Сэкономили на пенсионерах. Бюджет получил от повышения пенсионного возраста 21,5 млрд рублей, а что приобрели люди?

Сэкономили на пенсионерах. Бюджет получил от повышения пенсионного возраста 21,5 млрд рублей, а что приобрели люди? | Программы | ОТР

О пенсионной реформе

2020-03-03T11:33:00+03:00
Сэкономили на пенсионерах. Бюджет получил от повышения пенсионного возраста 21,5 млрд рублей, а что приобрели люди?
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС

Иван Князев: Ну, а мы начинаем. Нам отодвинули пенсию, но зато бюджет страны сэкономил кучу денег. Вот давайте посмотрим. За 9 месяцев 2019 года численность получателей страховой пенсии по старости сократилась больше чем на 400 тыс. человек. Соответственно, бюджет сэкономил на выплатах 21,5 млрд. руб. Вот видите, мы видим: 400 тыс. меньше у нас стало, 21 млрд. сэкономили. В текущем году пенсионеров будет меньше на полмиллиона человек. Это значит, что экономия казны составит почти 50 млрд. руб. Ну, а к 24-му году эффект от пенсионной реформы будет исчисляться в сотни миллиардов экономии. Так считает, например, Алексей Кудрин. Ну, экономия – это, конечно, дело хорошее. Вопрос, куда пойдут эти деньги. И вообще, стали мы от этого жить лучше или станем, может быть, когда-нибудь? И поможет ли все это нашей экономике?

Тамара Шорникова: Да, позвоните нам и расскажите. И, конечно же, поучаствуйте в нашем опросе. Пенсионная реформа: плюсы есть? «Да» или «нет». Это для короткого ответа на наш номер 5445. И, конечно же, наш телефон открыт для ваших звонков и развернутых ответов. Побеседуем с нашими экспертами.

Иван Князев: Да, у нас на связи Иван Родионов, профессор департамента финансов Высшей школы экономики. Здравствуйте, Иван Иванович.

Иван Родионов: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Иван Иванович, позвольте, начну с СМС. Ленинградская область прислала. «Мне 60 лет, – пишет телезритель, – и я безработный из-за повышения пенсионного возраста. Пособие по безработице 1,5 тыс. руб. Ни работы, ни пенсии. Теперь до пенсии еще полтора года, здоровья нет, как жить? Стаж 40 лет». Мы экономим, с одной стороны, а с другой стороны – тратимся в том числе на тех, кто сейчас не может найти работу.

Иван Родионов: Но почувствуйте разницу: платить пенсию, даже если это будет прожиточный минимум 11 тыс., или полторы тысячи в месяц?

Иван Князев: Пособие по безработице, да?

Иван Родионов: Понятно, что полторы тысячи – меньше. С другой стороны, надо отдавать себе отчет, что никакой экономии у бюджета не было. Эти цифры в бюджет были изначально заложены, поэтому ничего там не образовалось. Плюс к тому, расчеты такие достаточно произвольные. Взято 3,5 мес. при пенсии средней 15,5 тыс. Но нет в стране такой пенсии – средней. Поэтому оценка для следующего года на 6 месяцев на самом деле. А почему 6, почему не 8, почему не 7? Т. е. это такие цифры, которые на самом деле ничего не значат. И в общем-то экономия такая как бы – это как в советское время было 15 млн. тракторов. Кто их видел, эти 15 млн. тракторов? Они как бы были на бумаге. Вот это то же самое. А вот то, что на самом деле пенсию надо повышать, и повышать притом радикально, минимум чем вдвое, это очевидно всем. Потому что на самом деле вот это пожилое поколение оставлено на вымирание, по сути дела. Государство сейчас больше заботится о пополнении опять численности, т. е. о детях. Речь идет о том, что вот ситуативная бедность, когда родился ребенок. Но когда человек всю жизнь отработал, 40, 30 лет, а потом остается нищим, это, наверное, не менее серьезная проблема, чем проблема демографическая, которая как бы решится еще через много лет.

Иван Князев: Иван Иванович, скажите пожалуйста, вот смотрите: эти 20 млрд., если посчитать, вроде как они сэкономлены, хотя вы говорите, что непонятно где они и никто их не видел, – если посчитать, на сколько можно увеличить пенсию тем, кто вот сейчас в этом возрасте?

Иван Родионов: На самом деле очень на мало. На 100 руб. в месяц. Даже меньше, чем 100 руб. А в следующем году, соответственно, на 200. При этом это соответствует тому уровню индексации, который есть, т. е. на 3-4%. А вы знаете, что правительство сэкономило, оно сказало, что инфляция будет не 4%, а 3%, поэтому пенсию надо меньше повышать. Но при этом, опять, людям, которые остались в такой безвыходной ситуации, непонятно, чем это хорошо. Да, жить лишние полтора года на полторы тысячи в месяц рублей пособие – ну это на самом деле такой ужас-ужас. При этом, опять, зачем была сделана пенсионная реформа, в общем-то непонятно. Проще было сказать, что вот есть какие-то пункты эвтаназии, приходите, если вам трудно, мы вам поможем. Это из той же серии.

Тамара Шорникова: Еще СМС, которая приходит. Воронежская область: «Никакой прибавки к пенсии в этом году не получил. То же самое у моих знакомых. Зато цены выросли на все». Опять же, когда объясняли необходимость внедрения пенсионной реформы, говорили о том, что сможем качественно повысить уровень жизни нынешних и будущих пенсионеров, говорили о прибавке в районе тысячи ежемесячно…

Иван Князев: И продолжительность жизни туда же.

Тамара Шорникова: Да. Почему вот по-прежнему продолжаем получать такое количество СМС от людей, которые ничего не получили?

Иван Родионов: Ну, вы знаете, ключевая фраза момента – это «времени на раскачку нет». Когда 2 года назад нам предлагали пенсионную реформу, считалось, что вот уже вот-вот завтра все будет хорошо. Но мы видим, что время на раскачку понадобилось. Сейчас уже речь идет не о 20-м году, а о 21-м – 22-м. Поэтому на этот вопрос нет ответа.

Тамара Шорникова: Да, и смотрите, еще приходят СМС, многие сомневаются, а на пенсионеров ли вот эти сэкономленные должны и будут расходоваться. Многие пишут, вот конкретная цитата: «Забрали у пенсионеров, отдали рождающимся».

Иван Родионов: Опять: не сэкономленные. Это такая как бы журналистская такая находка, как бы хорошая хлесткая фраза. Этот бюджет заложен. При этом, опять, в бюджет заложены и завтраки для школьников, но потом. Потому что во многих школах надо 3 года строить эту столовую. Заложено то, что, опять, семьям с детьми будут помогать больше. Но при этом, опять, 30-40 млн. старых, пожилых – они просто за скобками. Их как бы нет. Они неинтересны государству. То, что еще и проработал эти годы, на самом деле вот как бы он за это получает те копейки, которые сейчас ему дают.

Иван Князев: Да, спасибо.

Иван Родионов: Плюс к тому, работающие пенсионеры. Вы знаете, им вообще не индексируют. А ведь на самом деле они точно так же платят в Пенсионный фонд уже после получения пенсии. Т. е. они на самом деле должны рассчитывать на двойную индексацию. Но нет, они оставлены за бортом.

Иван Князев: Да. Спасибо вам большое. Иван Родионов был с нами на связи, профессор департамента финансов Высшей школы экономики. Нам сейчас оборвали просто телефон наши телезрители. Давайте даем высказаться. Владимир из Башкирии у нас на связи. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Башкирии, города Салавата. Моей жене 54 года. Она ходит на работу по 12 часов. 3 дня работает, а 2 дня отдыхает. Делает укол и идет на работу. Какой с нее работник? Вот представьте: 12 часов продавцом поработать. Как вы скажете, кто это придумал? Когда же народ спрашивал об этом? Разве можно так жить? Где живем, в каком веке?

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: Объясните, будьте любезны.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо за звонок. И выслушаем Валентину из Тамбовской области.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Валентина, слушаем.

Зритель: Вы слышите, меня слышно?

Тамара Шорникова: Отлично, да. Говорите.

Зритель: Да, я насчет тоже реформы. Я на пенсии, слава богу, я пошла по льготной пенсии, слава тебе господи. Но супругу еще прибавили. Д 60 ему работать 2 года и еще 4 года прибавили. А работы у нас нет. Пахать вот, аналогично, сейчас человек сказал, укол делает и идет железо ворочать. Как жить, вот как жить дальше, скажите, пожалуйста? Ну неужели не понимают, ну прибавили, ладно, всем по году, ну по 2 года, но не по 4, по 5 лет прибавили. Уже нищие, люди стали нищие, неужели никто не видит из Думы?

Тамара Шорникова: Валентина, сложная ситуация действительно. А скажите, по условиям труда, по тяжести – понятно. А по денежным условиям вы какую-то прибавку ощутили к своей пенсии?

Зритель: Честно скажу… Я? Как пенсионерка? Или кто, он?

Иван Князев: Да-да.

Тамара Шорникова: Вы, конечно. Уже же на пенсии. Как-то увеличилась ваша выплата?

Зритель: Ну, капельку увеличилась, чуть-чуть, а коммунальные услуги прибавились в 2 раза…

Тамара Шорникова: На сколько?

Зритель: …считайте.

Тамара Шорникова: В 2 раза, да? Понятно.

Зритель: За один мусор не успеваем выплачивать.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, хорошо, да. Спасибо вам. Но вот Ленинградская область пишет: «А может, надо было с раскачкой начинать реформу вот эту вот, а не сразу так ее вводить?» Еще один эксперт у нас на связи. Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Здравствуйте, Владимир Алексеевич.

Владимир Морыженков: Здравствуйте, коллеги, здравствуйте.

Иван Князев: Владимир Алексеевич, смотрите, вот такой момент. Многие говорят: ну хорошо, вот в этом году 21 млрд., точнее, в прошлом, в 19-м было. В 20-м будет уже побольше: около 50. Дальше цифры назывались там через несколько лет к триллиону. Может, мы все-таки дождемся когда-нибудь такой существенной… ну, будем все-таки называть это экономией.

Тамара Шорникова: И повышения качества жизни пенсионеров, соответственно?

Иван Князев: Да-да-да. Ну когда-нибудь она себя оправдает или нет?

Владимир Морыженков: К сожалению, у меня пессимистический взгляд на эти вещи. Мне не хочется приобадривать население. Население должно понимать, что оно массой на выборах голосует выбирать то, куда ведут их лидеры. И мы уже 20-летие имеем на глазах непрерывную какую-то динамику сползания за черту бедности. И, наверное, надо как-то дальше думать, что с этим делать. И в этой динамике, которая вот теперь позитивная, нам говорят, что 29 млрд. сэкономлено или, как правильно коллега из Высшей школы экономики сказал, это заложено в показатели бюджета, 50 млрд. Это как раз и получается, что за счет того, что пенсионеры не пошли вовремя на пенсию и мы отложили им период выплат, мы на 2-3% сможем повысить тем, кто уже вышел на пенсию, покрыть некие инфляционные ожидания, теперь манипулируя цифрами инфляции. К сожалению, это очень грустная тема. Потому что эти 100 руб. ни в какое сравнение не могут идти с теми темпами роста цен естественных монополий. Здесь зарыта основная собака неэффективности государственного управления. Но настолько уже неэффективна, настолько изжила себя государственно-централизованная экономика со своими бешеными окладами для чиновников, для топ-менеджеров, которые получают миллионы рублей, и они совершенно оторвались от жизни, от того, что происходит у бедноты. Пенсионеры в различных странах, заработав себе справедливую пенсию, содержат государство своим спросом. Промышленность ориентируется на них. Выгодно вкладывают деньги. Скажите, куда сегодня в России выгодно вкладывать деньги? Да вы не найдете ни одну программу. И отсюда – никто не может зарабатывать. Государство не богатеет. И тогда придумывает, какую же манипуляцию сделать бы еще с бедными, чтобы еще немножечко как бы продлить вот этот период существования. И вот эта ужасная традиция: пообещать, и обещания эти там на 2-3 года вперед, а потом мы будем их из Интернета вычищать, чтобы забыли про эти обещания. Давно этого не говорили, но еще 3-4 года бы просуществовали. Так, вообще, это с медициной похоже. Как-то, как опухоль, знаете, нарастает-нарастает, душит-душит. Уже совершенно невозможно купить бедным продукты питания. Они вынуждены покупать лекарства-заменители. Качество жизни не изменяется. Я не бью в набат особо, я не призываю ни к каким действиям. Просто мы находимся в состоянии наблюдателей за этими… Поправки к Конституции, … сплошной разговор, никогда мы не можем поговорить про деньги. Давайте не строить, например, мост через Лену за триллионы рублей в интересах группы олигархов, а давайте мы построим в детских больницах воду горячую… Вы слышите отчеты Счетной палаты. Вот она бьет в набат.

Иван Князев: Мы сегодня будем об этом говорить.

Тамара Шорникова: Мы подробно будем говорить об этом сразу после часа дня, обсудим во всех деталях. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС, был с нами на связи. Послушаем телезрителей.

Иван Князев: Да, прежде одна СМС из Костромской области. «Спасибо государству за нашу „безбедную” старость». Ну, наверное, в кавычках. «40 лет стаж, пенсия 12 тысяч, возраст 71 год».

Тамара Шорникова: Да, и Москва пишет: «Мне 50, два высших образования, а на работу никуда не берут. И как жить?» Олег, Тюменская область.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег.

Зритель: Да-да-да, добрый день, здравствуйте, все пенсионеры, а также наше горячо любимое правительство. Значит, они глумятся над нами. Просто-напросто издеваются. Алло, не слышу я…

Тамара Шорникова: Да, мы вас слышим.

Иван Князев: Мы вас слышим.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Зритель: Вот мне 72 года. У меня несовершеннолетний ребенок, ему 15 лет, вчера справил день рождения. Во-первых, старший сын у меня… Алло?

Тамара Шорникова: Да, говорите, продолжайте.

Зритель: Старший сын учится в университете. За деньги. Т. е. где наше бесплатное образование? Это первое. Второе. Сейчас вот дочь заканчивает 9-й класс… Я вот вижу вас, но не слышу.

Иван Князев: А мы просто слушаем вас, да.

Зритель: Дочь сейчас заканчивает 9-й класс. Тоже пойдет учиться дальше. А куда? Опять надо деньги для образования. А деньги… я, значит, в ВЦСПС обратился. Во-первых, на лекарства, у меня сейчас мерцающая аритмия, у меня 8 тыс. идет на лекарства. Пенсия у меня, ну, как у всех, такая, что я могу себе позволить в Арабских Эмиратах отдыхать.

Иван Князев: Да, хорошо хоть, у вас еще юмор остался. Спасибо, спасибо вам большое. Переходим к следующей теме.

Тамара Шорникова: Итоги нашего опроса.

Иван Князев: А, да, итоги опроса еще надо подвести.

Тамара Шорникова: 2% нашли все-таки плюсы в пенсионной реформе.

Иван Князев: 98%, соответственно, нет. Мне интересно, кто эти 2%. Из пенсионного органа, наверное, написали.

Тамара Шорникова: Ну, и правительство пишет.

Иван Князев: Может быть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Александр
Полковник захарченко тоже миллиарды "съэкономил".
Александр
ЛЮДОЕДЫ!!!
О пенсионной реформе