10-05T21:00:00+03:00
Санкции по-братски. Почему Россия автоматически поддержала встречные санкции Белоруссии в отношении западных чиновников?
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
Гости
Владимир Жарихин
заместитель директора Института стран СНГ

Анастасия Сорокина: «Санкции по-братски»: Россия автоматически подключилась к режиму санкций, которые ввела Белоруссия против чиновников из Европы, а также Канады и Великобритании.

Александр Денисов: Ну, событие несколько потерялось среди прочих новостей, но между тем совсем не рядовое: когда вот так автоматически кто-то присоединялся к санкциям, которые, например, вводили мы против того же ЕС? А Россия присоединилась.

Ну, эту необычную историю обсудим вместе с Владимиром Жарихиным, нашим постоянным собеседником, заместителем директора Института стран СНГ. Владимир Леонидович, я вот постарался припомнить, было ли за последнее время такое, чтобы вот, например, Россия объявляла санкции ЕС и кто-то тоже, допустим, та же Белоруссия, говорил: «Мы тоже вас поддерживаем, мы единым фронтом». Было или не было?

Владимир Жарихин: Здесь надо разобраться, что понимается под санкциями. Санкции бывают разные, говорят, и это санкции, и то санкции. Но санкции есть персональные, и санкции есть уже на отдельные отрасли экономики...

Александр Денисов: Да какие бы ни были, Владимир Леонидович, хоть какие-то.

Владимир Жарихин: Да. Но когда санкции персональные, то действительно, учитывая то соглашение, которое мы в рамках, кстати, союзного государства заключили с Белоруссией, то есть мы приняли решение, что как бы у нас общее должно быть пограничное пространство, то нам деваться некуда. Потому что если белорусы запретили, например, господину Смиту приехать в Беларусь, то нам приходится тоже его не пускать в Россию, потому что, приехав в Россию, он просто проползет по несуществующей между нами границе между Россией и Белоруссией и может оказаться в Белоруссии, а чтобы вот этого не произошло, придется этого господина и к нам не пускать. Вот то же самое придется и белорусам делать, если мы кого-то захотим не пускать к нам. Так что здесь я не вижу чего-то такого удивительного.

Александр Денисов: Ну раньше же Белоруссия так не считала несмотря на союзное государство, не присоединялась к нашим санкциям, Владимир Леонидович.

Владимир Жарихин: Минуточку, опять есть санкции, связанные с определенными продуктами, и есть санкции, связанные с конкретными людьми. Если по продуктам они действительно могут, могли и не присоединяться, потому что у нас все-таки какой-никакой таможенный контроль между нами какое-то время был, то вот с конкретными людьми, так как мы заключили нечто вроде нашего такого внутрисоюзного соглашения типа шенгенского, нам придется его выполнять и им, кстати, тоже, ничего.

Анастасия Сорокина: Владимир Леонидович, а вот эти санкции, которые были объявлены, президент Франции Эммануэль Макрон сказал, что белорусского лидера в эти списки не включили, потому что это было оправданием отказа от диалога с Минском. Вот какого диалога они сейчас могут добиться этими санкциями? И все-таки вот это невключение что повлечет за собой?

Владимир Жарихин: Ну как, будут опять упрашивать: «Александр Григорьевич, да брось ты эту Россию, иди лучше к нам, у нас здесь так хорошо, у нас здесь вообще пирожки дают, Олланд давал и мы дадим пирожки», – и так далее. Ну а если говорить серьезно, то все это показывает как бы двойные стандарты знаменитые европейские, то есть вроде бы окружение мы накажем, а самого наказывать не будем, потому что сгодится с ним пообщаться, поговорить, может быть, уговорить что-то такое не очень хорошее сделать для России, и всем будет, кроме России, они так считают, хорошо. Но я так понимаю, что Лукашенко уже попытался в такие игры играть, понял, чем это дело кончается, и поэтому вряд ли согласится, но они еще надежду лелеют, я так понимаю.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, вот про пирожки интересно. Тут вот Латвия, очередной у них, у них что неделя, то какие-то экономические неприятности серьезные, то железная дорога у них загибается без наших грузов, то вот теперь шпротный завод закрылся в Латвии, и директор, вот он сказал такую фразу, говорит: «Это брошенная земля», – про Латвию. Вот Белоруссия понимает, что ее ждет, если она пойдет ну вот как одна из республик, та же самая Латвия, в Евросоюз? Там кем видят? – официантами, вот полстраны уехало работать официантами, сантехниками. Официанты и сантехники не должны владеть заводами, им это не нужно, заводы есть свои в Европе. Вот Белоруссия это понимает, на каких условиях их там ждут в Евросоюзе, если вот рассмотрят этот вариант, если примут приглашение?

Владимир Жарихин: Ну, что такое «Белоруссия понимает»? В Белоруссии живут люди, кстати, 10 миллионов, они разные. Кстати, есть и квалифицированные официанты, и квалифицированные сантехники, которые, может быть, хотят работать не с белорусскими унитазами и не с белорусскими любителями выпить пиво, а с итальянскими унитазами и немецкими любителями выпить пиво.

Александр Денисов: Нет, ну те-то унитазы европейские, они, ясен пень, поприятнее.

Владимир Жарихин: Я говорю к тому, что люди разные, большинство прекрасно понимает то, что вы сказали, и поэтому, кстати, и не выходят на вот эти ежевоскресные митинги. Но определенная часть людей просто не понимает, просто не понимает, что их профессия, собственно говоря, не станет никому нужна в той стране, которая с таким же успехом, как та же Латвия, присоединится к Европе. Уже и микроавтобусы выпускаться не будут, и всякая электроника выпускаться не будет, и много чего другого...

Александр Денисов: И холодильники их будут не нужны тоже.

Владимир Жарихин: И холодильники будут не нужны, и много чего другого. И этим людям кажется, что их там ждут, что им там помогут, лишь бы они сказали какое-нибудь дурное слово против России. Оказывается, что дурное слово очень поддерживают, когда говорится, а вот что касается, как это, помощи материальной, тут возникают проблемы, и в той же самой Латвии, а в особенности на Украине, это очень хорошо почувствовали.

Александр Денисов: Владимир Леонидович, не могу вас не спросить, извините, что перебиваю, тоже хочется знать ваше мнение. Полыхает, повсюду полыхнуло, в Белоруссии проблемы, вот Карабах сейчас начался, в Донбассе началось обострение, недавно Times мучило Горбачева, спрашивало: вы же понимаете, что только Советский Союз мог держать все это под контролем, был бы мир и была бы спокойная жизнь. Его все эти «если бы» только раздражали. Но если даже Запад понимает, что только СССР и мог держать такую территорию под контролем, не означает ли это, что России и карты в руки, вот как хозяйке империи, как наследнице все это хозяйство по-прежнему контролировать, мирить, ну уж такая миссия, империя?

Владимир Жарихин: Вы знаете, я был несколько помоложе вас, но ненамного, в 1968 году, когда Советский Союз как бы «успокаивал» Чехию, до этого я как раз в школу пошел, «успокаивал» Венгрию, много чего было, и не так все было спокойно. Это жизнь, вы понимаете, это жизнь, она...

Вот вы говорите, что неспокойно в Белоруссии, – а что, в Калифорнии сейчас спокойно? А что, сейчас спокойно в Миннеаполисе, в котором я несколько раз был, мне очень нравится этот город? Тоже неспокойно. Да и вспомните, буквально полмесяца назад в Берлине миллион человек вышли против того, о чем вы тут сейчас рассуждали с господином психиатром, по поводу того, носить или не носить маски. Разные мнения, люди сталкиваются в этих мнениях, и оказывается, таких «психиатров» у них целый миллион в Берлине набрался, которые маски не захотели носить. Так что везде неспокойно, везде непросто.

Александр Денисов: Так России как быть? Чувствовать себя, возвращаться к роли империи и брать все под контроль или нет?

Владимир Жарихин: Ну, что значит... Вы считаете, такой выбор у нас есть? Мне кажется, уже возвращаться к роли империи не может ни Россия, которая привыкла быть империей, ни, например, Великобритания, которая тоже привыкла быть империей, у них-то империя была покруче нашей, на полсвета. Но уже как бы не получится возвращаться-то, и нам не получится возвращаться, другими методами надо действовать, иногда уговаривать, иногда как бы грозить, но опять же не пушками и танками, а перьями ручек, которые подписывают деловые соглашения. Надо учиться это делать так, чтобы нас понимали и понимали нашу озабоченность.

Александр Денисов: Но все-таки держать ситуацию под контролем. Владимир Леонидович, спасибо вам большое, спасибо за разговор.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)