Сергей Комков: В системе российского образования сегодня – волюнтаризм чиновников

Сергей Комков: В системе российского образования сегодня – волюнтаризм чиновников | Программы | ОТР

Об аккредитации вузов

2018-07-03T17:00:00+03:00
Сергей Комков: В системе российского образования сегодня – волюнтаризм чиновников
Как россияне копят деньги? Поучились и хватит. Какой будет зима. Рубль снова падает. К чему привела мусорная реформа. Проблемы с качеством европейских товаров в РФ
Хотим копить - не знаем как
Дурят нашего брата...
Что было, что будет, чем рубль успокоится?..
Каникулы. Ура?
Модернизация и новые направления в лёгкой промышленности
К чему привела мусорная реформа?
Как накопить на старость
Зима будет аномальной
Рубль заболел. Снова... Как лечить от коронакризиса нашу валюту?
Гости
Сергей Комков
президент Всероссийского фонда образования

Аккредитация вузов. 50 крупнейших российских университетов обратились к президенту с предложением упразднить действующую систему госаккредитации вузов как устаревшую. Какие изменения нужны этой системе? Наш эксперт – академик Международной академии наук педагогического образования Сергей Комков.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Российские ВУЗы против государственной аккредитации: 50 крупнейшим университетов обратились к президенту Владимиру Путину, они предлагают упразднить действующую систему как устаревшую.

Юрий Коваленко: По мнению авторов обращения, сегодня госаккредитация сводится только к проверке условий, необходимых для осуществления образовательной деятельности; повторяю, процедура лицензирования носит исключительно документарный характер. А вот эксперты, проводящие проверки, часто даже не обладают достаточной квалификацией и даже репутацией для принятия самостоятельных решений.

Ольга Арсланова: Что предлагают представители ВУЗов вместо этой с их точки зрения устаревшей системы? Они предлагают разработать и внедрить новую систему контроля и оценки качества высшего образования и перейти от проверок силами ведомственных экспертов к проверкам более квалифицированных людей, уполномоченными федеральными учебно-методическими объединениями вместе с профильными советами по профессиональной квалификации, можно так это назвать, с общественным, научным контролем, то есть пускай проверяют, с их точки зрения, ВУЗы, которые понимают, что такое качественное образование.

Поговорим о том, как происходит госаккредитация ВУЗов сегодня и что, возможно, в ней стоит улучшить, с нашим гостем: у нас в студии академик Международной академии наук педагогического образования Сергей Комков. Сергей Константинович, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Комков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Наверное, понятно, почему появилось такое письмо. Было два громких решения буквально недавно по двум ВУЗам, по Европейскому университету, по "Шанинке", там, я так понимаю, лишение аккредитации в двух этих случаях, и вот мы видим реакцию коллег. Как вам кажется, справедливы претензии у представителей ВУЗов к этой системе?

Сергей Комков: Я бы сказал так: эта проблема уже даже перезрела. Дело в том, что эта проблема возникла не сегодня и даже не вчера, эта проблема возникла, может быть, даже лет 10-15, а может быть, даже 20 лет назад. Об этой проблеме, о том, что система государственной аккредитации и лицензирования ВУЗов построена неверно, говорили ректоры ведущих ВУЗов уже очень и очень давно. И о том, что заниматься этим должны не чиновники, которые порой понятия не имеют о том, как работает реально ВУЗ, каким образом осуществляется учебная деятельность в том или ином учебном заведении и кто конкретно делает то или иное учебное заведение, каковы должны быть критерии оценки деятельности учебных заведений, об этом говорили еще 15-20 лет назад. Но тем не менее чиновники упорно стояли на своем.

Ольга Арсланова: А как они проверяют ВУЗы сегодня?

Юрий Коваленко: Как качество образования вообще проверить можно?

Сергей Комков: Проверяют образование сегодня в ВУЗах чисто по формальным признакам.

Ольга Арсланова: То есть давайте уточним: не качество образования проверяют, проверяют формальные признаки – какое здание, какой там сделан ремонт? Что они проверяют?

Сергей Комков: Будем так говорить: они вроде бы говорят о том, что они проверяют и качество, но проверяют это чисто документально, по бумажкам, по тем отчетам, которые предоставляют ВУЗы. И чем лучше ты отчитаешься по бумажкам, тем, значит, ты более качественно работаешь. Поэтому тот, кто подсуетится, тот, кто представит более, так сказать, качественные документы, не реально покажет работу ВУЗа, а качественно покажет документы, тот и получается в хороших и передовиках. А тот, кто реально работает, но при этом у него не хватает времени, для того чтобы заниматься тем, чтобы вот эти самые бумажки готовить, а он занимается реальной работой со студентами, с аспирантами, с преподавательским составом, формирует учебно-материальную базу, занимается огромной массовой научно-исследовательской работы…

Ольга Арсланова: Ну то есть своими прямыми обязанностями.

Сергей Комков: Своими прямыми обязанностями, но порой какие-то чисто формальные условия не соблюдает, те оказываются порой в не очень выгодных условиях.

Юрий Коваленко: То есть если я вас правильно понимаю, какой-то средний институт, который выдает филькины грамоты, который не учит фактически ничему, предоставляет отчет о том, что у него отличников больше, чем двоечников, о том, что они какие-то статьи в каких-то хищных журналах публикуют…

Сергей Комков: Совершенно верно, да.

Юрий Коваленко: …он будет лучше для этой комиссии, нежели какой-то серьезный ВУЗ?

Сергей Комков: Да, да. И кстати говоря, вы знаете, где-то лет 10-15 назад вы помните, какая огромная была масса у нас так называемых вот этих шарашкиных контор?

Ольга Арсланова: Как раз ваши коллеги в этом письме и указывают на то, что в период с 2012 по 2017-е гг. благодаря этой системе аккредитации удалось закрыть много ВУЗов, которые действительно некачественные услуги предоставляли. Но сейчас ситуация изменилась. Действительно ли для чего-то послужила полезного эта система? Ведь смотрите, их стало меньше, этих шарашкиных контор, о которых вы говорите?

Сергей Комков: Ну это не благодаря тому, что усилился государственный контроль.

Ольга Арсланова: А почему?

Сергей Комков: Это не государственный контроль усилился, это усилилась работа правоохранительных органов после того, как очень серьезно занялись вот этой вот деятельностью так называемых вот этих шарашкин контор правоохранительные органы. А кстати, они начали активно работать после и наших выступлений. Кстати, я с собой захватил, еще в 2007 году вышла моя книга, она с таким достаточно звучным названием вышла под названием "Стерва".

Ольга Арсланова: Похожа на любовный роман.

Сергей Комков: Похожа на любовный роман, но если посмотрите даже на обложку этой книги, здесь с одной стороны фотография симпатичной женщины, а вторая половина – это тигрица. Это рассказ о бывшей руководительнице департамента Министерства образования и науки, которая занималась выдачей как раз документов об аккредитации и лицензировании высших учебных заведений. И вот эта конкретная история о том, как проходила аккредитация одного из негосударственных ВУЗов. Так вот с этого прекрасного, прекрасно работающего ВУЗа потребовали взятку в 200 тысяч долларов всего лишь. Но дело в том, что просто была система целая, когда туда, в этот департамент, носили целыми чемоданами денежки, за эти денежки выдавались лицензии, аккредитационные свидетельства и так далее.

Ольга Арсланова: А откуда у вас эта информация?

Сергей Комков: Эта информация абсолютно достоверная, это на основе реальных документов, все это описано было.

Ольга Арсланова: Было уголовное дело?

Сергей Комков: После выхода в свет этой книги вот эту даму уволили из Министерства образования, просто ее не успели поймать за руку, но ее уволили оттуда со службы, а правоохранительные органы очень серьезно занялись всей этой системой, и началась чистка очень серьезная. Так вот не надо говорить о том, что какая-то произошла внутренняя серьезная работа в самом ведомстве, а просто серьезно занялись своей работой правоохранители.

Но на сегодня надо менять в корне систему аккредитационную. И вот то, что сегодня предлагает та группа ректоров, которые вышли с этой инициативой, в какой-то степени я бы считал таким переходным этапом. Но меня здесь настораживает только одно, меня настораживают те фигуры, которые возглавили это движение. А именно меня настораживает, что вот одним из руководителей этой группы оказался господин Кузьминов, ректор Высшей школы экономики.

Ольга Арсланова: Почему? Что вас смущает?

Сергей Комков: Потому что Высшая школа экономики на протяжении всех лет своего существования с 1992 года, когда она была создана, является инициатором целого ряда преобразований в российской системе образования, которые ведут к развалу системы российского образования. Это введение Единого государственного экзамена, то есть тестирование учащихся, это нормативно-подушевое финансирование и целый ряд других преобразований, которые разваливают систему образования. И вот то, что сегодня господин Кузьминов вдруг решил возглавить вот это движение, меня очень настораживает, поэтому я думаю, что менять систему аккредитации надо, заниматься этим действительно должно профессиональное сообщество ректорское вместе с сообществом работодателей, которые заинтересованы в получении высококвалифицированных профессиональных кадров, а не чиновники Министерства образования… Вернее, теперь это называется Министерством высшей школы и науки. Делать это должно высококвалифицированное профессиональное сообщество.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. У нас на связи Воронеж, Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне очень импонирует позиция гостя вашей программы. Конечно, надо критерии менять, подрихтовать надо что-то и в центр поставить студента, каково ему в ВУЗе. Я вот… Дети учатся, один закончил, не буду называть, какой, но главный в Воронеже, – закрыта столовая, качество в общежитии невозможное, ни буфетов, ничего. Есть, например, только в общежитии для иностранных студентов буфеты, извините, местные и так обойдутся. Ну о ценах, открываем коммерческие кафе в ВУЗах, берем пример с Высшей школы экономики, драть три шкуры со студента. Не торопитесь, извините, доить, его еще надо вырастить, поэтому надо вот эту еще сторону, здоровьесберегающую строчку поставить, а накормили ли мы его, а одели ли, а обули? Вы посмотрите, давайте сравним, какая забота в американских ВУЗах, вы правильно соглашаетесь со мной, и как раздеть, разуть, вот это лозунг высшей школы. И пора и президенту на это посмотреть, заботиться о своем народе, последний народ скоро убежит в Америку.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Не нужно, наверное, одевать и обувать, не такая у ВУЗа задача, но…

Юрий Коваленко: В Штатах наверняка и образование дороже.

Сергей Комков: Во всяком случае социальная забота…

Ольга Арсланова: …спросить вообще мнение студентов было бы неплохо в процессе аккредитации, кого и хочет…

Сергей Комков: Социальная сторона должна быть обязательно соблюдена. Социальная сторона жизни студента и преподавателя обязательно должна быть учтена при выполнении аккредитационных всех принципов.

Ольга Арсланова: Хорошо, а уровень образования разве нельзя измерить простым способом, провести какое-нибудь тестирование студентов?

Сергей Комков: Нельзя.

Ольга Арсланова: Посмотреть, как эти студенты трудоустроились, насколько они востребованы на рынке труда, и потом прибавить какие-то баллы ВУЗу или отнять?

Сергей Комков: Это слишком простой, знаете, способ. Мы все пытаемся как-то упростить, простым тестированием все быстро решить. Вы знаете, это очень непростая проблема, и я вообще бы не стал делать такой, знаете, постоянный замер через каждые 5 лет, потому что у нас сегодня ВУЗы каждые 5 лет проходят вот эту вот процедуру. Вы представляете, во что мы превращаем? – мы превращаем работу ВУЗа в сплошной ад, потому что…

Ольга Арсланова: Особенно на время аккредитации, там работа останавливается.

Сергей Комков: Да. Потому что как только подходит период аккредитации, ВУЗ фактически прекращает свою работу. Вместо того чтобы заниматься нормальным учебно-воспитательным процессом, весь ВУЗ встает на дыбы, встает на уши и вместо того чтобы учить студентов, заниматься с аспирантами, заниматься своей основной деятельностью, весь ВУЗ начинает готовиться к этой вот процедуре, бумаги писать, отчеты писать, составлять какие-то непонятные графики, заниматься всякой ерундой. Ради чего? Не надо этого делать. Зачем такая постоянная нервотрепка, которую устраивают ВУЗу? Тем более если этот ВУЗ успешный, если у него прекрасные показатели, зачем ему каждые 5 лет устраивать эту постоянную нервотрепку?

Ольга Арсланова: Послушаем еще одну нашу зрительницу, Любовь из Алтайского края на связи с нами. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, дорогие телеведущие.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы сказать про нашу алтайскую Академию экономики и права, которая находится в Барнауле. Его просто так, я не знаю за что, просто так перечеркнули одним росчерком пера в Москве где-то, а наши дети остались на улице. У меня внучка отличница, закончила там 3 курса и все, нас выкинули на улицу, сказали, всех хотели запихнуть в наш АГУ, но мы туда не пошли. Еще самое странное, что в конце 3 курса во время экзаменов нас заставили заплатить 45 тысяч, половину того, что мы должны в течение года 4-го курса заплатить, нам так деньги и не вернули, ничего нам не вернули, обанкротили этот институт. Сколько туда ни писали в Москву, сколько ни бились, академию разбили, а там столько было хороших специальностей, которые… Во всей Сибири единственный институт их готовил.

Ольга Арсланова: Любовь, а расскажите, пожалуйста, какие основания, какие-то приводили аргументы, что не так было с ВУЗом?

Зритель: Я не знаю что. Раньше был там старый Тен наш, это фамилия нашего ректора, а потом он умер, у него остался сын, который стал наследником, и сразу все пошло наперекосяк, непонятно что. Сначала аккредитации лишили, а потом 31 августа пришел приказ, что лицензию отобрали. Почему? Зачем? Такой институт был!

Ольга Арсланова: То есть получается, что за очень короткое время вдруг ВУЗ стал некачественным: предоставлял качественное образование, а потом вдруг что-то случилось. Спасибо вам за ваш звонок, за этот крик души.

Сергей Комков: Вы знаете, у нас в 1960-е гг. было достаточно популярным такое слово, как волюнтаризм. Вот сейчас мы возвращаемся, по-моему, опять к этому понятию. Сегодня мы очень часто наблюдаем такое явление в системе российского образования, как волюнтаризм: вот взбрело в голову чиновнику какому-то в Министерстве образования (сегодня в Министерстве высшего профессионального образования и науки), что вот этот ВУЗ некачественный, по каким-то своим параметрам решили, взяли и перечеркнули. При этом не задумываются ни о судьбе студентов, ни о судьбах преподавателей, ни о чем не задумываются.

Потом меня очень удивляет тот процесс, который шел у нас, кстати, он был инициирован как раз в чем-то экспертами Высшей школы экономики, так называемая реструктуризация высших учебных заведений, которые отраслевые ВУЗы вдруг решили все слить в университеты. И вот хорошо работавшие отраслевые ВУЗы взяли и начали сливать в эти университеты региональные, и прекрасно работавшие отраслевые ВУЗы, которые готовили узких специалистов для определенной отрасли, их взяли и в эти отраслевые ВУЗы силком начали сдавливать, сливать. А потом эти небольшие университеты, начавшие работать ни шатко ни валко, просто взяли и вообще прикрыли, уничтожили и все, и все студенты порой оказались на улице. Вот вам, пожалуйста, отношение к молодежи и студенчеству.

Юрий Коваленко: Много ВУЗов плохо, получается, снижается качество; мало ВУЗов – плохо, потому что снижается доступность высшего образования для населения. Вот золотую середину, я так понимаю, не видит никто?

Сергей Комков: Я думаю, что золотую середину можно было бы найти, но для этого должен существовать очень спокойный и нормальный диалог между сообществом вузовским в лице ректорского сообщества, причем ректоров ведущих наших ВУЗов – а у нас прекрасное ректорское сообщество, которое возглавляет сегодня, дай бог ему здоровья и еще долгих лет жизни, Виктор Антонович Садовничий, Союз ректоров России – и руководителей нашего правительства. Надо просто сесть спокойно за стол и обговорить эту ситуацию, принять мудрое решение наконец-то, найти какие-то точки соприкосновения. Российское образование всегда было одним из лучших в мире, мы должны найти наконец-то вот это соломоново решение.

Ольга Арсланова: Успеем мы еще один звонок принять. Игорь из Курска, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я отчасти согласен с вашим уважаемым гостем. На самом деле, конечно, нужно исходить из поэтапного реформирования, которое произошло уже во многих отраслях, имеем в большинстве случаев, к сожалению, пагубный эффект, в том числе в очагах культуры, которые имеют отношение к Министерству образования, и всего остального. Но господа, позвольте. Я учился в одном заочном институте города Москвы, там постоянно менялся преподавательский состав и два раза менялся ректор в том числе по коррупционным мотивам: дайте, как говорится, того заведения, где вы работаете или учитесь, бухгалтерские документы, и я скажу, чем они занимаются.

Я о чем говорю прежде всего? Вы помните историю с очагами культуры в Москве? Извините меня, независимо от форм собственности они все имеют государственную поддержку, тем не менее вот эта школа экономики, которая нам с 1980-х гг. говорит о самоокупаемости и самофинансирование, тем не менее показывает яркие, характерные, диаметрально противоположный результат, когда ВУЗы, в том числе и все остальные предприятия, полностью пользуются государственной поддержкой и тем не менее стараются еще на наших деньгах налогоплательщиков диктовать не только свои какие-то корыстные взгляды на жизнь, но и в том числе теорию, которая диаметрально противоположна политике в отдельных отраслях. Я считаю, что действительно ваш гость прав, должны быть профессионалы, но давайте займемся той головной частью, когда они профессионалы, к сожалению, создают те комиссии, которые подвергаются сомнению в том числе среди нас, простых граждан.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Ну вот эти два ВУЗа, Европейский университет, "Шанинка", были уважаемые ВУЗы, студенты были довольны, они представляли альтернативные программы, которых в других ВУЗах нет, в наших государственных, традиционных. Что получается? Теперь из-за какой-то мелочи или, я не знаю, из-за какого-то предвзятого, может быть, отношения к этим ВУЗам они не смогут продолжать работать? Или они могут работать, но как-то без аккредитации? Это возможно?

Сергей Комков: Нет, они не могут без аккредитации.

Ольга Арсланова: То есть они будут вынуждены закрыться?

Сергей Комков: По закону без аккредитации они не могут работать, поэтому они должны закрыться, потому что по закону они не могут дальше продолжать образовательную деятельность. Поэтому неслучайно возникло такое вот возмущение в ректорском сообществе. К сожалению, еще ряд ВУЗов, прекрасно работавших раньше и государственных, и негосударственных прекратили свою деятельность из-за вот этих причин. Может такое получиться, что и вообще и прекрасный государственный ВУЗ, какой-то университет с именем, с прекрасной базой, с прекрасными наработками в один прекрасный момент вдруг окажется за бортом. Так вот чтобы этого не случилось, надо сделать сегодня так, чтобы подобного рода решения зависели не от чиновников, а от квалифицированных специалистов, которые в состоянии принять правильные и мудрые решения.

Ольга Арсланова: Спасибо. Будем следить за реакцией на это письмо. У нас в гостях был академик Международной академии наук педагогического образования Сергей Константинович Комков. Большое спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)