Сегодня мы имеем эпидемию вируса папилломы человека

Гости
Камиль Бахтияров
профессор, доктор медицинских наук, врач акушер-гинеколог

Телемедицина: Прививка от ВПЧ. Миздрав России одобрил идею включения в национальный календарь прививок вакцину от вируса папилломы человека. В ведомстве отметили, что вакцинация против ВПЧ, как и вакцинопрофилактика других инфекций, должна являться планомерной работой. На данный момент российский календарь прививок в настоящее время включает в себя профилактические вакцины против 12 инфекций.

Иван Князев: Сейчас пришло время для нашей постоянной рубрики «Телемедицина». Минздрав России одобрил идею включения в национальный календарь прививок вакцину от вируса папилломы человека.

Ольга Арсланова: Очередную, которая сейчас является прививкой по желанию, но есть смысл сделать ее обязательной, - считают в Минздраве. Вакцинация против ВПЧ, как и профилактика других инфекций, должна стать обязательной. В России прививают сейчас от 12 различных инфекций по календарю.

Иван Князев: Что это за вирус, чем он опасен? Вирус папилломы почти в 80% случаев является причиной рака шейки матки и других онкозаболеваний. Согласно данным ракового регистра, всего в России за период с 2007 по 2017 годы было зарегистрировано больше 150 000 заболеваний раком шейки матки. И каждый год показатель рос, и не в лучшую сторону. На 17% за 10 лет.

Ольга Арсланова: Да, это один из аргументов представителей Минздрава. В России за период с 2007 по 2016 годы было зарегистрировано более 63 000 случаев смерти от рака шейки матки.

Иван Князев: Прививка от вируса папилломы человека входит в национальный календарь более чем в 80 странах, в том числе США, Великобритания, Австралия, Норвегия, Нидерланды и другие.

Ольга Арсланова: Как и где прививаться? Кто будет эту вакцину производить? Какие вакцины будет покупать, если это станет обязательным, наша страна? Поговорим прямо сейчас. И вообще поговорим о прививках. О том, как вы к ним относитесь, прививаетесь ли сами, прививаете ли своих детей. Звоните и делитесь своим опытом. И с удовольствием послушаем ваши аргументы.

Иван Князев: Сегодня у нас в гостях Камиль Бахтияров, акушер-гинеколог, профессор, доктор медицинских наук, врач высшей категории. Камиль, здравствуйте.

Камиль Бахтияров: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте с этой новости начнем. Потому что у нас тут же на СМС-портал стали падать сообщения о том, что «а смысл против этого прививаться, если почти все человечество уже и так заражено этим вирусом папилломы человека?» И второй вопрос: «А смысл? Может быть, это небезопасно? Лишние вакцины. Как-то жили мы без этого. Ничего страшного».

Камиль Бахтияров: На самом деле вопросов очень много. И большинство передовых ученых-медиков считает, что вакцинопрофилактика – это достаточно серьезная история, которая спасла много миллионов жизней. Даже не касаемо вируса папилломы человека. Если мы немножко в историю окунемся, тут нужно отдать должное великим ученым. В частности, Луи Пастер, который изучал влияние сибирской язвы, куриной холеры. Действительно, и в то время были баталии между учеными. Они занимались разработками. Это фактически больше 100 лет назад было. И именно тогда вакцинопрофилактика начала шагать по миру. Что хочется сказать? Благодаря вакцинопрофилактике, например, искоренили такое заболевание, как оспа.

Если мне память не изменяет, последний случай был зарегистрирован в 1978 году. А если мы окунемся обратно в историю, то сколько миллионов людей умерло от этого заболевания?

Иван Князев: Как-то мы быстро все это подзабыли, потому что несколько лет назад была такая мода – не прививаться, «пускай все развивается само, как есть», «долой прививки», «не надо детей заражать».

Камиль Бахтияров: Понимаете, тут факторов очень много. Есть такие ярые антипрививочники, которые говорят, что иммунитет сам должен справиться. Но, допустим, в 1950-е годы в СССР тоже такая ужасающая статистика, когда не было повальной вакцинопрофилактики от такого грозного заболевания, как полиомиелит, заболеваемость составляла 10 000 на 100 000 человек. В 1950-е годы. Это огромные цифры. А это заболевание, которое просто приводит к инвалидности. И эти люди уже потом не могут стать полноценными членами общества. И, к сожалению, страдают от этого сильно.

Ольга Арсланова: Но есть прививки от смертельно опасных заболеваний, есть прививки от просто не очень приятных. Может ли человек сейчас самовольно выбирать, делать ему или не делать? Как закон его защищает в этом случае? И как вы относитесь к предложениям ужесточить меры против таких антипрививочников? Например, взять опыт некоторых стран, где ребенка в школу, в садик…

Камиль Бахтияров: В школу, в садик не пускают.

Ольга Арсланова: Например.

Камиль Бахтияров: Я бы не стал какие-то такие жесткие меры принимать. Но я считаю, что в этом большой недостаток нас, врачей, что мы ведем достаточно маленькую профилактическую работу. Нам нужно больше разъяснять пациентам, что может быть, если не сделать ту или иную прививку. И если мы правильно, грамотно объясним… Да, могут быть осложнения. Извините, аллергия может быть и на противоаллергенный препарат. Это же не значит, что противоаллергенные препараты нельзя применять. Поэтому наша задача – объяснять, разъяснять, показывать на примерах и, конечно же, пользоваться источниками доказательной медицины.

То есть есть источники, в которых информация изложена и изучена на огромном количестве исследований. Эти исследования не финансируются фармацевтическими компаниями, которые производят эти вакцины.

Иван Князев: Независимыми учеными?

Камиль Бахтияров: Да, независимыми учеными, которые работают в университетах, финансируются из всевозможных государственных источников. И эта информация должна быть принята к сведению.

Иван Князев: А давайте мы узнаем прямо сейчас, потому что у нас есть дозвонившаяся. Ее зовут Татьяна из Якутска. И сейчас мы у Татьяны спросим, насколько она услышала информацию о том, что прививаться нужно, и какое мнение у нее по этому поводу. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рада, что дозвонилась до вас. Очень люблю вашу передачу. Большое вам спасибо. Всех люблю. Я считаю, что никто не имеет права обязывать ставить прививки. Организм у каждого свой. И я сама должна решить, ставить или не ставить. Я, например, считаю, что организм должен сам бороться.

Во-вторых, при советской власти мы ставили все, потому что было большое доверие и правительству, и медицину. Высокий уровень доверия. Мы все ставили прививки.

Ольга Арсланова: А что сейчас у вас вызывает сомнение, недоверие?

Зритель: Поняла ваш вопрос. Моему внуку поставили прививку. И после этого у него стало ухудшение в развитии. И в итоге ему в 4 года поставили диагноз аутизм. Все. Ребенок постепенно прекратил разговаривать, и теперь он инвалид.

Ольга Арсланова: Понятно. Очень важная тема. Единственное исследование, которое потом научным сообществом было развенчано, о связи прививок со случаями аутизма. Это по-прежнему миф, или недостаточно глубоко исследованная тема?

Камиль Бахтияров: Я считаю, что эта тема недостаточно глубоко исследована. Аутизм – это достаточно сложная проблема. Это вообще тема отдельной передачи или серии передач. Это раз. И, во-вторых, я не являюсь специалистом в области аутизма. Да, единичные такие случаи отмечены, что после прививки существуют проявления этого заболевания.

Ольга Арсланова: «После» - не всегда значит «в связи».

Камиль Бахтияров: Да. Просто нужно собирать анамнез, нужно анализировать. Недавно была ситуация, когда мне позвонила одна пациентка и сказала: «Вы относитесь к людям, которые являются сторонниками прививочного движения. А у нас в селе в Сибири всех девушек привили от вируса папилломы человека, и теперь никто не может родить». Если просто посмотреть хронологию, то дело совершенно не в этом. Возможно, там существует какое-то токсичное производство. Такое тоже возможно.

Иван Князев: Кстати, друзья задают вопрос о прививках: платно это будет или бесплатно?

Ольга Арсланова: Национальный календарь – это значит бесплатно. Особенно если вакцины есть в наличии в учреждениях. Но здесь речь идет, насколько я понимаю, исключительно о зарубежной вакцине?

Камиль Бахтияров: По имеющейся у меня информации, она еще пока не зарегистрирована. Если речь идет именно о девятивалентной вакцине. Сейчас применяется четырехвалентная вакцина. Она достаточно активно применяется – 16, 18, 6 и 11 типов ВПЧ. А девятивалентная, по-моему, еще не зарегистрирована.

Иван Князев: Закупать ее надо будет. Это дорого?

Камиль Бахтияров: Я не могу вам сказать.

Иван Князев: Потому что вопрос весьма щекотливый. Если вакцина дорогая, то всегда найдутся заинтересованные люди, которые будут продвигать эту вакцину. Сами понимаете, почему.

Камиль Бахтияров: Конечно.

Ольга Арсланова: И многих зрителей интересует, так уж ли плохи отечественные вакцины. Очень часто какую-то небольшую партию импортных выбрасывают в наши поликлиники, например, в детские. Они быстро заканчиваются. И дальше говорят: «Да сделаем мы вам отечественную. Она такая же». А люди не верят, говорят: «Хуже очищена. Больше побочных эффектов».

Камиль Бахтияров: Смотрите, я думаю, что тут еще нужно учитывать, во-первых, все факторы состояния организма. Вот женщина звонила, сказала, что внуку сделали – после этого стало плохо. Нужно было понять, не было ли какого-то острого респираторного заболевания у данного ребенка, были ли какие-то медицинские отводы. Это раз.

Далее. Есть еще очень такой важный момент, как эти вакцины транспортировались, как они хранятся и так далее. Насколько персонал обучен. Это тоже вопрос. Сказать, что отечественные вакцины плохого качества – я бы не стал так утверждать, понимаете? Потому что есть контролирующие органы, которые контролируют производство, продажи и так далее. Поэтому вопрос к использованию, насколько они правильно используются, транспортируются и так далее.

Иван Князев: Давайте все-таки о самой вакцине поговорим и о самом вирусе. Чем он так опасен? Что будет, если не прививаться, как передается?

Камиль Бахтияров: В настоящий момент мы имеем действительно эпидемию вируса папилломы человека. То есть если мы, допустим, обратимся к истории (середина, конец 1990-х годов), то у нас была эпидемия хламидиоза. То есть сейчас я как человек, сидящий на амбулаторном приеме, то есть не только оперирующий, но принимающий большое количество пациенток, я могу вам сказать ,что за год у меня были какие-то единичные случаи хламидиоза.

Что касается вируса папилломы человека, то это действительно бич в настоящий момент. Огромное количество молодых девушек приходят, данный вирус у них обнаруживается. К сожалению, мнение коллеги не проводят соответствующую профилактическую работу. И даже если вирус находится у женщины, это не значит, что она умрет от рака шейки матки.

Ольга Арсланова: Давайте цифры поясним. В 80% является причиной возникновения, но не значит, что 80% носительства приведет… просто многих это путает.

Камиль Бахтияров: На самом деле в 2008 году немецкими учеными была получена нобелевская премия за изучение вируса папилломы человека с раком шейки матки. И действительно в гистологических образцах цифра приближается к 100%. Где-то 95% действительно в биоптатах опухолей были обнаружены частицы вируса папилломы человека высокоонкогенных типов, таких как 16, 18. И как только это открытие произошло, компании, которые производят вакцины, они активизировались. И нужно всем сказать, что если вы вначале использовали двухвалентную вакцину 16, 18 типа. Сейчас в России это 16, 18, 6, 11 тип. Это не значит, что вы вылечитесь от рака шейки матки. Вакцина предотвращает возникновение заболевания, которое вызвано конкретными типами. И чем раньше вы привьетесь, где-то от 9-10 лет, то есть до начала половой жизни, тем выше будет эффективность.

Ольга Арсланова: Наши зрители спрашивают: «А правда, что вирус может исчезать сам?»

Камиль Бахтияров: Не вирус может исчезать сам. Хотя есть тоже такая ситуация, когда к нам приходят пациенты с предраковыми заболеваниями. То есть есть такое состояние – дисплазия шейки матки. Она делится на три степени. Дисплазия тяжелой степени всегда врачей напрягает. Они говорят, что это почти рак, и принимают какие-то серьезные меры, в большинстве случаев хирургические.

Но, к сожалению, наши коллеги грешат лечением I степени и умеренной степени. В зарубежных странах такие ситуации наблюдают.

Иван Князев: Нас просто завалили СМС-ками. Видимо, телезрители поняли, что сейчас можно задать вопрос врачу. Сейчас пару зачитаю. «В какое место делается прививка?» Даже с юмором люди относятся к этому. «Депутаты должны испытать первыми прививку». И уже более серьезные: «Если вирус папилломы уже есть, поможет ли прививка?»

Камиль Бахтияров: Прививка не лечит. Это раз. Это все должны понимать. Второе. Какого типа? Вирусов папилломы человека существует около 100 видов. Какие типы? Они все делятся на три типа: высокоонкогенные, средней онкогенности и низкой степени онкогенности. Какого типа?

Ольга Арсланова: То есть с некоторыми люди живут, ничего страшного.

Камиль Бахтияров: Мнение люди с ними живут. И живут прекрасно и до глубокой старости. Вопрос в другом. Вопрос в том, что не нужно зацикливаться только на вирусе папилломы человека. Существуют определенные меры профилактики, когда наши уважаемые женщины должны просто посещать гинеколога. И если уж так сказать про рак шейки матки, то коллеги-онкологи говорят такую фразу, что если женщина умирает от рака шейки матки, то в этом виноват еще кто-то, кроме рака. Или женщина не ходила к врачу, или доктор, к которому она ходила, пропустил. Поэтому рекомендуем регулярные осмотры, ПАП-тест, то есть тест на состояние клеток шейки матки. Это та основа, от которой мы отталкиваемся.

Также существует такой метод, как кольпоскопия, когда мы можем в микроскоп осмотреть шейки, покрасить ее специальными красителями (это 3%-ный раствор уксусной кислоты), произвести пробу Шиллера, которая проводится раствором люголя, и это позволяет нам диагностировать состояние шейки матки.

Ольга Арсланова: И это входит в ОМС, это бесплатно.

Иван Князев: Сейчас у нас есть звонок. Дозвонился нам Сергей.

Ольга Арсланова: Хабаровск на связи. Здравствуйте, Сергей.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей, вы как к прививкам относитесь?

Зритель: Я к прививкам отношусь осторожно. Понимаете, в чем проблема? Сейчас в современной системе медицины ответственность за последствия прививки лежит по большому счету на родителе. То есть я родитель нескольких детей, я вынужден как-то принимать решение. Я не профессионал, я не медик. Но я вынужден принимать решение о том, как мне ставить прививку, какие будут последствия для моего ребенка от этой прививки, какую прививку ставить. Мне об этом не профессионалы говорят, а я должен каким-то образом (из рекламы, из других источников)…

Камиль Бахтияров: Почему не профессионалы?

Ольга Арсланова: Извините, Сергей. Вот вы с ребенком приходите в детскую поликлинику. У вас ребенок родился. Вы приходите, и у вас этот календарик висит, в каком возрасте что делать. Все.

Камиль Бахтияров: Да, календарь есть. Но, опять, вопрос в том, что вот поставили прививку ребенку – у него возникло какое-то осложнение (температура поднялась, еще что-то). Наших врачей вот эти осложнения не интересуют. Они до самого последнего момента не реагируют на это. «Ну, попейте…»

Ольга Арсланова: На самом деле, мне кажется, вот о чем идет речь. Все зафиксированные доказательной медициной случаи, когда наступает непереносимость, острая аллергическая реакция, или ошибка врача (неправильное введение, неправильное хранение вакцин), этих случаев очень мало, когда действительно связь установлена.

Камиль Бахтияров: Но они очень резонансные.

Ольга Арсланова: Они очень резонансные. И в таких случаях родители в нашей стране не всегда получают адекватную поддержку и компенсацию от того учреждения, которое должно за это отвечать.

Камиль Бахтияров: Я в третий раз повторюсь, что врачи должны проводить профилактические беседы с пациентами. Будь то врачи-педиатры, будь то врачи-гинекологи. Потратить на это время на приеме. Я понимаю, что там 12 минут. Но все-таки надо как-то пытаться в процессе осмотра постараться довести до наших людей, которые не являются профессионалами, постараться убедить, что нужно сделать такую прививку, почему ее нужно сделать, какие могут быть осложнения. Без этого никак. И просто со слов человека, что врачи ему не оказывают никакой информационной поддержки. Я не поверю в это. Я сам работаю 25 лет в том числе в амбулаторном звене.

Иван Князев: Зрители спрашивают: «Мальчикам нужно делать прививку от вируса папилломы?»

Камиль Бахтияров: Считается, что да.

Ольга Арсланова: В Европе, по-моему, прививают.

Камиль Бахтияров: Да, в Европе прививают. У нас эта тема еще не очень развита. Но в Европе в тех странах, в которых прививка включена в график обязательных прививок, мальчиков тоже прививают с раннего возраста.

Ольга Арсланова: Появляются вопросы такого рода. Была информация, что это прививка только от 2-3 видов вируса и что она вызывает часто бесплодие. Тоже миф?

Камиль Бахтияров: Еще раз хочу сказать, что предоставьте, пожалуйста, доказательные источники на большом количестве пациентов, что эта прививка вызывает бесплодие. Те страны, в которых прививают девочек, резко сократилось количество зарегистрированных случаев рака шейки матки. Это достоверно известно.

Иван Князев: Давайте все-таки понемногу скажем нашим телезрителям. Мы уже говорили, к каким последствиям это может привести, упомянули о том, что нужно гигиену соблюдать. Все-таки методы предохранения, чтобы не заразиться вирусом папилломы, что нужно делать?

Камиль Бахтияров: Во-первых, самый первый метод – это правильное поведение человека. Если человек ведет разгульный образ жизни, конечно, у него будет не только вирус папилломы человека. Он может прихватить и гепатит, и ВИЧ, и так далее.

Иван Князев: Слушайте, почему разгульный образ жизни? Я читал возможность заражения при бритье, например, при эпиляции, если посещаешь различные косметические салоны.

Ольга Арсланова: У нас тут пишут – «баня, бассейн». Можно жене потом рассказать, что был в бане.

Камиль Бахтияров: На самом деле в бане и в бассейне – тут встает вопрос, в какую баню вы ходите, в какой бассейн. Поэтому если взять наши бассейны, которые соблюдают все технологии, то там вода настолько хлорированная, что все вирусы там погибают. В бассейне можно единственное, что подхватить – это грибковые заболевания, если вы ходите не в сланцах, а босиком.

Ольга Арсланова: И интересуются мнение наши зрительницы: «Что делать, если уже выявлен ДНК ВПЧ 16 типа? Что нужно делать молодой нерожавшей женщине в таком случае? Есть ли смысл прививаться, или просто наблюдаться?»

Камиль Бахтияров: В первую очередь требуется цитологический контроль, то есть оценка при помощи ПАП-теста. Посмотреть, какие клетки. Если там процесс прогрессирует, то есть если есть дисплазия I степени, то такую пациентку можно понаблюдать, можно проводить просто цитологический контроль. Если же процесс зашел далеко или пациентка долгое время не ходила к врачу, у нее возникла дисплазия III степени – тут, конечно, нужны более серьезные мероприятия. Есть такая гинекологическая операция, она называется конизация, когда иссекается кусочек шейки, иссекается кусочек шеечного канала. И то эта операция не говорит о том, что женщина не сможет никогда впоследствии забеременеть и так далее. Все должно быть в умелых руках.

Иван Князев: Хорошо. Спасибо. Камиль Бахтияров, акушер-гинеколог, профессор и доктор медицинских наук, врач высшей категории, был у нас в гостях. Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Камиль Бахтияров: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски