Сборная России заработала почти миллиард рублей за игру на Евро-2020

Гости
Андрей Созин
член комитета по этике Российского футбольного союза

Ксения Сакурова: «Играем хуже – стоим дороже». Сборная Россия с треском провалилась на Евро, в финальном матче группового этапа мы проиграли датчанам и заняли последнее место в группе. Впереди нас оказались даже финны, и все это спустя 3 года после прорыва нашей команды в четвертьфинале Чемпионата мира в Москве.

Александр Денисов: Можно, конечно, на все это ответить цинично, как Андрей Аршавин однажды сказал: «Ваши ожидания – ваши проблемы».

Тему мы подняли по мотивам ваших писем и сообщений за последние дни, суть которых проста: мол, за такие деньги такой футбол со счетом 4:1 нам не нужен. Какие, кстати, деньги: сравнивают зарплату тренера сборной Станислава Черчесова с зарплатами коллег, результат на табло, как говорится, сейчас увидите. Хотя, припоминая взгляд Станислава Саламовича на пресс-конференции после игры с Данией, кажется, что он все деньги бы отдал, лишь бы не вылететь с Чемпионата Европы.

Ксения Сакурова: Ну, российские игроки, кстати, тоже без денег не останутся, получат на всех 10,5 миллионов евро, это более 900 миллионов рублей. Это призовые за попадание в групповой этап и деньги за ту самую единственную победу над финнами.

Так нужен ли нам такой футбол за такие деньги? Обсудим. С нами на связи Андрей Созин: член Комитета по этике Российского футбольного союза. Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, сходу вопрос. Вы знаете, Владимир Лисин, владелец «Новолипецкого меткомбината», мне рассказывали коллеги, у него есть такой подход, когда новое дело затевают, он спрашивает своих советников, что мы будем считать успехом и в чем мы будем рассчитывать этот успех. Вот в случае неуспеха нашей сборной должны ли мы его рассчитывать в деньгах или все-таки в голах забитых и не забитых?

Андрей Созин: Я не ожидал, что мы будем обсуждать деньги. Мне показалось, что мы хотим обсудить футбол и околофутбольную ситуацию. Понимаете, деньги – это такая вещь... Ну, я вам отвечу так: те деньги, о которых мы сейчас говорим, что могут принадлежать футболистам и тренерам, они же их не украли, не вынуждали никого давать, есть правила игры. Почему мы считаем чьи-то деньги?

Ну хорошо, вот я сейчас скажу так: давайте их всех посадим в тюрьму или расстреляем! Потому что был такой звонок мне вчера, не помню, какая была радиостанция, говорят: «У нас вот такая позиция». Я говорю: послушайте меня, это просто футболисты, при чем здесь деньги? Они играют как они умеют, им за это вот столько платят. У нас что, зависть? Я не понимаю, почему мы считаем их деньги. Понятно, что я должен сказать, – всех лишить. Я так не скажу.

Александр Денисов: Абсолютно вы не должны, абсолютно не должны, поэтому я и спрашиваю, в чем рассчитывать, в деньгах или в голах забитых и не забитых, этот успех.

Андрей Созин: Я считаю, вообще-то надо по игре. Игра была не очень удачная, мягко скажем, результат неудовлетворительный, поэтому и все мои высказывания были вчера и позавчера только из-за того, что, я боюсь, сейчас так же останется все на том же месте, как и было. Мы вылетаем с каждого крупного турнира, футболисты рассказывают, извините, что они не так сходили в туалет (прошу прощения, они так говорят), и сейчас все останется на прежнем уровне. Через год Чемпионат мира, не дай бог опять что-то не так, мы, извините, мы и так...

Назрели огромные, большие перемены, они настолько стучатся в дверь, они так близко, так хотят произойти в нашей стране! Но каждое крупное соревнование заканчивается, через 2 месяца начинается российский чемпионат, и все про это забывают. Я... Ну... Это просто напрашиваются эти проблемы. Сейчас пройдет какое-то время, мы погорюем, посчитаем деньги Черчесова и закроем эту тему – вот это меня больше всего беспокоит.

Ксения Сакурова: Ну, это на эмоциях у людей. Мы же понимаем, что, когда были эти замечательные победы на Чемпионате мира, мы видели, что творится в Москве, мы видели, какой был подъем, но, опять же, у победы всегда много отцов, поражения мы не любим, мы, конечно, негодуем. Я думаю, что эта волна негатива схлынет, а вот вопросы, которые вы ставите, действительно могут остаться. Почему в 2018 году у нас так здорово все получалось и почему так нездорово получается сейчас?

Андрей Созин: Ну, уважаемая ведущая, вы мне скажите, у вас все эфиры удачные? Вы же понимаете, что вы работаете, бывает, что эфир неудачный? Понятно, что и вы готовитесь и серьезно относитесь к делу, но вот так получилось. Уровень нашего футбола сегодня вот именно такой, как мы и сыграли. Они не сыграли хорошо или плохо, они сыграли как сейчас они могут играть.

Поэтому я и хочу ударить в этот набат: давайте что-то делать. Ну не может быть, что на 140 миллионов мы опять не можем найти игроков, и все с каждым годом хуже и хуже. Вы говорите, сборная сыграла плохо, я с вами согласен, но клубы, наши клубы ведущие, на огромных контрактах люди, и легионеры, и никто, вообще не выходим ни в какие плей-офф и... тоже. Вот откуда проблема: слабые клубы – слабая сборная. Чем слабее чемпионат, тем хуже играет сборная. Если бы это было наоборот, вы бы меня спросили: ну как же так, у нас клуб выиграл Лигу чемпионов, играл в финале, а сборная не играет, и вот тогда бы я задумался, сказал: да, вы правы, какая-то причина. А здесь причина на поверхности – слабые клубы. Мы играем...

Ксения Сакурова: А в 2018-м он был намного сильнее, или это просто был случайность и нам родные стены помогали?

Андрей Созин: Ну, все-таки нельзя отрицать, что родные стены помогают, я думаю, что это не совсем уж такая простая поговорка. Но так сложилось удачно. По большому счету, мы очень хорошо сыграли, мы очень правильно сыграли с Испанией и взорвали этот футбольный рынок, потому что обыграли, мы вышли, мы прошли Испанию. Но мы Испанию не обыграли, мы просто правильно сыграли, здесь была доля удачи.

Но заметьте, вот я думаю, что вы готовились к эфиру: каждая команда-хозяйка Чемпионата мира прыгает выше головы. В Корее корейцы были чуть ли не четвертые, и каждая страна. Мы сыграли точно так же, мы сыграли дома очень хорошо. Что это? Дома стены? Не знаю, но очень на это похоже, но команда сыграла на мире лучше, чем она сыграла позавчера.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, мы вспоминали Андрея Аршавина, «ваши ожидания – ваши проблемы». Вспомним Андрея Аршавина на Евро-2008, ведь мы тогда дошли до полуфинала, ладно бы у нас там один Чемпионат мира был как-то за спиной и мы все время на него оглядывались и говорили: «Ну вот же там...» Да у нас и Евро-2008 был неплохой, сейчас, вон, фильмы про это снимают.

Андрей Созин: Вы знаете, я могу только развести руками. Да, то поколение ребят, которое было, которое ушло после того чемпионата, заметьте, сколько игроков уехали в Европу. Ну я не знаю, наверное, девять, и играли в английских чемпионатах, в немецких, ну в любых. Сейчас, после этого Чемпионата Европы, я боюсь, что ни у кого не последует, не появится желание пригласить российского спортсмена в свою команду, вот так я думаю. И это показатель того, что в тот раз и то поколение было на голову выше, чем нынешнее. А вот причины... Ну, я считаю, что в пятиминутном разговоре я вам причины все не расскажу, это комплекс причин. К сожалению, есть такая ситуация, когда, к несчастью, падает самолет. Это не одна причина, это не что-то случилось у кого-то, это комплекс.

Ксения Сакурова: Это то, что называют идеальным штормом, да, то есть когда накладываются многие причины.

Андрей Созин: Вы абсолютно правы, вот идеальный шторм сейчас. Если мы сейчас эту ситуацию опять замолчим, сделаем вид, что ничего не произошло и все у нас хорошо, я думаю, что все так и останется, будет только хуже.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, а вот вы заметно нервничаете, даже, чувствуется, слова иногда так старательно или даже с трудом подбираете. В чем нервозность-то, из-за чего?

Андрей Созин: Нервозность из-за того, что со вчерашнего дня, когда я предложил начать какие-то действия в Российском футбольном союзе, я получил массу негативных откликов. Поэтому я сейчас, у вас достаточно популярное телевидение, сейчас я подбираю слова, чтобы мне завтра не пихнули, так скажу, то, что, допустим, нельзя говорить в эфире. У нас же половину нельзя говорить в эфире, к сожалению, это так.

Александр Денисов: А что вы предложили? Уж расскажите в эфире.

Андрей Созин: Ну, просто те процессы, которые должны наступить, они почему-то не наступают. Почему это не происходит, я, к сожалению, не знаю.

Александр Денисов: Ну например, какие процессы? Например, конкретно.

Андрей Созин: Например, потолок зарплат молодых футболистов. Не имеют права футболисты, не то что футболисты, это спортсмены молодые, выбивать контракты миллионные, не играя ни одной минуты за свой состав. К примеру, многие, я думаю, не знают, полузащитник Иосифов, вы даже такого не слышали в «Локомотиве», просит огромные деньги. За что? – за то, что российский паспорт.

Вторая причина – это легионеры. Мы... Лимит надо отменить, это зло. В футбол должны играть лучшие игроки, то есть это должна быть конкурентная среда, должны люди доказывать, не то что у тебя паспорт и ты играешь. Хорошо играешь? – ты в составе. Плохо играешь? – ты не получаешь деньги и не играешь. Это очень просто, понимаете, это просто надо захотеть сделать. У нас есть паспорт, и уже умноженная зарплата на два, потому что обязаны ставить. Соответственно, я считаю, что лимит надо отменять. И когда люди говорят: «А кто же будет играть в сборной?» – сильнейшие будут играть в сборной, которые выиграют конкуренцию в своем клубе, и таких будет достаточно много.

Второй момент: количество команд в нашей стране безумно большое, 16. У нас каждый год умирают команды, просто их хоронят. Сегодняшний «Тамбов» – ну это совсем цирк, после Нового года набрали каких-то сторожей и начали играть, чтобы только доиграть. Ну что это за выход из положения? Нет у нас на 16 команд. Политики говорят: «Вы что? Вы обязаны играть 20 команд, 25! У нас наследие Чемпионата мира!» – футболистов нет, нет этих игроков, кому играть? Сначала...

Ксения Сакурова: Так я так понимаю, что их, простите, спонсировать продолжают, да, играть некому, но спонсоры находятся.

Андрей Созин: Ну, желающие, конечно, есть вложить в футбол, это хорошая тенденция, это не скажу, что со знаком «минус». Просто я хочу, чтобы эти деньги доходили компактно, а некий образный Иосифов не просил миллион евро в год за то, что он подпишет контракт. Не хочешь? – идите играть в Венгрию. Не берут или не едут, зарплаты меньше, лучше будем сидеть здесь за большие, потому что лимит, надо играть. А если ты забил гол не дай бог, ну все, тогда у тебя просто заоблачные пожелания и ты можешь успокоиться, тебе точно подпишут.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, да, сейчас чтобы чуть утихли эмоции, два звонка у нас, Светлана из Калининграда и Евгений из Калуги. Светлана, добрый вечер.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте!

Вы знаете, я хочу сказать, и вот мы сегодня смотрим футбол, да, чемпионат, смотрим, обсуждаем со всеми знакомыми. Вот сегодня, сейчас вот буквально, час назад закончился матч, Швеция и Польша играли. И вы знаете, вот какое-то получили удовольствие смотреть.

Ксения Сакурова: Светлана, за кого болели? За кого болели?

Зритель: Потому что, когда наших смотрели, как-то было очень печально, когда проиграли со счетом 4:1, очень печально. Но вот сейчас, когда я посмотрела, да, я не за тех и не за тех не болела, а когда во втором тайме как начали играть поляки, и у меня, и даже у дикторов наших какая-то симпатия. Как они играли, как они бились! Хотя поляки проиграли, один гол забили, но, знаете, они заслужили аплодисментов. Ну почему наши так играют?

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Я вот все сказала.

Александр Денисов: Спасибо, Светлана, коротко и эмоционально.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Евгений из Калуги. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, я что хочу сказать? Из 140 миллионов футболистов надо растить. А как их растить? Значит, нужны футбольные поля, нужны деньги, нужно, чтобы ребята занимались футболом, хотя бы областные соревнования, российские соревнования, сделать, две лиги мало, третью лигу. А деньги вот эти, что мы платим, большие Черчесову, тренерам, – их надо, деньги, отдать в юношеский футбол. Конечно, кто выиграет? Прежде надо вырастить футболиста.

А если мы не вырастим футболиста, а платим миллион, и еще все стараются своих все загнать в футбол. Он играть не умеет, он по полю не может бегать, а его ставят в сборную – ну разве можно так? А хорошие ребята из областных городов, вот из области, они пропадают просто, вы понимаете? На них нет перспективы.

Александр Денисов: Евгений, спасибо большое, отличный вопрос, отличный вопрос.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, вот я посмотрел статистику, я не копенгаген в футболе, уж прямо скажу честно, но тем не менее просто посмотрел статистику, стало интересно, те ли парни попадают в нашу сборную. Вот есть такой Иван Сергеев, «Крылья Советов» (Самара), 42 игры – 40 голов, то есть как игра, так у него гол. Статистику у Дзюбы, ну там у него уже, конечно, похуже, хотя Дзюба, наверное, один из самых лучших у нас игроков, 27 игр – 20 голов, но уже похуже статистика. Можно, конечно, списать на то, что «Крылья Советов» – это другая, чуть пониже дивизион, но тем не менее там тоже играют парни и там забивают. Тех ли мы выбираем парней в сборную? Смотрим ли мы на эту статистику, у кого покруче?

Андрей Созин: Конечно смотрим, конечно смотрят. И я вам скажу, ваш пример очень хороший. Это первый человек в нашей стране, который забил столько голов в первой лиге, назовем это просто первой лигой, чтобы мы с вами понимали, ПФЛ, ЛФЛ, никто не поймет.

Александр Денисов: Иван Сергеев, то есть я метко выбрал, да?

Андрей Созин: Иван Сергеев, да. Я думаю, что в этом году он будет играть уж в Премьер-лиге в какой-нибудь серьезной команде, и вот посмотрим, как он себя проявит в Премьер-лиге. Я вас уверяю, если вдруг Иван Сергеев, уже достаточно немолодой футболист, в этом сезоне забьет хотя бы 10 голов в высшей лиге, безусловно, будет приглашен в сборную, я вас уверяю. Но брать игрока из первой лиги, потому что он там забил за первый год достаточно много голов, ну...

Знаете, такое понятие есть, он никогда не играл на уровне сборных, это тоже большая проблема. Есть такой защитник Терехов, он играл в Оренбурге, сейчас он в Сочи. Он очень хороший парень, он такой возрастной, но он такой боец. Он никогда не выступал на уровне международных соревнований, он не поймет, как надо сыграть, поэтому это тоже проблема. А по Ивану Сергееву, вот если вы конкретно спросите про Ивана Сергеева, я думаю, что он будет, скорее всего, в «Локомотиве» или в «ЦСКА», ну я так думаю, может быть и нет; забьет несколько голов – возьмут в сборную. Боюсь, что там не получится.

Ксения Сакурова: Андрей Вячеславович, а вот есть мнение, что наши игроки в принципе приходят в сборную технически плохо подготовленными, что в принципе они сильно проигрывают просто по своей скорости, просто по своим рабочим навыкам своим конкурентам, с которыми они сражаются на поле. Тогда вопрос: а что у нас тогда с детско-юношеским футболом? И как их готовить, если даже на уровень сборной мы не можем набрать достаточное количество техничных игроков?

Андрей Созин: Вы знаете, я не знаю, открою вам секрет или нет, но давайте я вам скажу так: во всех лучших академиях нашей страны, «Краснодара», «Локомотива», «ЦСКА», «Санкт-Петербурга», во всех работают иностранные высококачественные специалисты. Вы думаете, они не показывают то, что надо, и не тренируют как надо? Я все-таки возвращаюсь на пять минут назад, то, что мы с вами говорили: попадая во взрослый футбол, при отсутствии конкуренции, потому что им надо играть, и сразу получая большие деньги, люди просто перестают работать так, как надо работать. За границей человек сыграл образно в «Герте», он очень хочет в «Баварию». У нас человек попал в «Крылья», получил миллион, говорит: «А я дальше уже не хочу, мне все равно, я свое получил». Поэтому я и говорю, потолок зарплат для молодых российских футболистов.

Александр Денисов: Андрей Вячеславович, но тут легко усмотреть некоторую брешь в вашей логике.

Андрей Созин: Давайте.

Александр Денисов: Западные-то футболисты получают о-го-гошеньки, и ничего, это им не мешает...

Андрей Созин: Ни в коем случае. Молодые футболисты? Даже не думайте, несопоставимые с нами деньги. Наши получают намного больше в этом возрасте, поэтому и не играют. Нет, великие футболисты, тот же поляк, сейчас говорят, Польша, мы болеем за Польшу, Левандовски получает десятки миллионов, но он лучший в Германии. А молодые футболисты, приходящие из молодежного первенства, никогда на такую зарплату не идут.

Александр Денисов: То есть в молодости деньги – это зло, а в зрелости нет? А почему, в чем разница-то?

Андрей Созин: «В зрелости» я не сказал, я сказал, что он мастер, который решает матчи, который решает судьбу команды, получает много и стоит дорого, их очень мало.

Ксения Сакурова: В общем, резюмируя, система должна быть как в Большом театре: приходишь в кордебалет новичком, получаешь мало, а для того чтобы получать много, нужно стать примой, а для этого продолжать работать.

Андрей Созин: К сожалению, не могу вас поддержать, потому что я... не был в Большом театре…

Александр Денисов: Не из кордебалета, да?

Андрей Созин: В том плане, что сколько получают и как туда войти.

Ксения Сакурова: Ну, там именно более справедливая система с точки зрения зарплат для именно именитых и тех, кто действительно работает, сам приход в Большой театр еще не гарантирует большую и высокую, хорошую зарплату.

Александр Денисов: Короче, Андрей Вячеславович, балетмейстера Махара Вазиева, руководитель балета в Большом театре, в нашу сборную, сборную по футболу, пусть он там наладит и зарплаты, и все остальное. Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

Александр Денисов: Андрей Созин, член Комитета по этике Российского футбольного союза, был у нас на связи.

Ксения Сакурова: Спасибо большое, что были с нами. Александр Денисов, Ксения Сакурова. До новых встреч.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Черчесов - один из самых высокооплачиваемых тренеров чемпионата