Сдаёте квартиру? Тогда мы идём к вам!

Гости
Константин Барсуков
генеральный директор агентства недвижимости
Ирина Радченко
президент Международной академии ипотеки и недвижимости (МАИН)

Иван Князев: Продолжаем?

Оксана Галькевич: Сдаете квартиру? Тогда мы идем к вам!

В глубинах Минстроя родился проект закона о создании единой государственной информационной системы, где должны быть зарегистрированы все договоры о найме и аренде жилья. Это огромная сфера деятельности в нашей стране, гигантская часть которой находится в тени.

Иван Князев: Ну, то есть налогов с этой деятельности государство не получает ни копейки. Власти посчитали, что из-за непрозрачности этого рынка бюджет ежегодно недополучает около 160 миллиардов рублей.

Оксана Галькевич: Итак, в министерстве придумали, что в течение 30 дней с момента заключения договора найма или аренды, или внесения изменений в этот документ, владельцы квартир, апартаментов, а также машиномест и прочего недвижимого имущества должны будут внести информацию в эту самую систему.

И вести через нее все расчеты, т.е. это будет такая платформа, как налоговый агент. Еще и налоговым агентом будет эта платформа.

Иван Князев: В общем, всем выйти из тени – такова идея этого законопроекта.

О том, сработает или нет – спрашиваем, во-первых, вас, уважаемые зрители. Пишите и звоните нам; мы в прямом эфире, бесплатные номера для связи у вас на экранах. А, во-вторых, подключаем к разговору, конечно же, наших экспертов.

Оксана Галькевич: Первым у нас на связи сейчас будет Константин Барсуков, генеральный директор агентства недвижимости.

Константин Валерьевич, здравствуйте!

Константин Барсуков: Здравствуйте!

Иван Князев: Константин Валерьевич, у меня единственный вопрос: вот нужно будет сразу зарегистрировать свой договор в этой системе.

Ну, сейчас-то особо не заставишь и договор подписать. А даже если подписан, кто его спросит? И в добровольном порядке, или там регистрироваться? Мотивируют людей?

Константин Барсуков: Договоры подписывают сейчас все, потому что понимают, что в случае конфликта, договор – это единственное, что можно будет предъявить в суде.

Далее, если подписан договор, то это необязательно, что возникает налог. Потому что для того, чтобы налог платить, нужно доход получить. И не факт, что там нет конфликта, и арендодатель получает доход. Поэтому, грубо говоря, у нас сейчас все разделено. Получается, что договор может быть подписан, но при этом он необязательно показывается потом в налоговом органе и необязательно арендодатель платит налог.

Но появление дополнительной системы, на мой взгляд, совершенно не стимулирует арендодателей условно выходить из тени. Более того, сами создатели этой системы об этом говорят; они говорят, что у нас 160 млрд рублей в тени находится и при этом утверждают, что за 2023-2025 годы они смогут дополнительно привлечь в бюджет 60 млрд рублей, т.е. разница колоссальная. И понятно, что система не решит ту задачу, которая перед ней ставится.

Оксана Галькевич: Константин Валерьевич, мы, когда обсуждаем эту тему, мы всегда раскладываем этот алгоритм только на две стороны: с одной стороны – государство, с другой стороны – человек, владелец квартиры, жилплощади, которую он сдает.

Но там ведь есть еще и третья сторона. Может быть, этих людей, которые подписывают договор или вселяются в эту квартиру, квартиросъемщики, которые платят деньги, может их тоже подключить к возможности регистрировать эти договоры в этой системе? Потому что здесь ведь тоже есть какой-то интерес (платить налог, соответственно, должен тот, кто получает доход, понятно), допустим мне, как квартиросъемщику в этой ситуации: прозрачность сделки, возможность урегулирования каких-то там конфликтных спорных или каких-то ситуаций.

И плюс еще, если это будет как некий информационный портал, где я могу посмотреть, а что это в принципе за квартира, что это за люди, с которыми придется иметь дело, как в гостиничном бизнесе; это очень удобно.

Константин Барсуков: Это только кажется, что очень удобно. Долгосрочная аренда отличается от краткосрочной именно тем, что информация такого рода может быть не скоплена за период.

Когда квартиру сдают на день, на два, на неделю даже, у вас за год (52 недели) – 52 человека могут побывать и оставить отзывы. А когда квартира сдается на год, на два, на пять, ну, сколько людей оставят отзывы?

Иван Князев: Слушайте, ну даже, наверное, одного отзыва будет достаточно.

Константин Барсуков: Не факт.

На самом деле логика хорошая, и если сделать налоговый вычет, как говорилось, сделать налоговый вычет наймодателям на сумму аренды, например, на какой-то период, то это их простимулирует, конечно.

Но тут вопрос в другом: законодатель совершенно не смотрит в эту сторону. И интересен еще другой подход, что почему-то обращают внимание именно на нанимателей как людей, которые вроде как потерпевшими могут быть в этой ситуации при спорах с наймодателем. Но на самом-то деле практика показывает, что наймодатели очень часто страдают точно так же.

Если бы государство предложило реальный инструмент защиты интересов любой стороны, то я вас уверяю, люди бы сами шли и регистрировались в этой системе.

Оксана Галькевич: Так пусть сами идут и регистрируют, со своей стороны.

Иван Князев: Вот! Так поэтому я с этого и начал, что будет мотивировать людей пойти зарегистрироваться? Потому что нужно ж как-то прописать действительно права и обязанности двух сторон: что может одна сторона, что может другая.

Ну уж, положа руку на сердце, проблем с квартиросъемщиками все-таки меньше, чем с той стороны.

Константин Барсуков: Ну почему же? Буквально сейчас мы находимся в позиции в моей компании, когда мы будем судиться с нанимателем, который не платит деньги. И я вас уверяю, мы прекрасно понимаем, что суд этот небыстрый. Тем более его может любая сторона затягивать, не являясь на заседания. Плюс их выселять, возможно, потребуется через суд. И потом вопрос: каким образом взыскивать эти деньги? А мы все прекрасно знаем, как служба судебных приставов...

Иван Князев: Ну это один, два, три, ну десять случаев за год, может быть. А мелкие всякие неурядицы, которые возникают между арендодателем и съемщиком, их просто миллионы. И вот их нужно прописать.

Константин Барсуков: Вы правильно говорите. Вы абсолютно правильно говорите. И на мой взгляд, тут разговор должен быть не только о системе, которая регистрирует и принимает плату (еще большой вопрос – бесплатно через нее можно плату провести или нет), но и создании каких-то служб, которые могут быстро достаточно решить проблему, условно назовем это экстренный суд.

Вот зарегистрирован договор в системе, и ты точно знаешь, что в течение недели суд рассмотрит твою проблему и вынесет решение. Вот если бы так было, я вас уверяю, люди бы сами шли бы и регистрировались, потому что это было бы реальной защитой.

Оксана Галькевич: Константин Валерьевич, скажите, пожалуйста, а вам кажется в принципе правильной логика, что мы пытаемся искать людей, на какой козе подъехать, чтобы они платили налоги с получаемого дохода?

Ну вот, мы сидим и думаем, как их убедить, как вот их не расстроить, как вот там что-то такое там?

Иван Князев: Ребятки – это бизнес!

Оксана Галькевич: Друзья – это бизнес, вы делаете деньги, ну согласитесь, да? Пусть это не краткосрочные гостиницы, как вы говорите: день, два или там в неделю несколько постояльцев, но это бизнес.

Вот давайте как к бизнесу тоже к этому относитесь. И платите налоги и работайте тогда по обеспечению каких-то там услуг, выполнению своих обязательств и требованию выполнения обязательств людей, которые живут в этой квартире. Это бизнес.

Константин Барсуков: Вы абсолютно правильно рассуждаете. Но нужно понимать, что человек, который платит налоги, он хочет понимать, за что он их платит. А тут получается, что...

Иван Князев: А в смысле, за что? Я прошу прощения, что перебил. Человек там, ну, однушка в Москве, в таком даже спальном районе; 40 тысяч в месяц каждый месяц тебе на карточку там, наличными.

Оксана Галькевич: Просто так.

Иван Князев: Просто так. А ты зачастую даже не удосужишься кран поменять за свой счет, если он сломался. И относишься к квартиросъемщику как будто: «Я тебя облагодетельствовал за то, что дал тебе там возможность пожить; ты мне просто за это платишь деньги, а я ничего при этом не делаю».

Константин Барсуков: Это вопрос договоренностей.

Бывают ситуации, когда говорят: «Мы вот хотим, чтобы это было все». То есть арендодатель и арендатор (наймодатель, наниматель) должны изначально договориться о том, что будет производится в рамках работ, а что нет, будут, например, какие-то ремонтные работы делаться или не будут. Они могут об этом договориться.

Но я еще раз говорю о другом, о том, что, когда мы говорим о взимании налога, мы всегда говорим, что за это государство предоставляет что-то. Налоги же всегда идут на что-то. Мы когда НДФЛ платим с заработной платы, мы понимаем, на что эти налоги идут, условно хотя бы.

Оксана Галькевич: На что они идут? Вот эти налоги тоже пойдут туда же, куда идут...

Иван Князев: Туда же, куда и все остальные.

Константин Барсуков: Вопрос. А наймодатель при этом, я честно говорю, наймодатель при этом задает вопрос: почему меня государство не хочет в этой ситуации защитить? Почему оно все время смотрит только на нанимателя? Но я плачу налоги, и я хочу, чтобы меня государство точно так же защищало. И поэтому вот честно, нужно создавать...

Иван Князев: Но ты получаешь доход при этом и причем серьезный доход, согласитесь, Константин Валерьевич.

Константин Барсуков: Соглашусь. Я согласен полностью.

Но я еще раз говорю, что государство идет не тем путем. Вот смотрите, создается некая система. Извините меня, но есть Росреестр, который умеет регистрировать аренду. По коммерческой недвижимости они регистрируют договоры, которые более года действуют. Они умеют это делать.

Нет, создается новая какая-то система. Зачем?

Оксана Галькевич: Но это по коммерческой, а мы с вами говорим о жилой аренде. В основном, это такая вот существенная часть в тени.

Константин Барсуков: Правильно. И Росреестр совершенно спокойно может справиться; у них есть функционал для этого весь.

Но создается новая система. Дальше, через эту систему хотят пропускать платежи. И нам не говорят, будут ли за это дополнительные платы брать или нет. Опять вопрос, зачем?

Оксана Галькевич: Комиссии какие-то вы имеете в виду за обслуживание в этой государственной информационной системе, да?

Константин Барсуков: Да.

Оксана Галькевич: Угу. Но мы пока этого просто не знаем.

Константин Барсуков: Они же говорят, что платежи за арендную плату будут проводиться через эту систему и, возможно, там опять комиссии какие-то появятся.

Но я еще раз говорю, что государство в очередной раз не советуется с профсообществом в теме, в которой профсообщество понимает. Вот пришли бы к профсообществу, сказали: «Ребят, каким образом сделать так, чтобы вот в эту систему люди сами шли регистрироваться, чтобы их гнать не надо было?» Любому государству это надо. А мы бы сказали: «Сделайте нам экстренные суды». Я вас уверяю, будут вот такого рода третейские суды или еще какого-то рода, но чтоб проблемы между наймодателем и нанимателем решалось через неделю. Я вас уверяю, наниматели точно так же будут рады, чтобы вот так было.

Оксана Галькевич: Да, да.

Иван Князев: Да мне кажется, что здесь дело даже не в судах...

Оксана Галькевич: Вы знаете, Константин Валерьевич, я вот, честно говоря, думаю, что если вот вам или мне скажут: «Слушай, вот тебе завтра там 13% сверху прилетит, не будем платить в фонды». Скажет любой человеку: «Да, да, давайте, давайте. Хоть в конверте, хоть как, лишь бы больше».

Константин Барсуков: Нет. А я вас уверяю, что нет! Если людям при этом скажут, что вот смотрите, если у вас зарегистрировано и все официально проведено, у вас есть защита, большинство нанимателей сами скажут: «Не надо нам сверху ничего». Мы готовы будем, чтобы была эта защита. И наймодатели, я вас уверяю, точно так же на это посмотрят.

Оксана Галькевич: Ну, защита-то, наверное, есть. У нас суды ведь существуют в стране. Вы хотите просто, чтобы были отдельные самые быстрые суды, которые какие-то. Ну, хорошо.

Иван Князев: Ладно. Давайте послушаем наших телезрителей. Уже много накопилось сообщений и звонков.

Оксана Галькевич: Ирина из Москвы у нас на связи. Здравствуйте!

Зритель: Добрый день! Вы знаете, я вот полностью согласна с тем, что действительно нужно эти договора как-то регистрировать, защищать, как нанимателя жилья, так и арендодателя.

Потому что в течение уже многих лет я была и в той ситуации, и в этой. Но мне кажется, что закон настолько не урегулирован, потому что реально никто не подумал о людях. На данный момент со мной проживает сын с женой и двумя маленькими детьми, и не от хорошей жизни. Они сдают свою квартиру, потому что в ближайшее время, как будем выплачивать ипотеку всей семьей – это непонятно. Кстати...

Оксана Галькевич: Да. Ирин, скажите, вот вы себе эту ситуацию как видите? Как надо закон доработать? Что вас в этой ситуации не устраивает?

Зритель: Ну, наверное, дифференцированно подходить к этому. Например, если у человека несколько квартир и это для него бизнес, то да пусть платит там 13% или еще сколько.

Хотя представитель был агентства недвижимости, я никогда не видела, чтобы риэлторы защитили в случае там какой-то порчи имущества и т.д. ...Они сразу сливаются, простите меня за это выражение.

Оксана Галькевич: Вот я, кстати, тоже ни разу не видела. Я тут посчитала, сколько лет я живу вот на таком жилье, ни разу риэлтор ни один не включился. Можно, конечно, сказать, что мне не повезло, но с другой стороны, давно на этом рынке.

Зритель: Более того, в силу своей специальности я работаю в одном крупном медицинском учреждении и дело в том, что у нас очень много пациентов из других регионов, которые вынуждены жить в Москве, снимать квартиру в ужасающих условиях.

Они там ждут трансплантацию почек, каких-то манипуляций, т.е. лечиться в основном сейчас нужно в Москве; они вынуждены здесь снимать жилье и сдавать где-то там, в регионах. То есть к этому тоже подходить дифференцированно.

Знаю очень много людей, там бабушек, дедушек, которые уезжают, живут на дачах неотапливаемых, там топят эти печки, лишь бы только была какая-нибудь прибавка к пенсии.

Оксана Галькевич: Ирина, а как тогда, простите, налоги собирать? То есть в этих случаях с людей налоги не брать, а если вот он богач, я не знаю, олигарх, у него две, три, четыре, пять, десять инвестиционных квартир, тогда плати, да? Получается, такая логика у вас?

Зритель: Я думаю, что если у него одна, две, три квартиры, то надо подходить к этому дифференцированно. Это раз.

И во-вторых, освободить от уплаты каких-то налогов студентов, чьи родители там сдают квартиры, например, в тех же там в других регионах, а здесь...

Оксана Галькевич: Да, понятно. Спасибо, Ирина! Спасибо.

Иван Князев: Ну, так это слишком сложно получается.

Оксана Галькевич: Мне кажется, мы просто никогда так не соберем налоги в стране.

У нас еще один звонок. Валерий из Ярославля. Здравствуйте, Валерий!

Зритель: Здравствуйте! У меня такой не вопрос, а просьба. Нужно издать закон, запрещающий сдавать в аренду квартиры в жилых домах.

Иван Князев: А жить где?

Зритель: А жить нужно в коммерческих домах, которые должны строить риелторы...

Оксана Галькевич: Это доходные дома, так называемые.

Зритель: Так называемые доходные дома. А на сегодняшний день сдавать квартиру в аренду – это значит создавать неприятные условия для жильцов, которые, пользуясь безобразием, которые творят эти самые арендаторы и мешают жить людям.

А люди эти самые – безответственные, и риэлтор безответственный, и собственник безответственный. Их надо судить за это. А поэтому нужно строить специальные коммерческие дома так называемые, доходные, и переселять туда людей и сдавать в аренду квартиру.

Оксана Галькевич: Да, Валерий, спасибо! Так у нас было лет 100 назад. Наверное, еще сколько-то десятилетий мы потратим на то, чтоб построить нужное количество такого жилья.

Константин Валерьевич, мы к вам вернулись, как вам предложение?

Константин Барсуков: Вообще я давно ратовал за то, что государство должно, во-первых, отказаться от бесплатной приватизации, а во-вторых, начинать уже (это две вещи, следующие одна за другой) строить дома именно под соцнайм.

Почему отказаться от бесплатной приватизации? Потому что, если сейчас дом построить, который целиком отдается под социальный найм, люди смогут там приватизировать жилье. А я говорю о том, что государство должно включаться в стройку и, может быть, не самостоятельно, а заказывать у тех же застройщиков, которые строят дома, строить дома для социального найма.

Таким образом может быть решена жилищная проблема, в том числе, и вот эти очередники, которым сейчас государство дает субсидию, чтобы они купили квартиры.

И я вас уверяю, что если государство, привлекая как концессию какой-то частный бизнес, будет строить такого рода дома – это будет хорошей альтернативой и хорошей конкуренцией. Это решит ту проблему, про которую вы говорили: что вот человек живет в квартире и там даже кран отремонтировать собственник не хочет.

А тут соответственно, вот есть тебе альтернатива – снимай. И собственники тоже подтянутся, понимая, что у них есть такой конкурент.

Иван Князев: Ну, да.

Константин Барсуков: Но тут государство должно глобально к этому вопросу подойти.

Иван Князев: Ну, это вообще отдельная тема.

Константин Барсуков: А у нас проблема, у нас законом все, я еще раз говорю, у нас проблема большая. Вот предыдущий позвонивший, девушка да, она говорила, что у нас законы не прописаны. У нас законом все хорошо прописано; взаимоотношения между наймодателем и нанимателем гражданским кодексом хорошо отрегулированы. Но проблема в другом: в том, что для решения спора нужно потратить полгода, наверное, для того, чтобы спор решить.

А аренда – это такая вещь, которая требует решения здесь и сейчас. Как только государство подойдет и сделает инструмент, который поможет очень быстро решать такого рода споры, я вас уверяю, совершенно спокойно все люди будут пользоваться легальными инструментами.

То, что предыдущий звонивший говорил – это тоже да, проблема: когда сдают квартиру и там живет людей больше, чем положено. Например, двухкомнатная квартира, а в ней трудовые мигранты, 15 человек живут. Такие ситуации есть. И этого не должно быть в том числе, т.е. соответствующие службы должны за этим тоже следить. Это тоже правда.

Иван Князев: Спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: Знаете, просто обычно полиция, когда приезжает на такие вызовы, все-таки они как-то все в сторону хозяина переводят.

Константин Барсуков: Они не решают; полиция говорит: это предмет гражданско-правовых отношений.

Оксана Галькевич: Они не решают ничего, они говорят: вот вы связывайтесь. Константин Валерьевич, вот правда, они говорят: вот вы сами между собой и разбирайтесь.

А люди иногда, вот нам пишут, не могут договориться по поводу там ремонта, не ремонта; хозяева не хотят там что-то подкрасить, что-то отремонтировать; говорят: «Вы тут живете, вы сами и делайте».

А почему? Вы говорите: все прописано. Да ничего не прописано. На вот таком вот листочке с одной стороны и с другой, сколько этих договоров – ничего там не прописано.

Константин Барсуков: Так. Я вам честно могу сказать, что на этом листочке то, что написано, за этим если в суд прийти, суд рассмотрит и скажет, как должно быть.

Я еще раз говорю: государство создает инструмент, но к профессиональному сообществу не приходит. Придите к нам, к риэлторам, к базам данных, к риэлторам – мы знаем проблемы наймодателя и нанимателя; поговорите с нами, мы расскажем, какие инструменты нужны. Если государство это сделает, я вас уверяю, легальное поле перейдут практически все. Потому что люди сами хотят...

Иван Князев: Вот поэтому мы это здесь и обсуждаем. Да, понятно. Спасибо!

Оксана Галькевич: Спасибо!

Иван Князев: Константин Барсуков, генеральный директор агентства недвижимости, был с нами на связи.

Тут в СМС народ тоже накинулся сразу и на нашу позицию, и на позицию нашего эксперта; почитаем чуть попозже.

А сейчас вот о чем: какие проблемы были у вас с арендодателями и квартиросъемщиками? Эти вопросы задавали наши корреспонденты в разных городах.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот, сплошь и рядом: кто-то мебель портит, а кто-то действительно к ней не прикоснуться. И при этом говорят...

Оксана Галькевич: Ходишь на цыпочках.

Иван Князев: Да, ходишь на цыпочках. «Ты там живешь два года – диван протерся». Ну так извините, я там живу, я плачу за это деньги, поэтому он должен быть протертый, коли я на нем сижу.

Оксана Галькевич: То есть хозяин тоже должен это учитывать, потому что это все-таки бизнес, а не то, что я вас пустил в квартиру. Ну как? Все по-разному.

Иван Князев: Галина из Ростовской области. Давайте ее послушаем, а потом подключим к разговору еще одного эксперта.

Оксана Галькевич: А, давайте, да. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, вот сдаешь квартиру; нам государство эту квартиру не давало. Мы работали на Крайнем Севере, экономили, в отпуск ездили раз в три года для того, чтобы собрать денег и купить квартиру, которую можно сдавать и когда ты на пенсии как-то можешь концы с концами свести.

Иван Князев: Ну так и живите в ней, а кто ж против-то?

Зритель: И когда сдаешь квартиру, то очень рискуешь: могут с квартиры все вывезти, мебель, технику и не заплатить никакие деньги там за аренду; и ты останешься ни с чем. А кто-то защитит арендодателя? Еще и государство теперь хочет иметь за это какие-то деньги. И не какие-то, а очевидно, немалые.

Оксана Галькевич: Галина, ну почему очевидно немалые-то? 4% – это много?

Иван Князев: Галин, смотрите, мы сейчас обсуждаем не только защиту квартиросъемщика, но и арендодателя тоже. Вот как раз этот момент.

А по поводу того, что платить, либо не платить налоги – это вопрос, ну вообще такой глобальный. Вы получаете зарплату, вы платите с этого налог. Вы получаете доход, вы платите с этого налог. Мы живем в правовом обществе.

Зритель: Мы только и знаем, что платим. Каждые полгода повышаются коммунальные расходы, а пенсии не повышаются.

Иван Князев: Но простите, вы за сколько квартиру сдаете? Если не секрет.

Зритель: Мы сейчас не сдаем. Потому что у нас все убили в квартире...

Оксана Галькевич: С другой стороны, когда люди живут, вот вы в своей квартире вы ведь там тоже время от времени делаете ремонт?

Зритель: В своей?

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Я в своей, как муж умер 10 лет назад, и я 20 лет никакого ремонта не делаю, потому что пенсия – не хватает, чтоб прожить.

Иван Князев: Да, Галина, понятно. Спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: Да, понятно. Хорошо. Спасибо, Галина.

У нас еще один эксперт на связи, Ирина Радченко, президент Международной академии ипотеки и недвижимости. Ирина Станиславовна, здравствуйте!

Ирина Радченко: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Вы знаете, такое ощущение, что вот мы какое-то осиное гнездо, больное место обнаружили, разворошили это осиное гнездо с мнениями. Потому что ну вот, прям очень активно нам и пишут, и звонят.

Ваша позиция какая? Как вообще нам этот рынок вывести из тени? Удастся ли Минстрою это сделать в случае с этой государственной информационной системой?

Ирина Радченко: ГИС, которую сейчас намерены создать и инвестировать туда порядка миллиарда рублей, я считаю, абсолютно не решит никакой проблемы на рынке недвижимости, потому что нет мотивации ни у арендатора, ни у арендодателя туда сходить.

Все вопросы о том, что вот будут какие-то механизмы, предусматривающие права одной из сторон, я считаю – это чистый вымысел и давайте не будем фантазировать. Даже в судах, если ты дождешься этой очереди по решению вопроса, большой вопрос, будет ли рассмотрен в твою пользу.

У меня есть опыт совсем свежий: я сдаю коммерческую недвижимость; на 5 лет заключала договор аренды, зарегистрировала его в ЕГРН, заплатили деньги. Арендатор разорился, съехал. Убытки, которые у меня есть, предложил решать через суд и, собственно говоря, я вот осталась, как говорится, ни с чем.

Мне пришлось ехать в МФЦ, стоять в очереди, подавать заявление, платить деньги за расторжение этого договора – вот собственно все, что мне дала эта государственная регистрация: потери времени, денег и сил и нервов. ... не защищает и это – миф! Давайте не будем...

Иван Князев: Хорошо. Если это не будет работать, тогда что будет?

Вот мы с Оксаной Глебовной предложили один вариант. Ну вот, по примеру различных агрегаторов там зарубежных Booking.com, например, Airbnb, где ты видишь, у кого ты снимаешь жилье, ты можешь оставить свой отзыв. Там много всего можно понять, когда ты арендуешь через какую-то прозрачную систему, где понятные правила одной стороны и другой стороны.

Как эти правила создать? Где их прописать и как потом их интересы защищать?

Ирина Радченко: Давайте мы сейчас все-таки рассмотрим мотив государства получать налоги.

Так вот, я считаю, что здесь прекрасно справился господин Мишустин, и сейчас создана база, в которой есть возможность у любого арендатора и арендодателя все платежи проводить через приложение...

Иван Князев: Быть самозанятым, понятно! Даже дело не в налогах, Ирина Станиславовна.

Ирина Радченко: Зачем еще создавать какого-то посредника, когда есть прекрасные банковские специалисты, выполняющие эту функцию? 4% – и все! И никакой тебе головной боли...

Иван Князев: Ирина Станиславовна! Мы про налоги, мы немножко уже в другое, к другому вектору подошли: интересы сторон как соблюсти? Какая система может это выровнять? Про налоги понятно.

Ирина Радченко: Вы согласны, что налоги собираем мы с налогов?

Все уже, создана прекрасная система, не надо ничего больше изобретать.

А теперь переходим к тому, чтобы граждане могли друг с другом коммуницировать на таких законных цивилизованных основаниях, как вот вы привели эти агрегаторы.

Иван Князев: Да.

Ирина Радченко: У нас ...сейчас достаточно популярные базы, ну, я не буду рекламировать, одна из них даже недавно уже стала акционироваться, и акции выпускаются через Нью-Йоркскую биржу. Я считаю, что это очень хороший задел для того, чтобы наш рынок приобрел действительно цивилизованные шаги.

И, кстати говоря, в этих базах уже есть и договоры, которые ты можешь бесплатно скачать; и не на одну страничку, а там достаточно все хорошо расписано, и права и т.д., и там же можно проследить историю цены, сколько раз сдавалась эта квартира, по какой цене, как она снижалась, и оставить комментарии о хозяине, о коммуникации с ним, или о риэлторе, который представляет хозяина. То есть это у нас уже все есть.

Иван Князев: На счет комментариев не знаю, да, история цены прослеживается и более того, там даже есть рекомендации по цене.

Ирина Радченко: Есть комментарии, можно почитать и даже не ехать. Если я вот тоже участник этого рынка, иногда чтение комментариев экономит мне время; я даже не еду туда смотреть, потому что там указано: человек там сделал объявление, которое не соответствует действительности.

То есть это уже есть. И эти, кстати, комментарии сам хозяин квартиры не может удалить, т.е. агрегатор сделал таким образом базу, что все, что оставили, как говорится, этот позор несмываем.

Но сейчас у меня вопрос...

Оксана Галькевич: Ирина Станиславовна, смотрите, ну вот такие вопросы важные. Мы все-таки говорим с вами, не просто там кто-то хочет денег зарабатывать, а кто-то хочет просто там бесплатно пожить, не только об этом.

Давайте поговорим о том, что это социально-важная на самом деле история. Потому что у нас люди перемещаются между регионами; они перемещаются зачастую не просто как волки там, одиночки, а едут работать в другой город, в ту же Москву, Петербург или еще куда-то с семьями, нужно где-то размещаться.

Им нужно, чтобы было оформлена регистрация, чтобы были адекватно прописаны обязанности сторон, чтобы вовремя одна сторона платила, другая получала деньги, чтобы было понятно, в каком районе находится эта квартира, как там работает общественный транспорт. Чтобы можно было пойти с этим документом, о том, что ты вот здесь снимаешь квартиру, например, в банк и подтвердить, что ты находишься здесь.

Вот это все у нас можно сделать?

Ирина Радченко: Да. И уже сейчас есть такие шаги...

Оксана Галькевич: Ну, где да? Но простите, Ирина Станиславовна!

Иван Князев: Но нет ни законов, ни агрегаторов! Все эти условия, которые Оксана перечислила не фиксируют.

Оксана Галькевич: И чтобы цена не росла, как в Москве за год на 86%.

У нас это есть? Вот этот вот документ прописан нам на одной страничке, на двух, на трех, как вы говорите, скачан из интернета, он вообще на это как-то влияет?

Ирина Радченко: Если вы имеете дело с частником, то никак не влияет.

Оксана Галькевич: Так мы про частников сейчас и говорим!

Иван Князев: Да, а про кого же еще?

Ирина Радченко: Да, сейчас мы говорим о том, как существует во всем цивилизованном мире – есть специальные рейтфонды, которые объединяют собственников жилья. Имеется в виду дома, изначально которые были построены, например, студенческие общежития, дома пенсионеров или так называемые дома лизбэк, которые и построены именно для того, чтобы там арендовали...

Оксана Галькевич: Ирина Станиславовна, у нас таких домов в стране пока, к сожалению, единицы. Ну правда их единицы и вы это знаете.

Ирина Радченко: Да. И ДОМ.РФ уже сейчас выкупает у застройщиков целыми подъездами эти дома и создает вот такие кластеры, где вы, если хотите, чтобы у вас был гарантированный договор, с тем, чтобы не поднималась цена и т.д. Вот я считаю, что это цивилизованный путь к развитию рынка недвижимости.

Иван Князев: Ну, да. Только очень небыстрый.

Оксана Галькевич: Ну, да. Это еще лет на 100.

Да, мы сейчас все-таки говорим о том, что у нас частные лица покупают инвестиционные квартиры, или вот как нам Галина из Ростова-на-Дону звонила, что они зарабатывали деньги на Севере, работая на эту квартиру, и сдают, сдают, сдают, разные ситуации, сдают, сдают, сдают; и вот там не всегда урегулированы отношения сторон.

Марина из Петербурга, да. Здравствуйте, Марина!

Зритель: Я бы хотела высказать свое мнение: я категорически против этого закона. Потому что в основном люди сдают из-за того, что не на что жить. Мы с дочкой вдвоем (я на пении, она – инвалид 2 группы), мы сдавали квартиру, потому что нам есть не на что.

А сейчас нам предлагают еще какие-то налоги платить. Я говорю, мне разбили квартиру, у меня вывезли все, что только можно было из квартиры. И в итоге, я ее просто продала. А вы говорите еще какие-то налоги! Людям, извините, жрать не на что! Понимаете? Поэтому люди сдают квартиры.

Иван Князев: Да, Марина, мы вас прекрасно понимаем. Но вот как раз и обсуждаем, чтобы не было таких историй, когда у вас вынесли все из квартиры, что-то там сожгли, испортили, чтобы каким-то образом это регулировать. Не только защиту съемщика, но и защиту арендодателя.

Спасибо вам!

Оксана Галькевич: Да. Но слушайте, тут можно на самом деле по-разному говорить. Люди для того, чтобы было на что жить и работать идут.

Вот предлагали там, если одна квартира, то с нее не берем налог, если две квартиры, то уже можно. Так можно с одной зарплаты тоже не брать налог у людей, только со второй, с третьей.

Ирина Радченко: Кстати, прекрасный опыт, например, на Кипре существует такой закон, что доходы, получаемые от аренды, меньше 12 тысяч евро не подлежат налогообложению.

У нас в России есть статистика: в среднем, плюс-минус 30% – это, так называемые бабушкины квартиры. Вот сегодня у вас много слушателей говорили, что они сдают, чтобы хоть как-то прожить. И это действительно минимум.

Вот если мы освободим законодательно этих людей от налогов. Послушайте, государство и так их не получает, ну давайте мы сделаем определенные скидки для пенсионеров или для людей, у которых пониженный доход...

Иван Князев: Ну, а почему бы и нет? Конечно же да, можно, можно просчитать определенные категории, определенные ситуации.

Оксана Галькевич: Ой, слушайте, знаете, когда начинаются...

Ирина Радченко: Пусть хотя бы будет 30% рынка выведено. Ну, давайте хотя бы с этой категории начнем.

Иван Князев: Хотя бы с этого начнем, да.

Оксана Галькевич: Станиславовна, но здесь тогда, вы знаете, когда создаются какие-то отдельные условия для отдельных категорий, сразу начинаются злоупотребления по этому фронту. Вы же знаете. У нас тогда все сразу станут пенсионерами.

Ирина Радченко: Знаете, у нас сейчас есть прекрасный закон, который освобождает пенсионеров от налога на имущество: на квартиру, на дом и на один гараж. И поверьте, злоупотреблений не так, собственно их и нет. Если ты пенсионер, у тебя есть одна квартира, ты не платишь налог на имущество. Вот я считаю, что можно подойти именно таким дифференцированным способом.

Иван Князев: Спасибо! Спасибо вам большое! Ирина Радченко, президент Международной академии ипотеки и недвижимости, была с нами на связи. Благодарим всех тех, кто дозвонился...

Оксана Галькевич: Надо сказать, что всех, кто обеспокоился, что этот только проект закона, друзья! Это пока Минстрой только придумал, предлагает.

Иван Князев: И пока мы это обсуждаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Яков
Вы же уже обсуждали эту тему. Затея провалится, как и все прежние аналогичные: презумпцию невиновности и наличные никто не отменял.