Санкции «Потоку» не помеха?

Санкции «Потоку» не помеха? | Программы | ОТР

Политические и экономические последствия строительства газопровода

2021-01-25T13:28:00+03:00
Санкции «Потоку» не помеха?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Петр Кузнецов: В датских водах началось. Началась укладка «Северного потока-2». К работам приступило российское судно под названием «Фортуна».

Ольга Арсланова: Впрочем, фортуна не очень к нему благосклонна. Это то самое судно, которое попало под новые американские санкции. Не так давно о них объявил Минфин США. И меры предусматривают запрет экспорта, банковских и валютных операций, блокировку активов и имущества. А это значит, что, собственно, и прокладка газопровода, которая уже практически завершена, может оказаться под угрозой.

Петр Кузнецов: В нашем МИДе, впрочем, заявили, что новые санкции в отношении газопровода это враждебные действия, неприкрытое игнорирование норм честной конкуренции. Но Ангела Меркель, в свою очередь, канцлер ФРГ, назвала действия США неуместным средством.

Ольга Арсланова: Мы поговорим об этом прямо сейчас. С нами на связи Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития. Сергей Сергеевич, здравствуйте.

Сергей Пикин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Понятно, что беспокоятся не только в России, но и в Германии. Если вдруг эти санкции серьезно ударят по проекту «Северный поток-2», что будет с ценами на газ, что будет с международными договоренностями и какие потери можем понести мы и Германия?

Сергей Пикин: Но мы видим, что, несмотря на санкции, проект продолжает строиться. Это не может не радовать. Поэтому я думаю, что к середине года «Северный поток» будет достроен. И дальше будет уже вопрос эксплуатации «Северного потока-2». Что касается цен, ну вот в январе мы прекрасно увидели, что если бы не было газопроводов, если бы не было трубопроводного газа, то цена бы в Европе была бы близкая к азиатским ценам. Напомню, что в Азии в январе цены уходили выше $1 000 за 1 000 куб.м. И весь сжиженный газ, который мог бы идти в Европу, шел именно в Азию. Поэтому Газпром и другие поставщики трубопроводного газа остались один на один с потребителя европейскими. Поэтому новые проекты – это не только, там, какое-то желание, диверсификация, но это еще и стабильность ценообразования для тех же стран Европейского Союза, особенно в период вот таких зим, как сейчас.

Петр Кузнецов: Сергей Сергеевич, поясните, пожалуйста, на примере «Фортуны». Попала под санкции, но тем не менее работает, начинает прокладку. Получается, санкции не помеха?

Сергей Пикин: Вы знаете, изначально «Фортуна»…

Петр Кузнецов: …Или здесь – смотря о ком мы говорим, о какой компании?

Сергей Пикин: «Фортуна» и компания, которой сейчас принадлежит это судно…

Петр Кузнецов: Владелец?

Сергей Пикин: …они изначально… Владелец, да, судна. Они изначально были расстрельной командой. Т. е. они именно так вот были организованы, чтобы в конечном итоге, несмотря на все санкции, даже если они будут введены (а они введены), они погибнут смертью храбрых, но все равно достроят этот «Северный поток-2». Т. е. уже изначально сделка так предполагала, что санкции не помеха будет в любом случае при строительстве.

Петр Кузнецов: Хорошо, Сергей Сергеевич, но есть испугавшиеся. Например, швейцарская страховая компания, которая Zurich Insurance Group, заявила, что перестанет страховать строительство из-за угрозы санкций со стороны США. Во-первых, что означает аннулирование страхового контракта? И много ли таких испугавшихся? И к чему все-таки приведет боязнь санкций со стороны США?

Сергей Пикин: Ну, вы знаете, все, кто испугался санкций, эти компании замещаются другими компаниями, которые либо специально созданы под санкции, либо не так испугались. Помимо швейцарцев, там и другие компании входили в консорциум по страхованию. Плюс еще есть и наша компания, которая готова страховать и опять-таки готова погибнуть, если надо, смертью храбрых, если такое все-таки случится.

Петр Кузнецов: Понятно. Импортозамещение.

Ольга Арсланова: По поводу смерти храбрых. Вот что наши зрители пишут. «Северный поток народу [имеется в виду – российскому народу] не нужен. Народу России нужен газ, желательно по каким-то адекватным ценам». Вопрос от наших зрителей: если вдруг какие-то риски все-таки в этом проекте появятся, не будет ли так, что Газпром, нивелируя риски на внешнем рынке, будет увеличивать цены на газ для внутреннего потребителя?

Сергей Пикин: Газпром сам цены не увеличивает. Увеличивает тарифы правительство.

Ольга Арсланова: Тарифы, да.

Сергей Пикин: Правительство, да. И вопросы тут не к Газпрому, а к регулированию именно тарифов со стороны правительства. Но сейчас все тарифы примерно укладываются в уровень инфляционных процессов. Поэтому, будет «Северный поток-2», не будет, все равно вот эта цель – рост тарифов не выше, чем инфляция, – сохраняется.

Ольга Арсланова: Хорошо. А что касается инфраструктурных проектов Газпрома внутри страны? Я имею в виду газификацию нашей страны, тех мест, где газа еще нет.

Сергей Пикин: Это глобальная тема. Мы видели встречу на прошлой неделе с президентом. До 2030 года вся газификация будет завершена технологически возможная. На это выделяется почти 2 трлн. руб. Поэтому здесь опять-таки вне зависимости от всех внешних проектов этот проект является для Газпрома внутренним и приоритетным не меньше, чем «Северный поток-2».

Петр Кузнецов: Если возвращаться к спросу на российский газ у Европы, на сегодняшний день он есть, он увеличивается. И можно ли говорить о том, что «Северный поток-2» (да, его не успели еще достроить) это не последний проект?

Сергей Пикин: Спрос в январе – мы видим, что он был на максимумах за последние несколько лет. Т. е. он очень большой. В силу, во-первых, погодных факторов. Газпром вынужден был поднимать газ с газовых хранилищ европейских. И цены выросли тоже очень серьезно – больше чем в 1,5 раза за январь. Значит, последний, не последний, но тут от северного такого европейского направления, возможно, что пока не планируется ничего. Сейчас больше взгляд обращен на Азию и обсуждается «Сила Сибири-2», для того, чтобы была возможность перебрасывать газ с западного направления, например, на восточное направление и тем самым между рынками маневрировать. Это другой масштабный проект. Он сейчас прорабатывается. Но вот предварительно Миллер говорил президенту, что это может быть выгодно. И такой проект тоже может быть реализован в ближайшие годы.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, с нами был в эфире. А мы продолжаем обсуждать эту тему. С политической точки зрения говорим о ней. И у нас на связи Павел Салин, директор Центра политических исследований Финансового университета. Павел Борисович, приветствуем вас.

Павел Салин: Добрый день.

Ольга Арсланова: Мы пока что видим поддержку со стороны канцлера Германии проекта «Северный поток-2». Но, если я не ошибаюсь, там скоро будет формирование правительства, может что-то поменяться. Или мы можем быть абсолютно уверены в том, что со стороны Германии проекту ничего не грозит, а американские санкции это больше формальная история?

Павел Салин: Со стороны Германии проекту ничего не грозит. Но, знаете, американские санкции – это достаточно серьезно. Вы вот с предыдущим спикером уже затрагивали тему. Я бы просто немножко более системно подошел. Здесь нужно разделять сам проект на вопросы железа и вопросы бумаг. Вопросы железа это вся ситуация вокруг баржи «Фортуна», санкций, там, «Академик Черский», кто реально достроит этот проект. А вопросы бумаги это те, кто будет страховать, те, кто будет проводить сертификацию и т. д. И пока все отказываются. Вот большой вопрос: найдут ли кого-то на стороне, чтобы они завершили бумажную работу? Или, скажем, страны, по территории которых проходит проект, они будут согласны на то, чтобы это сделали либо российские компании, либо офшоры с российским участием? Вот большой вопрос, согласятся они на это или нет. Потому что, если не согласятся, то ситуация получится такая, что 10 млрд. зарыли в железо, железо есть, а газ не пойдет, и никак это не окупится. Поэтому здесь вопрос, конечно, относительно тех позиций, которые займет руководство стран, участвующих в «Северном потоке» (по территории которых проходит «Северный поток»), ну, все-таки они рациональные игроки и взвешивают плюсы и минусы. Как вот было с этой компанией Allseas, которая должна была построить 100%, построила, там, 93,5%, получила деньги – 93,5% от этой суммы, потом поняла, что если она будет продолжать строительство, она потеряет все заказы американцев в Мексиканском заливе, плюнула на оставшиеся 6,5% и быстренько собрала все вещи и уехала. Вот, может быть, такая ситуация будет с европейцами?

Ольга Арсланова: И это поставит под угрозу все-таки проект целиком? Т. е. вот этих 6% может быть достаточно для того, чтобы проект остановился?

Павел Салин: Нет, 6,5% сейчас российская сторона достраивает.

Ольга Арсланова: Все, поняла.

Павел Салин: Я просто пример привожу, как вот иностранцы, которые вроде бы до последнего участвовали в проекте, очень быстренько собирают вещи и сруливают. Вот ситуация с главным подрядчиком «Северного потока», который в конце 2019 года быстренько в течение недели собрал все вещи и уехал, потому что он терял важные заказы американцев в Мексиканском заливе.

Ольга Арсланова: Понятно.

Павел Салин: Вот европейцы тоже посчитают: а какие деньги они со стороны американцев, под контролем американской юрисдикции могут потерять.

Ольга Арсланова: Да, я просто хочу уточнить, что это значит для наших компаний в итоге. Просто потери финансовые? Дополнительные вложения? Или что-то большее?

Павел Салин: Ну, что значит. Это будет означать, что 10 млрд. зарыли, все эти 10 млрд. поделили между собой, и убытки… Вот вы тоже спрашивали предыдущего спикера, будут ли повышать цены, тарифы. Нет, так прямо действовать никто не будет. Но есть Фонд национального благосостояния, который власть держит как раз не для населения, а на купирование подобных рисков. Все убытки будут покрыты из подобных фондов.

Петр Кузнецов: Можно немного еще об Америке? Понятно, что политика США не ограничивается только действиями президента. Там и конгресс, и политические элиты, и бизнес включается. Каково возможно изменение отношения к этому проекту в свете прихода нового президента и его администрации? Что может измениться?

Павел Салин: Понимаете, в свете прихода нового президента и его администрации российские власти могут быть рады, если они отделаются санкциями только по «Северному потоку-2». Потому что сейчас активно циркулируют слухи, что готовятся санкции в отношении личных авуаров российской элиты, российской верхушки. И если удастся с американцами договориться о размене, чего пока не удается, о размене этих санкций на определенные геополитические уступки, то, чтобы сохранить лицо, какие-то санкции все равно нужно будет ввести и России образцово-показательно нужно будет понести поражение. «Северный поток-2» здесь как раз самое то. И для того, чтобы американцы сохранили лицо, и чтобы европейцы тоже как-то демонстрировали санкционный подход к России, в том числе и под предлогом, там, санкций за Навального. И все прочее. Поэтому «Северный поток-2» здесь очень удобная мишень и объект для размена для всех сторон.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий. Павел Салин был с нами в эфире. Обсуждали «Северный поток-2» и американские санкции против одного из участников строительства.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Оккупированная Россия гонит сырьё в Рейх, Власов в аду, наверно, доволен. Газ и нефть будут дороже золота в будущем, как сырьё для переработки, а вы гоните просто сырьё.