• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Удар по "Русалу" - это борьба за алюминиевый рынок. Вспомните, что и Китаю американцы повысили тарифы именно по алюминию

Сергей Лесков: Удар по "Русалу" - это борьба за алюминиевый рынок. Вспомните, что и Китаю американцы повысили тарифы именно по алюминию

Юрий Коваленко: Ну а сейчас к нам присоединяется обозреватель ОТР Сергей Лесков. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте. Я бы даже сказал, вливается в наши ряды.

Ольга Арсланова: Понедельник – день непростой, новостной фон напряженный и тревожный сегодня, как принято говорить, звучит тревожная музыка.

Сергей Лесков: Это зависит от точки зрения, все в мире относительно.

Ольга Арсланова: Что же, тогда мы передаем слово вам и далее обсудим подробнее.

Сергей Лесков: Наверное, все-таки Оля права: не слишком на оптимистичной ноте началась эта неделя. Очередные тревожные события в Сирии, опять западная коалиция говорит о якобы химической атаке в пригороде Дамаска, и опять Россия и правительственные силы отрицают это происшествие. В общем-то, как мы уже не раз говорили, на нынешнем этапе информационной войны факты уже мало кого интересуют. В данном случае, конечно, более принципиальным является вопрос, если западная коалиция нанесет удар по правительственным войскам Сирии, то Россия, как она обещала, не оставит этого без внимания. Возможен ли в таком случае ответный удар? Не окажется ли в таком случае, что Россия и США впервые за всю историю окажутся – собственно, уже оказались – на грани прямого военного столкновения? Что дальше? Давайте попробуем порассуждать на эту тему.

В конце минувшей недели в США было объявлено о санкциях против конкретных российских граждан, высокопоставленных чиновников и так называемых олигархов, и также о полутора десятка российских предприятий. Собственно, все это означает, что санкционная война США теперь ведется не против каких-то конкретных лиц, близких Кремлю, а против всего российского народа, потому что только на "РУСАЛЕ", одном из этих подсанкционных предприятий, работает 60 тысяч человек непосредственно, а связи, конечно, значительно больше. Сегодняшний день ознаменовался, конечно, после введения санкций паникой на биржах, очень сильно упали индексы РТС и других основополагающих таких параметров; очень сильные потери понесли портфели вот этих вот подсанкционных компаний, да и олигархи потеряли часть своего имущества. Здесь, конечно, важен вот какой вопрос: как долго продлится эта паника, возможны ли какие-то маневры в условиях этих санкций? Важный вопрос – добьется ли США раскола российских элит? И вообще что нас ожидает на следующих витках этой бесконечной санкционной войны? Очевидно, что США не остановятся.

И, наконец, еще одно событие, о котором невозможно не сказать. Сегодня исполнилось бы 80 лет Виктору Степановичу Черномырдину. Прямо скажем, наши граждане не очень-то любят политиков – наверное, политики у нас такие – а вот Виктор Степанович Черномырдин, пожалуй, один из тех немногих российских политиков, который снискал народную любовь? В чем секрет такого отношения наших граждан к премьер-министру не в самый лучший период нашей истории?

Юрий Коваленко: Итак?

Сергей Лесков: Итак, химическая атака. Вы знаете, мне подумалось, что химия, наверное, один из самых нелюбимых предметов в школе.

Ольга Арсланова: Ваш нелюбимый?

Юрий Коваленко: Мне нравилась.

Сергей Лесков: Нет, одному нравится поп, другому попадья, это понятно, но вот в общем (собственно, это даже показывают какие-то опросы школьников) химия является самым таким вот статистически нелюбимым предметом.

Ольга Арсланова: Зато смотрите, какие успехи у России на поприще изготовления химического оружия.

Сергей Лесков: Да, но Россия ни разу его официально не применяла, в отличие от других западных стран, каждая из которых на поле боя применяла химическое оружие, даже США во Вьетнаме, а некоторые страны даже бактериологическое оружие применяли, как известно, например, Япония, известная своим гуманным отношением к китайцам и вообще ко всем военнопленным. Но тем не менее именно на Россию сейчас сыплются все эти синяки и тумаки, опять будто бы Асад применил в городе Дума… Это последний такой оплот этих боевиков на неподконтрольной территории, их оттуда выдавливают, по-моему, сегодня они ушли, там уже порядка 20 тысяч боевиков вышло. Зачем в этой ситуации применять химическое оружие, непонятно, но этот же риторический вопрос мы задавали и по поводу происшествия в Солсбери. Еще раз: факты никого не интересуют. Вспоминается, конечно, и инцидент годичной давности, когда в другом городе в провинции Идлиб тоже будто бы было применено химическое оружие, и тоже ничего не было доказано. Причем эти пресловутые эксперты из Организации по запрещению химического оружия даже не выехали на место, а вердикт вынесли, Россия, кстати, поэтому и не признала этот вердикт. Вот и сейчас…

Ольга Арсланова: Сейчас, насколько я понимаю, даже факт пока самой атаки подтвержден не до конца, да?

Сергей Лесков: Но уже уважаемый президент Трамп сказал, что Асад – это животное, а Россия жестоко поплатится за то, что поддерживает это животное. Между прочим, такие уважаемые агентства, как "Associated Press" и "Reuters" не подтверждают факта химической атаки. Источник один – это так называемые "белые каски", неправительственная организация, которая известна своими фейковыми новостями. Вот Трамп, кстати, говорит, что надо бороться с фейковыми новостями – а чего он тогда доверяет…

Юрий Коваленко: С неудобными…

Сергей Лесков: Да, с неудобными: сукин сын, но наш.

Ольга Арсланова: Тут, насколько я понимаю, логика какая? Даже если это произведено не российской стороной, Россия все равно отвечает за все, что происходит в Гуте.

Сергей Лесков: Россия отвечает за все. Мы много раз говорили, сейчас уже факты никого не интересуют, хвост виляет собакой, все складывается как бы так в одну копилку. Много раз это описано в мировой литературе, в общем, тут уже не отмажешься, "ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать", как сказано в одной басне, авторство которой так и не установлено. Но во всей этой истории, конечно, самым важным является вопрос… Вы помните, где-то неделю назад наше военное командование сказало, что если будет обстрел сирийских позиций, мы ответим по источнику этого обстрела. Это означает, что прямое столкновение России и США после химической атаки… Западная коалиция не атаковала сирийские соединения, был какой-то бомбовый удар, но вроде бы его происхождение Израиль. В общем, мы стоим в одном шаге от весьма и весьма, конечно, драматических событий. Дай бог их удастся избежать. Кстати, Трамп говорит, что, конечно, Асад животное, но с Путиным он встретиться хочет.

Юрий Коваленко: Какая-то странная политика двойных стандартов, причем при такой странной политике на Ближнем Востоке.

Сергей Лесков: Мы уже устали удивляться заявлениям Трампа. Мне кажется, что стилистически и эмоционально он очень напоминает Жириновского. Но видите, Владимир Вольфович находится на другой чаше весов, в общем-то, за его высказываниями не стоят реальные возможности. А когда такой человек получает реальную власть, что из этого получается, мы видим.

Ольга Арсланова: Но в ближайшие часы вроде бы должно состояться заседание Совета Безопасности ООН…

Сергей Лесков: Да, но Совет Безопасности ООН чем хорош? Там есть…

Ольга Арсланова: Не ждете вы ничего, да, я так понимаю?

Сергей Лесков: Я ничего не жду, там при неблагоприятной резолюции можно наложить вето.

Юрий Коваленко: Ну и учитывая американское лобби, опять же.

Сергей Лесков: Ну а какое лобби? Там и Россия, и Китай могут наложить вето как постоянные члены Совета Безопасности. В последнее время, конечно, ООН и Совет Безопасности выполняют какую-то декоративную функцию. Посмотрим. Тревожно, конечно. Несмотря на победные реляции, которые неоднократно раздавались с этого сирийского ближневосточного театра боевых действий, конца-края не видно. Вообще мне кажется, что Ближний Восток рожден для бесконечных войн с тех пор, как там Моисей ходил 40 лет, войны, по-моему, не прекращаются. Одни народы сменяют другие, одно время там даже и евреев не было, они исчезли, расселившись по всем сторонам света, и все равно спокойствия не было. Может быть, там какая-то энергетика непонятная, но это мистика. Территория, на которой бесконечно ведутся войны с момента зарождения человечества.

Но есть еще и экономические войны. Конечно, мы говорили в пятницу, когда Минфин объявил об этих санкциях, мы коснулись этой темы в "Итогах недели", но последствия тогда были непредставимы, и сегодня уже понятно, что индекс РТС упал на 10%, суммарно российские олигархи потеряли 12 миллиардов долларов, больше 1 миллиарда потерял Дерипаска, который вообще рекордсмен, на него главный удар направлен…

Ольга Арсланова: И, по-моему, Потанин, который в список не вошел.

Сергей Лесков: Да, Потанин, Керимов и Вексельберг, естественно, причем Потанин не был в этих списках, но все дело в том, что Дерипаска владеет частью "Норильского никеля", мало того, там даже готовилась сделка на то, чтобы Дерипаска купил еще 2% "Норильского никеля", которые принадлежат Роману Абрамовичу. То есть поэтому и пострадал еще и Потанин. Больше всего пострадал Дерипаска: из 15 упомянутых там предприятий 8 принадлежат империи Дерипаски, в том числе и агропромышленный холдинг. Он-то в чем виноват? Совершенно непонятно. 60 тысяч человек работает в этом "РУСАЛЕ", а с партнерами там, наверное, уже речь заходит о 200 тысячах. В общем-то, тут понятно, что несмотря на озверение американской администрации это удар уже не по ближайшему кремлевскому окружению и даже не столько по российской экономике, это удар по просто гражданам России. Вопрос, конечно, интересный, там многие американские политологи говорили, что эти санкции нужны, для того чтобы внести раскол в российские элиты, они будут недовольны тем, что их лишают лакомого европейского куска, они не могут спокойно жить на Западе, и поэтому они поднимут внутренний такой бунт, некое формирование пятой колонны.

Юрий Коваленко: Чем это опасно для остальных россиян, которые не входят…

Сергей Лесков: Надо, видимо, ответить на эти ожидания, не обманываясь по поводу патриотизма российских элит, я думаю, что они больше любят презренный металл, чем то, что называется отчизной, иначе бы они не стали олигархами. Но данная история, конечно, говорит о том, что, в общем-то, они еще больше сплотятся вокруг Кремля, потому что Запад им показал, как относится к ним, что он может вообще там все отобрать, что они трудами праведными накапливали, по ночам не спали, корпели.

Юрий Коваленко: Недоедали.

Сергей Лесков: Недоедали, да. Это все у них могут отобрать, наложить арест. Сейчас мы, кстати, вернемся еще к тому, что конкретно предполагают эти санкции. В Кремле уже говорят, что поддержат эти компании. Не знаю, какие существуют механизмы поддержки, но наверное, что-то…

Ольга Арсланова: Бюджетные деньги, какие же еще?

Сергей Лесков: Нет, Оля, кстати… Я понимаю, что хочется шутить на этот счет, что за счет наших пенсий им помочь. Нет, могут быть и другие варианты. Например, пострадавшая империя "РУСАЛ", которая, по-моему, 3/4 своей выручки получала от продажи алюминия на Запад. Попутно я, конечно, скажу, что под прикрытием каких-то политических лозунгов американцы, конечно, проталкивают свои экономические интересы: удар по "РУСАЛУ", крупнейшей в мире алюминиевой компании, – это борьба за алюминиевый рынок. Вспомните, что они и на китайцев наложили санкции, повысили тарифы именно по алюминию. То есть, в общем-то, они борются за свои алюминиевые интересы, но говорят о чем-то другом, не испытывая никакого сочувствия, все-таки за Дерипаской стоят десятки тысяч людей.

Ну так вот, мы можем предложить проект, что делать из алюминия – самолеты. Мы можем предложить проект по усиленному развитию отечественного авиастроения. Оно же очень сильно упало. В советское время каждый третий самолет в мире производился в СССР, сейчас этот рынок потерян. Мы производим… Сейчас эта отрасль поднимается, но мы производим не больше 30-40 гражданских самолетов, это же мало.

Ольга Арсланова: Ну и потом, если на нас наложены международные санкции и это никто не купит за рубежом, а внутри платежеспособный спрос…

Сергей Лесков: Это не совсем так. Тут многое еще непонятно.

Ольга Арсланова: Внутри страны тоже мало кто сможет это покупать.

Сергей Лесков: Почему? Мы можем отказаться – не сразу, конечно, – от этого обременительного лизинга Airbus и Boeing и строить свои самолеты. У нас есть "Суперджет", например, правда, он ближнемагистральный, но раньше-то наши самолеты конкурировали с западными, почему…

Ольга Арсланова: То есть вы предлагаете государству вложиться…

Сергей Лесков: Я не предлагаю.

Ольга Арсланова: То есть рассматриваете как один из вариантов вложиться в новое производство?

Сергей Лесков: Можно делать свои алюминиевые кастрюли, а не покупать в Китае. Вы как хозяйка давно покупали посуду? Вся посуда…

Юрий Коваленко: В России есть алюминиевые заводы, они вполне себе справляются с заказами. Нужно ли стране столько алюминия?

Сергей Лесков: Все китайское.

Ольга Арсланова: Знаете, меня поразило, что в магазине "Икеа", где раньше все было китайское, через один товар сделан в России.

Сергей Лесков: Серьезно, да? Ну значит, должно быть вообще все российское, что мы, не можем делать кастрюли и сковородки? Нет, можно поддержать эту компанию не за счет пенсий. Вообще алюминий востребованный товар и на рынках Азии и Европы, американцы же не закрыли еще европейский рынок, а Евросоюз еще не объявил о санкциях. Тут эта санкционная война еще будет разворачиваться. Пока только запрещено американским гражданам иметь какие-либо дела с этими подсанкционными предприятиями. Причем очень быстро, в течение месяца-двух надо вывести все американские деньги. Это жесткие меры, наверное, с 2014 года, когда начались санкции, такого сильного удара не было.

По части Дерипаски я все-таки не могу не сказать свое мнение. Мне кажется, что никогда не бывает наказание без вины как говорил кто? Глеб Жеглов. Чрезмерная активность Олега Владимировича Дерипаски во время плавания на яхте, излишние разговоры в кругу непроверенных слушателей привели к тому, что американцы воспользовались этим источником в виде Насти Рыбки, этой массой публикаций, да еще у него были контакты с этим самым руководителем предвыборного штаба Трампа, которого тоже сняли. Неосторожно себя вел Дерипаска, и в значительной мере, я думаю, из-за этого пострадал. Здесь, к слову, вспоминается практика китайских императоров в Средневековье: если наложница позволяла себе после общения с китайским императором заговорить или вообще хоть как-то проявить свои эмоции, то эту наложницу надо было умертвить. С учетом, конечно, того, что нравы сейчас смягчились, все-таки Дерипаске стоило было прислушаться к древнему опыту и не развязывать язык там, где, в общем, есть лишние уши. Я думаю, что в значительной степени он сам на себя накликал беду. Еще раз, Глеб Жеглов говорил, что без вины наказания не бывает.

Юрий Коваленко: А если в общем посмотреть на ситуацию, может быть, какие-то контрасанкции уже проглядываются?

Сергей Лесков: Контрсанкции – это интересный вопрос. На самом деле размер экономики России и США несовместимы: ВВП США 18 триллионов долларов, ВВП России 1.5 триллиона долларов. То, что у нас сейчас упал рубль – не рухнул, но упал – на 3 пункта и резко снизились РТС, упали акции всех этих предприятий, я думаю, все-таки произойдет восстановление, потому что объективно рубль не должен падать, нефть дорожает. Некая паника, я думаю, успокоится через некоторое время, даже акции "Сбербанка" упали довольно много.

Юрий Коваленко: Это первая реакция.

Сергей Лесков: Акции "ВТБ" упали, там Костин попал под санкции. Все-таки они не затронули наш нефтегазовый сектор, может быть, дальше что-то они придумают, но пока об этом речи нет.

Итак, какие могут быть контрсанкции? Будем говорить прямо: иногда наши контрсанкции напоминают бомбежку Воронежа собственными силами. Все-таки мне кажется, что надо действовать с умом. Можно ли как-то ответить американцам? В рамках политической какой-то войны ответ необходим. Американцы очень чувствительно относятся к социальным сетям, это как бы их достижение. Можно, например, прикрыть Facebook. В России рынок, аудитория Facebook не очень большая, хотя сам я в Facebook состою и мне было бы больно. Но…

Юрий Коваленко: Соразмерно ли это миллиардным потерям нашим?

Сергей Лесков: Я фантазирую. Есть и другие ответы в области социальных сетей. От Google мы отказаться не можем, у нас нет аналога, от Microsoft мы отказаться не можем, ничего не придумали…

Ольга Арсланова: Ну что вы, у нас чудесный Яндекс.

Сергей Лесков: Можно выслать еще корреспондентов, которые неправильно освещают российскую действительность. Можно отказаться покупать американские машины – мы и так их мало покупаем. Кстати, китайцы отказались же.

Юрий Коваленко: Китайцы прекрасно их скопировали и выпускают под своими брендами.

Сергей Лесков: Да, ну вот. Я думаю, что ничего страшного не произойдет, если мы откажемся покупать какие-нибудь Dodge, Chrysler и Lincoln, и Детройт ляжет окончательно, мне не жалко.

Юрий Коваленко: Я не так часто вижу Chrysler и Lincolnна улицах российских городов.

Сергей Лесков: Ну вот и тем более до свидания, американские машины. Можно что-то придумать. Мы, кстати, продаем в Америку титан, одна из немногих стран, которая производит титан, Россия. И рений еще металл. И титан, и рений необходимы для производства тех же самых Boeing. Можно закрыть им эти продажи? Это будет болезненно, но, впрочем, они переориентируются на другие рынки.

Юрий Коваленко: Мы все время говорим про какое-то сырье. Неужели у нас нет чего-то высокотехнологичного, без чего не обойдется США, либо экономическое какое-то подобное воздействие, как они сделали?

Сергей Лесков: Вы же понимаете… Вы толкаете меня на неверную стезю. К сожалению, случилось так, что мы проиграли технологическое состязание с США. Когда это случилось? В 1950-1960-е гг., да и, наверное, в начале 1970-х гг. СССР и США шли нога в ногу. Потом произошло технологическое отставание, об этом сказано много, и собственно говоря отчасти (не только, но отчасти) из-за этого, конечно, рухнул СССР. Сейчас мы не можем предложить каких-то технологических продуктов, которые бы не были доступны Америке. Что-то мы туда продаем, например, обогащенный уран, топливо для американских станций атомных, но они и сами это могут делать, просто это будет для них дороже. Очень локальные и узкие направления, где Россия еще сохраняет позиции. Ну вот осталась космонавтика, можно отказаться…

Ольга Арсланова: По крайней мере там это будет заметно.

Сергей Лесков: Там будет заметно, да. Но они же через некоторое время сами научатся возить своих космонавтов на Международную космическую станцию. Это большое, конечно, упущение российских политиков, что мы не уделяли внимания науке и высоким технологиям, а пытались вот эти вот сколотить быстрые и, как оказалось, сомнительные с точки зрения устойчивости капиталы олигархов. Наверное, тут мы обо многом поговорили, что касается этих санкций…

Ольга Арсланова: А давайте звонок примем.

Сергей Лесков: Давайте.

Ольга Арсланова: У нас Башкирия на связи давно. Александр ждет выхода в эфир. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер, Сергей Леонидович. Наконец-то я до вас дозвонился. Я хочу задать один вопрос. Во-первых – ну это пожелание – наши дипломаты как всегда на шаг позади. Во-вторых, почему бы на саммите Совета Безопасности, который будет, не задать вопрос: "Вы нам объявили войну, значит, будут соответствующие реакции с нашей стороны". Ну и последнее: пусть олигархи наши любят рубль.

Ольга Арсланова: Так.

Сергей Лесков: Я не совсем понял этого вопроса. Олигархи… Рубль является конвертируемой валютой, любовь к рублю легко конвертируется в любовь к любой другой валюте от иены до фунта стерлингов.

Ольга Арсланова: И в зависимости от страны хранения и проживания.

Сергей Лесков: Вот сейчас все, о чем вы спросили, мы это и обсуждали. Вы понимаете, олигархи наши кажутся нам большими отсюда, а из Америки наши олигархи кажутся маленькими, ими вполне можно пожертвовать…

Ольга Арсланова: …пренебречь.

Сергей Лесков: Таких олигархов в Америке, как кошек на помойке, и состояние у них значительно больше, чем у наших. Все равно, конечно, самое болезненное, что может быть, – это удар по нефтяному и газовому секторам, но пока "Газпром" не попадает под эти санкции. А вот в Иране, кстати, именно это и случилось. Вот это, конечно, самый плохой вариант, дойдет до него, не дойдет, непонятно. Заглянуть в колодец будущего я лично не рискну.

Юрий Коваленко: Обсуждалось то, что санкции все-таки обоюдно деструктивный метод, то есть и санкции, и контрсанкции все равно влекут какое-то последствие и для страны, которая накладывает, и для страны, на которую они наложены. Вот мы…

Сергей Лесков: Для Америки?

Ольга Арсланова: Что Америка теряет, накладывая санкции на Россию?

Сергей Лесков: Вы понимаете…

Юрий Коваленко: Я имею в виду Европу.

Сергей Лесков: Европа да, Европа на самом деле… Если США на них надавят и они подключатся к этим санкциям, то экономические, да и политические потери для Европы могут быть очень велики. Они и сейчас велики, мы неоднократно приводили эти цифры: только Германия потеряла 40 миллиардов. Англия потеряла, конечно, мало, наш объем торговли с США и Англией равновелик, а с Германией очень большие взаимные торговые обороты, да еще и "Северный поток – 2" сейчас сооружается.

Ольга Арсланова: Сергей, ну а как Соединенные Штаты Америки могут надавить? Чем они могут воспользоваться?

Сергей Лесков: Ну уже ведь Евросоюз ввел санкции и не отменяет их. Кстати говоря, в июне должен состояться саммит Евросоюза, и вот именно этот июньский саммит и будет таким политическим Рубиконом, сумеют ли американцы продавить подключение Евросоюза в этот мутный и бурный поток. Тут важно вот в чем отдавать себе отчет: как будет развиваться дело Скрипалей, пошедших на поправку, как будут развиваться события в Сирии, как будет развиваться конфликт на Украине. Видите, на Украине мы заняли выжидательную позицию с этим рыболовецким судном. Поэтому Россия, конечно, сейчас не заинтересована в обострении отношений, что может дать Евросоюзу какие-то дополнительные доводы – не факты, но доводы. Достаточно острая ситуация. Кстати говоря, ходят слухи о том, что Скрипалям предложили изменить не внешность уже, а как это называется, программа защиты свидетелей, и перебраться в Америку. Само по себе это предложение, если это правда, говорит о том, кто вообще стоял за всем этим сомнительным скандалом. Больше всего, конечно, кошку жалко, которую умертвили английские спецслужбы.

Ольга Арсланова: И даже не рассказали, была ли она…

Сергей Лесков: Я думаю, что она была бы ценным свидетелем. Наверное, этот кот вообще являл из себя воплощение здоровья; чтобы этого никто не увидел, его сожгли огнеметом.

Давайте поговорим о чем-то хорошем. На самом деле 80 лет должно было бы сегодня исполниться Виктору Степановичу Черномырдину. Почему мы так любим этого политика? Прямо скажем, почти за 30 лет новой России не так много у нас есть политиков, о которых как бы сохранилась добрая память. А вот о нем почему-то сохранилась.

В чем здесь причина? Трудно сказать. Можно высказать несколько версий. Я думаю, что отчасти это связано с тем, что мы очень ценим какие-то литературные таланты, а он, конечно, по этой части был совершенно…

Ольга Арсланова: …велик и могуч.

Сергей Лесков: …неповторим. В чем секрет черномырдинского юмора? Здесь должны, конечно, разбираться филологи, но мне кажется, что он умело скрещивал две поговорки, из которых так симбиотически выводил одну. Например, известное выражение "мы выполнили все пункты нашей программы от А до Б" – такой типичный пример. У него, кстати, интересная судьба. Он же родился в Орске; если кто-нибудь был в этом городе Оренбургской области, это одна из столиц российской нефтехимии, жить там невозможно, это ядовитые испарения, самая плохая в стране экология, но город стоит на нефтехимии. И вот эта вот двойственность породила, мне кажется, многие такие колоритные противоречия в его характере. Собственно, он сам говорил, что "моя жизнь прошла в атмосфере нефти и газа". А еще же есть такое символическое совпадение: в орской крепости пребывал в ссылке Тарас Шевченко, и как бы история самого Черномырдина, который 9 лет был послом на Украине и стал там почетным казаком, кстати, он же орский казак сам… Нет, так неправильно сказать, яицкий казак, Яицкое казачество было упразднено по указу Екатерины Великой после восстания Пугачева, но все равно у него корни такие казаческие, яицкий казак.

Мне кажется, что из многих таких заслуг Черномырдина важнейшей является то, что в тот период, когда тотально рушились все отрасли советской экономики, он не дал растащить газовую отрасль. Он был министром газовой промышленности, он создал "Газпром". Фактически "Газпром" – это советское министерство, несколько иначе юридически оформленное. И сейчас "Газпром" приносит львиную часть выручки в государственную казну, там, по-моему, 20-30 миллиардов долларов от одного экспорта газа. И "Газпром" – это политическое оружие, политический какой-то аргумент для России чрезвычайно важный, огромная заслуга в этом, конечно, Черномырдина. Смотрите, сколько отраслей, на которых стоял Советский Союз, мы потеряли, а газовую отрасль мы сохранили. И вот этот вот авторитет крепкого хозяйственника, конечно, и позволил в 1990-х гг. ему стать премьер-министром. Все разваливалось, и он все-таки… Да еще и вспомним, какой у нас был президент неукротимый и непредсказуемый. Если бы не Черномырдин, то, наверное, неизвестно, что бы произошло. Но тот же Ельцин его и уволил.

Я думаю, что Черномырдин был крепкий хозяйственник, но вот как политик он, наверное, был не слишком дальновидный. Он участвовал в создании вот этой партии "Наш дом – Россия", которая потом стала "Единой Россией". Помните, кстати, один из его лозунгов, вернее афоризмов? – "Какую бы партию мы ни строили, у нас всегда получается КПСС". Я думаю, что сейчас, в общем, понятно, что он попал в самое яблочко, хотя это было сказано очень давно. Ну и, в общем-то, тот же Ельцин отправил его в отставку, а потом поручил ему этот дипломатический пост на Украине. Но в то время, в общем, отношения с Украиной были, конечно, лучше, чем сейчас. Кстати, у него жена была украинкой, Валентина Федоровна, и он умер через полгода после ее смерти. Очень крепкая была семья, такое бывает нередко. Не знаю, можно было бы даже провести какой-то такой конкурс по поводу самых известных изречений Черномырдина, но мне кажется, что здесь вне конкурса было бы "Хотели как лучше, а получилось как всегда", это просто некий лозунг, который характеризует вообще всю российскую историю, как дураки и дороги, это стоит в одном ряду с этим. А мне вот запомнилось еще такое его выражение: "Мы еще будем жить так, что наши внуки и правнуки нам позавидуют".

Юрий Коваленко: С двойным дном фраза.

Сергей Лесков: Да, у него фразы были с таким двойным дном. А к нынешнему времени относится такое выражение: "Народ пожил и будет".

Ольга Арсланова: Это похоже на лукашенковское "народ будет жить плохо, но недолго".

Сергей Лесков: Но недолго, да. "Мы никуда не вступаем, да нам и нельзя вступать: как только начнем вступать, так обязательно на что-нибудь наступим".

Юрий Коваленко: Жег глаголом, да.

Сергей Лесков: Да. Это можно бесконечно цитировать его выражения. Конечно, очень колоритный персонаж. А таких уже нет, все уже ходят с какими-то западными научными степенями, все менеджеры, а он был не менеджер, он был такой настоящий советский красный директор. Я думаю, что они вымерли, как мамонты. Наверное, с большим сожалением об этом приходится сказать.

Ольга Арсланова: Спасибо. Сергей Лесков, это были главные темы этого понедельника. До встречи.

Сергей Лесков: До встречи.

 

 

 

 

 

 

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Обсуждаем главные новости дня

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты