Село болеет за больницу. Жители Ростовской области пытаются помешать закрытию сельской больницы

Село болеет за больницу. Жители Ростовской области пытаются помешать закрытию сельской больницы | Программы | ОТР

Наш корреспондент - о ситуации в селе Самарское

2019-11-25T11:50:00+03:00
Село болеет за больницу. Жители Ростовской области пытаются помешать закрытию сельской больницы
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Михаил Любимов: Ситуация очень тревожная, прежде всего из-за роста национализма. Мы движемся к миру, какой был перед Первой мировой
Бюджет повышенных соцобязательств. Расходы на социальные нужды увеличат почти вдвое
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Частный космос
Лишние налоги: государство слишком много берёт с бизнеса и населения?
Что хотят читать дети?
Гости
Лариса Попович
директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ
Дмитрий Андреянов
корреспондент (г. Ростов-на-Дону)

Анастасия Сорокина: Жители села Самарское Ростовской области готовы на все, чтобы не допустить закрытия местной больницы. Активисты планируют обращаться к президенту, чтобы 13 тысяч жителей не остались без медицинской помощи. Власти региона не нашли денег на ремонт и переоборудование учреждения, решили вопрос кардинально: взять и закрыть. Местные жители с этим не согласны. Сегодня они собрались у здания больницы.

Александр Денисов: Да.

Пообщаемся с нашим корреспондентом из бунтующего села, с Дмитрием Андреяновым, он на связи. Дмитрий?

Дмитрий Андреянов: Добрый день, мои коллеги.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Дмитрий.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Дмитрий. Что сейчас происходит у здания…

Александр Денисов: …больницы?

Дмитрий Андреянов: Люди собрались не у больницы, люди собрались в ДК, здесь аншлаг. Около больницы был недавно, 11 ноября, большой митинг, для села Самарского очень многочисленный, порядка 3 тысяч человек собрались. Но и сейчас в ДК, я уже сказал, аншлаг: если вот буквально приоткрыть дверь, сразу можно наткнуться на спины людей, которые пришли на встречу с министром здравоохранения Ростовской области Татьяной Быковской. И вот по автомобилям можно судить, насколько представительную делегацию она с собой привезла, с ней депутат Государственной Думы Виктор Водолацкий, руководители партийных фракций в областном Законодательном собрании.

И вот такой для начала небольшой курьез: Виктор Водолацкий пытался некоторым образом подсластить пилюлю, начал рассказывать, что село должно хорошо подготовиться к своему 250-летию, провести благоустройство, но люди потребовали его, в общем-то, вернуться к заявленной теме.

Слово взяла Татьяна Быковская, и вот в зале сразу стало очень шумно, потому что ее неоднократно прерывали, хотя министр официально, с первых же слов заявила, что больница закрыта не будет, будет произведена ее оптимизация. Ну вот оптимизацию селяне зарифмовали с диверсией и вредительством и сказали, что министру они не верят, потому что любая оптимизация приводит в любом случае к ухудшению.

А больницу эту действительно трогать нельзя, она обслуживает только жителей Самарского, 13 с лишним тысяч человек, а вместе с окрестными населенными пунктами уже 24 тысячи, когда-то она даже имела статус районной. Ну а сейчас людям, большинству специалистов приходится отправляться в Азов, районный центр, это порядка 40 километров, или уже в Ростов-на-Дону, это тоже больше 40 километров.

А, и плюс ко всему самарская больница является в некотором смысле больницей дорожной: Самарское на трассе М4 «Дон», и, разумеется, когда происходят порой страшные ДТП на этой автодороге, то самарская больница первая принимает пострадавших и оказывает им необходимую помощь вплоть до привлечения санитарной авиации.

Александр Денисов: Дмитрий, а больница сама в каком состоянии? Потому что мы прочитали, там и аварийной ее признали, и оборудования там не хватает. Увидели, что все так?

Дмитрий Андреянов: Да-да, действительно, одно из требований самарцев, чтобы больница была и врачами укомплектована, и была как следует отремонтирована, потому что уже состояние многих помещений не выдерживает никаких технических норм, и очень плохо укомплектована оборудованием, почему, собственно, и нужно отправляться в районный центр как минимум, чтобы получить полноценную медицинскую помощь.

Ну вот министр пока, успокаивая людей, сказала, что да, действительно, в этой оптимизации сокращения будут, но сокращения коснутся только административного аппарата самарской больницы, который, по ее данным, «съедает» в месяц 10 миллионов рублей, видимо, в виде зарплаты, и останется здесь один только заведующий. И, естественно, тут же припомнили министру, чем заканчивались все эти оптимизации в Самарском: в свое время село лишилось родильного отделения, село лишилось отделения туберкулезного и инфекционного. Вот и сейчас…

Александр Денисов: Дмитрий, о чем договорились?

Анастасия Сорокина: Какие-то конкретные прозвучали цифры? Может быть, пообещали ремонт? Или когда собираются вообще этот вопрос закрыть, скажем так?

Дмитрий Андреянов: Так. Ну вот мы пока еще не дошли до этой самой интересной стороны. Действительно, очень жарко и в не очень лицеприятной форме порой выясняют отношения, считают уже женщин, которые родили вне родильных отделений, не добравшись до районной больницы, люди приводили и такой пример, что кто-то уже чуть ли не в поле рожал.

Александр Денисов: Дмитрий, вот прочитали про это село, что оно такое бунтующее по характеру. Вот в прошлом году там был большой сход, требовали бесплатного проезда по трассе М4 «Дон». Чем тогда закончился этот митинг? «Выбили» себе это право жители или нет?

Дмитрий Андреянов: Жители действительно здесь очень активные, вот это в самом деле очень большая победа над таким федеральным монстром, компанией «Автодор», которая как раз через Самарское провела первый по Ростовской области платный участок автодороги на трассе М4 «Дон», и естественно, местные жители, которые пользуются из 28 километров платной дороги всего 5 километрами, платить 60 рублей, чтобы съездить в Ростов-на-Дону, или в Батайск, или в тот же Азов, потому что многие работают как раз в больших городах, получалось очень накладно, порядка 3 тысяч рублей в месяц, чтобы съездить на работу и обратно.

Жители, в общем-то, довольно реально, видимо, пригрозили перекрытием этой самой федеральной трассы М4 «Дон», и ведомство установило для них специальный тариф 50 копеек, то есть туда-обратно можно съездить за рубль, в то время когда люди, не имеющие прописки в Самарском и его окрестностях, платят по полной программе, то есть сейчас 55 рублей.

Александр Денисов: Зная характер селян, можно рассчитывать, что больница все-таки останется там, судя по их настойчивости?

Анастасия Сорокина: Они своего добьются?

Дмитрий Андреянов: Ну, здесь, наверное, сложно сказать. Речь идет о бюджетных деньгах, которых как всегда не хватает, и министр здравоохранения Татьяна Быковская, в общем-то, тоже поясняла, что существуют определенные лимиты, их может хватить только на ремонт, ну, чтобы привести помещения в какое-то нормальное состояние, не более того. Потому что я знаю такой пример, ну это в другом районе, тоже люди сражались за родильное отделение, но так и не смогли его отстоять, потому что нет денег – нет отделения, даже приходится на обслуживание женщинам, беременным и с младенцами, ездить в соседние районы.

Александр Денисов: Дмитрий, спасибо. Ждем от вас подробностей, кто одержал победу на этом первом раунде переговоров.

Анастасия Сорокина: Будем следить за этой ситуацией.

Александр Денисов: Подробнее еще в выпусках новостей сообщим.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Наш корреспондент из Ростовской области Дмитрий Андреянов был на связи.

А сейчас хотим поговорить с Ларисой Дмитриевной Попович, директором Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики. Лариса Дмитриевна, здравствуйте.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна?

Лариса Попович: Алло. Да-да, я здесь, я с вами, да. Добрый день.

Анастасия Сорокина: Вот эта ситуация, которая сейчас происходит в селе в Ростовской области, знаете, она как-то очень странно складывается в картину, которую сейчас нам озвучивают, что, наоборот, вкладывают в региональную медицину, что стараются открывать новые медицинские учреждения. Как-то так, с одной стороны, вроде бы их открывают, а здесь вот мы видим, что, наоборот, берут и просто, можно сказать, пытаются закрыть всеми возможными способами. Как это совмещается?

Лариса Попович: Ну давайте на самом деле разбираться все-таки. Конечно, было бы замечательно для всех из нас, если бы все федеральные центры были в каждом дворе построены, да? Спустился вниз и получил самую современную технологическую медицинскую помощь каждый из нас. Но понятно, что эта ситуация просто невозможна. Современная медицина требует дорогостоящих и очень компетентно обслуживаемых технологий, очень компетентных врачей, их действительно невозможно сделать так, чтобы на каждого пациента был свой собственный врач по всем специальностям.

Поэтому современная медицина требует концентрации и ресурсов, и оборудования, и врачей в крупных центрах, в которых собственно манипуляций и операций проводится много, потому что если какая-то операция проводится раз в месяц, а то и два раза в год, то понятно, что врач дисквалифицируется. Поэтому маленькие больнички такого уровня, о котором мы сейчас с вами говорим, действительно могут оказывать только жизнеспасающую помощь в экстренных ситуациях, тем более на трассе, это понятно. А дальше вся специализированная, высокотехнологичная помощь должна оказываться в специализированных центрах.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, сразу уточню…

Анастасия Сорокина: Подождите, это же простая больница.

Александр Денисов: Вот роды – это высокоспециализированная помощь или нет, рядовая и это должно быть в селе на 40 тысяч?

Лариса Попович: Это плановая помощь, которая на сегодняшний день, в общем, может оказываться, если они без осложнений проходят, естественно, в больницах регионального уровня; если это с осложнениями, конечно, в перинатальных центрах.

Я про другое хочу сказать. Безусловно, во всем мире сейчас происходит концентрация медицинских учреждений и закрытие малых больничек, в которых все равно невозможно получить необходимую помощь. Но одновременно с этим, и это очень важно, решается вопрос доставки, логистики. Вот из-за в России начинаются все, собственно, проблемы и споры. Если нет возможности быстро, в течение менее чем часа, достичь того самого высокотехнологичного центра, то здесь начинаются все проблемы.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, извините, что перебиваю вас, все-таки хотелось понять логику. С одной стороны, мы открываем эти ФАПы торжественно, там собираются администрации, губернаторы, а с другой стороны, закрываем эти больницы. Есть в этом смысл, в одновременном движении взад и вперед?

Лариса Попович: Нет никакого смысла.

Александр Денисов: Нет никакого?

Лариса Попович: Вообще в открытии ФАПов… К сожалению, в открытии ФАПов, кроме политической целесообразности, больше нет никакой. Ничего в этом ФАПе вам не сделают, если случилось что-то серьезное, и оттого, что он есть у вас там в селе, ничего не изменится для вас, если вам там помощь не окажут, к сожалению. Мы смотрели, как связано количество ФАПов, например, с уровнем смертности, – да никак не связано. Но зато психологически вы чувствуете, что вы защищены. Это неправильное отношение.

И, к сожалению, и вот сейчас, в этой ситуации и во всех прочих, мы пойдем навстречу популистским совершенно заявлениям, не умея разговаривать с населением и объяснять ему, что нормальную помощь можно получить только там, где она делается на промышленной основе.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, только как это объяснить, если в Самарском привыкли, что у них больница под боком, подите объясните им.

Анастасия Сорокина: И там из года в год растет количество жителей, там сейчас 13 тысяч человек, не такая маленькая…

Александр Денисов: Плюс окружающие населенные пункты вместе с селом, там примерно 40 тысяч населения, которое лечится в этой больнице, – поди 40 тысячам объясни всю эту логику здравоохранения.

Лариса Попович: Вот я вам и рассказываю, что, к сожалению, если бы в этом населенном пункте ходил нормально транспорт, который доставляет в случаях, действительно требующих стационарного лечения, в нормальную клинику, это одна ситуация. Но 40 тысяч населения, значит, уровень госпитализации там в лучшем случае, ну я не знаю, 200 человек в год. Ну просто для них можно решить эту проблему. Люди волнуются, что у них не будет решения, если что-то случится, и это решение у них должно быть просто вот по первому звонку. О логистике необходимо думать.

Анастасия Сорокина: А откуда должно это решение прийти?

Лариса Попович: Не о больнице, в которой все равно не будет нормальных, квалифицированных врачей, нормального оборудования, не будет этого, к сожалению, в маленьких больницах.

Александр Денисов: Спасибо большое, Лариса Дмитриевна.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи была Лариса Попович, директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики.

Есть звонок от зрителя, дозвонился Камиль из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Александр Денисов: Да, Камиль.

Анастасия Сорокина: Да, Камиль, здравствуйте.

Александр Денисов: Спасибо, что подождали.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел сказать, это, обратиться к советской системе здравоохранения, когда было все четко разграничено по сложности операции, по сложности заболевания. Была районная больница, городская больница, и если человеку ставили более сложный диагноз, заболевание, его переводили из районной в областную больницу. Поэтому я считаю, что сокращать данные больницы нельзя.

Уже сократили ведомственные больницы, в том числе еще в 1998 году систему железнодорожных больниц. Все это показывает, те же примеры травмпунктов, когда сейчас зайдешь, они битком забиты, два врача и ничего не могут сделать. Там зайдешь, кругом народ стоит, и каждый ждет помощи, примерно 2–3 часа ждешь, пока дождешься экстренной помощи для себя или для ребенка.

Александр Денисов: Спасибо большое, Камиль.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Еще один звонок у нас.

Анастасия Сорокина: Василий из Твери. Здравствуйте.

Зритель: О, слушаю.

Анастасия Сорокина: Василий?

Зритель: Да.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Почему наше руководство, наше Министерство здравоохранения больше болеет, мне кажется, за чужой народ, в смысле чужой, не российский? Вот Сирию, в частности, каждый день в Сирию то гуманитарную помощь, то, значит, этот, вчера сказали, здравоохранение там, наши врачи по деревням ходят сами. Почему у нас больницы все закрыли, врачей нет, люди мрут как мухи? У меня жена буквально недели две назад, да, две недели назад от простого воспаления легких, так лечили, умерла. Все удивляются, а чему сейчас удивляться?

Александр Денисов: Спасибо, Василий.

Анастасия Сорокина: Спасибо за звонок.

Пишут зрители, что хотят не высокотехнологичной помощи, а хотя бы простой помощи, вот из Бурятии сообщение. Ну и также из Пензенской области пишут, что такое вот закрытие больниц приводит к демографическому коллапсу и тотальному самолечению.

Александр Денисов: А мне кажется, тревожный симптом, когда мы называем больницы «больничками», вот это уже как раз признак, что что-то не так у нас с районными больницами.

Анастасия Сорокина: Идем дальше.

Александр Денисов: Поговорим дальше про НДФЛ, предлагают отменить для малоимущих, поговорим про это.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)