• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Новый президент Узбекистана - последний могиканин на всем постсоветском пространстве. Он последний парторг

Сергей Лесков: Новый президент Узбекистана - последний могиканин на всем постсоветском пространстве. Он последний парторг

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Антон Алфимов: Идем дальше. В студии Общественного телевидения появился обозреватель Сергей Лесков. Здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Вы когда говорите "появился", мне все время кажется, что материализовался, как какой-то дух. Я предлагаю обратить наши взоры на Среднюю Азию. Там происходят довольно любопытные события. Знаете, у нас во дворе, как и во многих московских дворах, дворники из Средней Азии. У нас узбек работает. Кстати, очень достойный человек. Очень чисто. Весь снег он даже подбирает, которого у себя на родине, я думаю, никогда и не видел.

Я его спросил: "Кто в Узбекистане президент?". Этот добрый человек сказал мне, что был Ислам Каримов, но он умер. А теперь президента нет, и мы не знаем, кто. И вот любопытно, долго ли еще узбекская диаспора в России будет пребывать в этом неведении, потому что…

Антон Алфимов: До тех пор, пока не съездят и не проверят, наверное.

Сергей Лесков: Наведуются к своему президенту.

Ольга Арсланова: Это как раз та самая ассимиляция.

Больше таких "коммунистических динозавров", как новый президент Узбекистана Шавкат Мирзияев, не найти

Сергей Лесков: Да. Но там президент есть, вы знаете. Впрочем, его фамилию никто не знает. Потому что фамилию нового президента Узбекистана теперь все время пишут по-разному. Но вообще-то зовут его Шавкат Мирзияев, или Мирзиёев. Довольно любопытный персонаж. Во-первых, он мелиоратор по первой профессии. Трудно представить, что в полноводной России человек с такой специальностью мог бы совершить карьерный рост. Но, вы видите, пустынная территория Средней Азии приводит к тому, что мелиоратор – это самая востребованная там профессия. А вообще он происходит из семьи медиков. Но самое любопытное в его биографии – то, что, я думаю, на всем постсоветском пространстве это, наверное, последний могиканин, последний парторг. Он был парторгом института в советское время. И я думаю, что больше таких коммунистических динозавров не найти. В общем, у него такое советское коммунистическое прошлое. Еще раз – Шавкат Мирзияев. Я думаю, надо будет запомнить нам это имя.

И вообще Узбекистан из всех бывших советских республик занимает, конечно, особое место. Неслучайно, вы помните, конечно, наш президент Путин специально приезжал проститься с Исламом Каримовым, что было оценено узбекской политикой элитой очень высок. Он был не в толпе всех прощавшихся, а отдельно прилетел.

Антон Алфимов: Он же куда-то летал…

Сергей Лесков: Он в Китае был. И вообще для Узбекистана Россия значит очень много. Конечно, это первый внешнеэкономический партнер. Мало того, 20% бюджета Узбекистана формируется за счет тех самых дворников вроде моего, которые работают на территории России. И строительный наш, конечно, корпус тоже в значительной мере узбеки. 20% бюджета. То есть Узбекистан очень сильно задействован. Даже больше, чем Китай, который мы привыкли, что распространяет свою экспансию на Среднюю Азию. Все равно России там значительно больше.

Тем не менее, Узбекистан – это, наверное, единственная (кроме Туркмении) среднеазиатская республика, где нет российских военных баз. Более того, Узбекистан даже не состоит в организации ОДКБ. Это наиболее независимая из среднеазиатских республик. Но мы ей все равно простили 890 млн долларов за то, что проамериканский курс они сменили на пророссийский курс. Это было после того, как предыдущий президент подавил вооруженное волнение в Андижане, и американцы с присущей им тягой к демократии и свободомыслию сказали, что это вообще преступление.

Но если посмотреть на восточные реалии, то преступлением там является какая-то мягкость и проявление западной демократии, что приводит к неисчислимо большим трагедиям. Примеров этому на Востоке более чем достаточно.

А теперь про наши российские военные базы в этом регионе. Дело в том, что в последнее время руководители среднеазиатских республик один за другим говорят о том, что эти базы надо вывести или сократить их число, или переписать условия арендного соглашения. Кстати говоря, я думаю, что большинство российских граждан не знают, сколько российских воинских баз… Есть, конечно, космодром "Байконур". Это космодром двойного назначения. Оттуда летают не только космонавты, но и военные спутники.

Кроме этого, есть знаменитая 201-я военная база в Таджикистане. И все. Казалось бы, ничего больше нет. Ничего у нас на слуху нет. На самом деле в Средней Азии значительно больше российских военных объектов. И, в общем-то, я думаю, что это полезно и для России, и для этих регионов, где постоянно случаются какие-то тюльпанные, оранжевые революции, попытки военных переворотов. Все-таки какая-то стабильность от присутствия там российских военных есть. В том же, кстати говоря, Таджикистане, когда там была кровопролитная война, только наличие 201-й российской военной базы позволило Рахману удержаться у власти.

Так вот, в том же Таджикистане есть еще собственность ВКС, высокогорная оптическая база под названием "Нурек", которая помогает осуществлять связь с нашими космическими объектами из высокогорных областей Памира.

Эта база была передана в собственность России. И за это мы простили Таджикистану долг в 250 млн долларов. Вот видите. Союзники союзниками, а денежки врозь. Так происходит практически со всеми этими нашими восточными партнерами.

А границу, кстати говоря, теперь охраняют таджикские пограничники. Но все-таки там есть оперативный штаб российских пограничников, которые осуществляют некий контроль. Больше всего российских военных объектов в Казахстане. И Казахстан тоже говорит, что надо пересмотреть эти объекты, условия аренды и вообще сократить их до одного. Не имея в виду "Байконур", за который мы платим 150 млн долларов. Там находится несколько полигонов, где испытываются системы ПВО и противоракетной обороны. На слуху такие полигоны, как "Эмба" и "Сары-Шагал". Это самые большие в мире полигоны для ракетных испытаний.

Но недавно министерство обороны Казахстана сказало, что все это надо сократить до одного полигона. У нас даже на озере Иссык-Куль в Киргизии есть военная база по испытанию противолодочных подводных систем. Это выглядит достаточно забавно. Но она там сохранилась с советских времен. Там есть еще сейсмическая военная база и еще какой-то объект. Всего в Киргизии четыре военных объекта, которые нынешний президент Киргизии требует вывезти, недавно выступила с таким заявлением. Она вообще достаточно скандальная, потому что это заявление противоречит договору аренды. Там некоторые базы на 16 лет арендованы, некоторые – на 49, и они безвозмездно переданы России, поскольку таков устав ОДКБ. Видимо, этот политик его не читал.

Там была же американская военная база, через которую они перебрасывали в Афганистан свои военные грузы. Они каждый раз то с США, то с России в зависимости от своей политикой ориентации требуют денег. Американцы постоянно давали Киргизии деньги: то 60 млн, то 150 млн. А если что не так, они там устраивали какие-то революции и перевороты.

За последнее десятилетие в Киргизии убежало два президента – Окаев и после него Бакиев.

Антон Алфимов: А оба у нас?

Сергей Лесков: Бакиев, по-моему, в Белоруссии. А Акаев является академиком Российской академии наук. Дело в том, что наша Академия наук ему чрезвычайно благодарна, ибо он сумел сохранить какую-то академическую базу на территории Киргизии. Вообще он достаточно приличный человек и неплохой ученый. Кстати, математик. А математики – они люди все достаточно приличные. Мне так кажется.

Существуют центростремительные связи этих маленьких государств, которых до СССР никогда не существовало в их нынешнем виде, к российской сердцевине. Они без России не могут обеспечить свою независимость – ни экономическую, ни политическую

И вообще, самое главное, что я хочу сказать, заключается вот в чем. СССР распался. Распался, конечно, уже безвозвратно. Но так или иначе существуют некие центростремительные связи этих маленьких государств, которых до СССР никогда не существовало в их нынешнем виде, к российской сердцевине. Они без России не могут обеспечить свою независимость – ни экономическую, ни политическую. Точно так же и с Прибалтикой. Несмотря на все политические шпильки, которые вставляют нам Литва и Латвия, и мы на них заслуженно обижаемся. Ведь крупнейшим экономическим партнером для прибалтийских стран остается по-прежнему Россия.

Ольга Арсланова: Видимо, и шпильки оттого, что как-то не могут от повестки оторваться.

Сергей Лесков: Да. Хотелось бы чего-то другого. Их экономика не представляет интереса для новых западных покровителей. Это замечание справедливо, кстати, и для среднеазиатских государств. Таким образом, я думаю, что эти интеграционные процессы, которые худо-бедно происходят на пространствах бывшего СССР, отражают какую-то историческую и экономическую объективность.

Можно критиковать политиков за то, что они делают это чрезмерно ретиво или наоборот нарушают историческую традицию. Но я думаю, что 15 бывшим союзным республикам друг без друга не жить. И даже Украина с ее нынешним странным политическим курсом рано или поздно будет вынуждена обратить свои взоры к традиционным каким-то экономическим и политическим связям, да и культурным тоже.

Антон Алфимов: Спасибо. Это был обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты