Санкции продлили. Эксперты рассказали, что может измениться в отношениях России и Европы

Санкции продлили. Эксперты рассказали, что может измениться в отношениях России и Европы
Маткапитал на первенца. Контроль за доходом семьи. Уличные банкоматы опасны. Россияне переходят на фастфуд
Как контроль за доходом семьи поможет бороться с бедностью?
Сергей Лесков: В силовых структурах перестановки. И начались они с отставки Юрия Чайки
Артём Кирьянов: Это не вяжется со здравым смыслом, но после пожара надо предъявить чеки, чтобы рассчитывать на компенсацию сгоревшего имущества
Погорельцы: где вынуждены жить пострадавшие при пожаре. Сюжеты из Нижнего Новгорода и Астрахани
Андрей Масалович: Сейчас время провокаций, потому что в мире рулят спецслужбы. А они единственное, что умеют, — это делать провокации
Елена Ведута: Для того, чтобы в стране был порядок и она развивалась, требуется наладить модель управления экономикой в сторону реальных доходов граждан
Власти хотят знать, сколько зарабатывает каждое домохозяйство
Виктория Данильченко: Если в твоей семье происходит насилие, уходи, пока твою психику не подавили вконец
Пятилетней Вике нужна реабилитация после ожога
Гости
Игорь Минтусов
президент «Европейской ассоциации политических консультантов»
Кирилл Коктыш
член Совета ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО

Анастасия Сорокина: Новый раунд санкций. Европейский Союз принял решение о продлении ограничительных мер против России. Санкции напрямую связаны с выполнением минских соглашений, которые обсуждались на четырехсторонней встрече России, Украины, Германии и Франции. И как раз на основании сообщений Ангелы Меркель и Эмманюэля Макрона об итогах переговоров лидеры ЕС и согласились еще на полгода продлить санкции против нашей страны.

Александр Денисов: На связи Кирилл Евгеньевич Коктыш, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО. Кирилл, добрый день.

Кирилл Коктыш: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте. Ну, вот мы и удивились, и не удивились. Уже привыкли к этим санкциям. Но вроде после переговоров в Париже все говорили о потеплении, там вроде потеплело.

Анастасия Сорокина: А тут вдруг – раз!

Александр Денисов: А тут вдруг заморозки такие опять очередные.

Анастасия Сорокина: Они же и так у нас до конца 2020 года были, эти санкции. Что же теперь, в 21-й год уже поехали их продлевать?

Кирилл Коктыш: Нет, эти санкции продляются в очередной раз по полгода. Ведь санкции приняты, по-моему, в 7 или 8 раундов. И естественно, в разное время подходит очередь продления тех либо иных санкций. Санкции, о которых сегодня идет речь, это санкции еще 14-го года, которые пролонгировались то на год, то на полгода. Но в данном случае решение было абсолютно предсказуемо. Ведь гораздо проще для Европы – ничего не менять, а ничего не менять – это продлевать санкции. Потому что, напротив, отмена означала бы переход Европы в реальную конфронтацию с США, заявление о своей субъектности и т. д. Т. е. это бы означало переход Европы в совершенно другое качество. А как показал последний саммит НАТО, Европа к этому абсолютно не готова. Т. е. Европа на последнем саммите настолько капитулировала перед Штатами, и тут вдруг заявлять о своей самостоятельности? Это невозможно.

Анастасия Сорокина: Для нас, как это было понятно, не стал сюрпризом такой исход – продление этих санкций. Но у нас все, что ни происходит, очень часто оправдывают именно ими. «Ну, а что вы хотите, вот на нас санкции» и т. д. Сейчас как-то скажется их продление на экономической ситуации?

Кирилл Коктыш: Ну, как, оно сказывается на экономической ситуации с 14-го года. И понятно, что в этих санкциях нет таких уж существенных ограничений. Т. е. Россия и не торгует с Европой оружием. А в общем-то кредитные займы, которые… Т. е. без европейских денег Россия тоже, так сказать, … во всяком случае, без тех, которые запрещены санкциями. Т. е. здесь ничего существенно не меняется. Это можно говорить об упущенных возможностях. Они упускаются потому, что взаимный товарооборот между Россией и ЕС упал. В лучшие времена он превышал полтриллиона долларов. И в этом плане, конечно, Европа, скажем так, не делает благо своей собственной экономике.

Александр Денисов: Кирилл Евгеньевич, но резких рывков валютных вряд ли это повлечет за собой, да?

Кирилл Коктыш: Нет, это продолжение сегодняшней ситуации. Т. е. это пролонгирование. Оно с 14-го года идет. К нему все давно адаптировались. Поэтому экономически оно не скажется никак.

Александр Денисов: Но вот наш экономический блок уже научился держать удар? Т. е. эти санкции объявляют, объявляют, а жизнь стабильно идет без таких потрясений.

Кирилл Коктыш: Дело в том, что уменьшилась зависимость России от Запада, от западных технологий. Достаточно интенсивно развились связи с Китаем и Северо-Восточной Азией. И это, на мой взгляд, был очень разумный ход. Потому что там российское присутствие было недопустимо ни с кем, а на сегодняшний день оно уже рабочее и будет продолжать расти. И в дальнейшем это позволит компенсировать, в общем-то, ее европейские потери. И на самом деле позволит достаточно уверенно себя чувствовать в будущем, когда санкции придет пора отменять. Потому что сегодняшний расклад не делает семьи из Европы. И я бы не сказал, чтобы существенно вредил России. Т. е. скорее он Россию стимулирует к поиску альтернатив. И это вполне здоровый процесс.

Александр Денисов: Понятно. Скажем в итоге спасибо за все эти санкции.

Кирилл Коктыш: Ну, дело в том, что Россия вряд ли окажется в такой ситуации, как Беларусь, например, оказалась. Потому что Беларусь на сегодня говорит, конечно, Европейскому Союзу и Западу спасибо. Потому что многолетние санкции позволили Беларуси вырастить национально ориентированную элиту, которая все свои деньги держит на родине. В общем-то, если аналогичная ситуация сложится в России, конечно, это будет достаточно позитивным ходом.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами был Кирилл Коктыш, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политических теорий МГИМО. Еще один эксперт на связи с нашей студией. Игорь Минтусов, президент «Европейской ассоциации политических консультантов». Игорь Евгеньевич, здравствуйте.

Игорь Минтусов: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте. Санкции, которые продлеваются. Очень часто мы слышим, вот вернусь к тому, что курс доллара такой – потому что санкции; чего-то не хватает – потому что санкции. Это действительно стало таким оправданием. И мы, услышав, что они продлеваются, сначала реакция такая, для тех, кто, скажем, не очень разбирается в вопросах, на что они конкретно влияют, что жизнь будет такой же сложной, трудной, и никаких радужных перспектив в общем ждать не стоит. В то же самое время эксперты говорят: мы развиваемся, мы того, чего нам не хватает, начинаем сами производить. Действительно ли это, что нам сейчас продлили вот этот срок, когда мы можем снова чего-то добиться? Или нужно ждать, наоборот, каких-то регрессов?

Александр Денисов: Дали нам шанс, короче говоря.

Игорь Минтусов: Первое. Я хотел бы, чтобы мы зафиксировали, т. е. мне хочется зафиксировать несколько очевидных позиций, чтобы в процессе интерпретации этих позиций мы, что называется, не выхолащивали суть некоторых событий. Первый тезис. Хорошо санкции для российской экономики западные либо плохо? Ответ, на мой взгляд, естественно, плохо. Вопрос второй. Влияют ли экономические санкции, западные санкции, на ухудшение экономической ситуации в России? Ответ: влияют. Т. е. вот эти две позиции, на мой взгляд, они очевидны и признаются в общем-то всеми экономистами серьезными, которые занимаются этим анализом. Теперь вопрос второй, что называется, более тонкие вопросы. А именно: насколько сильно негативно влияют западные санкции на российскую экономику? Как сильно? Это первый вопрос, который возникает. И второй вопрос: что в связи с этим можно сделать и нужно сделать, соответственно, российскому правительству, исходя из того, что санкции продолжаются? И, исходя из этого, то, отвечая на эти два вопроса второго порядка, можно сказать, что, естественно, санкции не являются главным, основополагающим либо ключевым экономическим фактором, который либо развивает российскую экономику, либо является основным фактором его стагнации, – первое; и второе, соответственно, стимулируют ли санкции, западные санкции по отношению к каким-то товарам, которые перестали импортироваться из других стран, влияет ли это на развитие экономики внутри страны, на развитие тех либо иных отраслей. Вот здесь можно, конечно, говорить, если начинать со второго вопроса, что, конечно, отсутствие тех либо иных потребительских товаров вызвало, что называется, рост определенный внутреннего рынка. Но я здесь должен сказать, что здесь это такой, что называется, вопрос двойственный, двусмысленный. А именно. С одной стороны, мы все понимаем: когда нет конкуренции, в данном случае конкуренции между российскими товарами и западными товарами в одной и той же ценовой категории либо товарной группе, это всегда хуже. Всегда хуже, когда у тебя нету конкурентов. И второе: насколько я знаю, ряд отраслей, которые получили фактически, либо ряд производителей, которые имеют сейчас монопольную прерогативу поставки конкретных товаров на российский рынок, являясь российскими производителями и не имея конкурентных аналогов западных, то эти компании берут кредиты у государства. Отчасти это оправданно, отчасти, на мой взгляд, вызывает вопросы большие у экономистов. И поэтому здесь однозначно сказать нельзя, что хорошо повлияли санкции, потому что российские теперь производители того, другого либо третьего…

Александр Денисов: Игорь Евгеньевич, ну мы судим просто по полкам магазинов. Приходим и там видим сплошь российские продукты. И делаем вывод, что это все было успешно. Вопрос: Европа сама точно знает, куда она бьет, по каким точкам? Потому что вот санкции объявили, а в течение следующих двух недель собираются расшифровать, что конкретно имели в виду, какие меры.

Игорь Минтусов: Вот тоже, во-первых, российских товаров и т. д. Если вы спросите, не просто будете смотреть на ценники и названия российских товаров: «сыр», «сыр», «сыр», – а если будете спрашивать даже у покупателей о качестве этих товаров, то по некоторым товарным группам, несмотря на большое количество позиций, то, если проводить соответствующие экспертизы, то качество некоторых товаров ухудшилось. Но это к слову, что называется.

Александр Денисов: Игорь Евгеньевич, но это дело вкуса, да. Давайте к Европе. Она представляет, куда бить? Или, так сказать, наобум молотит воздух?

Игорь Минтусов: Смотрите, Европа в этом смысле слова – второе заблуждение. Я отвечу так, афористично. Она не представляет, куда бьет, но ей по большому счету все равно. Почему-то русские патриоты считают, что вот Европа не просто санкции применяет, а вот такие санкции наиболее болезненные, которые будут болезненно бить по экономике, они что-то хуже пытаются сделать. Это все такие стереотипы ментальной, холодной войны. Просто Европа объявляет санкции. Какие-то санкции, по каким-то видам товаров, болезненно влияют. По каким-то менее болезненно влияют. Но за этими санкциями стоит, внимание, политическая логика. Другое дело, что экономические субъекты, которых много на Западе, – кто-то из них больше выигрывает либо проигрывает, кто-то меньше проигрывает либо выигрывает, – но за санкциями стоит политическая логика, а не экономическая логика. Это не торговая война, как между Соединенными Штатами и Китаем. Когда чисто торговая война (я имею в виду связанная с тарифами и с чем-то еще). Это просто политические санкции, выраженные в виде экономических санкций.

Александр Денисов: Спасибо большое. Просто санкции. Мы поняли.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Игорь Минтусов, президент «Европейской ассоциации политических консультантов». На связи с нами Александр из Саратова. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Добрый день.

Зритель: Я по поводу санкций. Сейчас в мире много санкций и напряженных отношений между многими странами. Основная причина этого – это военное противостояние. Чтобы избавиться миру от этой причины, нам необходимо, всем странам, заключить единый мирный договор. У которого 3 основных пункта. Первый – это каждая армия действует только на своей территории. Для защиты всех стран от возможных агрессоров создается единая армия под управлением ООН. И третий пункт…

Александр Денисов: Да, Александр, вы знаете, мне тоже эта мысль неоднократно в голову приходила: а что бы нам не подать, например, заявку в НАТО? Вот так и напишем там: «Дорогой товарищ Йенс, просим нас… хотим вступить». И все. Так сказать, если пьянку нельзя предотвратить, надо ее возглавить, вот.

Зритель: Нет, НАТО не надо. А надо, чтобы весь единый, я имею в виду для всех стран, не НАТО, а все страны чтобы были в этом договоре. И полностью убрать оружие массового уничтожения все. Ядерное и прочее.

Александр Денисов: Спасибо…

Зритель: Если мы это сделаем, то в ближайшее время в мире наступят хорошие отношения и будет благополучие всех граждан.

Александр Денисов: …спасибо. Ну, Михаил Сергеевич Горбачев тоже об этом мечтал. Не получилось вот. Мы-то захотели, а другие нет. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
вячеслав
чтобы навсегда отменить санкции необходимо разбомбить Польшу.И только тогда наступит и мир , и благоденствие.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски