Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли

Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?
Гости
Саркис Дарбинян
глава юридической практики организации «Роскомсвобода», адвокат

Иван Князев: Ну, еще одна тема нашего сегодняшнего эфира. В России один из самых высоких показателей интернет-пиратства в мире. По количеству скачиваний нелицензионного контента наша страна уступает только США.

Тамара Шорникова: И это проблемы далеко не виртуальные. По подсчетам министра культуры России Владимир Мединского, ежегодно из-за пиратов экономика страны теряет от 40 до 70 миллиардов рублей. Самый большой ущерб наносят поставщики нелегальной видеопродукции. В международной компании Group-IB, специализирующейся на предотвращении и расследовании киберпреступлений, заработок среднестатистического онлайн-кинотеатра оценили в 9 миллиардов рублей в год.

Иван Князев: А вот что скачивают интернет-пираты? Хотя, честно говоря, я всегда, Тамара, думал, что интернет-пираты – это те, которые продают нам. Ну, тем не менее. Наверное, мы тоже являемся интернет-пиратами.

Каждый второй ищет в Сети взломанные игры. 43% опрошенных смотрят нелицензионные фильм и сериалы. Чуть больше трети пользуются пиратскими сайтами для прослушивания музыки. Взломанные версии бесплатных программ скачивают 19% опрошенных.

Тамара Шорникова: Почему скачивают? И вот что отвечают те, кто этим занимаются. 75% пользователей сказали, что их отпугивают цены, выставляемые лицензионными сервисами за свои программы и услуги. 34% заявили о неудобных для них системах оплаты. А еще 16% респондентов ответили, что используют пиратский контент из идейных соображений.

Иван Князев: Ну, в общем, как сегодня в нашей стране борются с интернет-пиратством? И когда начнут штрафовать пользователей?

Тамара Шорникова: А есть и такие предложения.

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: А ответит на наши вопросы Саркис Дарбинян, ведущий юрист «Роскомсвободы», руководитель Центра цифровых прав. Это рубрика «Личное мнение». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Саркис.

Саркис Дарбинян: Добрый день.

Тамара Шорникова: Итак, насколько успешны сегодня (давайте с этого начнем) любые действия по блокировке пиратского контента в интернете в нашей стране?

Иван Князев: Я бы хотел сказать, наверное, уточнить: насколько безуспешные?

Саркис Дарбинян: Ну, это вы абсолютно правы, скорее безуспешные. С 2013 года уже было принято четыре пакета антипиратских поправок, и ни одна из них, по сути, не работает, потому что, очевидно, те, кто хотят распространять пиратскую продукцию, находят множество возможностей это делать, создавая зеркала, клоны и обходя, соответственно, возможные пути запрета распространения контента.

Например, некоторые распространяют его в заблокированном мессенджере Telegram, который уже заблокирован, и второй раз заблокировать в заблокированном не получится. Такие попытки постоянно предпринимаются, но я бы не сказал, что они работают, поэтому сегодня законодатели и органы исполнительной власти думают уже о пятом антипиратском пакете поправок в закон.

Тамара Шорникова: Ну смотрите. Еще в 2018 году Министерство культуры предложило упростить процесс блокировки сайтов и привлечение виновных в ответственности – собственно блокировка интернет-ресурсов с противоправным контентом без суда ими предлагалась. В марте 2019-го ведомство сообщило, что проект был доработан, а замечания в большей степени учтены. Что сейчас с этим законопроектом?

Саркис Дарбинян: Ну, предложения Минкульта всегда казались мне странными. И в любом провале отечественных продюсеров и российского кино всегда винили, конечно, пиратство – что это они все виноваты, почему фильм не продался. Хотя, конечно, это очевидная глупость. И те убытки, которые подсчитывают – это скорее недополученная прибыль, которую в Минкульте и оценили: если бы люди не скачали, они пошли бы и заплатили. Что, конечно, не работает так.

В интернете многие даже после приобретения пиратской продукции готовы пойти и потратить деньги на получение лицензионного продукта. Кстати, последние исследования достаточно удивительно показывают, что люди, которые потребляют пиратскую продукцию, они в итоге на контент (музыку, кино и программы) тратят больше, чем те, которые ничем не интересуются.

Тамара Шорникова: Ну не знаю, полностью ли верны подсчеты. Но у какой-то части, согласитесь, если бы не было возможности скачать экранку после выхода популярного фильма, выбора бы не было – ты бы пошел в кинотеатр.

Саркис Дарбинян: Да дело в том, что сегодня экранку никто смотреть не хочет. Люди хотят смотреть в высоком качестве. Они хотят, чтобы это как можно быстрее вышло, в том числе в онлайне, где они готовы приобретать. И почему сегодня старые добрые торренты уходят в прошлое? Потому что это долго, это неудобно. Люди хотят в стриминге видеть здесь и сейчас, быстро и, как я сказал, в очень хорошем качестве.

Иван Князев: Смотрите. А реально ли вообще бороться? Опять же, если взять для примера те же фильмы – да, какой-то ресурс уже выложил, одна компания купила права, посмотрела, скопировала, создала десяток сайтов-клонов, на которых можно все это дело бесплатно. И живут они за счет рекламы различных онлайн-казино. И все счастливы. Бороться с этими десятью клонами, по-моему, бессмысленно, потому что, закрыв их, появится еще десять. Так, может, отпустить все-таки вожжи, и все?

Саркис Дарбинян: Вы абсолютно правы. Особенно теми мерами, которые сегодня предлагаются у нас – путем блокировок. Я напомню, что США – наверное, страна, которая производит больше всего интеллектуального контента, который мы потребляем каждый день, – не имеют соответствующего законодательства. И в свое время оно было заблокировано. Недавно Швейцария сказала, что не видит смысла в блокировках сайтов, потому что они не решают проблему по существу.

При этом, конечно, такие меры могут и уже причиняют огромный ущерб российским IT-компаниям. Например, у меня в практике есть дело, где молодой российский предприниматель решил сделать социальную сеть. Ну, вы прекрасно понимаете, что в социальной сети люди меняются всяким. Ну и на сегодняшний день его заблокировали навечно, стартап в России не получился. Конечно, пришлось думать о том, чтобы заняться чем-то другим.

Поэтому, с точки зрения вообще логики, если мы хотим иметь конкурентные отечественные IT-сервисы, то мы, конечно, раз и навсегда должны отказаться от столь репрессивного и жесткого правового регулирования этой отрасли.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем наш телефонный звонок. Дорогие телезрители, вы активно пишете нам SMS, высказываете свое мнение. Вы так же активно можете нам звонить и свое мнение в прямом эфире тоже бесплатно честно и открыто высказать.

А сейчас послушаем Валентину из Мурманска. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Валентина.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Мы постоянно с мужем… Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Мы постоянно с мужем скачиваем фильмы художественные, сериалы, которые идут по Первому и по Второму каналу в 21:00 и в 21:30. Смотреть с рекламами фильмы просто невозможно! Вы знаете, они до такой степени часто идут. Я понимаю, 25–30 минут прошел фильм – и можно на 2–3 минуты эту рекламу. Ну, это ужасно! И получается, что мы тоже с мужем пираты? То есть через неделю, когда фильмы прошли, я их записываю, чтобы они не потерялись, а потом мы их скачиваем уже в интернете и смотрим без рекламы.

Тамара Шорникова: И бесплатно, правильно?

Зритель: Конечно. Ну, они по телевизору идут бесплатно, только с рекламой.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Валентина. Я думаю – что греха таить? – Валентина не одна такая в нашей стране.

Саркис, знаете, что мне хотелось бы понять? Я помню, когда вся эта проблема с пиратством очень сильно поднималась, это еще в 90-е годы было, когда у нас интернет бурно развивался, например, некоторые музыкальные группы или кинокомпании делали следующим образом – они выставляли на своем сайте возможность скачивания того или иного музыкального трека либо фильма и говорили: «Ну, заплатишь столько, сколько посчитаешь нужным». И те, кто хотел и у кого была, грубо говоря, совесть, они платили ту сумму, которую они считают нужной за это заплатить. И получилась следующая история: эта же музыкальная группа заработала больше, чем если бы она продавала официально свои диски, кассеты и так далее, потому что нашлись те люди, которые за качество готовы заплатить честно.

Может, идти путем не запретов?

Тамара Шорникова: А в какой стране это было?

Иван Князев: В Англии, в Великобритании. Даже группу скажу, но потом.

Саркис Дарбинян: Да нет, так везде происходит.

Иван Князев: Просто, может, тогда опережать и бороться с пиратами не тем, чтобы их отлавливать и запрещать, а предоставлять более качественный продукт – и тогда народ сам к нему пойдет?

Саркис Дарбинян: Это правильный путь. Тем более мы видим, что такие модели – их называют «краудфандинговые модели» – создания и продажи творчества вполне работают. Есть огромное количество групп, и не только в Англии, а по всему миру, в том числе я видел и российских авторов, которые делают подобное и собирают донатами средства на то, чтобы написать книгу или снять фильм. Ну, это, конечно, совсем другие модели.

Люди все равно – и пользователи, и сами правообладатели – стремятся к тому, чтобы… Правообладатели хотят быстро и качественно дать свой материал, а пользователи хотят за недорого его купить. Поэтому сегодня, например, в плане музыки, мне кажется, проблема уже во многом решена. Подписки Apple Music, Google, YouTube, которые стоят 2–3 доллара в месяц, – и вы получаете почти безлимитный доступ ко всему музыкальному контенту.

И это казалось невероятным еще десять лет назад. Вот в чем дело. Мне кажется, интернет-пиратство несет на самом деле очень благую цель – оно заставляет меняться рынок, оно заставляет легальных игроков действительно не стоять на одном месте, а все-таки предлагать более удобный сервис, предлагать разный формат. Если это кино – возможность послушать фильм с разным переводом, сохранить на устройство в том числе. И это развивается.

Поэтому в 90-х пиратство давили бульдозерами, потом Роскомнадзор пытался победить их блокировками, но в итоге мы видим, что только технологии и сервисы решают проблему цифрового пиратства в комплексе.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим видеоматериал. Мы спросили у наших телезрителей, готовы ли они платить за легальный контент в Сети. Давайте узнаем, что отвечали люди.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Много SMS. Во-первых, пишут, что, конечно же, на различных торрентах и так далее не только экранки, но и вполне себе HD и Full HD.

Саркис Дарбинян: Да, Blu-ray.

Тамара Шорникова: Да. Так что абсолютно качественную продукцию там те, кто хотят бесплатно получить, тоже получают. Владимирская область: «Пиратил и буду пиратить». Москва и Московская область: «Борьба с интернет-пиратством – очередной способ изъятия денег у граждан».

Иван Князев: В том числе борьбе с ветряными мельницами. Многие говорят, что это абсолютно бессмысленно.

Тамара Шорникова: Часть, которая говорит, что готова платить, и предлагает собственные способы по борьбе с пиратством, предлагает все-таки ввести ответственность для тех, кто скачивает, а не для тех, кто распространяет, потому что мы поняли, что очень сложно с ними бороться, учитывая клоны и так далее. Возможен ли в каком-то обозримом будущем налог на такого пользователя, штраф за скачивание нелицензионного контента? Или это все из области фантастики?

Саркис Дарбинян: Нет, ну судя по тому, как настроен иногда господин Мединский и его ведомство, такие драконовские методы могут быть применены в России. Но, с точки зрения мировой практики, все страны от этого отказываются, в том числе и Германии, и Австралия, где посчитали, что выслеживать пользователей, отправлять им письма с угрозами (а там все-таки предусмотрено что-то, три или пять предупреждений перед тем, как тебя привлекут к ответственности) – это выходит дороже, чем заработок на этом. То есть это огромные средства.

Поэтому цивилизованный мир уже отказался от идеи наказывать конечного потребителя. Что, конечно, в корне неверно, потому что конечный потребитель-то не всегда имеет возможность определить, а где вообще лицензионное, где пиратское, кому какие права принадлежат и не нарушает ли он закон.

Тамара Шорникова: Вот нам звонили телезрители: «Мы пираты или нет?» Уже в общем доступе фильм побывал, оказался на просторах интернета.

А технически это возможно? Потому что сейчас же эти все обходы IP, ты можешь скачивать якобы из Австралии что-то и так далее.

Саркис Дарбинян: Да, это правильно.

Тамара Шорникова: Насколько технически возможно найти человека, который что-то нелегально скачал?

Саркис Дарбинян: Это возможно, но опять же это достаточно дорого, потому что опять же стоимость операции по вычислению человека может быть дороже, чем…

Иван Князев: …сам продукт.

Саркис Дарбинян: …сам продукт и деньги, которые с него можно поиметь. В плане логики блокировки, конечно, это плохо работает, потому что если даже мы заблокируем здесь… А сегодня многие пользователи уже стали достаточно технически грамотными, они используют VPN, они используют различные продукты, которые уже встраиваются в интернет-браузеры, для того чтобы маскировать свой IP-адрес даже при таких ситуациях, чтобы не попасть в жернова правоохранительной системы.

Иван Князев: Послушаем еще один звонок – Роман из Курска нам дозвонился. Роман, слышите нас?

Зритель: Да. Здравствуйте.

Иван Князев: Как вы относитесь к пиратству?

Зритель: К пиратству? Вы понимаете, мы вынуждены, скажем так. Я согласен с мнением, что труд автора, режиссера должен оплачиваться. Просто хочется сказать: ребята, не будьте жадными! Пусть, допустим, будет очень сложно найти пиратскую копию, но пусть не пиратская будет доступна по доступной цене. То есть так вы со всех нас, кто скачивает нелегально, не получаете ничего, а так вы будете иметь…

Тамара Шорникова: Роман, слышите нас еще?

Зритель: Да, слышу.

Тамара Шорникова: А какая цена для вас казалась бы адекватной, например, за фильм или за аудиотрек?

Зритель: Что-что?

Тамара Шорникова: Какая цена кажется вам адекватной?

Зритель: Ну, за фильм, допустим, в пределах 100 рублей. Я не иду в кинотеатр. Вот мне, допустим, в кинотеатре нет удовольствия от фильма – там люди едят, пьют, чавкают. Поэтому я люблю смотреть дома. Это была бы адекватная цена, особенно применительно к средней нашей зарплате и прожиточному минимуму.

Но с пиратством, я считаю, есть еще один аспект – понимаете, ассортимент. Я лично про себя говорю. Я, допустим, интересуюсь регби, смотрю сейчас кубок мира. У нас в стране этот спорт не понимают, его не показывают. Я смотрю какие-то западные сериалы. То есть этого в легальном сегменте все равно нет, поэтому… Ну какой я пират, если я где-то нахожу и смотрю?

Иван Князев: Понятно, хорошо, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Нижегородская область иронизирует: «Фильм стоит 400 рублей, а пенсия – 8 500. Нужно больше платного контента!»

Тамара Шорникова: Саратовская область, если уж пошли по пути ироничных SMS: «А артисты будут платить зрителям за то, что они поют под фанеру?» И так далее, и так далее.

Иван Князев: Да, очень хотелось бы.

Саркис, такой вопрос. А какой-то все-таки контент нужно защищать, мы обязаны просто защищать, интеллектуальный какой-нибудь и так далее? Что действительно пиратам никаким образом нельзя давать? На чем стоит сконцентрироваться в плане защиты интеллектуального контента в интернете?

Саркис Дарбинян: Мы видим, что в некоторых отраслях уже проблема решилась само собой – например, в плане видеоигр. Меня удивила ваша статистика, потому что с видеоиграми уже вроде бы индустрия решила. Тебе не надо хранить огромный объем, заполнять свою память, думать, сохранился ты или не сохранился, потому что за тебя это все делается автоматически, и на серверах компании это все хранится.

Наверное, наиболее серьезно сейчас реагирует все-таки киноиндустрия, но не потому, что этот контент стоит дороже всего остального, а только потому, что больше всего средств у лоббистов сосредоточено именно в видеоиндустрии, где пытаются все-таки сохранить старые дедовские способы доставки контента и свои мегаприбыли. Компании, в том числе и кинокомпании, очень плохо идут на то, чтобы сужать эти окна между просмотром в кинотеатре и появлением в онлайне.

Я думаю, что в ближайшее время деваться им будет некуда, и из-за пиратов придется им все-таки вообще эти окна убирать, чтобы фильм действительно появлялся одновременно и в кино, и в онлайне. И действительно, вот такие люди, которые сегодня звонили, они говорят, что они вполне готовы 100–200 рублей заплатить для того, чтобы посмотреть какую-то новинку.

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок – Алексей из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей.

Тамара Шорникова: Ваше мнение? Платите или не платите в интернете?

Зритель: Я вообще за то, чтобы платить за контент, в том числе за фильмы. Мы часто покупаем фильмы и смотрим онлайн, когда находимся дома. Но сложность возникает, когда мы хотим, допустим, посмотреть фильм без доступа в интернет, например, при перелете. Когда мы куда-то летим, мы скачиваем фильмы на торренте, потому что нет возможности скачать фильм, заплатив за него. То есть я знаю, где посмотреть онлайн. И вот как с этим быть? Как можно купить фильм так, чтобы можно было смотреть без доступа в интернет? Вот в чем вопрос.

Тамара Шорникова: Ну, можно на борту самолета. У многих сейчас можно купить интернет, например.

Саркис Дарбинян: Кстати, некоторые сервисы уже это предлагают. Вы платите за подписку и, пока у вас есть подписка, все, что у вас сохранено на жестком диске, вам доступно. Как только подписка закончилось, у вас это все просто шифруется – и вы не имеете доступа к этому контенту.

Иван Князев: Саркис, кстати, многие спорят: просмотр и копирование – что из них пиратство, а что не пиратство?

Саркис Дарбинян: Ну, в таком бытовом понимании пиратство – это все.

Иван Князев: Все?

Саркис Дарбинян: Когда мы говорим «пираты», то мы, скорее всего, имеем в виду нас с вами – людей, которые выросли вообще в эпоху, где без пиратской продукции мы, наверное, не смогли бы стать теми, кем мы стали.

С точки зрения закона, естественно, запрещено распространение, то есть самостоятельная раздача на торрент-трекере. Загрузка контента может рассматриваться как правонарушение. Но личное потребление, если вы просто скачали, – за это ответственности, слава богу, пока нет. И я надеюсь, в ближайшее время не будет.

Тамара Шорникова: И успеем послушать вопрос от Александра из Тамбовской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Тамара Шорникова: Александр, надеемся, дозвонится к нам в будущем.

Итак, все-таки из того, что реально сможет работать в плане борьбы с пиратством, вы бы какие меры назвали сейчас?

Саркис Дарбинян: Я подумал бы прежде всего над улучшением качества сервисов и о каких-то внесудебных мерах. Вот последний пример антипиратского меморандума – это куда более здоровая идея, когда IT-компании вместе с правообладателем могут самостоятельно в договорных отношениях договариваться о взаимодействии по удалению определенных ссылок. Хотя и эти алгоритмы дают сбои.

Конечно, надо отказаться от какого-либо жесткого, вот такого публичного вмешательства, когда государство пытается путем рубильников ограничить связь, ограничить доступ к информации – что сегодня на самом деле должно рассматриваться как нарушение вообще фундаментальных прав человека, права на свободу информации.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. У нас в студии был Саркис Дарбинян, ведущий юрист «Роскомсвободы», руководитель Центра цифровых прав. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Говорили об интернет-пиратстве. Сейчас впереди у нас еще одна тема, так что оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски