Санкт-Петербургский тракторный завод. Как прошёл этот год для производителей сельхозтехники

Санкт-Петербургский тракторный завод. Как прошёл этот год для производителей сельхозтехники | Программы | ОТР

Кто сегодня приходит работать на предприятия?

2020-12-15T16:28:00+03:00
Санкт-Петербургский тракторный завод. Как прошёл этот год для производителей сельхозтехники
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Алла Елизарова
директор Ассоциации «Росспецмаш»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам в это время, мы рассказываем о российских предприятиях, показываем продукцию, которую они производят, и, естественно, людей, которые работают на этих фабриках и заводах.

И сегодня поговорим о производстве сельхозтехники на примере Петербургского тракторного завода. Обсудим все проблемы этой отрасли, какие достижения были в этом году, с какими проблемами сталкивались такие заводы такого плана. В общем, подведем некоторый итог.

Моя сегодняшняя собеседница – это директор ассоциации «Росспецмаш» Алла Елизарова. Алла, добрый день.

Алла Елизарова: Добрый день, здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет из Санкт-Петербурга, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет. Алла, давайте оттолкнемся прямо от сюжета. Хотелось бы поговорить вот о чем. Видим мы, что новые цеха строятся, оборудование новое. Вообще давайте о том, как меняется облик завода сейчас.

Алла Елизарова: Смотрите. Еще раз добрый день. Сейчас действительно очень многие производства растут и наращивают свои объемы. А для этого нужно менять структуру завода. Соответственно, нужны производственные площади. Поэтому сейчас действительно есть тенденция, что у нас заводы расширяются, строятся новые заводы, закупается новое оборудование. И все стремятся к тому, чтобы производить больше лучшей техники, тем более для этого есть все предпосылки.

Несмотря на кризис, на пандемию, наша отрасль в этом году показывает рост: за десять месяцев по сравнению с аналогичным периодом мы приросли на 26,5%, и экспортер у нас вырос на 6%. То есть это еще раз подтверждает то, что наши заводы могут делать технику и есть потребность в этой технике.

Соответственно, есть меры господдержки, которые поддерживают производителей техники. Ну и есть ряд трудностей, с которыми мы сталкиваемся, особенно сейчас, под конец года. Мы получаем от наших членов ассоциации, от наших производителей много писем и звонков…

Марина Калинина: Вот какие основные проблемы? Какие сейчас тенденции у предприятий? Что пишут? Что просят?

Алла Елизарова: Основные проблемы – это рост цен на металл. То есть буквально за последний месяц мы увидели очень резкий рост цен на металл – на 25–30%.

Марина Калинина: Ой-ой-ой!

Алла Елизарова: Да. Причем есть проблемы и с сортами этого металла. Но самая большая проблема – это, конечно, рост стоимости металла. Сами видите, сами понимаете, что сельхозтехника и любая специализированная техника – там в себестоимости достаточно большая доля именно металла. Соответственно, эта проблема. И Министерство промышленности, и Министерство сельского хозяйства обращаются к машиностроителям с таким настойчивым пожеланием не повышать сильно цены на технику. А мы видим безграничный рост цен на металл. То есть там нет никаких ограничений.

Марина Калинина: А с чем это связано? Алла, в чем причина, что к концу года так подскочили цены на металл?

Алла Елизарова: Ну, мы общались с металлистами. Они говорят: «У нас биржевой товар. Соответственно, мы ориентируемся на биржевые цены. И не здесь определяется, какая цена на металл. Цена на металл определяется биржей». Соответственно, они ориентируются на биржу. Курс вырос. Все это сложилось и привело к тому, что действительно мы сейчас видим рост цен на металл от 25 до 30% – в зависимости от ассортимента. И для наших машиностроителей сейчас большая проблема возникла, потому что, как я уже сказала, цены на технику не хотим повышать сильно, при этом что делать с металлистами – тоже пока не очень понятно.

Марина Калинина: Как вы хорошо их называете – «металлисты». Алла, а вообще в принципе какие выходы из этой ситуации могут быть? Ведь если поднялись цены на металл – соответственно, поднимется цена и на технику.

Алла Елизарова: Да не только на технику, на все поднимется вообще цена, потому что…

Марина Калинина: Ну, отсюда дальше и дальше – по цепочке, как обычно.

Алла Елизарова: Да. Соответственно, пока наши машиностроители, как я уже сказала, по просьбе Министерства промышленности, Министерства сельского хозяйства пытаются сдерживать цены на свою конечную продукцию. Но при этом мы думаем, что делать. То есть мы хотим писать, обращаться в Правительство с тем, чтобы именно поддержали наших машиностроителей, чтобы не было такого большого роста цен на металл.

Вообще цена на металл в России… Мы добываем металл. Соответственно, это у нас наш сырьевой продукт. Соответственно, почему она такая высокая? Почему она ориентируется на биржевые цены? Она должна быть более приемлемая для наших производителей здесь, на территории Российской Федерации. Поэтому, конечно, для нас сейчас важно урегулировать этот вопрос. Возможно, это введение экспортной пошлины на металл либо какие-то, не знаю, субсидии.

То есть это надо обсуждать, думать, встречаться с Правительством и принимать какие-то меры. Потому что вот та проблема, с которой мы сейчас столкнулись, она касается всех. В ассоциации мы объединяем не только сельхозмашиностроителей, но и производителей строительно-дорожной техники, пищевого машиностроения. И все сейчас прямо очень активные и горько говорят об этой проблеме.

Марина Калинина: Алла, опять же возвращаюсь к сюжету. Сразу два человека сказали о том, что задачей завода было замкнуть процесс производства внутри самого завода, чтобы производить максимально внутри завода все, что нужно для готовой продукции. Вот насколько эта тенденция на другие российские предприятия распространяется в плане сельхозтехники, если мы о ней сегодня говорим?

Алла Елизарова: Ну, я думаю, чем дальше, тем больше эта тенденция будет распределяться. Это связано с тем, что у нас есть так называемое постановление № 719, которое определяет критерии российского производителя техники. Соответственно, на это постановление ориентируются все наши производители. Согласно этому постановлению, к 2026 году локализация должна достичь 80% продукции. То есть 80% от машины должно быть произведено на территории Российской Федерации.

Соответственно, сейчас, на данный момент мы сталкиваемся с такими как бы проблемами, что есть часть компонентов, которые в России пока не производятся. Соответственно, встает вопрос: где это будет производиться? Либо машиностроители консолидируются и найдут какого-то производителя, который возьмет этот заказ и будет делать; либо придется самим осваивать производство каких-либо компонентов у себя на площадях, для того чтобы соответствовать вот этому 719-му постановлению, когда вы должны 80% продукции производить на территории Российской Федерации.

Марина Калинина: Алла, а насколько в нашей стране работает эта система пресловутой производственной кооперации, которая была в Советском Союзе, когда разные республики специализировались на выпуске разных всяких запчастей? Вроде как и рабочие места есть, и заводы работали, и так далее, и так далее. Почему в России этого не получается сейчас сделать?

Алла Елизарова: Ну, в какой-то момент получилось, что каждый производитель нашел своего поставщика где-то и работает с конкретными поставщиками. В основном, например, если мы берем гидравлику, то с зарубежными поставщиками.

И сложилась такая история, что у каждого производителя есть какой-то свой особенный компонент. Соответственно, все работают с разными производителями, и объединить это в один заказ пока не получается. Для того чтобы в России вот эту кооперационную историю создать, нам нужно, чтобы все производители между собой договорились, что, например…

Марина Калинина: А что им мешает договориться? Я вот очень хочу понять. Вроде бы Интернет есть, вся информация доступна, вот она лежит – бери!

Алла Елизарова: Ну, потому что, еще раз говорю, у каждого есть уже свой поставщик, с которым он работает. И под этот компонент уже, можно сказать, делается техника, делается определенный узел. Соответственно, для того чтобы перейти на другой компонент, нужно полностью поменять этот узел. Соответственно, каждый хочет как можно меньше потратить, затраты на эту перемодернизацию, я бы так сказала, своего производства.

Поэтому сейчас мы силами ассоциации пытаемся проводить эти встречи, совещания и производителей техники, и производителей компонентов, чтобы как раз найти решение этому вопросу и создать эту кооперацию, чтобы производители техники согласовали между собой какой-то единый подход к какому-то одному компоненту, и чтобы нашелся производитель компонента, который это будет производить. Вот так.

Марина Калинина: Понятно.

Алла Елизарова: Поэтому процесс идет.

Марина Калинина: Это хорошо. Алла, давайте про отрасль. Год непростой был, да? Можно какой-то итог подвести этому году? Ну, он уже скоро заканчивается, две недели осталось. Как отрасль, как производители сельхозтехники пережили этот год?

Алла Елизарова: Благодаря тому, что сельхозтехника попала в отрасль, которая обеспечивает продовольственную безопасность нашей страны, то несмотря на пандемию, на те ограничения, которые были введены с марта месяца, наши производители не останавливались. Мы работали весь год, и перерывов, и перерывов, сбоев в работе не было. Соответственно, все потребности, которые были у сельхозтоваропроизводителей в технике, были удовлетворены. И наши машиностроители, как я уже говорила, показывают рост в этом году по сравнению с прошлым годом.

Поэтому и потребность в технике есть, и мощности наших заводов позволяют наращивать тот объем, который сейчас мы предлагаем для рынка. Поэтому для нас этот год хороший. Мы показываем рост и на внутреннем рынке, и показываем рост экспорта.

Марина Калинина: Прекрасно!

Давайте послушаем Анатолия из Московской области, он нам дозвонился. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Очень приятно слушать программу вашу. Поднимаете злободневные вопросы

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Есть самое простое решение по металлу. Не надо изобретать велосипед. У нас небольшое предприятие, мы делаем товары народного потребления, производим технику для людей и так далее. Всегда в советское время было понятие мобрезерва. Сегодня в этой ситуации рыночной государство обязано создавать это. Для этого государство в начале года… Мы же знаем, сколько мы металла в год потребляем. Хотя бы половину у комбинатов должно по фиксированным ценам заказывать государство. Оно имеет рычаги. Оно закупило металл. Мелкие и средние, в том числе машиностроители (вот коллега выступает), которые делают для селян, делают необходимую технику, они спокойно у государства выкупали бы этот металл по мобрезерву. И не влияет курс доллара. Он может измениться, он будет сто. Хотя когда он был и дешевый, металл все равно рос.

Поэтому это – единственное решение. У нас есть Министерство промышленности. Оно должно закупать металл в разрезе государства, средним и мелким предприятиям отдавать.

Марина Калинина: Я поняла. Спасибо, Анатолий.

Вот такое предложение. Алла, как вы считаете?

Алла Елизарова: Ну, надо обсуждать это с Правительством, насколько это реализуемо сейчас, в тех реалиях, в которых мы сейчас находимся. Мы за любые предложения, которые позволят снизить стоимость металла для наших машиностроителей.

Марина Калинина: Очень много сообщений нам сыплется. Говорят: «Прекрасные тракторы! Отлично, что сохранился завод. Везде бы таких заводов и побольше». Главный вопрос – вопрос цены. Насколько вообще сельхозтехника сейчас (я не говорю сейчас именно о «Кировце», а в принципе) доступна малым сельхозпредприятиям? Ну, я имею в виду сельхозпроизводителей, которые на земле работают.

Алла Елизарова: Мы на прошлой неделе даже проводили совещание с Министерством сельского хозяйства, как раз обсуждали вопрос поставок техники по итогам этого года. Сейчас есть несколько инструментов, которые позволяют и малым фермерам…

Марина Калинина: Ну, фермерским хозяйствам каким-то.

Алла Елизарова: Да, фермерским хозяйствам. Есть Росагролизинг, который дает технику в лизинг на льготных условиях, Россельхозбанк. Есть льготные инвестиционные кредиты, которые помогают приобрести технику. Есть ассоциация АККОР – это Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств. У них есть специальное соглашение с Росагролизингом, для того чтобы компании, которые входят в эту ассоциацию, приобретали тоже свою технику на льготных условиях. Есть «Программа 1432», которая достаточно давно работает. Сейчас мы видим, что она будет и в следующем году, на нее уже выделено финансирование в размере 10 миллиардов рублей.

Соответственно, мы видим, что все эти программы работают, они помогают. И они как раз направлены на то, чтобы любой фермер, любой сельхозтоваропроизводитель мог выбрать те условия, по которым он может и готов приобрести технику.

Марина Калинина: Алла, а насколько эти программы доступны? Ну, много программ, много различных льгот, но порой людям так сложно эту услугу получить!

Алла Елизарова: Ну, получение любой субсидии – это достаточно серьезный документооборот. И кто к этому спокойно относится, кто к этому готов – в принципе, больших проблем не должно быть, они не должны сталкиваться с большими проблемами. И наши машиностроители тоже помогают сельхозтоваропроизводителям, для того чтобы они могли получить меры поддержки. Тоже с ними ведут как бы разъяснительные работы. Чем могут, тем и помогают.

Марина Калинина: Насколько наша техника конкурентоспособная с зарубежными производителями?

Алла Елизарова: Она конкурентная, безусловно.

Марина Калинина: Я понимаю. Я это и имею в виду.

Алла Елизарова: Наша техника конкурентоспособная. Мы выпускаем хорошую и качественную технику. Вы уже были не на одном нашем заводе.

Марина Калинина: Да.

Алла Елизарова: Многие предприятия сейчас выпускают отличную технику. Есть и техника, аналогов которой в мире нет. Вы помните, у вас был сюжет про «Пегас-Агро». Это техника, которой нет аналогов. Поэтому говорить о том, что… Наша техника конкурентная. Наша техника очень хорошая. И я всем аграриям рекомендую как раз приобретать технику российских производителей.

Марина Калинина: Алла, у нас три минутки остаются буквально. Хотелось поговорить о кадрах. Когда мы были на заводе, там ходили студенты. Расскажите немножко об этом, об этой премии, которую они там получали, о которой говорили.

Алла Елизарова: Вопрос кадров, именно инженерных кадров – это сейчас достаточно большой вопрос для всех наших сельхозмашиностроителей. И поэтому четыре года назад мы создали премию имени Александра Александровича Ежевского. Это выдающаяся личность в нашей отрасли, все машиностроители его знают. И на протяжении четыре лет количество работ, количество участников в этом конкурсе растет.

Например, в этом году у нас было 57 работ из 38 вузов России. И что меня радует? Что в этом году уже у нас 12 лауреатов. Работы действительно достойны. И самое главное, что в членах жюри наши машиностроители. Они видят, какие работы делают ребята, они интересуются, они связываются с этими ребятами, потому что есть действительно интересные работы. И нашим машиностроителям интересно с этими студентами работать даже дальше. Поэтому вот этот кадровый вопрос мы решаем, мы помогаем нашим заводам решать через эту премию.

Например, меня очень радует, что с каждым годом в этой премии (а я обращу внимание, что это премия на разработку конструкторских работ в сельхозмашиностроении) участвует все больше и больше девушек.

Марина Калинина: Я тоже удивилась, когда увидела, что…

Алла Елизарова: Я на это обращаю внимание. Действительно, и девушки уже идут в конструирование машин, и с каждым годом их становится все больше и больше. Соответственно, ребята молодцы. Очень приятно с ними общаться. Они работают в машиностроении, они учатся быть конструкторами.

Но мы сталкиваемся с тем, что многие даже ни разу не были на предприятиях, на предприятиях сельхозмашиностроения. Учатся, но пока не понимают, что они увидят, когда выйдут из-за парты вуза. Поэтому эта премия как раз направлена на то, чтобы мы тоже нашим студентам показывали те заводы, те предприятия, которые сейчас работают у нас в России и какое им будущее предстоит.

Марина Калинина: Ну, у них были очень бурные эмоции. Они удивились. Они думали, что это какие-то засаленные полы, грязные рабочие и так далее, и так далее. То есть какие эмоции у них вообще? Что они вам рассказывают?

Алла Елизарова: Ну конечно, приятно им видеть эти заводы. И они сами говорят, что они не ожидали, что наше сельхозмашиностроение на таком уровне. И наше желание, цель нашей премии – показать студентам, действительно, на каких заводах они смогут работать в ближайшем будущем.

Марина Калинина: Спасибо огромное. Директор ассоциации «Росспецмаш» Алла Елизарова, была сегодня у нас в эфире. Алла, спасибо вам за эту беседу. С наступающим вас Новым годом! В следующем году, надеюсь, тоже будем вместе сотрудничать, еще поезжу я по вашим предприятиям и покажу, как они работают, и покажу людей. Спасибо.

Ну а прямо сейчас – производственные портреты Петербургского тракторного завода.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)