Сбылись ли ваши мечты?

Сбылись ли ваши мечты? | Программы | ОТР

Почему у людей не всегда получается реализовать юношеские профессиональные амбиции?

2020-10-30T15:26:00+03:00
Сбылись ли ваши мечты?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Лев Соколов
эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, профессор, директор программ развития группы компаний Detech
Александр Кононов
член Ассоциации футурологов, член Российского философского общества

Тамара Шорникова: Ну а у нас новая тема. «Чувствую себя не на месте, не на своем месте». Это сейчас не про самоощущение, не про то, что я сейчас, мол, в холодном Норильске, Воронеже, Кемерове или в Москве, а хочу быть на Мальдивах. Нет, мы говорим о другом немножко.

В самом начале мы говорили о том, что каждый второй россиянин работает не по специальности. А если взять более конкретные исследования – а такие провели, например, ребята из Rabota.ru и образовательной компании «Нетология», – выяснилось, что 94% россиян (понимаете, уже практически каждый первый) старше 45 лет задумывались о смене профессии. Понимаете? То есть не устраивает качество текущей работы, не устраивают перспективы. Вот о чем мы говорим.

Иван Князев: О чем вы, друзья, мечтали в детстве и юности? Кем хотели стать? Какой вообще представляли себе свою жизнь? Что из этого сбылось, а что – нет? Вот сейчас начнут рассказывать наши телезрители в нашем видеоопросе. Ну а вы подхватывайте, сразу после этого звоните и рассказывайте все это нам.

ОПРОС

Иван Князев: Как хорошо, когда мечты сбываются!

Тамара Шорникова: Хочется продолжить, да? Мы о своих мечтах тоже расскажем. У меня их очень много было. Быстро как-то менялись предпочтения, представления о том, кем нужно быть в будущем. Сначала мечтала быть востоковедом. Потом я занималась рисованием и хотела поступать дальше, ваять прекрасное все. Но потом увлеклась журналистикой. И, в общем-то, дальше все пошло как надо, в нужном русле.

Иван Князев: У меня проще было, у меня проще было. Я хотел работать в органах и быть милиционером, но поступил на филфак, потому что мне нравилось книжки всякие читать.

Тамара Шорникова: Или девчонки нравились на филфаке?

Иван Князев: И девчонки тоже нравились. Ну а дальше тоже журналистика. Стандартно.

Друзья, о чем вы мечтали? Рассказывайте нам, звоните. Сбылись ли эти мечты? Кем хотели работать в юности и кем работаете сейчас?

Тамара Шорникова: Ну и вообще как вы представляли себе в том далеком прошлом (или не в таком уж далеком) свою жизнь? Вот насколько это близко к тому, о чем мечтали? Звоните и пишите.

А мы приглашаем к разговору экспертов.

Иван Князев: Здравствуйте… Да, здравствуйте. Александр Кононов у нас сейчас на связи, член Ассоциации футурологов, член Российского философского общества. Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Кононов: Добрый день.

Иван Князев: Александр Анатольевич, скажите, пожалуйста, в современном-то обществе сейчас вообще сильно важно, чтобы люди становились тем, кем они хотели? Или современная экономика, современное общество диктуют какие-то определенные условия? Сколько раз нам говорят: «Вот сейчас не хватает рабочих рук, надо всех отправлять учиться на каких-нибудь токарей, слесарей».

Тамара Шорникова: «Хочешь не хочешь – будешь экономистов».

Иван Князев: «Хочешь не хочешь, а нужно идти». Да-да-да.

Александр Кононов: Ну, я хочу сказать, что, конечно, нужно быть готовым к тому, что за жизнь придется поменять несколько специальностей, несколько карьер. Но мне хочется сказать, что наша система образования должна изначально готовить к тому, что… Вот человека готовят по рабочей специальности. Его надо сразу вводить в эти сообщества этих специалистов. И это сейчас просто делать, понимаете, нужно только, так сказать, перейти в наш век, в век наших технологий новых, социальных сетей, блогов, видеоблогов и так далее. То есть когда можно открывать, нужно открывать…

Вот есть такой первый предмет обычно, у нас один из первых предметом на первом курсе – это введение в специальность. Вот уже там нужно ориентировать на то, чтобы подготавливаемые студенты пытались соединяться с этими сообществами, с профессиональными сообществами в своей сфере, туда вписываться, смотреть, какая там проблематика, смотреть, о чем ведутся дискуссии. Ну, если нет таких профессиональных сообществ, то надо создавать.

Тамара Шорникова: Александр Анатольевич, вы правильные вещи говорите: нужно пораньше познакомиться с профессией, чтобы, знаете, от мечты как-то к конкретике перейти, чтобы понимать, чем ту будешь заниматься. Но хочется просто понять, насколько мы стали циничнее за годы, насколько мы разучились, может быть, мечтать и больше как-то все деньги считать, перспективы какие-то.

Иван Князев: Мы стали циничными или общество это нам диктует, современность наша?

Александр Кононов: Послушайте, есть две сферы в жизни человека. Личностная, когда его семья. И в семье должны быть такие ценности, как культивирование любви прежде всего, забота друг о друге. То есть в семье личная, духовная жизнь должна развиваться. И есть сфера, в которой вы призваны выполнить свою миссию общественную, внести свой общественный вклад и получить соответствующую компенсацию, то есть научиться жить и зарабатывать в обществе. И здесь нужно ориентировать… Вообще современный подход, если мы возьмем сегодняшний подход современной цивилизации, а не какой-то древний, то надо относиться к этому, как к игре. Игра называется «бизнес».

Иван Князев: Александр Анатольевич, а вам не кажется, что все это смахивает на такое общество роботов? Понимаете, раньше как-то, мне кажется, было больше романтики. Вот захотел человек поэтом стать – и была у него возможность. А если в будущее заглянуть (вот вы все-таки футуролог), то что у нас будет? Знаете, как в знаменитом произведении-утопии «Дивергент», когда всех людей разделяли на фракции: вот этот будет заниматься наукой, этот будет военным, третий будет еще кем-то. Нас дальше такое общество ждет?

Александр Кононов: Нет, в «Дивергенте» показано то, как не надо делать. То есть показана модель угроз…

Иван Князев: Ну а как не надо? У нас сейчас это происходит. Вы сами говорите, что все мечты – это для дома, а для общества… «Вот ты будешь рабочей пчелкой. Ты будешь трутнем. Ты будешь еще кем-то».

Тамара Шорникова: «А ты – предводителем».

Александр Кононов: Абсолютно. Ну а с чего вы взяли, что я об этом говорил? Я, наоборот, говорил о том, что просто надо вписываться… Кстати, если у вас интерес в нескольких областях, то пробуйте себя в нескольких областях, пытайтесь вписаться в несколько сообществ профессиональных. Посмотрите, где лучше. Если вы, допустим, инженер, а хотите стать писателем, как Достоевский (у него же было инженерное образование, а он стал писателем), ну и ради бога – и сюда, и туда. Попытайтесь вписаться и сюда, и туда. Кто вам запрещает в несколько профессиональных групп сейчас вписаться?

То есть нужно осваивать и входить в новые технологии, в новые возможности, которые открывают нам современное общество и современные технологии, понимаете, а не мыслить какими-то старыми категориями, старыми штампами. То, что кинематограф создает много моделей угроз – и слава богу, что он показывает то, как не надо делать. Что это несет за собой неприятности и так далее. Что это будет создавать социальный садизм, неудобное общество для людей. Вот в этом важная роль кинематографа – он показывает такие модели нам.

Тамара Шорникова: У нас огромное, просто огромное количество SMS! Мы сейчас почитаем. Действительно, люди пишут о том, о чем мечтали. И примем звонок. Подождите буквально минутку.

Москва: «Хотел стать автомехаником. Отучился четыре года. Всю жизнь работал водителем. Все нравилось. Посвятил 40 лет этой профессии». Ленинградская область: «Мечтаю о депутатстве в основном».

Иван Князев: Неплохо так!

Тамара Шорникова: Камчатка: «Мечтала стать разведчиком, а стала банкиром».

Иван Князев: Из Вологодской области: «Мечтала быть конюхом, – женщина, видимо, пишет, – отработала мастером на производстве 33 года. Жаль мечту!»

Тамара Шорникова: Белгородская область: «Кузнецом. Не получилось». Воронежская: «Хотел стать президентом. Глядь – а место уже занято». Ну, может быть, надо было не только мечтать об этом, да?

Иван Князев: Ну, есть мечты такие глобальные. Из Карелии: «Я мечтала быть богатой и не работать». Непонятно, осуществилась эта мечта или нет. Из Ленинградской области замечательная SMS: «Я просто мечтал стать настоящим человеком». Правда, потом подпись: «Мечта так и осталась мечтой».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем наши телефонные звонки. Сейчас у нас Елена, Мурманская область, да?

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ой! Надежда из Москвы обогнала немного Елену. Елена, подождите. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Очень рада, что дозвонилась до вас. Я в детстве мечтала быть геологом, очень мне нравилось с камушками ковыряться, на улице собирать мрамор и все остальное. Поступила в геологоразведочный институт. Хотя специальность «инженер-геолог» плюс «геммолог», но пошла работать в «Алроса Россия». Отработала там 37 лет с алмазами. Сейчас месяц как на пенсии. Сократили, к сожалению. Так что можно сказать, что мечта сбылась. Ну, не совсем, но… Алмазы, наверное, еще даже интереснее, чем граниты.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Блестящая мечта, можно сказать.

Иван Князев: Спасибо за вашу историю. Ну а сейчас…

Тамара Шорникова: Послушаем Елену из Мурманской области сейчас.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте.

Зритель: Сейчас я живу в городе Североморске Мурманской области и уже 20 лет занимаюсь любимым делом. У меня своя мастерская по перетяжке мягкой мебели в городе Мурманске и Североморске. Когда-то я мечтала быть швеей. Но, не поступив в швейное училище, волею судьбы оказалась в мебельном и увидела, как изготавливают мягкую мебель. А приехав на Север и проработал кондуктором четыре года, получила первое предложение перетянуть мягкую мебель. И получилось. С тех пор это мое любимое дело.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам за ваш рассказ.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Александр Анатольевич, а если опять же немножко пофантазировать, заглянуть в будущее, то через 100 лет как и где мы будем работать? У нас должны, по-моему, технологии развиваться какими-то стремительными темпами. Все-таки 100 лет – это такой…

Тамара Шорникова: Мы работать будем или будем роботам прислуживать?

Иван Князев: Да, мы вообще работать будем? Или наоборот? А почему прислуживать? Может быть, наоборот – отдыхать будем.

Тамара Шорникова: Мечтай, Ваня.

Иван Князев: И все мечты о Мальдивах, о теплых странах – все сбудется.

Александр Кононов: Отдыхать мы будем, как и сейчас, то есть во времена отпуска. Может быть, их будет больше, больше будет периодов отпуска. А особенно с учетом того, что через 100 лет большинство людей будут работать в Космосе.

Тамара Шорникова: Вот так!

Александр Кононов: И Земля будет использоваться как курорт, как место отдыха. Например, мы будем на несколько месяцев прилетать, отдыхать здесь. А в основном работа будет происходить в Космосе. И промышленность будет выноситься в Космос, и все будет в Космосе: Луна, Марс и дальше, пояс астероидов и так далее, спутники Юпитера и Сатурна. Вот где будут места работы у нас основные. А Земля – место отдыха. Будет так распределено.

Во-вторых, наконец-то мы начнем решать массу проблем, которые сейчас не решаются, проблем безопасности. Чтобы их понять, просто посмотрите на медицину. Сколько неизлечимых болезней до сих пор? Надо готовить побольше врачей, на порядок больше врачей готовить, на порядок больше, чтобы они занимались исследовательской деятельностью, чтобы наконец излечили все болезни, которые сейчас существуют, научились излечивать. И это только в одной области – в медицине.

А на самом деле этих проблем безопасности во всех областях такое огромное количество! И нужно такое огромное количество людей! Вот где мы будем работать. В то время как основную физическую работу будут выполнять, конечно же, машины, роботы. На них вся тяжелая работа, а у нас – научная и творческая работа, особенно касающаяся всех проблем, связанных с безопасностью, со здоровьем и так далее.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Александр Кононов, член Ассоциации футурологов, был с нами на связи. Ну, если из Коптево до Марса будет ходить маршрутка, то я не против.

Тамара Шорникова: Ну, тоже помечтали немного сейчас, мне кажется, да?

Давайте послушаем сейчас Инну из Тульской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Инна.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, сейчас смотрю вашу рубрику, ваш телеканал, «Мечты не сбываются?». Хотела бы рассказать о себе. Я мечтала в детстве изучать восточные языки, быть переводчиком именно восточных языков. Просто была тяга к языкам, сама владею несколькими языками: русский, армянский, азербайджанский. Но не получилось, не получилось. Я стала медицинской страной.

Тамара Шорникова: А что не вышло?

Зритель: Вот не получилось. Я не знаю, родители захотели отдать в эту сферу – и я как-то пошла.

Тамара Шорникова: Родители захотели.

Иван Князев: Вот оно как.

Зритель: Да. Но я не желаю об этом. Я стала хорошей медсестрой, правда, очень хорошей медсестрой, без скромности. Но! Сейчас у меня дочь – педагог иностранных языков, владеет несколькими языками, преподает в городе Тула, французский и английский. То есть я свою мечту воплотила…

Тамара Шорникова: Инна, а дочка-то о чем мечтала?

Иван Князев: Да, вот интересно.

Тамара Шорникова: Может, она как раз врачом хотела быть?

Иван Князев: Вам родители, грубо говоря, с мечтой помешали, а вы уже своей дочке помешали, свои мечты на нее перекинули.

Зритель: Нет, вы знаете, я не помешала. Это ее выбор. У нее такая тяга пошла! То есть она с детства, с первого класса как-то. Владеет еще дополнительно другими языками. Ну, естественно, русский – это наш родной язык. И армянский язык, тоже носитель языка. Вы понимаете, она не разочаровалась в этом. Она хороший педагог, отличный! Мне так это нравится. Она проходила практику в Лондоне непосредственно, получила именно сертификат.

Тамара Шорникова: Инна, спасибо. Надеемся, что дочке тоже нравится, все ее устраивает.

Вот как раз здорово, что сейчас был звонок от Инны. Подвела она нас к небольшой видеозарисовке такой как раз: о чем мечтают дети и родители? Интересные билборды появились в Северной столице. «Физика – не женского ума дело». Мы сейчас покажем вам это. «Кто такой культуролог?» «Лера, дизайном не заработаешь. Иди на логиста». Плакаты с типичными фразами родителей абитуриентов появились на улицах Санкт-Петербурга.

Иван Князев: Билборды разместили студенты творческих и гуманитарных вузов. Цель этой выставки – практическая: выяснить, как у молодых людей формируется представление об образовании, какую роль в будущей профессии человека играет мнение окружающих.

Тамара Шорникова: Кто узнал в этих фразах своих родителей – пишите, звоните. И как вы со своими детьми разговариваете? Вы слушаете, о чем они мечтают? Или тоже говорите: «Лера, какой культуролог?»

Иван Князев: «Не заработаешь этим».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем мнение еще одного эксперта. Лев Соколов, эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, директор программ развития группы компаний DeTech. Здравствуйте.

Лев Соколов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Лев Александрович, о чем мечтали? Сбылось? Нет?

Лев Соколов: У меня были две мечты. Совсем детская – я хотел стать таксистом. Надо понимать, что это было в советское время, таксисты ездили на «Волгах» по ночным улицам. Это было очень романтично! Когда стал постарше, я хотел быть десантником. Но в Рязанское училище ВДВ меня не взяли, потому что у меня было две двойки по поведению в школе. Таких в десантники не брали. Вот пришлось стать экспертом в управлении персоналом, доктором экономических наук. Но поработать удалось на нескольких позициях, так что, в общем, все хорошо. Мне нравится.

Иван Князев: Ну да, мы тоже этому рады, потому что у нас к вам целый ряд вопросов.

Тамара Шорникова: Да. Смотрите, один из таких вопросов. Вы как директор программ по развитию группы, по развитию персонала и так далее как часто встречаете сотрудников, которые чувствуют себя не на своем месте? Потому что родители выбрали профессию. Или туда легче было поступить. Ну и так далее.

Лев Соколов: Вы знаете, на самом деле я бы не сказал, что встречаю именно я в своей практике очень часто. Вот вы приводили пример исследования, когда 94% задумывались. Понимаете, задумываться – это одно.

Тамара Шорникова: Согласна.

Лев Соколов: Я, может, тоже сейчас подумаю: «Вот блин! Стал бы я десантником – сейчас бы где-нибудь в Сирии воевал. Сейчас бы уже на пенсии был, скорее всего. Ну, тем не менее». А другое дело, когда человек практически стремится реализовать какие-то шаги к смене профессии.

И здесь я бы сказал, что по сравнению со временами Советского Союза современным людям, кто сейчас находится в школе, в университете, не очень-то позавидуешь. Понимаете, в чем дело? После советской школы ты мог идти и поступать в любой университет, университет. Ты мог пойти на физмат, по дороге передумать, поступить на театральный или филологический. И ты для этого имел все возможности.

Сейчас современная система образования тебя задолго до того, как ты делаешь выбор, загоняет. Вот ты должен выбрать, какой ЕГЭ ты будешь сдавать. Ты должен выбрать профильный класс. Соответственно, перед людьми куча дверей закрывается, еще не открывшись. И вот это очень большая проблема, когда начинают чуть ли не с пяти лет, с самого раннего детства куда-то заталкивать и специализировать. Тем самым человека лишают возможности впоследствии свой выбор как-то изменить.

Иван Князев: Знаете, Лев Александрович, в моей юности тоже, в принципе, выбор был небольшой по поводу того куда идти: либо в армию, либо в университет. Тоже, в принципе, две альтернативы было.

Лев Соколов: Ну, я поступил в институт, потом отслужил в армии, потом вернулся. И, кстати сказать, перевелся на другую специальность – я с электрофака перевелся на инженерно-экономический факультет. Так что все доступно.

Тамара Шорникова: А почему перевелись-то?

Лев Соколов: Ну, жизненная ситуация так сложилась, как-то так получилось. После армии переехал в другой город, и там был инженерно-экономический факультет, пошел туда. Встретил прекрасных учителей, все замечательно.

Тамара Шорникова: Понятно. Давайте послушаем вместе звонок телезрителя – Ольга, Керчь. Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. Смотрю с удовольствием вашу передачу. Рубрика очень замечательная! И хочу сказать, что мечты все же сбываются. Я, например, оказалась в такой ситуации: весь десятый класс проходила со справочником для поступающих в вузы. И с какой бы специальностью ни подходила к маме, она говорила: «Что? Океанография? Это ни семьи, ни детей», «Что? Журналистика? Это ни семьи, ни детей».

И так всю дорогу, пока я не согласилась стать, как они и хотели, мои родители, поступила в институт на факультет инженеров лесного хозяйства. Они у меня лесные люди. Поступила, закончила. Потом – замужество, декрет. А потом – газета, конкурс. Прошла по конкурсу, попала в газету. Потом – на телевидение. Это было все в России. Потом переехала в Крым. И вот здесь почти 20 лет. Работаю на ТВ.

Иван Князев: Так мы с вами коллеги! Ничего себе!

Зритель: Да-да-да, мы с вами коллеги, почти коллеги. Ну, вы ведущие, а у меня в основном были новости. Сейчас я на пенсии, но хочу сказать, что это здорово, когда мечты сбываются.

Иван Князев: Ну в целом не пожелали, что такой долгий и тернистый путь был у вас?

Тамара Шорникова: «Вот раньше бы…»

Зритель: Нет, ни капельки не пожалела. Конечно, это было непросто, потому что не хватало каких-то знаний, допустим. Но опять же училась у своих коллег, у Сергея Доренко, смотрела, как он ведет, что он дает, у того же Невзорова, у всех ведущих Первого канала. То есть смотрела, постигала и в итоге то же самое применяла в своей работе.

Иван Князев: Спасибо большое вам, Ольга, за ваш звонок.

Несколько SMS интересных почитаем. Из Оренбургской области: «С детства болит голова. Хотела стать врачом. Не стала. Голова болит до сих пор». Интересная логика рассуждений. Из Иркутской области: «Мечтала выйти замуж за лесника, жить в тайге и иметь много книг. Не сбылось. Работала в энергетике 45 лет».

Тамара Шорникова: Калужская область: «Мечтала быть модельером. Стала инженером-технологом, но никогда не жалела». И знаете, была такая смешная SMS, почему-то конкретный временной период: «С 2000 года мечтаю жить в Японии, женился бы на японке. Но – не понимаю их». Вот такое препятствие к осуществлению мечты.

Сейчас продолжим разговор. Просто рвутся телезрители в эфир! Давайте еще один звонок вместе послушаем, Лев Александрович. Сейчас мы послушаем кого, Ваня?

Иван Князев: Ангелина из Смоленска. Ангелина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте.

Зритель: Что я хочу сказать? Мне понравилась ваша, так сказать, заставка. Я давно вас слушаю, несколько лет, уже лет пять.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Очень нравится ваша программа, ваша команда очень хорошая, нравится мне, интересные вопросы ставите, решаете.

Что я хочу сказать по поводу темы? У меня с этим сложилось так. В школе училась хорошо, хотела быть математиком, но не получилось. Прошла, как в советские ребята, пионер, комсомол, кандидат в члены партии. И меня направляют на работу в школу, в детскую специальную школу для девочек, которые сбились с пути. После этого я вдруг… ну, не то чтобы вдруг, но больше узнаю о юридическом институте. Мне сказали, что их три в России, в Советском Союзе, я отношусь к Саратовскому.

Иван Князев: Ангелина, давайте чуть-чуть сократим этот временной промежуток. Кем в итоге вы стали, кем работали? Потому что у нас эфирное время заканчивается очень и очень быстро.

Зритель: Закончила институт и была направлена в судебные органы Смоленской области. Работала судьей Смоленского районного суда пять лет.

Иван Князев: Здорово как!

Зритель: Была избрана судьей, были выборы. Очень интересная работа! Затем в Заднепровском районе стала работать судьей, еще проработала десять лет, но подвело здоровье.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Важная фраза была: «Интересная была работа». Значит, хорошо.

Иван Князев: Спасибо вам, Ангелина.

Лев Александрович, последний вопрос вам. Ну правда ведь, что люди, которые чувствуют себя на своем месте, которые работают там, где они мечтали работать в юности, они лучше работают?

Тамара Шорникова: КПД выше, экономика лучше в стране.

Лев Соколов: Необходимо в юности, потому что и мечты могут меняться, и ситуации могут меняться. Но совершенно определенно, что наиболее счастливые и часто наиболее успешные именно те люди, которые занимаются любимым делом, тем, что им нравится. И это очень важная штука. Поэтому, да, все так.

Иван Князев: Спасибо большое. Лев Соколов, эксперт в управлении персоналом, был с нами на связи, доктор экономических наук.

Тамара Шорникова: В общем, и эксперт подтверждает: не бойтесь, дерзайте!

Иван Князев: Да, эксперт подтверждает.

Тамара Шорникова: «Моя дочь – художник с талантом. Рисует не хуже профессионалов, а добиться своей мечты не может. Мечтает стать дизайнером, а за учебу такие деньги нужны! Мечта, видимо, не сбудется». Не отчаивайтесь, телезритель из Коми!

Иван Князев: Из Волгоградской области: «Зоологом с детства хотела быть, переписывалась с юным натуралистом. А стала экономистом». И вот замечательная SMS…

Тамара Шорникова: И, возможно, женой юного натуралиста, да?

Иван Князев: Да. Замечательная SMS из Самарской области: «В юности хотела танцевать, хотела стать танцовщицей, но не получилось. Теперь я на пенсии и уверена, что все еще впереди».

Тамара Шорникова: Все мечты могут сбыться, если биться за них, да?

Иван Князев: Да. Это были темы дневного блока программы «Отражение». А вот о чем речь пойдет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)