• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Алещенко: Акты о несчастных случаях на производстве формируются и без участия работодателя. Но тогда документы передаются в прокуратуру

Сергей Алещенко: Акты о несчастных случаях на производстве формируются и без участия работодателя. Но тогда документы передаются в прокуратуру

Гости
Сергей Алещенко
заместитель председателя Фонда социального страхования РФ

Петр Кузнецов: Ну что же, мы начинаем с производственных травм. Напишите нам, что у вас с охраной труда на вашем предприятии, в вашей компании, в вашей фирме. Мы это все обсудим и успеем даже выслушать ваши вопросы и мнения.

Итак, Росстат опубликовал актуальную статистику производственного травматизма в России. По приведенным данным на 2017 год, у нас в стране насчитывается порядка 25 000 человек, пострадавших при как раз несчастных случаях на производстве. И это практически на 85% меньше, чем было в 2000 году. Тогда было более 150 000 человек. Травматизм со смертельным исходом также снизился, причем, существенно – в 4 раза (с 4000 случаев до 1000).

Ольга Арсланова: По данным Минтруда, список самых травматичных отраслей почти не меняется – это обрабатывающее производство (включая деревообработку), строительство, сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых. Соразмеримые с отраслями самые травматичные регионы тоже не меняются – это районы Дальнего Востока, Сахалин, Приморский край, Еврейская автономия, Кузбасс и Ставропольский край.

Будем разбираться с тем, как обеспечивается охрана труда на российских предприятиях, кто за ней следит и что вам положено, если, не дай бог, травма на производстве все-таки произошла.

Петр Кузнецов: У нас в гостях Сергей Алещенко, заместитель председателя Фонда социального страхования. Сергей Иванович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Алещенко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте с вами обсудим статистику, которую мы сейчас привели. С чем связан такой значительный процент уменьшения травм на производстве? Понятно, что с 2000 годом мы сравниваем. Но, тем не менее, значительный. Много времени прошло.

Сергей Алещенко: Мы говорим о том, что система безопасности труда, которая совершенствуется на производстве (на промышленном и непромышленном) дает свои плоды. И действительно за 10 лет сокращение страховых случаев на производстве, как вы отметили, приблизилось к 2 разам.

Отрадно, что данная динамика сохраняется и последние годы. Так, в 2017 году мы зафиксировали снижение страховых случаев в целом в Российской Федерации на 7% по сравнению с 2016 годом. То есть с 45 990 страховых случаев на 2017 год осталось 42 609. Семь процентов. Причем, снижение происходит по всем видам – как тяжелым, легким несчастным случаям, профессиональным заболеваниям. И что особенно радует – это сокращение гибели людей. На 250 случаев в 2017 году гибелей было меньше.

Петр Кузнецов: С чем вы это связываете прежде всего?

Сергей Алещенко: Совершенствование системы безопасности труда, которая достаточно активно внедряется в производственной практике.

Ольга Арсланова: Что это значит? Это какая-то новая более современная техника, другое оборудование на рабочем месте, или отношение к сотруднику иное?

Сергей Алещенко: Однозначно это целый комплекс вопросов. Фонд социального страхования в этом участвует и как координатор, и как страховая компания, которая стимулирует работодателей на внедрение и современных технологий, и мы рублем мы их стимулируем, чтобы на своих предприятиях они имели возможность приобретать новые контрольные приборы в сферах, где опасное и вредное производство. Большую долю приобретения средств индивидуальной защиты фонд позволяет им финансировать. Мы об этом с вами можем поговорить поподробнее.

Петр Кузнецов: Давайте еще об одних данных. Еще об одной статистике. По вашей информации, какие сферы наиболее травмоопасные, где чаще всего происходят несчастные случаи?

Сергей Алещенко: Вы некоторые из них уже назвали. По нашей статистике, это все-таки металлургия. С небольшим от них отрывом идут целый ряд отраслей…

Петр Кузнецов: … остается в этом печальном антирейтинге.

Сергей Алещенко: Да. А с небольшим отрывом от них идет целый список отраслей. Это транспорт и связь, это добыча полезных ископаемых, здравоохранение, торговля, строительство, сельское хозяйство, пищевая промышленность. К сожалению, государственное управление, химическая промышленность. Вот эти отрасли – лидеры. Или, как вы их определили, антилидеры по производственному травматизму.

Петр Кузнецов: Агропромышленность – одна из травмоопасных сфер. Ежегодно там происходит довольно много несчастных случаев на производстве. Из них много человек возвращаются к труду. О том, как вернуться к обычной жизни после тяжелой травмы, стать лучшим в своем деле, узнаем из нашего сюжета.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот нам пишут наши зрители: «В прошлом получил тяжелую травму на работе, перелом позвоночника. Хотели спустить на тормозах, но не удалось. Страховых выплат, правда, нет, нет потери зарплаты. Но никакой помощи я не получил», - пишет наш зритель из Московской области. Расскажите, пожалуйста, если вдруг что-то такое происходит, если человек получает травму на производстве во время работы, какой порядок действий, что ему нужно делать, куда обращаться и на что он может рассчитывать? На какие выплаты, компенсации, реабилитацию?

Петр Кузнецов: Кто фиксирует прежде всего его это обращение?

Сергей Алещенко: Законодательством определено, что саму травму, несчастный случай на производстве, фиксирует работодатель. И в течение первых суток после тяжелого несчастного случая он обязан уведомить страховщика…

Петр Кузнецов: Я прошу прощения – не медработника, а работодателя?

Сергей Алещенко: Работодателя. Обязан уведомить нас о том, что эта травма произошла. Естественно, в процессе того, как травма произошла, первые, кто приезжают – это медработники. Они оказывают первую медицинскую помощь, и если травма тяжелая, то и не только первую помощь.

Петр Кузнецов: Медработники определяют, что именно эта травма была получена в процессе производства, на рабочем месте? То есть это не бытовая, например, травма.

Сергей Алещенко: Нет. Есть целая процедура, мы на ней остановимся. Мы говорим сейчас о порядке. Его забирают в медицинское учреждение, где оказывают первую и последующую помощь. Помощь может быть долговременной, в том числе и высокотехнологичной. Всю медицинскую помощь Фонд социального страхования по тяжелым несчастным случаям оплачивает, заключая договора с медицинскими учреждениями. Параллельно работодатель создает комиссию по расследованию несчастного случая, в которую входят представители профсоюзов, администрации местных органов власти, инспекция (у нас существует трудовая инспекция) и страховщик (Фонд социального страхования).

По данному случаю, по которому вы получили записку, речь идет о том, что работодатель пытался скрыть данный случай. Я думаю, по заявлению в Роструд и Фонд социального страхования этот случай был бы расследован. И понудили бы работодателя выполнить те возложенные законом на него обязательные нормы, которые он в данном случае не выполнил.

Мы говорим о последующих действиях. Медицина оказывает свою помощь. А расследование несчастного случая проходит в параллельном режиме. Результаты расследования оформляются актом N1 и направляются в Фонд социального страхования, где мы рассматриваем и подтверждаем, страховой он или нестраховой. В качестве примера. Несчастный случай мог быть и не связан с производственными функциями. Он мог нечаянно принять не те алкогольные напитки во время обеденного перерыва, споткнуться и упасть, не выполняя профессиональных… Да, несчастный случай фиксирует медицинское учреждение, но это не значит, что он является страховым.

Вот здесь происходит уточнение. Определяется, страховой случай… Мы оплачиваем медицинскую помощь. Если требует высокотехнологичная, мы ее тоже оплачиваем. Потребуются реабилитационные мероприятия – мы забираем этого человека на реабилитационные мероприятия, определяем в санаторий, в реабилитационный центр, ему оказывают помощь, опять же, за наш счет, мы возвращаем его до выздоровления. Если выздоровление в полном объеме невозможно (то есть травма была настолько серьезная), его направляют в медико-социальную экспертизу на установление степени утраты трудоспособности. Если он выздоровел, естественно, мы ему оплатили больничный лист за все его лечение. Если определили степень утраты трудоспособности, мы назначаем ежемесячную страховую выплату с учетом установленной степени утраты трудоспособности. Если он продолжает работать, он получает заработную плату и страховую выплату от Фонда социального страхования.

Петр Кузнецов: Вот на примере сюжета, который мы смотрели, там у Алексея страшная травма. Но он получил инновационный протез. Любой может таким образом получить? Пройдя все подтверждения, оформления…

Ольга Арсланова: В каких случаях можно рассчитывать на санаторно-курортное лечение?

Сергей Алещенко: О протезе. В данном случае мы рассматриваем человека, который изъявил желание о том, что он пойдет дальше работать. Он должен сохранить себя в активной жизненной ситуации. Естественно, фонд сразу же идет навстречу. И мы оплачиваем высокотехнологичные дорогие протезы, от 3 до 5 млн рублей. На сегодняшний день это цена, которая физическому лицу, естественно, неподъемна. Это стоимость дорогой автомашины. Есть протезы и дороже. Я просто взял такую категорию.

На сегодняшний день у нас нет ограничений по обеспечению лиц, получивших тяжелую травму на производстве, этими протезами. Единственное – это представление медико-социальной экспертизы о том, как он будет использовать данный протез. Ведь протез протезу рознь. Существуют протезы для активной работы. Есть протезы для активной жизни, для игры в футбол и плавания. Если человек подтверждает, что он продолжает трудиться, мы не ставим никаких препятствий, мы не видим необходимости ему не помогать, мы всеми силами идем навстречу, чтобы вернуть его в трудовую жизнь. Обратите внимание, он молодой человек. И когда он получил травму, он еще не был женат. Потом он создал семью. У него восстановились нормальные социальные отношения – как дома в семье, так и на работе. И по его примеру многие так поступают.

Теперь по словам, которые прозвучали, что их уговаривали пройти реабилитацию в нашем центре. У нас 12 реабилитационных центров оснащены очень на приличном уровне. Мы по 40 нозологиям оказываем помощь именно пострадавшим на производстве. У нас такая специализация. Мы настаиваем на проведении реабилитационных мероприятий, чтобы сократить утрату нетрудоспособности, чтобы ускорить восстановление утраченных функций организмом, которые были связаны с травмой на производстве. И в данном случае они еще поедут. Центр они назвали «Вятские увалы» - достаточно хороший в рейтинге наших центров. Я думаю, мы еще окажем ему помощь.

Ольга Арсланова: Сергей Иванович, очень много жалоб от наших зрителей на то, что работодатель оказывает давление на работника, получившего травму, и заставляет людей писать, что травма была в быту.

Петр Кузнецов: Или увольняют задним числом.

Ольга Арсланова: В частности, Самарская область: «При моей работе на заводе в течение 6 лет на моих глазах произошло порядка 30 производственных травм. Все травмы люди оформляли как бытовые. Иначе найдут, за что уволить. А работы нормальной нет». Мы понимаем, что производство действительно становится меньше. И люди, которые на производстве работают, работу эту ценят, потому что в собственном регионе, возможно, больше ничего подобного и не найдут. Знаете ли вы о таких случаях, когда работодатели оказывают давление? И что делать в таком случае?

Сергей Алещенко: Да, мы сталкиваемся с такими случаями, получаем сигналы. Признаюсь, чаще от родственников, чем от самих пострадавших. Вероятно, сегодня назрела проблема, решение которой надо найти, во взаимоотношении наших социальных партнеров. Почему мы не искоренили до сих пор такие случаи? Реакция достаточно простая. Мы подключаемся к расследованию, потому что следы от любого действия в любом коллективе остаются. Мы привлекаем сюда наших контрагентов. Они также выходят на расследование обстоятельств этого случая. И могу вам сказать, что формируются акты несчастных случаев и без участия самих работодателей. А работодателей привлекаем к ответственности, передавая документы в прокуратуру.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о микротравмах. Сейчас Минтруд и Минздрав разрабатывают общий законопроект. Они утверждают, что учет и расследование причин получения микротравм могут стать профилактикой более серьезных происшествий. И вообще микротравмы на работе часто происходят по той же причине, что и тяжелые травмы. Как вы относитесь к этому законопроекту? Вам станет сложнее, работодателю станет сложнее? Штат сотрудников, которые будут заниматься охраной труда, придется расширить? Медиков будет больше? И что такое микротравмы? Что они подразумевают под микротравмами?

Сергей Алещенко: Скажу с первого вашего вопроса, как мы к этому относимся. Любой законопроект, направленный на сокращение травматизма, приведет к тому, что количество людей в рабочем состоянии будет больше. Мы, естественно, поддерживаем такие законопроекты и готовы будем подключиться к исполнению тех норм закона, которые будут даны. На сегодняшний день мы работаем по данному направлению, по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. Это федеральный закон 125, который не имеет этой категории микротравм. Поэтому я не смогу дать вам развернутую характеристику или определение данному явлению.

Ольга Арсланова: Есть какие-то легкие травмы, которые предшествуют тяжелым, и есть смысл ими тоже заниматься?

Сергей Алещенко: Категория легких и тяжелых определены. Они определены и медицинскими показаниями, и Министерством здравоохранением. Мы достаточно легко их разделяем. По микротравмам я думаю, что как только законопроект будет выставлен на всеобщее обсуждение, Фонд социального страхования обязательно примет участие в его обсуждении.

Петр Кузнецов: А нет опасений, что будет больше злоупотреблений со стороны сотрудников? Потому что микротравма – это же любая ссадина, любой синяк, любой ушиб.

Сергей Алещенко: Мы с вами сейчас только что обсуждали, существуют ли злоупотребления со стороны работодателей. И, наверное, будут злоупотребления со стороны застрахованных лиц. Нам необходимо будет в законопроекте увидеть баланс контроля, баланс ответственности, чтобы не злоупотребляла ни одна, ни другая сторона, потому как страхование – это как раз обеспечение гарантий лица, занятого в производстве, от дальнейших неприятных событий.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что пришли к нам.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: У нас в гостях был Сергей Алещенко, заместитель председателя Фонда социального страхования России. Большое спасибо.

Сергей Алещенко: Вам спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты