• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Если Счетная палата, наделенная новыми полномочиями, заработает, как задумано, ее глава превратится просто в Великого Инквиизтора

Сергей Лесков: Если Счетная палата, наделенная новыми полномочиями, заработает, как задумано, ее глава превратится просто в Великого Инквиизтора

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. В России вступили в силу новые правила европротокола. Ну, вступили они в силу 1 июня, но по сути с этой недели, действительно, всерьез автомобилисты могут начать пользоваться новыми условиями. Вот основные пункты. Сумма выплат увеличена вдвое, она разная в зависимости от города. И оформить можно будет европротокол, даже если у автомобилистов нет согласия, кто же в аварии виноват. По логике, ожидается, что все больше водителей решат не ждать инспекторов на месте небольшой аварии (да они, собственно, и не приедут), а будут договариваться автомобилисты сами.

Юрий Коваленко: Но перед этим также сами водители должны зафиксировать факт ДТП и передать данные в Единую информационную базу данных ОСАГО. Сделать они это смогут либо с помощью спутниковой системы ЭРА-ГЛОНАСС, ну или же приложения для смартфонов, но только если нет пострадавших и столкнулось не больше двух автомобилей, и только на них есть повреждения, а не на имуществе.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на данные о том, как оформляются аварии в России сейчас. В 2017 году европротокол оформлялся примерно в трети всех случаев – 33% всех аварий, если быть точнее, оформлялись таким образом. В 2016 году – 30%. Общая сумма выплат по ускоренному оформлению выросла на 22% и в прошлом году составила уже 11,5 миллиарда рублей. В 2016-м, как вы видите, было 9,5. Ну и средняя сумма выплат на автомобилиста, на пострадавший автомобиль составила 27 400 рублей.

Юрий Коваленко: И под европротокол хотят подвести и более дорогие аварии. Раньше лимит выплат по нему составлял 50 тысяч рублей, но с 1 июня его увеличат до 100 тысяч.

Ольга Арсланова: Уже увеличили.

Юрий Коваленко: Кроме того, отменят условие, по которому оба участника должны быть согласны с обстоятельствами ДТП и списком видимых повреждений. Ну, это в случае если они договорятся. В Москве и Петербурге с их областями верхняя планка выплат 400 тысяч. Но завидовать не надо – со следующего, 2019 года во всех регионах страны будет введена безлимитка по европротоколу.

Ольга Арсланова: Как показывает статистика (и данные сейчас вы эти увидите), 85% всех аварий, оформленных по европротоколу, – это ущерб до 100 тысяч рублей, то есть совсем небольшие повреждения. В прошлом году было оформлено самими участниками без инспекторов полмиллиона. Это как раз те аварии, в которых водители могли по несколько часов перегораживать движение (мы все помним, как это было раньше) машинами в ожидании экипажа ДПС.

Юрий Коваленко: Ну и давайте разбирать нововведение. У нас в гостях Леонид Дмитриевич Ольшанский, вице-президент движения "Движения автомобилистов России", адвокат. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: По-моему, европротокол – это удобно абсолютно всем автомобилистам.

Юрий Коваленко: И знают, как им пользоваться, абсолютно все.

Ольга Арсланова: Но при этом, когда мы понимаем, что сумма стала больше, еще меньше желания вызывать сотрудников, вызывать инспекторов и вообще кого-то привлекать.

Леонид Ольшанский: Знаете, я честно признаюсь – я являюсь критиком фундамента дела ОСАГО, самого закона. Сейчас объясню – почему.

Ольга Арсланова: Ну, раз уж он есть…

Леонид Ольшанский: И я критически отношусь к той информации, которая сегодня к нам поступила. Вот я официальную бумажку зачитываю: "Если разногласие есть, то при оформлении ДТП без ГИБДД пострадавший может рассчитывать на выплату только в пределах 100 тысяч". Это первое.

Второе. И информация, и ваши слова говорят о чем? Что нужно (это не прозвучало) оборудовать или автомобиль этой системой ЭРА-ГЛОНАСС, или иметь специальное приложение. А мы говорим, эти документы действительно где? На территории всей нашей необъятной страны. В глубинке российской (я ездил) старые "Жигули" и "Москвичи"– берут кувалду, два удара, выпрямили крыло, что-то помятое и краской, которой только что красили забор, покрасили. Все, на рынок за помидорами! У людей нет денег на эти приборы, нет желания. И самое главное – у очень многих, особенно пожилых людей нет умения работать с этим приложением.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, а зачем это нужно? Неужели нельзя заполнить старую добрую схему ДТП, разъехаться и поехать с этой бумажкой уже в страховую компанию? И на этом все закончится.

Леонид Ольшанский: Да. Но нам же, видите, что говорят? Нам еще раз говорят: вот только так. Если этого нет… Еще раз читаю: если разногласия есть, то без ГИБДД только 100 тысяч. Это первое. Более того, многие водители говорят: "Я даже и это заполнить не могу". ГАИ не едет.

Но самое главное – в чем опасность европротокола? Прошло время, вы поехали на станцию. Эксперты опытные и честные. Мы исходим из того, что все честные. Посмотрели и говорят: "О, нет! То, что вы внешне увидели – крыло, капот, бампер. Вот еще здесь треснуло, здесь отломилось, здесь не фурычит".

Ольга Арсланова: А это уже не европротокол.

Леонид Ольшанский: Если вы подписали европротокол, вы согласились с условиями игры. Хоть бы там атомная бомба, ни копейки больше! Судья говорит: "Я к вам с полным уважением, но я ни копейки вам дать не могу. Хотя экспертиза говорит – миллион, два, три, десять. Вы подписали европротокол". То есть европротокол – первое – есть навязанная услуга. Покупай и ставь ГЛОНАСС или же приложение.

Юрий Коваленко: Но это ведь наверняка для крупных городов, а не для местности, где нет интернета и нет человека денег на смартфон.

Леонид Ольшанский: Да. Но мы же говорим обо всей стране. Ведь это действительно для всей страны. Это раз.

И второе – опять-таки если не согласен, то опять 100 тысяч. А самое главное нам не сказали. Вот этот европротокол – это малепусенький отросточек на большом дереве ОСАГО. Негодование водителей, письма в наше движение, в Госдуму, в прокуратуру, в суд, куда угодно. В Министерстве финансов о чем говорят? Все жалобы на две кучки делят. Первая: "Мне под благовидным предлогом отказали в выплатах, а ДТП было". Вторая жалоба: "У меня удар, – ну, условно говоря, – на полмиллиона, а мне заплатили 220 тысяч. Теперь я должен еще судиться". То есть люди негодуют. Сами представители страховых компаний говорят, что якобы несколько миллионов водителей, по их подсчетам, двигаются по дорогам России без полисов и несколько миллионов движется якобы, по их подсчетам, с поддельными полисами. Это говорит о чем? Что растет негодование водителей против всей системы.

Юрий Коваленко: О недоверии ей.

Леонид Ольшанский: Нет, люди говорят так. А что говорят профессора крупные, теоретики гражданского права? Они говорят, что страхование – это такая же гражданско-правовая сделка, как купля-продажа, мена, дарение, аренда, а дальше читай Гражданский кодекс, вот глава за главой. Но почему купить и продать дачу или тот же автомобиль – добровольно, а страховать – принудительно, используя лоббистские связи в Госдуме? Нет, мы хотим добровольно.

Ольга Арсланова: Леонид Дмитриевич, вы ссылаетесь на статистику – да? – сколько автомобилистов отказываются от полиса. Но давайте вспомним и статистику по европротоколу. С каждым годом желающих оформить вот так становится больше.

Леонид Ольшанский: Понятно.

Ольга Арсланова: Если это такая вредоносная штука, то почему люди это делают?

Леонид Ольшанский: "Ой, по судам ходить долго, ходить в ГАИ долго. Черт с тобой, подавись! На! Давай распишусь. Что? 50 тысяч, а с июня 100? А, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Все! Где расписаться? Вот здесь? Все, поехали. Дела. На рынок надо, яблоки везти. Все". Вот только поэтому – получить тяжело, хоть что-то получить. Вот так пишут нам миллионы автомобилистов.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты в разных городах поговорили с россиянами и как раз спрашивали, оформляли ли они европротокол. Давайте эти истории посмотрим сейчас.

Леонид Ольшанский: Давайте.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ну, если мы отказываемся ОСАГО в какой-то параллельной реальности, вот пожалуйста – мы возвращаемся в те времена, когда вымогают деньги водители друг у друга.

Леонид Ольшанский: Я вам расскажу. Мне очень часто звонят, выезжаю. Если бандиты (будем так их называть), вымогатели уже решили, они говорят нецензурной бранью: "Можешь направить, – я их слова литературно говорю, – свой полис туда-то и туда-то. Вот сейчас миллион давай. Я генерал. Я министр. Сейчас будет плохо, сейчас подъедут братки". Используют психологическое давление, там есть специалисты. "Поехали домой. Снимай бриллианты, давай из ушей снимай. Давай, давай, давай, давай!" Поэтому, если люди захотят вымогать, то – да.

А теперь следующий вопрос разбираем. Человек начитался моих книг, статей, закрылся в машине, набрал 02. Они разламывать машину – никогда не разламывают. Приехала милиция, которая теперь полиция. Оформили. Нам же говорят, что лимит, ну, 400 тысяч. А наша любимая метафора журналистская какая? Горбатый "Запорожец" въехал в шестисотый Mercedes. Ну, для ровного счета. Экспертиза говорит – миллион! Ну, от миллиона отнять 400 тысяч – будет 600. Где их взять? Гражданский кодекс отвечает: с виноватого. Значит, если дедушка виноват, ему скажет владелец Mercedes: "600 тысяч сюда!" – "А у меня нет". – "Нет? Тогда я заберу твою фазенду маленькую, 6 соток, и домишко маленький".

То есть от большой аварии страхование не спасает. Но если мы двинемся в эту сторону, то нам скажет страховая компания, это их сообщество нам скажет: "Ради бога! Мы будем платить 10 миллионов, но тогда в 10 раз давайте стоимость полиса поднимем". И это будет вечное перетягивание каната.

Ольга Арсланова: С расширением европротокола нам стоит этого ожидать?

Леонид Ольшанский: Чего?

Юрий Коваленко: Увеличения.

Ольга Арсланова: Роста цен на полис. Чего боятся наши зрители?

Леонид Ольшанский: Жалко, я пришел без таблиц. Каждые полгода-год страховые компании говорят: "Мы убыточные, мы несчастные. Нужно повышать тарифы". Я хочу на что заострить внимание? Вот эта сумма европротокола прошла через парламент. Штрафы за любое деяние – митинг незаконный, елку пилил, живешь без регистрации, проехал на красный свет – в кодексе очерчены через парламент. Любое заседание Конституционного Суда начинается со слов: "Согласно части 3-й статьи 55 Конституции, любое ограничение прав граждан только по федеральному закону", – то есть через парламент и подпись президента. А стоимость полиса не проходит через парламент. В тишине кабинета подписывают чиновники, в данном случае сегодня Центробанк. Хотя бы гласно, через парламент проводили бы, сколько должен каждый из нас, если есть автомобиль, заплатить за полис.

Но еще и это не все. Раньше говорили, что стоимость полиса возрастет, если в предыдущем году было ДТП. Ну, худо-бедно понятно, ты аварийщик. Худо-бедно было понятно. А теперь они говорят: "Ты можешь ни разу никого не поцарапать, даже сотой доли миллиметра, но если тебе пришли штрафы без ДТП, все равно мы увеличим стоимость полиса". Мы им говорим: "Господа, суды уже сказали: автомобиль – это категория гражданского права, собственность, а водитель, охотник, рыболов – это категория административного права". Нет, двигают через Центробанк, мимо парламента, повышать резко стоимость полиса за пришедшие штрафы.

Юрий Коваленко: Но ведь святых водителей-то не бывает. Получается, что всем больше платить придется?

Леонид Ольшанский: Поэтому мы не должны сильно клевать, сильно радоваться, сильно обольщаться за вот эти поправочки. По моему убеждению, это дымовая завеса над общей тенденцией вытягивать деньги их людей, которые обладают автомобилями.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. У нас Ямал на связи. Руслан, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер. У меня вопрос такой. Понимаете, как бы человек со средними "лошадями" под капотом оплачивает среднюю страховку. Не знаю, как где, но у нас по Ямалу это 7,5 тысячи. Этот человек ездит непорядочно абсолютно. Вот ударил одну машину, заполнил европротокол. В этот день он ударил вторую машину, заполнил европротокол. Третью, четвертую… То есть в течение этого года он нащелкал пять, шесть, семь машин. И он ведет себя нагло, потому что: "Я же заплатил 7,5 тысячи, понимаете, я могу бить что угодно".

То есть это не только на Ямале, понимаете. Я бы даже сказал, что на Ямале такого нет. Но я езжу в отпуск с детьми по всей России. И люди ведут себя нагло. То есть получается, что он за год отдал 7,5 тысячи, а машин набил на миллионы. И то, что потом ему франшизу какую-то прилепят – я вообще смысла не вижу в этой страховке

Ольга Арсланова: А вопрос в чем?

Леонид Ольшанский: За что вы ратуете, вы нам расскажите?

Зритель: Половина у нас Башкирии, России и дальше – ездят люди без страховок. То есть я, нормальный и добропорядочный гражданин…

Ольга Арсланова: Понятно, просто констатация. Спасибо, понятно. Руслан, понятно. Еще Тюмень успеем послушать.

Леонид Ольшанский: Давайте.

Ольга Арсланова: Николай, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, а не проще ли привязать это страховое ОСАГО, так называемую ответственность, к правам автомобилиста и сделать доступным это все дело в общем доступе? Пришел к работодателю, достал права – посмотрели баллы, посмотрели аварийность, посмотрели нарушения. Работодатель говорит: "Нет, вы мне не подходите". Так же и в страховой. Так это будет действительно страхование гражданской ответственности.

Ольга Арсланова: А что значит "не подходите"? "Не будем страховать ваш автомобиль"?

Леонид Ольшанский: Зритель, наш слушатель уловил суть противоречий. Давайте еще раз. Как называется закон? Об обязательном страховании чего? Гражданской ответственности, не административной. Кого? Владельца. Владельцем может быть и телекомпания, и бабушка-ветеран, и дедушка инвалид войны. Мы все время говорим, что не может владелец отвечать. Значит, если как говорит наш уважаемый зритель, тогда я на троюродную бабушку в Рязанской губернии ставлю автомобиль, все приходит на нее, а я прихожу с правами чистый. А он говорит дальше: "Давайте тогда на права". Тогда закон будет называться "Об обязательном страховании административной ответственности водителя". Тогда это другой закон и это другая концепция научная. Тогда опять в парламенте на 10 лет полемика.

Юрий Коваленко: Сейчас подскажете – и еще одну страховку заставят водителей платить.

Ольга Арсланова: И другая тема нашей встречи. Спасибо вам большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: У нас в гостях был Леонид Ольшанский, вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат, который не в восторге от расширения европротокола, вступившего в силу этим летом.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты