Сергей Кикевич: Если у банков наступит кризис ликвидности, то мало никому не покажется

Сергей Кикевич: Если у банков наступит кризис ликвидности, то мало никому не покажется | Программы | ОТР

О проблеме «кредитного пузыря»

2020-05-18T14:14:00+03:00
Сергей Кикевич: Если у банков наступит кризис ликвидности, то мало никому не покажется
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»

Петр Кузнецов: Ну а мы продолжаем. Долги россиян ушли на каникулы: по итогам апреля, как ни странно, доля просроченной задолженности значительно сократилась. Но эксперты объясняют это, все просто – дело в кредитных каникулах, после которых мы получим как раз резкий рост плохих долгов, их, соответственно, будет еще больше.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на цифры. Пока все-таки вопреки ожиданиям, вопреки логике апрель показывает положительную динамику. Особенно заметно сокращение просрочки по потребкредитам более чем на 1,5% и по автокредитам на 1,7%. Снижение ипотечной задолженности составило всего 0,5%, по кредитным картам 0,2%. При этом за 12 месяцев просроченная задолженность снизилась по всем обеспеченным сегментам.

Петр Кузнецов: Да, то есть в целом ситуация так или иначе улучшается по всем направлениям.

Ольга Арсланова: Но что будет дальше, это главный вопрос. Мы сейчас видим положительную тенденцию, которая будет с нами, или это просто отсрочка падения? Поговорим об этом.

Петр Кузнецов: Да. Многие, например, сравнивают это с замораживанием цен, после которого резкий скачок происходит.

Давайте разбираться в рубрике «Личное мнение», и это личное мнение Сергея Кикевича, финансового советника директора проекта «Рост сбережений», он с нами на связи. Здравствуйте, Сергей Александрович.

Сергей Кикевич: Здравствуйте, добрый день.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, с чем связаны такие хорошие цифры? Мы понимаем, что очень многие люди потеряли работу, многим нечем платить, выплачивать кредиты, при этом пока мы не видим серьезного кризиса.

Сергей Кикевич: Ну, вы сами сказали, многие эксперты уже объяснили это явление. Конечно, положительную роль здесь сыграли кредитные каникулы, многие ими воспользовались, и это очень правильный шаг был со стороны правительства в том, что оно дало такую возможность. Но мы все понимаем, что это отсроченная ситуация, это значит, что, скорее всего, к осени ситуация может ухудшиться.

Более того, мы видим и другие цифры. Например, «Тинькофф Банк» показательно сообщил, что у них уровень просрочки, наоборот, вырос на 30%, а мы знаем, что «Тинькофф Банк» специализируется на необеспеченных кредитах, на кредитных картах. И здесь вот цифры явно говорят о настоящей ситуации: то есть там, где невозможно было взять кредитные каникулы, ситуация гораздо хуже, уровень просрочки будет расти.

Петр Кузнецов: Сергей, давайте вот на этом моменте остановимся. Многие воспользовались этими каникулами, а действительно ли заработали эти инструменты, чтобы говорить о том, что в принципе в масштабах нашей страны ими воспользовались? Потому что мы обсуждали этот инструмент не раз в наших программах, и предприниматели жаловались, и физические лица, что просто на бумаге эта помощь есть, а дальше начинается бюрократия.

Сергей Кикевич: Ну, вы знаете, жалуются обычно те, у кого не получилось, те, у которых получилось, просто молчат, поэтому выслушали одну сторону, а другая сторона просто осталась без внимания. Я думаю, что мера заработала; вопрос, конечно, насколько хорошо она заработала и к чему это дальше приведет, вот здесь уже другой вопрос. А другого объяснения происходящей ситуации просто не может быть, вы видите, какое сильное расхождение: с одной стороны увеличение просрочки 30%, а с другой стороны даже снижение просрочки. То есть здесь ситуация, на мой взгляд, однозначна.

Другое дело, что без дополнительных мер нас всех ждет очень сложная ситуация к осени. Здесь вот может сыграть какую-то положительную роль, например, дальнейшая политика Центробанка по снижению ставки, вот на это большая надежда, если инфляция позволит, то ставка будет снижаться, и те, у кого реально сложная ситуация, те, кто не смог, например, по каким-то причинам воспользоваться кредитными каникулами, возможно, смогут перекредитоваться, а мы знаем, что по особо крупным долгам, например по ипотеке, не было такой возможности.

Петр Кузнецов: Сергей, среди тех, кто жаловался, вот они указывали причины разные, по которым им банки отказывали, значит, заворачивали в предоставлении этих кредитных каникул. Для банков это сильная нагрузка, или, может быть, кредитные каникулы, наоборот, для банков могут быть и выгодны, потому что увеличивается время выплаты кредита так или иначе, а значит, и суммы?

Сергей Кикевич: Я думаю, что для банков это приличная нагрузка. За это говорит тот факт, что, собственно, банки обращались тоже к правительству за дополнительными мерами поддержки, Центральный банк тоже реагировал. Ну сами посудите: по сути ведь эта мера перекладывает нагрузку с одного субъекта на другой субъект, и вот в данном случае тот, кто почувствовал повышенную нагрузку, – это как раз банки. И это тоже создает дополнительные опасности в банковском секторе, потому что банки, если у них наступит что-то типа кризиса ликвидности, мало не покажется никому.

Петр Кузнецов: Ну да, от благополучия банка уже многое зависит в стране.

Сергей Кикевич: Да.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей, это истории, реальные истории заемщиков. У нас на связи Елена из Москвы. Здравствуйте, Елена, вы в эфире.

Зритель: Добрый день, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый. Пожалуйста, говорите, Елена.

Зритель: Слышно меня, да?

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну, история такая. У меня есть 3 кредита, один потребительский и два по кредитным картам. Соответственно, меня удивляет то, что определены некие лимиты, при которых предоставляются кредитные каникулы. Получается, что, если у тебя кредит больше, ты как бы богаче, благополучнее и можешь платить, а если кредит меньше этого лимита, ты, значит, заслуживаешь кредитных каникул. Это при том, что доход я потеряла полностью, на 100%, я индивидуальный предприниматель, и торговый центр, где находится мой магазинчик, закрыт с 27 марта.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: В банках очень долгое время мне не могли вообще ответить по вопросу, как они будут с индивидуальными предпринимателями поступать, при том что кредит у меня на физическое лицо. И в итоге дождались того момента, когда уже я стала должником, и теперь мне звонят, угрожают каждый день, причем все грубее и грубее, предлагают, в общем, всякие вещи типа продать все свои вещи на фиг, не знаю, занять у друзей. Но мои друзья точно в таком же положении, они все предприниматели.

Ольга Арсланова: Ага, договориться не получается пока.

Зритель: Я не понимаю, у нас получается... Я плачу налоги так же, как все, почему мне не приходит помочь, когда она мне действительно нужна?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Сергей, вот смотрите, ситуация, в которой оказались очень многие, предприниматели в том числе, – это форс-мажор по большому счету, то есть они не платят не потому, что плохая у них дисциплина экономическая или неграмотные, а потому, что нечем. Почему же банки, понимая всю эту ситуацию, не идут навстречу? Ну то есть понятно, почему, им это с прагматической точки зрения невыгодно, но тем не менее, ведь ситуация сложная для всех.

Сергей Кикевич: Ну, мы знаем, что эта ситуация, если в нее не вмешивается регулятор, она сама по себе не разрешится.

Ольга Арсланова: Понятно.

Сергей Кикевич: Здесь скорее вопросы надо задавать нашему правительству и Центральному банку, то есть можно ли придумать какие-то дополнительные меры поддержки для малого бизнеса, потому что сейчас видно, даже делали что-то для граждан, для наиболее таких вот подверженных рискам категорий граждан, что-то сделали для крупного бизнеса и совсем мало сделали для малого бизнеса. Потому что вот те самые «вертолетные деньги», о которых говорят много, их нет, и так получается, что...

Я вот еще одну историю тоже подобную слышал сегодня, что если вы самозанятый, вы теряете заработок, то вы, в общем-то, ощущаете ситуацию даже хуже, чем обычный гражданин, который не имеет ни ИП, ни самозанятого. Почему? Потому что вы не можете встать на биржу и получать дотацию как безработный, вам сначала надо закрыть либо свое ООО, либо свое ИП, а вы знаете, что этот процесс, во-первых, небыстрый, а во-вторых, если вы это сделали, то, скорее всего, вы уже очень не скоро вернетесь к предпринимательской деятельности. Поэтому ситуация действительно очень сложная, здесь какие-то полумеры просто не будут работать.

Петр Кузнецов: Ага.

Наша телезрительница Елена, вы наверняка тоже вместе с нами ее слышали, она рассказала уже о долгах и об угрозах. А есть ли понимание, как и кому сейчас продаются просроченные долги у нас? Какими процентами они ограничиваются хотя бы?

Сергей Кикевич: Ну как всегда это различные организации, которые специализируются на этом типе бизнеса, те, кто имеют свое коллекторское агентство, те, кто может заниматься эффективно просрочкой. Насколько я знаю, здесь мало что изменилось, это весьма специфический бизнес.

Петр Кузнецов: Несмотря на закон о коллекторах, который вроде бы как должен был их «причесать», всю их работу и масштабы деятельности.

Сергей Кикевич: Ну это же не экстренная мера. Они «причесывали» и раньше, и раньше с этим были проблемы, просто теперь, когда уровень просрочки будет повышаться, – а он будет повышаться, – то и коллекторы, соответственно, будут дальше больше загружены, больше будут применять такие околозаконные меры, даже противозаконные, чего там говорить, они раньше это делали, видимо, и сейчас будут делать тайком. Такая очень неприятная профессия, не скажу, что не нужная, но она существует, и те, кто открывают бизнес, те, кто создают ИП, в общем-то, всегда находились в зоне риска. Ведь, что там говорить, бизнес – это всегда повышенный риск, но сейчас это особенно рискованно.

Ольга Арсланова: Зрители пишут нам: «Это не каникулы, а отсрочка смертного приговора». Рассказывают истории о том, как банки им отказывают даже в этой отсрочке смертного приговора. Но мы понимаем, да, что эти плохие долги вернутся, то есть все равно мы увидим их рост, а что будет с банками? Мы понимаем, что у них сейчас тоже время непростое. Кто исчезнет, возможно, с этого рынка?

Сергей Кикевич: Ну, вы от меня просите уж слишком сложного. На мой взгляд, есть два фактора. Первый фактор негативный, вот есть такой индекс финансового стресса, выпускаемый «АКРО», я на него регулярно смотрю, он показывает очень тревожные сигналы, он уже давно перевалил за 2 с чем-то. У них показатель, который отсекает такой порог кризисных явлений в экономике, когда случается кризис ликвидности, когда банки как раз начинают терпеть убытки и так далее, это вот отрицательная зона. То есть наяву то, что мы стоим на пороге финансового кризиса, можем туда упасть, еще не упали, но можем.

Но вторая положительная скорее новость заключается в том, что все-таки устойчивость банковской системы намного выше, чем, скажем, это было в 2008 году, даже выше, чем было в 2014 году. У нас есть маневр хороший по той же самой ставке у Центрального банка; хорошие средства накоплены в Фонде национального благосостояния. То есть какое-то время наша система продержится, это точно, вопрос только, насколько этих запасов хватит и насколько умело правительство сможет распоряжаться вот этими существующими методами.

Петр Кузнецов: Ага. Но это что касается банков, а все-таки, конечно, велика вероятность того, что после кредитных каникул заемщики просто не смогут вернуться к погашению своих кредитов в соответствии с графиком. Что тогда? МФО опять? Какие у них... ? Занимать друг у друга?

Сергей Кикевич: Процедура банкротства. Нет, МФО – это путь в никуда, это даже, наверное, еще хуже отсрочки на самом деле. Единственный вариант, который существует в такой ситуации, который хоть сколько-нибудь цивилизованный, – это процедура банкротства.

Петр Кузнецов: Физического лица. Опять же это к вопросу о том, что вроде бы как существует, но вот финансовый омбудсмен, я помню, в конце прошлого года говорил, что это единичные случаи, когда кто-то смог воспользоваться этим инструментом.

Сергей Кикевич: Ну, я знаю много таких ситуаций. Скорее всего, у нас просто граждане еще не приучены к этому механизму, его боятся просто, одного этого слова как такового. Но в некоторых ситуациях, когда долг непомерный, когда он явно больше всей суммы активов, которыми человек владеет, то это единственная ситуация, других вариантов нет.

Петр Кузнецов: Хорошо. А можете сейчас в двух словах описать, что это предполагает, когда я оформляю себе банкротство физического лица?

Сергей Кикевич: Ну, процедура немножко сложная, я сам с ней не сталкивался. Но, во-первых, она стоит денег, то есть там есть нижняя граница...

Петр Кузнецов: То есть взять еще один кредит на погашение?

Сергей Кикевич: Да, что-то вроде этого, и потом по нему же объявить...

Петр Кузнецов: Ага-ага.

Сергей Кикевич: Но тем не менее вы просто объявляете себя банкротом, проходите всю эту процедуру, то есть судебные приставы знакомятся с вашими активами, там есть список активов, которые не могут быть изъяты, ну это единственное жилье в определенных ситуациях, какой-то список даже общебытовых каких-то товаров, которые не могут быть изъяты, все остальное уходит в массу конкурсную, которая уже передается должникам. Если у человека ничего нет, если он снимает квартиру, например, если кроме съемной квартиры и автомобиля у него больше ничего нет, то это вообще отличная возможность (извините, конечно, за слово). Многие граждане этого боятся, но надо всегда иметь в виду, что такая возможность есть.

Ольга Арсланова: А вы объясните мне, пожалуйста, как такому человеку вообще такой кредит тогда выдали.

Сергей Кикевич: Так сколько у нас вообще необеспеченных кредитов? Если у человека достаточно хорошая кредитная история, если он не допускал просрочек, всегда выплачивал и вдруг очутился в такой плохой ситуации первый раз в жизни (при этом у него есть кредит), то он вполне может воспользоваться этим правом своим. То есть у банков есть свой скоринг, свои рейтинги, они на них смотрят.

Петр Кузнецов: Ну то есть ему спишут все долги, если там нечем гасить, например, вот эту модель возьмем, но он в течение какого-то времени или всегда теперь не сможет брать кредиты, ипотеку оформлять, то есть он будет в черном списке?

Сергей Кикевич: На какое-то время да.

Петр Кузнецов: Какое-то время.

Сергей Кикевич: И не сможет занимать руководящие посты какое-то время.

Петр Кузнецов: Ага-ага, там целый ряд запретов.

Много очень звонков, давайте вместе послушаем Наталью из Астраханской области, наверняка у вас будет, что прокомментировать. Здравствуйте, Наталья, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да-да, мы слышим вас.

Зритель: Я бы хотела вам рассказать про вот, знаете, чудо, наверное. У нас есть такой банк «ВТБ», вы знаете...

Ольга Арсланова: У нас он тоже есть, да.

Петр Кузнецов: И это уже чудо.

Зритель: Да, это чудо, а не банк, вы понимаете? Вот честное слово, можно только молиться на них. У меня есть другие, я и в других банках должна, но я, вы понимаете...

Петр Кузнецов: Ну, давайте не будем сейчас этим заниматься, да, история.

Зритель: Хорошо, все. Короче, вот представьте себе, мне звонит банк «ВТБ», и, вы знаете, «будьте любезны, пожалуйста, Наталья Исаевна, предоставьте нам вот эти документы, и мы вам все-все-все дадим, отсрочку». Послала все документы, какие нужно, вы представляете? И они мне дали каникулы...

Ольга Арсланова: То есть банк предложил вам каникулы взять сам?

Зритель: У меня кредит под 1 миллион, представляете? Они мне дали кредитные каникулы, они мне дали на карту еще до 20.06, вот вы представляете? Это вот я не знаю...

Ольга Арсланова: Так. Значит, вам дали каникулы. А что будет, когда они закончатся?

Зритель: А что будет, когда закончатся каникулы? То есть откроют все мои фирмы, и я на «будьте любезны» поклонюсь им в ножки и скажу спасибо.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Зритель: У меня все фирмы в реестре ОКВЭД закрыты: туризм, общественное питание, детские сады.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам, Наталья, не будем вас отвлекать.

Давайте с Сергеем. Смотрите, у нас при этом приходят сообщения из разных российских банков от клиентов этих банков о том, что не удается выбить каникулы, то есть всячески отлынивают банки, не хотят их давать. С чем связана такая выборочность?

Сергей Кикевич: Нужно рассматривать каждый случай в отдельности. Но надо не забывать, наверное, еще про один механизм. Во-первых, была интересная рекомендация, что банки дают лучше воспользоваться кредитными каникулами, если предоставить, например, справку о том, что вы стоите на бирже труда, то есть у вас нет работы, у вас объективно ситуация не позволяет выплачивать кредит. Если вы не встали на биржу труда, то, во-первых, вы не получаете дотацию региональную, во-вторых, это дополнительный все-таки аргумент для банка, чтобы вам дали такую возможность.

И второе: все-таки если вот вообще никак не получается, ни так ни сяк получить от банка кредитные каникулы, ну что ж, а почему бы не заняться тогда реструктуризацией? В принципе можно взять кредит, заранее договорившись, в другом банке, может быть, даже под лучшие проценты, раньше такие возможности существовали, подозреваю, что они есть и сейчас, и уже в этом банке, может быть, они будут более сговорчивые. Вот вам только что порекомендовали, какой банк хорошо реагирует и позволяет брать...

Петр Кузнецов: Да, но тут тоже есть жалобы на самом деле, что неохотно на реструктуризацию банки идут.

Давайте послушаем Татьяну, Ставрополье. Мы так понимаем, у нее обратный пример, обратный случай, никто не звонил, самой приходится выпрашивать каникулы. Здравствуйте, Татьяна.

Ольга Арсланова: Да, вам слово, Татьяна, расскажите подробнее вашу историю.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я как бы, ну как, с 25 марта не работаю, на карантин закрыто предприятие, как бы воспитываю одна дочь 10-летнюю, мне никто не помогает, ни алиментов, ничего, я как бы сама зарабатываю. Я как бы не жалуюсь, но были деньги, я платила ежемесячно, у меня два кредита в «Почта Банке» и в «Альфа-Банке». Но дело в том, что, когда прекратились как бы заработки, я, соответственно, не ждала, пока придет какое-то, как сказать, кто-то мне скажет, что каникулы мне предоставят или еще что-то, я сама написала в Москву письмо, обратилась в банк в Москву, чтобы мне предоставили каникулы временно, пока я не начну работать, не начну выплачивать.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Я 4 раза писала, мне пришел отказ, я просто не знаю... Но при этом мне каждый день звонят, угрожают, что вот так и вот так будет, что «вы займите», «вы продайте». А мне продавать нечего, я сама на иждивении у своих родителей-пенсионеров сейчас сижу, они меня кормят вместе с ребенком.

Ольга Арсланова: А с работой что сейчас у вас? Вы работу потеряли?

Зритель: Работы нет, не открыто пока предприятие, до 24-го вроде бы как, но не знаю, откроют... У нас магазин промышленных товаров, и он закрыт.

Ольга Арсланова: И вам не платят зарплату?

Зритель: Не платят зарплату, нам не выплатили ничего. И на биржу я не могу встать при этом, потому что я оформлена на предприятии, и как бы я вообще без копейки денег.

Ольга Арсланова: Да, понятно, спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей, смотрите ситуацию, когда человеку нечего предъявить, то есть у них, видимо, есть какая-то договоренность с работодателем, что все помалкивают, работодатель зарплату не платит, а у банка действительно нет оснований давать кредитные каникулы человеку, который должен по логике получать зарплату, он трудоустроен.

Сергей Кикевич: Ну, вот в этой ситуации, знаете, надо все-таки быть честным. Если мы нечестно поступаем, идем на уловки, то есть по-хорошему как бы имеем право претендовать на зарплату, а не претендуем, то есть договорились со своим работодателем о чем-то, то грех требовать от банка, чтобы они шли на услуги. Если мы так поступаем, то и банк в принципе как минимум моральное право имеет на это. Поэтому либо мы обращаемся в органы защиты труда и говорим, что вот несмотря на то, что я состою в штате, несмотря на действующее трудовое законодательство мне не выплачивают зарплату, либо мы молчим, и тогда что мы можем требовать от банков, это с одной стороны.

С другой стороны, если банк объективно вам не выдает, а вы уверено, что это противоправно, то, мне кажется, страна должна знать своих «героев». Во-первых, пишите обязательно в Центральный банк жалобу, прямо на сайте Центрального банка, там легко открываете окошечко и пишете в свободной форме обращение. И второе: на «Банки.ру» очень хороший есть рейтинг банков, там можно тоже написать жалобу, это видят все посетители, и банки там очень чутко по каждому случаю публично объясняют, что же произошло, поэтому я вот рекомендую и это тоже. Здесь все случаи невозможно разобрать, но вот универсальные механизмы вот такие: в Центральный банк жалобу, второе – это разбор ситуации на «Банки.ру» в рейтинге банков.

Петр Кузнецов: Ага.

Сергей, давайте уже подводить итоги. Вот нам за это короткое время позвонило немало людей, вы сами слышали, «у меня кредитка плюс еще два кредита, еще одна ипотека» и так далее. Давайте попробуем объяснить вот эту плотность закредитованности вообще нашего населения. Потому что, ну казалось бы, вот сейчас берем потребительское кредитование, это рост экономики, а люди, получается, только беднеют, берут все больше и больше кредитов, образуется долговая нагрузка, и получается, что эта долговая нагрузка вот этот рост и гасит, что ли?

Сергей Кикевич: Ну, мы живем в циклической экономике, то есть все вот эти явления, о которых вы говорите, они носят циклический характер. Это не первый раз, когда у нас растет уровень задолженности страны, вернее физических лиц: каждый раз перед кризисом у нас такой своего рода пик, потом опять падение, потому что люди теряют покупательную способность, скачок безработицы, и вот это все циклично повторяется каждые 5–10 лет. И я вам скажу, что если брать российские цифры, то мы еще далеко даже от среднемировых стандартов по уровням задолженности: в некоторых странах уровень задолженности достигает 100% ВВП, а нам еще копать и копать в этом направлении, что называется. Я надеюсь, что мы никогда до этого не дорастем.

Поэтому, если говорить о нашей ситуации, она далеко не самая худшая, если брать даже некоторые европейские страны, то уровень задолженности гораздо выше, гораздо выше. Поэтому я надеюсь, что все-таки предприятия скоро заработают... От нас, кстати, это тоже зависит, когда наконец это все закончится: чем меньше мы будем нарушать нормы, которые все знают, чем меньше ходить в масках будем, тем позже мы выйдем на работу с вами. Поэтому в некотором смысле доля ответственности каждого из нас есть в текущей ситуации, давайте вместе с ней бороться, я думаю, скорее выйдем из этого.

Петр Кузнецов: Знаете, какой еще момент? У нас сложно, наверное, за всех говорить, но в целом, мне кажется, картина все-таки вам яснее, чем нам: берут на что у нас? Вот принято считать, что берут, вот постоянно нам SMS приходят, берут, чтобы дотянуть до зарплаты. Это, конечно, есть, это явление, но в каких масштабах?

Сергей Кикевич: Вообще, к сожалению, если говорить об уровне финансовой грамотности в нашей стране, то она, к сожалению, довольно низкая. И вот то, что сейчас происходит, это одна из таких школ финансовой грамотности, к сожалению, довольно жесткая. Если человек брал необеспеченные кредиты, собственно, в ваших эфирах обсуждали не далее чем, меньше чем полгода назад, когда люди брали кредиты в МФО под дикие какие-то проценты на новогодние подарки.

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Кикевич: Вот теперь мы все терпим последствия вот этих вот необоснованных решений. Каждый раз, когда вы берете потребительский особенно кредит, вы берете в долг у самого себя, только того, который будет жить потом, понимаете? Эти деньги придется возвращать, придется возвращать часто с очень большими процентами. Поэтому если есть возможность жить без кредита, то надо стараться именно так вот и поступать. Стараться не только жить без кредита, но еще создавать какие-то свои собственные хотя бы небольшие накопления, которые позволяют пережить вот эти кризисные явления, то, что называется подушкой безопасности.

Петр Кузнецов: То есть это как же... Опять-таки как-то нужно, я не знаю, по информационным каналам просто человеку в голову продвигать мысль одну, что кредит – это допинг, что на самом деле если залез, то долго не вылезешь. Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Да, за допинг иногда и дисквалифицируют.

Петр Кузнецов: Точно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Сергей Кикевич, «Личное мнение».

Петр Кузнецов: Спасибо. Сергей Кикевич.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О проблеме «кредитного пузыря»