• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Почему мы можем создать самонаводящиеся ракеты, а самонаводящуюся бюрократическую сисему нет?

Сергей Лесков: Почему мы можем создать самонаводящиеся ракеты, а самонаводящуюся бюрократическую сисему нет?

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Аналитический разбор главных событий последних дней от обозревателя ОТР.

Ольга Арсланова: Вы сможете ими воспользоваться уже через 2 минуты, потому что в нашей студии появляется Сергей Лесков, которому, как правило, поступает больше всего вопросов и комментариев от наших зрителей. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте вместе подведем информационные итоги уходящей недели.

Сергей Лесков: Да нет, итоги мы будем подводить завтра.

Юрий Коваленко: Это вторая пятница.

Ольга Арсланова: А, хорошо. Тогда знаете как? – предварительные итоги.

Юрий Коваленко: Начнем.

Сергей Лесков: Собственно, да, сегодня необычный день. Обычно мы в пятницу находимся в приподнятом настроении, а тут надо быть настороже, потому что настоящая пятница на этой неделе приходится на субботу.

Итак, что же произошло сегодня? Еще одна страна, причастная к трубопроводу "Северный поток – 2", дала разрешение на прокладку трубы, эта страна Швеция, уже третья страна. Остались только две страны, которые пока не дали разрешения, – это Дания и Россия. Что-то мне подсказывает, что с одной из этих стран проблем не будет, но вот с Данией остается еще подождать. Тем не менее у "Северного потока – 2" еще остаются противники, это США и, наверное, такие две могущественные страны, как Польша и особенно Украина, которые продолжают ставить палки в колеса этому проекту.

Кстати, про Украину. Мы совсем забыли про Аркадия Бабченко, а ведь сегодня исполняется 9 дней то ли смерти, то ли воскрешения, непонятно. Стоит напомнить, что 9 дней назад история российского журналиста Аркадия Бабченко была первой новостью мировых агентств, а потом тут же оказалось, что это какой-то глобальный и фантастический фейк, но все-таки. Какие новости в деле Аркадия Бабченко?

И если уж мы говорим о тайнах, секретах и загадках, то не обойтись без следующего события. Сегодня в Турине началось ежегодное заседание "Бильдербергского клуба". Многие ли слышали об этом клубе? Ведь есть такое мнение, что этот самый "Бильдербергский клуб" – это очень закрытая такая герметическая структура, которая объединяет ведущих финансистов, политиков, бывших генералов – и есть теневое мировое правительство. Но все мы любим какую-то конспирологию, объяснять простые события сложными секретами, но какие вообще сюрпризы нам готовит нынешнее заседание "Бильдербергской группы"? Собираются ли они говорить о России? Собираются, кстати.

Юрий Коваленко: Сергей, признайтесь честно, вы с первого раза научились выговаривать "Бильдербергский клуб" или долго тренировались?

Сергей Лесков: Вы знаете, очень много есть слов. Например, вы помните, где учился Гамлет?

Юрий Коваленко: Напомните.

Сергей Лесков: Или где он там жил? Там примерно все такие же слова. Нет, мне это не составило труда. Гораздо труднее запомнить имена южнокорейских правителей, которые, как мне кажется, вы знаете назубок. Так что все-таки, мне кажется, такие европейские языки проще, чем восточные.

Ну так вот, "Северный поток – 2". На самом деле, в общем-то, мы часто об этом говорим. Стоит напомнить, что мощность этого газопровода, который начинается в районе Санкт-Петербурга и заканчивается в Германии, 55 миллиардов кубометров в год, это очень много. Там есть еще нитка "Северный поток", там тоже 55 миллионов, то есть это получается 110 миллиардов кубометров. Напомню еще раз, сейчас "Газпром" продает 200, то есть это увеличение больше чем на 50% экспортной возможности. То есть, в общем, казна будет прибывать, это, конечно, очень выгодно России…

Юрий Коваленко: И мы заживем лучше.

Сергей Лесков: Ну денег больше заработаем. Я напомню, что 40 миллиардов долларов в год сейчас получает Россия от экспорта газа. Но Швеция хотя считает, что политический проект подозрительный, потому что в Западной Европе есть политики, которые считают, что это политическое оружие России, но экономика, любой преуспевающий, удачный экономический проект, конечно, можно использовать как политическое оружие, чего тут пальцем в небо тыкать. Чем сильнее экономика, посмотрим на США, тем больше возможностей у политики. Поэтому чего же Швеции про это говорить? Разве у Швеции, например, Нобелевские премии не являются политическим оружием? Тоже. Все является политическим оружием в таком случае.

Но поскольку с экономической и экологической точки зрения к "Северному потоку" никаких претензий быть не могло, то шведское Министерство инноваций дало разрешение. Между прочим, у нас нет такого министерства инноваций.

Ольга Арсланова: А было бы неплохо?

Сергей Лесков: Я не знаю. Вообще…

Ольга Арсланова: Хотя было у нас открытое…

Сергей Лесков: …по мировым рейтингам Швеция на протяжении 15-20 лет по уровню инноваций, research and development занимает первое, второе, в худшем случае третье место в мире. С другой стороны, мы знаем, Оля и спрашивает: вот у нас есть Министерство экономического развития – министерство есть, а экономического развития нет.

Ольга Арсланова: Ну вы знаете, Министерство экономического развития с вами бы поспорило.

Сергей Лесков: Вот почему так получается, что в Швеции есть и Министерство инноваций, и инновации, а у нас есть Министерство экономического развития, а этого дела нет, развития нет?

Юрий Коваленко: Зато у нас есть нефть и газ.

Сергей Лесков: Ну есть нефть и газ, да. Поэтому, может быть, даже и хорошо, что у нас нет Министерства инноваций, а то бы уж совсем было, даже бы и "Сколково" не было, видимо.

Ну так вот, осталась Дания, там небольшой кусочек этого газопровода… Вообще у него длина 500 километров по дну Балтийского моря, по территории Дании тоже какой-то кусочек проходит. Если Дания закочевряжится, то можно, в общем-то, ее и обойти. Она, конечно, думает почему-то дольше всех, хотя это же деньги каждый раз, когда труба прокладывается в территориальных водах, в экономической зоне. Стоит, наверное, вспомнить, что принц Датский когда решил отомстить всем своим врагам тоже долго, всю трагедию ходил и думал, когда начать, когда начать.

Ольга Арсланова: Который учился, кстати, в Виттенбергском университете.

Сергей Лесков: Вы посмотрите уже. Вот, видите.

Ольга Арсланова: Это проще, чем ваш клуб.

Сергей Лесков: Ничуть не проще, чем этот самый Бильдерберг. А с кем он учился, вы помните? С Розенкранцем и Гильденштерном.

Ольга Арсланова: Вот вы знаете, я не хотела говорить этих имен.

Сергей Лесков: Да. Ну "Бильдерберг" тоже собственное имя, между прочим.

Ну так вот, итак. Почему противники у этого проекта есть? Стоит, видимо, напомнить, что Америка хочет продавать в Европу свой сжиженный газ, мы говорили на этой неделе, что такой ушлый бизнесмен, как Трамп, конечно, предлагает Европе торг со всей циничностью: наложив санкции по поводу алюминия и стали, он на голубом глазу хитро подмигивает Ангеле Меркель и говорит, что если они не согласны с этими санкциями, он может их снять, но тогда надо отказаться от "Северного потока – 2".

Юрий Коваленко: Но Трамп крайне непоследователен в своих заявлениях. Сегодня он заявил, что хочет в Большой восьмерке видеть.

Сергей Лесков: Одно другому не противоречит. Он не то чтобы непоследователен, он непредсказуем, он непредсказуем в каких-то двух шагах налево, двух шагах направо, но он совершенно предсказуем в общем, каком-то глобальном тренде. Он пообещал вернуть в США рабочие места? – он все для этого делает. А вот этот вот, как в школе Соломона Пляра, вот эти вот маленькие шажки у него на самом деле непредсказуемы и вносят определенный флер в американскую внешнюю политику.

Ну так вот, тем не менее все-таки я думаю, что для Германии это было бы вопросом вообще национального унижения, так пойти на поводу. Почему против этого проекта "Северный поток – 2" Украина, тоже понятно: они получают деньги за транзит российского газа через свою достаточно изношенную…

Юрий Коваленко: Пока.

Сергей Лесков: Надо сказать, что та же самая Германия, недавно в Киеве был президент Германии (там еще и президент есть помимо канцлера, которого зовут Франк-Вальтер Штайнмайер) – он Порошенко обещал, что нет, они будут все делать, для того чтобы транзит сохранился. Путин недавно сказал, что транзит через Украину сохранится. Хотя Миллер, глава "Газпрома", говорит: сохранится-то сохранится, да только в каком объеме. Дьявол всегда сидит не в кустах, а в деталях. А вы помните, какой объем вообще прокачки через эти газопроводы, которые в советское время были проложены по территории Украины? 90 миллионов кубометров в год, то есть это 3 "Северных потока", огромные мощности. В советское время, да даже еще в 1997 году, в середине 1990-х гг. из этих 90 миллионов кубометров Украина оставляла у себя 57.

Юрий Коваленко: А куда ей столько?

Сергей Лесков: Ну там была промышленность. Вообще Украина была промышленной жемчужиной в СССР.

Юрий Коваленко: Была.

Сергей Лесков: А сейчас вы знаете, сколько Украина покупает? 5 миллиардов у России. Представляете? Значит, нужды Украины в этом газе неважно какого происхождения – они, кстати, сами добывают 17 миллионов кубометров в год – упали в 10 раз, насколько упала там промышленность. При этом они очень сильно, я не помню, сколько раз, но значительно, там цены на газ выше, чем в России, подняли цены в ЖКХ. Они покупают российский газ реверсом из Европы, мы об этом неоднократно говорили. Он, оказывается, в 4 раза дороже, чем российский газ был бы при прямых поставках.

Юрий Коваленко: Не попрана национальная гордость зато.

Сергей Лесков: Ну да, зато гордость. Ну да, Миллер сказал, что можно оставить, наверное, 10-15 миллиардов кубометров. На самом деле если те заработают нитки да еще, может быть, "Турецкий поток" будет, оставим 10-15. Видимо, эти вопросы будут оговариваться. Вообще, конечно, Украина и "Нафтогаз" (это украинская газотранспортная компания) крайне ненадежный партнер. Ведь сейчас самое неприятное, что происходит у "Газпрома": "Нафтогаз" выиграл суд в Стокгольмском арбитраже на 2.5 миллиарда долларов и отсуживает, пытается арестовать имущество "Газпрома" в Голландии, еще где-то. Помните эту страшную историю со швейцарской фирмой "Нога", которая арестовывала имущество России? Ну вот у нас выросла еще одна "Нога", это украинский "Нафтогаз" с претензиями на 2.5 миллиарда.

Ольга Арсланова: Как у собаки пятая.

Сергей Лесков: Да. Но "Газпром" подает какие-то встречные иски, это будет длиться бесконечно. А если еще учесть существо этого спора, которое рассматривалось в Стокгольме, оно было связано с какой-то свистопляской цен на поставки российского газа на Украину: с Тимошенко один был договор, во времена Ющенко, потом Януковича он был изменен. Зачем нам такой партнер нужен? Да они еще арестовывают. С одной стороны арестовывают имущество, с другой стороны со слезами на глазах просят оставить транзит.

Юрий Коваленко: Это кусание кормящей руки.

Сергей Лесков: Ну зачем? Там, по-моему, плевать было, в Библии сказано про плевать в руку дающего, вот то же самое. Если еще учесть, что в 1990-е гг. Россия все время списывала, фактически газ был бесплатный, украинские долги за газ, не было денег… Мне кажется, что даже если ты совершаешь первые шаги в бизнесе, ты постараешься освободиться от такого партнера, а "Газпром", конечно, не новичок в этом бизнесе.

Ольга Арсланова: У нас вопрос есть от зрителя, давайте его послушаем.

Сергей Лесков: Да я знаю, какой это вопрос, могу предположить: "Когда же газ придет в российские…"

Юрий Коваленко: Дешевый газ.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Виктор из Ставрополья, возможно, до свидания, Виктор, – угадал ли Сергей ваш вопрос?

Зритель: Нет, не дешевый газ.

Ольга Арсланова: Так, слушаем вас.

Зритель: У нас вопрос такой. Мы Путину задавали, он не ответил, вот Сергей Лесков пускай ответит. Вот мы берем газ, "Северный поток", "Южный поток", в Китай. Когда газофикация будет у нас в России, чтобы у нас у каждого гражданина России был газ российский?

Сергей Лесков: Ну то есть я угадал вопрос?

Ольга Арсланова: Нет, там не было слова "дешевый", люди готовы платить.

Зритель: Не было. Я согласен платить за газ, Туркмения бесплатно дает…

Сергей Лесков: На самом деле слово "дешевый" сказала Оля, я не говорил "дешевый".

В общем, я с вами целиком и полностью солидарен. Если наша передача являет собой какой-то социологический срез, то надо сказать, что каждый раз, когда мы говорим об экспорте российского газа, наши уважаемые зрители спрашивают именно о том, о чем спросили вы. Да, это очень острая проблема. Россия не может не продавать свои углеводороды, потому что это один из важнейших источников пополнения государственной казны, но очень жалко, что из-за этого на второй план отходит то, что вы сказали. Кстати, уровень газофикации Украины значительно выше, чем уровень газофикации России, да и плотность железных дорог там выше, чем в России, да и плотность автомобильных дорог выше. Видите, какая несправедливость: мы усиленно развивали теперь фактически потерянную для нас страну. Я целиком и полностью с вами согласен, это необходимо делать.

Давайте перейдем ко второму вопросу, он тоже очень важен и связан с Украиной. 9 дней смерти и воскрешения Аркадия Бабченко. Мы, естественно, говорили об этом. Что же произошло за минувшую неделю? Конечно, оказалось, что это глобальный фейк, уже выступили с осуждением многие организации, многие политики. Такая уважаемая организация, как "Репортеры без границ", осудила эту операцию. Да даже сегодня выступил генеральный секретарь НАТО Столтенберг, который сказал, что это подрывает доверие к прессе. Только я не понял, почему к прессе, при чем здесь пресса.

Ольга Арсланова: Потому что пресса, с одной стороны Бабченко как представитель журналистского сообщества, а с другой стороны журналисты, которые поверили в эту информацию, так как она была официальной и везде ее растиражировали. Я думаю, что в этом дело.

Сергей Лесков: Нет, товарищ Столтенберг заблуждается: это подрывает доверие к украинской политической системе, к украинским спецслужбам. Тут, видимо, вот что надо сказать: вообще какие-то инсценировки в практике спецслужб дело обычное, это бывало и в России, и в СССР, в любой другой стране. Но – и это ставит дело Бабченко особняком – никогда инсценировки не устраиваются по поводу общественно значимых фигур, тем более политиков (а Бабченко был именно такой фигурой), ибо после этого подрывается доверие и нарушаются какие-то установленные правила по части политического взаимодействия. Вы посмотрите, они подставили и министра иностранных дел своей страны, который что-то там в ООН заявил, премьер-министр Гройсман поторопился и сказал, что он видит за убийством Бабченко кровавые руки Кремля. Это перевернуло всю устоявшуюся систему, именно это делает убийство и воскрешение Бабченко беспрецедентным. Сам он как журналист, да еще журналист с именем, согласившись участвовать в этой истории, конечно, поставил на себе крест как на журналисте, – кто будет ему после всего этого верить, что он там напишет? Кстати, он теперь за интервью с собой, с живым трупом требует 50 тысяч долларов.

Юрий Коваленко: Понятно тогда, для чего он это делал.

Сергей Лесков: Хорошая монетизация своей смерти, конечно. Кстати, мировая практика показывает, что ничто так не способствует славе художника, как его безвременная кончина.

Юрий Коваленко: А что он может сказать за эти 50 тысяч долларов?

Сергей Лесков: Вот. Что обнаружилось за эту неделю? Конечно, пытаются сделать хорошую мину при плохой игре эти самые организаторы всей этой мистификации. Оказалось, что на Украине агенты Кремля собирались закопать 300 автоматов по всей территории Украины. Более того, появился и какой-то список из 47 видных украинских деятелей, которых агенты Кремля решили поубивать.

Юрий Коваленко: И Бабченко там не было, кстати, в этом списке.

Ольга Арсланова: Сегодня вот появилась информация о том, что полиция на Украине взяла под охрану 7 человек официально из этого списка жертв по делу Бабченко.

Сергей Лесков: Да. Это очень выгодно, между прочим, Порошенко накануне президентских выборов, потому что они теперь по гроб жизни будут ему обязаны, он спас их, в общем-то, от убийства кремлевскими агентами, как же они будут участвовать в политической борьбе? Только на стороне своего ангела-хранителя по фамилии Порошенко, все как выгодно. А вы слышали эти замечательные стихи, эту считалку, которая по поводу Бабченко появилась? Нет?

Юрий Коваленко: Нет?

Сергей Лесков: Ну как? Сейчас я попытаюсь воспроизвести. "Раз, два, три, четыре, пять, вышел Бабченко гулять, Вдруг убийца выбегает, В спину Бабченко стреляет…" Дальше там неважно. "И внезапно труп Аркаши, Услыхав молитвы наши, С триумфальным криком "Yes!" Оживился и воскрес. Встал с одра, пришел домой, Оказалось, он живой". Вот такой зайчик.

Ольга Арсланова: Очень многие вспомнили слова из Бориса Годунова: "Кто ни умрет, я всех убийца тайный!" – и указывают на Россию.

Сергей Лесков: Вы знаете, я другое вспомнил – я вспомнил гениальную пьесу Николая Эрдмана "Самоубийца", он там тоже инсценировал… Как его звали? Семен Семенович, по-моему. Он инсценировал собственное самоубийство, там были уже поминки по нему, Семен Семенович лежит в гробу, собравшиеся гости говорят: "Жаль, конечно, что усопший был такой никчемный человек. Лучше бы застрелился кто-нибудь позаметнее: наркоман какой-нибудь или писатель Горький". Тут самоубийца встает из гроба и говорит: "Я что-то подумал – я есть хочу, а еще больше, чем есть, я жить хочу!" Какая-то совершенно безумная история, конечно.

Ольга Арсланова: Тем не менее Аркадий Бабченко…

Сергей Лесков: Гоголя не хватает.

Ольга Арсланова: Все-таки надо дать ему слово, он заявляет, что боится за свою жизнь, опасается того, что все-таки будет доведено до конца покушение на него, найдутся какие-то другие исполнители; даже говорит, что может произойти это покушение в ближайшие 2 месяца. Так что пусть живет долго.

Сергей Лесков: Пусть живет долго. Нет, конечно, выше всего человеческая жизнь, но я уже говорил, что в Библии сказано, что на стезе истины нет смерти, нельзя, в общем, такими вещами играть, надо было какой-то другой сценарий предложить.

Мы совсем не сможем поговорить про наш дорогой "Бильдербергский клуб".

Ольга Арсланова: Да почему же? У нас еще много времени.

Сергей Лесков: Мне кажется, что это на самом деле наиболее важная тема, потому что если и есть мировое правительство, то вот оно. "Бильдерберг" – это гостиница в Голландии, где в 1954 в первый раз эта публика собралась. Вы знаете, мы ведь все склонны к какой-то конспирологии, считаем, что кто-то за нашей спиной правит: масонские ложи, тайные какие-то заговоры, это все очень популярно.

Юрий Коваленко: Семь тайных правителей Земли.

Сергей Лесков: Вот, да, тайные правительства Земли, собственно говоря, Америку создали масоны, непонятно, кто там вообще совершил Октябрьский переворот, отнюдь не большевики, а какие-то другие организации. Ну так вот, в этот самый "Бильдербергский клуб" входят на самом деле очень видные деятели, всего 130 человек. Попасть туда можно только по личному приглашению. Пресса никогда не допускается, не разрешаются никакие записи, видеосъемки, никаких пресс-конференций, они ничто никогда не публикуют, никогда не голосуют ни за что, – они собираются за закрытыми дверями и формируют какую-то общую точку зрения по наиболее важным вопросам.

А кто туда входит? Туда входит Генри Киссинджер, которого представлять не надо, туда входит семейство Рокфеллеров (Дэвид и Нельсон), входит Дональд Рамсфельд (бывший министр обороны США), туда входил, кстати, и Роберт Макнамара, но он, по-моему, пару лет назад умер.

Юрий Коваленко: А из наших никого нет?

Сергей Лесков: Я сейчас скажу. Алан Гринспен входит, который возглавлял эту федеральную систему, Пол Вулфовиц, который возглавляет Всемирный банк, глава ЦРУ Дэвид Петреус; кстати, Йенс Столтенберг, о котором мы говорили, глава НАТО, туда входит; глава банка Англии входит, такого рода люди. Были ли там когда-нибудь наши за эти годы? Да, там выступал однажды Григорий Явлинский, выступала Лилия Шевцова, они были приглашенные; дважды был Чубайс (кто бы сомневался, конечно, Чубайс был дважды). Но там почему-то где-то в 2011 году позвали Алексея Мордашова, владельца "Северстали", в последний раз выступал экономист Сергей Гуриев, впрочем, он живет во Франции. То есть наших там постоянных нет членов, но в качестве приглашенных лекторов, докладчиков они там есть.

Что будут обсуждать в этом году? Повестка дня только известна: это популизм в Европе, неравенство, рабочий рынок, искусственный интеллект… А вот на прямой линии мы об искусственном интеллекте президента не спрашивали, хотя он интересуется. Потом квантовые компьютеры – представляете, о чем они говорят? Саудовская Аравия и Иран, ведущая и доминирующая роль США, и также Россия где-то в середине списка отдельно стоит вместе, сразу рядом с американской темой. Может быть, это, конечно, даже и услаждает наше самомнение, довольно высоко стоим, выше, предположим, чем квантовые компьютеры, которые могут изменить мир.

Ну что тут еще скажешь про этот "Бильдербергский клуб"? Вообще на самом деле есть еще какие-то ведь такие закрытые клубы, о которых ходят легенды. Например, есть такой…

Ольга Арсланова: Но не все можно упоминать в эфире.

Сергей Лесков: Ну да. Например, есть такой "Клуб 300", который, я помню, в 1990-е гг. считалось, что он дает тайные приказы Ельцину, это тоже какое-то мировое правительство, но оно менее как бы раскручено, чем этот "Бильдербергский клуб". Конечно, самый известный у нас – это тайный "Союз меча и орала". Помните, как Остап говорил? – "придется послужить отечеству, полная тайна вкладов", то есть организации. Есть, конечно, и религиозные такие герметические структуры: каббалисты, например, является таким закрытым учением, тоже оно окутано тайной. Мы и на этот раз не узнаем, что там решил этот самый "Бильдербергский клуб", но обращает на себя внимание, что они заседают одновременно с заседанием Большой семерки в Канаде, может быть, есть какие-нибудь тайные ходы под Атлантикой, какие-то тайные нити, и из Турина, где заседают "бильдерберги", они будут отдавать свои команды президентам Большой семерки, которые в Канаде что-то обсуждают.

Юрий Коваленко: А если это такой закрытый клуб, то каким же образом удалось узнать повестку? И второй вопрос…

Сергей Лесков: Они публикуют повестку. Они не говорят о том, о чем они договорились.

Юрий Коваленко: А вот то, о чем они договорились, просто вывод или руководство к действию какому-то?

Сергей Лесков: А мы этого не знаем. В чем прелесть тайных организаций? Если, предположим, пионерская организация или комсомольская, в которой мы состояли, не были тайными, в общем-то, всегда публиковались заседания.

Юрий Коваленко: В "Пионерской правде".

Сергей Лесков: Да, или в "Комсомольской правде", или просто в "Правде".

Юрий Коваленко: А здесь "Бильдербергская правда" будет.  

Сергей Лесков: У этих нет никакого органа, где они могли бы свои приказы публиковать. Но поскольку… Возьмите Рокфеллеров, которые там сидят: естественно, они каким-то образом влияют, будучи сильнейшими лоббистами в своих странах… Кстати говоря, треть членов "Бильдербергского клуба" американцы, кто бы сомневался. Они лоббируют те решения, которые согласовали другие "бильдерберги". В какой степени, например, Генри Киссинджер руководствовался интересами тех американских президентов, которых он обслуживал, а в какой степени он реализовывал решения этого закрытого клуба, остается тайной, никто не знает. А у Чубайса тоже не спросишь, он же тоже давал подписку о неразглашении.

Юрий Коваленко: Ну что же, будем смотреть, к чему они там придут, внимательно смотреть.

Ольга Арсланова: Давайте к вопросам от наших зрителей. Очень много вопросов о прошедшей прямой линии с президентом, никуда не деться, придется еще раз о ней поговорить.

Сергей Лесков: Да, ну давайте.

Ольга Арсланова: "Ваше мнение и анализ, уважаемый Сергей Леонидович, о прошедшей прямой линии. Что произвело на вас впечатление?" Какие у вас впечатления от нее?

Сергей Лесков: В преддверии прямой линии вопрос этот мне задавали. Поскольку этих прямых линий уже было полтора десятка, то я свое мнение уже достаточно давно составил. Мне кажется, что, с одной стороны, тут есть, конечно, позитивные моменты, ибо это некий социологический, глобальный социологический опрос, мы представляем, что там волнует людей.

Но с другой стороны, есть и негативные моменты, они очень сильно настораживают. Они связаны с тем, что это некая проблема системы управления, президент не может решать все вопросы, и сам факт обилия таких обращений к верховному правителю и невозможность решить эти местные, локальные проблемы с местной властью, говорит о неэффективности системы управления в современной России, а также о безответственности и безнаказанности чиновников. Если бы каждый раз тот чиновник из региона, на которого поступала подобная жалоба, вылетал бы с первой космической скоростью из своего кресла, это было бы, наверное, справедливо. С другой стороны, может быть, тогда бы они все и вылетели, кто бы тогда руководил страной?

Конечно, притом что… Обращает на себя внимание, что, наверное, год от года все больше и больше подобострастия в обращении к президенту прослеживается. В этот раз многие из губернаторов и министров, которые отвечали на эти вопросы, чувствуя, видимо, качающиеся под собой кресла и свою вину, с чрезмерной и неподобающей для российского гражданина какой-то услужливостью обращались к президенту. Это не делает чести.

Юрий Коваленко: Но, кстати, шутка вчерашнего дня по поводу губернаторов о том, что во время, за вчерашний день ни один губернатор не пошел обедать, то есть все сидели, прилипли к экранам и смотрели, ждали какого-то решения. Все-таки, значит, это работает, это каким-то образом...

Сергей Лесков: Да нет, работает, но еще раз, как это работает? Это режим ручного управления. Вы помните, не к месту будет сказано, 9 мая 1905 года рабочие Санкт-Петербурга тоже шли жаловаться царю. За 100 лет что, у нас ничего не изменилось? Почему не удается в России построить эффективную, самонаводящуюся… Почему мы можем создать самонаводящиеся ракеты, а самонаводящуюся систему бюрократического управления мы создать не можем? Все время надо куда-то жаловаться на более высокую ступень. Это на самом деле проблема, может быть… Лично для меня это главный итог прямой линии. А что делать тем людям, которые не смогли дозвониться до президента? У них этот вопрос так и будет не решен? Так и будут закрываться школы, так и будут закрываться больницы? Мы видели, там и больница была в этом Струнино, и школа там в каком-то Красноярском или Алтайском крае, не помню. Ну? Это, конечно, на самом деле невесело.

Юрий Коваленко: Ну что же, спасибо большое. Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков с итогами последних пяти дней. Спасибо большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты