Сбор биометрических данных простимулируют

Сбор биометрических данных простимулируют | Программа: ОТРажение | ОТР

Для чего это нужно? Кто и как будет их использовать?

2021-03-10T12:52:00+03:00
Сбор биометрических данных простимулируют
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Эльдар Муртазин
ведущий аналитик Mobile Research Group

Петр Кузнецов: Мы поговорим сначала о наших данных, это очень важно. Потому что биометрию россиян будут собирать быстрее и, как выяснилось, принудительнее. Правительство считает, что сейчас все идет слишком медленно, этот процесс сбора.

Марина Калинина: И поэтому в Минцифры планируют ввести административные меры. Например, закрыть удаленный доступ к ряду госуслуг, если вы не предоставите все необходимые данные о себе.

Петр Кузнецов: Да, т. е. – «Ах, так? Тогда вот, пожалуйста». И еще хотят прикормить (так, с другой стороны зайти). Биометрию хотят не только через банки собирать, как сейчас это происходит, но и через, например, МФЦ и даже создадут специальное для этого приложение. Чтобы нам всем было удобно.

Марина Калинина: Да, и таким образом за два года власти рассчитывают увеличить число записей в Единую биометрическую систему до 70 млн.

Петр Кузнецов: Вот. А смотрите, для сравнения: сейчас их всего 164 тыс. О выгодах биометрии, о том, какие задачи активизации этого сбора пытается решить государство, давайте поговорим. Потому что это касается всех нас. Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group, с нами на связи. Здравствуйте, Эльдар.

Эльдар Муртазин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, раз власти так взялись за активный сбор биометрии, значит, это для чего-то нужно. Давайте попробуем объяснить, для чего.

Эльдар Муртазин: На сегодняшний день биометрия является более безопасным способом авторизации в тех или иных сервисах. И подделать биометрию значительно сложнее, чем украсть ваш пароль, которым мы пользуемся для доступа к тем или иным сервисам. В том числе не просто пароль, но, например, телефонный номер, перехватить СМС и проч. Поэтому биометрия, как принципиально более сложный для подделки способ авторизации, массово будет использоваться во многих сервисах. Постепенно в том числе при оплате покупок в тех или иных магазинах.

Сегодня задача государства – сформировать первоначальную базу. Она уже во многом есть. Потому что те же фотографии на паспорт попадают в биометрическую базу постепенно: когда вы меняете паспорт, получаете впервые паспорт. Данные будут расширяться. И в этом нет никакой опасности для пользователей, так как эти данные хранятся на уровне банковских приложений, т. е. уровень безопасности тот же.

А нужно это все, по сути, для того чтобы выйти на новый принципиально уровень, когда мы получим безопасные услуги.

М Петр Кузнецов: Т. е., мы понимаем, что сейчас биометрия работает и без всякого сбора. Вот мы еще не упомянули Face ID, заход в телефон по пальцу (там отпечаток, судя по всему, тоже биометрия).

Эльдар Муртазин: Да.

Петр Кузнецов: Потом, системы распознавания лиц с помощью камер видеонаблюдения. Правильно ли мы понимаем, что все равно государству важно собрать это все воедино в этой базе, единой базе (ЕБС), чтобы составить полный портрет гражданина?

Эльдар Муртазин: Вы знаете, мне кажется, все-таки полный портрет не так важен. Важно то, что вы как человек будете выбирать, какой способ авторизации вам удобен. Будь это ваше лицо, ваши зрачки, отпечатки пальцев, ваш голос, возможно. И в разных системах будут использоваться разные системы авторизации. Т. е. это не будет единая система везде. А соответственно, мы хотим, как страна, выйти на следующий виток развития с точки зрения технологии. Весь мир к этому будет идти. Мы сегодня по развитию телекома (а это тоже телеком) опережаем многие страны на 3-4 года как минимум. И то, что появляются такие государственные системы, это очень большой шаг вперед.

Безусловно, есть опасения, что системы будут использоваться для того, чтобы следить за нами…

Петр Кузнецов: Да. Об этом и…

Марина Калинина: Вот в этом-то, наверно, и суть. Потому что все…

Петр Кузнецов: «Тотальный контроль населения, никакой безопасности для нас». Это СМС из Белгорода.

Марина Калинина: …А как же личное пространство тогда?

Эльдар Муртазин: Личного пространства уже не существует. Потому что сегодняшние системы, которые уже работают в России, да и в других странах мира, позволяют четко определить каждого гражданина, что он делает, где находится. Поэтому эти системы – да, облегчает в какой-то мере сбор биометрических данных, в какой-то мере это облегчает. Но нужно понимать, что приватности в общественных пространствах больше нет. И ее не будет в ближайшие годы.

Марина Калинина: Да ее и не в общественных пространствах уже нет, мне кажется, с такой системой. Чем дальше, тем хуже.

Эльдар Муртазин: Смотрите, у нас есть личное пространство. Это наши дома, наши квартиры. Там нет никаких систем слежения, кроме тех, которые вы ставите сами. Соответственно, как только вы выходите за порог вашего дома или квартиры, вы попадаете в общественное пространство, где за вами следят, если говорить про Москву, это уже миллионы камер, по сути.

Другое дело, как эти данные используются. И здесь для общества нужно поставить очень простой вопрос. Кто и как достаточно прозрачно может использовать эти данные, что для этого нужно, и когда мы не можем (как государство, как правоохранительные органы) полагаться на эти данные. Т. е. эти вопросы остро стоят. И сегодня ответа на них нет ни в одной стране мира. Законы будут вырабатываться по мере внедрения этих систем.

Но то, что эти системы обеспечивают большую безопасность, однозначно так. Потому что уровень преступности, криминальных историй резко падает. Потому что люди знают, что вот это наказание, то, что их поймают, неотвратимо. Если раньше людей искали неделями, то сейчас это 1-2 дня максимум.

Марина Калинина: У нас есть звонок. Дозвонился нам Константин. Константин, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Из Ростовской области, да, Константин? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, я хочу вот сказать свое мнение, что я категорически против такого собирания личных данных граждан. Потому что, первое, государство не гарантирует (так скажем, всякие у нас ООО – это частные в основном фирмы), не гарантирует безопасность ваших данных, хранения. Это раз. А второе. То, что сказали, что безопаснее становится, – ну, посмотрите сейчас в реале что происходит. Когда вы оформляете какой-либо там кредит или какие-либо документы, тут же вам третьи лица начинают названивать, предлагать какие-то услуги. Т. е. данные уже утекают. Мало того, по фотографии, мы знаем о том, что сейчас спокойно оформляются кредиты на людей, которые даже не знают об этом. Подставляются также лица. И если человек будет спокойно сидя дома, не подозревая о том, что у него какие-то проблемы потом в дальнейшем организуются, тем более это может не сразу вылезти, а через определенный промежуток времени большой… И вот как с этим собирается все это, государство у нас, справляться, – непонятно. Они как бы гонят лошадей быстрее, а на самом деле еще опираются на опыт каких-либо стран третьих, в которых, между прочим, даже уже отменили. Потому что были суды и признали о том, что это вмешательство в личные данные. В некоторых странах, есть там, в Германии, допустим. Отменили эти постановления. А у нас почему-то все это быстрей, быстрей пытаются внедрить. И потом будут бороться с этими же проблемами, которые уже там были. У нас все хорошо, замечательно и рассказывают по телевизору, а посмотрите еще, вот я почему позвонил: я по РИО посмотрел отзывы людей, что они думают об этом всем. Но там, ну, знаете, очень много так матерных слов по этому поводу.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, что пересказали в культурном виде. Константин, очень важный момент вы затронули. Эльдар, а правда, вам не кажется, что человек, не видя, что его данные, которые его вынуждают… давайте так, да? Все-таки речь идет больше о принудительном уже характере. Ну, потому что уже поставлено условие: если вы не предоставите биометрические данные (хотят поставить еще условие), то у вас будет ограничен доступ к ряду госуслуг и т. д. Не видя безопасность, не видя то, что его данные будут защищены, ну, человек просто откажется предоставлять их. «Ну и ладно, ограничат доступ к Госуслугам – ну и ладно, целее буду так или иначе».

Эльдар Муртазин: Вы знаете, тут проблематика, наверное, звучит совершенно иначе. На сегодняшний день для того, чтобы получить доступ к Госуслугам в полном объеме, вам так или иначе надо авторизоваться. Т. е. прийти в МФЦ, показать свой паспорт, получить пароль. То же самое Налог.Ру и т. д. Т. е. это не вызывает ни у кого вопросов. Да, вы можете пользоваться теми же Госуслугами не со своего телефона, не проходя биометрию. Но тогда вам нужно будет ходить, это вопрос удобства, вам нужно будет ходить в тот же МФЦ.

Константин затронул на самом-то деле очень большой вопрос недоверия населения к государству, которое сформировалось не на пустом месте, а что наши данные могут украсть. Но тут очень большой замес с точки зрения того, что сказал Константин. Вы приходите получать кредит в коммерческую организацию, вы не у государства получаете, и вам тут же начинают названивать разные люди. Почему? Потому что этот банк продает ваши данные фактически. И это данные, на которых они тоже зарабатывают, говоря, что у нас был заемщик. И вот вы попадаете в базу. Это недопустимо. И государство должно принимать законы, которые не позволят нечистоплотным организациям превращать человека в продукт, которым можно торговать. Безусловно, это дело будущего. И мы будем над этим работать как государство.

Если говорить про другие страны, где что-то отменили. Весь мир идет в этом направлении. Просто мы идем чуточку быстрее. Видеонаблюдение, биометрия – это будущее, и никто от этого отказываться не будет.

Петр Кузнецов: Эльдар, так вот, вопрос. Вы сказали: «И мы над этим, безусловно, будем работать». Вам не кажется, что сначала нужно над этим поработать, над пресечением любой утечки, а потом уже призывать граждан собирать в ЕБС данные?

Эльдар Муртазин: На сегодняшний день нет ни одного примера, когда государственные данные утекали куда-либо. Т. е. есть базы, которые собираются коммерческими организациями, есть примеры во время пандемии московской мэрии и правительства, когда данные, там, пропусков утекли. Но это все системы не федерального уровня. Утечек данных в системах федерального уровня не было. Т. е. примеров за последние годы просто не существует.

Исходя из этого, можно говорить, что защита данных реализована на неплохом уровне. Если говорить про базу ЕБС, тоже примеров того, что эти данные куда-то утекали, просто нет. Да и если даже они вдруг утекут, ну что с этими данными можно сделать? По сути, ничего.

Марина Калинина: У нас еще один звонок есть. Людмила, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Может быть, Людмила как раз на своем примере расскажет? Мы так понимаем, это Челябинская область, у Людмилы есть опыт то ли предоставления биометрических данных… Мы сейчас все узнаем у Людмилы, у нас только вводные данные есть. И поэтому рассказывайте.

Зритель: Так. Я из города Челябинска. У меня проблемы с отпечатками пальцев. Т. е. они у меня, ну, их невозможно взять. Т. е. это большая проблема. И проблемы начались с того, что когда вот ввели в Евросоюзе сдачу отпечатков пальцев, у меня сначала были проблемы в итальянском консульстве; потом были проблемы, в Великобританию когда я подавала. Вот недавно я получала новый загранпаспорт. Т. е. сначала 20 минут мы пытались как-то это сдать, эти отпечатки. И мазали, и дышали, и чего только там ни делали. Потом, когда я пришла получать, тоже надо поставить как бы свои отпечатки, чтобы получить этот паспорт. Ну, женщина сидела, сотрудница, адекватная. Она понимает, что это я. Но отпечатков у меня нет. Т. е. мы опять минут десять пытались как-то, что-то, и она выдала… Я не знаю, на экране они вышли или нет, но в конечном итоге она меня отпустила.

Петр Кузнецов: «Женщина, ну давайте я за вас».

Зритель: И так мне вообще, если что, то будем вот так вот отпечатками пальцев получать какие-то документы? Я никогда ничего нигде не получу. Ну, аномальная я, ну что я могу сделать?

Марина Калинина: Слушайте, вам бы позавидовали домушники, на самом деле, что вот такое: у человека нет отпечатков пальцев. Слушайте, ну, да, вот еще одна проблема…

Петр Кузнецов: Но мы ни к чему не призываем, Людмила.

Марина Калинина: …Такие люди тоже есть. Спасибо, Людмила, за ваш звонок. Эльдар, вот в этой ситуации как быть?

Эльдар Муртазин: Как раз такисбор максимального количества данных решает эту ситуацию. Потому что, когда мы используем один способ биометрии, этого недостаточно. Человек должен иметь возможность выбрать, как ему удобно и комфортно авторизоваться. Это может быть лицо, это может быть отпечаток пальцев, это может быть зрачок. Все, что угодно. Т. е., действительно, не всем людям подходит один способ биометрии. Наша задача – дать комфортно людям авторизоваться в том или ином сервисе. Не принуждая, чтобы это были именно отпечатки пальцев. Потому что… Приведу другой пример, который не про Людмилу, а вообще про людей. Если у людей скачет давление, если люди пьют те или иные препараты, которые меняют кровообращение, отпечаток пальцев практически невозможно считать. И если человек завязан именно на дачу отпечатка и нет дублирующей системы, он, конечно, ничего сделать не сможет.

Петр Кузнецов: Эльдар, но Людмила своим примером, на мой взгляд, затронула еще одну важную здесь проблему, которую хочется напоследок с вами разобрать. Качество оборудования, установка этого оборудования. Потому что будут задействованы многие структуры: и МФЦ, кроме банков, и еще какое-то специальное приложение. Есть ли понимание, насколько это дорого для того же банка – устанавливать соответствующее оборудование? Откуда оно, какого производства? Не обременительно ли это для структур, на которые теперь будет возложена новая функция еще одна?

Эльдар Муртазин: Это, безусловно, дополнительные затраты. Это недешево. Но если мы берем, с одной стороны, те убытки, которые получают коммерческие организации и государство от тех или иных мошеннических схем, с практически 100%-ной надежностью таких систем на сегодняшний день (потому что, безусловно, когда-то научатся подделывать и такие данные), то мы получим большую выгоду. Т. е. в долгосрочной перспективе такие системы на горизонте десяти лет снимают огромное количество вопросов, все становится более прозрачно и работает лучше. Поэтому я не думаю, что эти затраты… Они в каждом случае будут своими. И надо понимать, что в какой-то момент мы придем просто к бесконтактным оплатам в магазинах, когда вы просто выходите через кассу, и там даже нет кассира, а вам посчитали все, что вы взяли.

Марина Калинина: Еще один короткий вопрос, буквально вот одним словом. Кто в итоге заработает на расширении базы?

Эльдар Муртазин: Как пользователи, мы с вами, так и государство.

Петр Кузнецов: Ну, Ростелеком, наверное, как держатель ЕБС.

Марина Калинина: Ростелеком?

Эльдар Муртазин: Я думаю, что нет. В конечном итоге это не будет одна организация. Я думаю, это будет консорциум, частно-коммерческое государственное партнерство. Ростелеком начинает эту историю. Но туда присоединится ряд компаний.

Петр Кузнецов: Спасибо. Эльдар Муртазин, его комментарий.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Сообщения и отзывы. «Если я откажусь, меня могут еще и наказать, отказав, например, принимать плату за ЖКХ?» Уже опасения на опережение, из Владивостока. «Биометрия человека нужна. Среди населения страны много криминальных элементов, и это нужно в обязательном порядке», – СМС из Кировской области. Кстати, о кибербезопасности сегодня в дневном «ОТРажении» будем говорить, в получасовке в 14 часов. И Пермский край: «Если меня побили или пластику сделал?» – СМС такое. Что вы, в России никого не бьют.

Марина Калинина: В общем, вопросов много. Но мы пока переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Яков
Ошибаетесь: меня это не касается, потому что я не пользуюсь никакими гаджетами и приложениями, даже у стационарного компьютера нет постоянного IP-адреса. И ничего из биометрических данных я сдавать принципиально не буду, и никто меня не заставит, ни банк, ни государство. Я лучше схожу в МФЦ и сделаю то, что мне нужно очно. Я даже перестал ездить в европейские страны Шенгенского соглашения из-за принципиального нежелания сдавать дактилоскопию. Так что со мной это не прокатит.
Непутин
Государство должно, но у нас нет государства после гос. переворота. Воля народа должна быть подтверждена документально, должна быть учреждена республика, а этого не было. Только война и революция в международном праве признаётся, но не гос. переворот.