• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Китайцев у нас очень мало, это раздутая угроза. Их в Африке больше, чем в России, потому что они умеют считать деньги

Сергей Лесков: Китайцев у нас очень мало, это раздутая угроза. Их в Африке больше, чем в России, потому что они умеют считать деньги

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Взгляд обозревателя ОТР на главные события последних дней.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков в студии программы «Отражение» присоединяется к нам. Сергей, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы сами расскажете, о чем мы будем говорить. Вы ведь выбираете главные темы дня.

Сергей Лесков: Я думаю, что вы уже догадались.

Оксана Галькевич: Вам слово.

Сергей Лесков: Мы начнем сегодня с нашего любимого «Apple». Это некий гаджет, которым пользуются многие наши зрители. Но «Apple» - это не только гаджет, не только смартфон. Это еще и компания. Кстати, в бытность свою президентом Дмитрий Медведев побывал в штаб-квартире этой компании. Так вот, капитализация «Apple» достигла 1 трлн долларов. Это столько нулей, что нам даже вообразить невозможно. Хочется напомнить, что некоторое время назад наш родной «Газпром» тоже мечтал именно о такой капитализации. Но действительность совсем другая. «Газпром» застрял на отметке 50 млрд. И вообще, если взять сотню российских крупнейших предприятий, то это все в сумме будет в 4 раза меньше, чем один только «Apple». Впрочем, не будем поражаться большим американским размерам. В Америке все самое большое, как известно. Вопрос в другом. И этот вопрос принципиальный. Ведь получается, что из головы можно добыть денег больше, чем из недр. Мы много говорим о технологическом рывке. Но когда же мы все-таки начнем добывать деньги силой мысли и что нам мешает добиться успеха на этом стратегическом направлении?

Кстати говоря, если мы говорим о технологических новинках, то впервые (я не припомню такого) совершено покушение на лидера страны (на президента Венесуэлы Николаса Мадуро) с помощью самых последних изобретений, а именно беспилотного летающего аппарата, который чаще всего называют дроном. Именно это делает покушение на Мадуро (он, к счастью, выжил, этот дрон сбили) совершенно каким-то беспрецедентным событием, которое, быть может, открывает новую страницу в охоте на политиков.

Конечно, новые технологии – это всегда обоюдоострое оружие, и этот случай это подтверждает. Как могут развиваться новые технологии с учетом этого происшествия, давайте попытаемся пофантазировать.

Наконец еще одно событие. Оно носит оттенок какой-то трагикомедии. Все мы знаем о таком народе или субэтносе буры. Они живут в Южной Африке. Сейчас там возникла ситуация, обратная белому апартеиду – так называемый черный апартеид. И вдруг выяснилось, что многие буры хотят перебраться в Россию. А именно в Ставрополье, в Ростовскую область. Они даже приезжали с какой-то целью рекогносцировку. Что потеряли буры в России? Что мы можем им предложить и что сами буры могут предложить России? Стоит, кстати, напомнить, что при Екатерине несколько десятков тысяч немцев перебрались в нашу страну.

Юрий Коваленко: И ощутимый вклад в экономику был.

Сергей Лесков: До сих пор потомки этих немцев занимают видные государственные посты.

Оксана Галькевич: Мы даже знаем, на кого вы намекаете.

Сергей Лесков: А на кого, интересно?

Оксана Галькевич: Но начнем мы все-таки с другой темы. Не с немцев, не с буров. С американцев.

Сергей Лесков: Да. С американцев. На самом деле мы немного затрагивали эту тему на прошлой неделе. Но она кажется настолько важной, что не грех к ней вернуться. Каждый сейчас может посмотреть список 100 крупнейших компаний России. Но там только одна компания высокотехнологичная. Это наш любимый «Яндекс». Он прочно закрепился во второй десятке. Где-то ближе к концу списка там плавает «Камаз». Больше там нет компаний, которые связаны с высокими технологиями. В основном в громадном большинстве это природные ресурсы, минеральные удобрения, банки, торговля.

Юрий Коваленко: А как же «Роснано», «Сколково»?

Сергей Лесков: «Роснано» - это не предприятие. Это некая государственная корпорация, которая спонсирует другие предприятия. Но я что-то не слышал, чтобы были какие-то у нее большие агенты. «Роснано» - это как министерство. Это не считается. «Газпром» вместе с «Роснефтью» крупнейшие компании. Они находятся где-то на уровне 45-50 млрд долларов. И совершенно очевидно, что потенциал для роста компаний в области природных ресурсов значительно уступает тем компаниям, которые построены на силе мысли.

Сотню американских крупнейших компаний рассматривать бессмысленно. Нам они ничего не говорят. Но если мы возьмем десятку крупнейших американских компаний, там 8 из них занимаются именно компьютерным бизнесом. Всякие IBM, Apple, Facebook. Хотя у него там сложные сейчас времена, но тем не менее. Вот Google на втором месте идет. Кстати, Google – это хороший пример того, что многие российские изобретатели находят себя не на просторах нашей страны, а став эмигрантами. Таких примеров много. Вот Сергей Брин, основатель Google.

Оксана Галькевич: Он в раннем возрасте…

Сергей Лесков: Но тем не менее. Вы помните, с какого сакраментального вопроса я открыл эту главу. Что мешает русским зарабатывать деньги силой мысли? Мы сами про себя считаем, что русские – самый изобретательный, самый талантливый народ на свете. Хотя сама по себе постановка такого вопроса заставляет усомниться в этом выводе.

Юрий Коваленко: «Может же своих Платонов и быстрых разумов Невтонов…»

Сергей Лесков: Тот поэт и академик, стихи которого Юра сейчас процитировал, надо сказать, что в тот момент в Российской академии наук он был единственным русским академиком. А все остальные были немцы и голландцы. Он с ними скандалил.

Оксана Галькевич: Не будьте снобом. Скажите, что это Ломоносов.

Сергей Лесков: Да. Впрочем, жена у него тоже немка была. Так что…

Юрий Коваленко: Это тогда модно было.

Оксана Галькевич: Это любовь.

Сергей Лесков: Да. Так или иначе, был в истории нашей страны период, конечно, когда страна удивляла весь мир именно своим каким-то модернизационным прорывом. Такой пример. В 1957 году в Москве был Всемирный февраль молодежи и студентов. Он, кстати, преобразил облик Москвы. Тогда была первая такая реновация. Например, Проспект Мира, который ведет к Останкино, был пробит именно в годы этого февраля, чтобы молодежь могла шествовать туда-сюда.

Так вот, тогда на этот февраль приехал молодой журналист Габриэль Гарсиа Маркес, будущий нобелевский лауреат. И у него была мечта. Он дико хотел познакомиться с Андреем Туполевым. Потому что Андрей Туполев был самый знаменитый в мире конструктор. Самолеты конструкции Туполева считались лучшими в мире. И ему казалось, что такой человек должен быть баснословно богатым. Он из Колумбии приехал. Колумбия же капиталистическая страна.

Юрий Коваленко: Баснословно нищая.

Сергей Лесков: В тот момент – наверное. Сейчас уже нет. И он размышлял. Он оставил записки об этом своем визите. Он размышлял о том, насколько богат может быть такой великий конструктор, как Туполев. Он спрашивал: «Он может купить себе 5 квартир в Москве?». – «Разумеется, - ответили Маркесу, - но зачем одному человеку 5 квартир?». А сейчас в нашей стране, конечно, на этот вопрос ответили бы иначе. Есть масса состоятельных людей, у которых не то что 5 квартир, а значительно больше. Беда в том, что конструкторов не осталось.

Оксана Галькевич: Не на Проспекте Мира квартира у них просто, Сергей, понимаете?

Сергей Лесков: Может быть, есть еще какой-нибудь отстойник и на Проспекте Мира или где-нибудь на Патриарших Прудах. Но, так или иначе, выбор между квартирами и конструкторами сегодня в начале XXI века в нашей стране автоматически решился, и совсем не так, как было в 1950-1960-х годах.

И, в общем, это, конечно, ситуация странная. Мне совершенно непонятно, почему практически никто из наших олигархов (а их достаточно много) не спонсирует какие-то научные разработки гуманитарной миссии. Может быть, это связано с тем, что они работают с нефтью? Но это тоже не проклятье. Семья Рокфеллеров практически сразу стала поддерживать какие-то гуманитарные миссии. Борьба с онкологией, например, финансирует фондом Рокфеллеров. Был такой один из первых американских мультимиллионеров в области нефти Лаймон Стюарт. Он основал до сих пор здравствующий библейский институт, который занимается прозелитизмом протестантского вероучения во всем мире. Почему никто из наших олигархов не занимается такими гуманитарными научными миссиями? Для меня это совершенно непонятно. Никто из них в космос не слетал. Сколько у нас было туристов?

Оксана Галькевич: Подождите. Но у нас есть люди, которые интересуются космосом, технологиями, далекими мирами. Как зовут владельца «Mail.ru Group». По-моему, Мильнер.

Сергей Лесков: Да, но он уже 20 лет живет в Америке.

Оксана Галькевич: Какое-то время назад.

Сергей Лесков: Кстати, этот человек, которого вы упомянули, закончил Физфак МГУ, работал в ФИАНе, откуда вышли практически все наши нобелевские лауреаты. Но, Оксана, будем смотреть правде в глаза. Он американец.

Оксана Галькевич: 20 лет, вы сказали?

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: А как получается?

Сергей Лесков: И тоже состоялся там вполне.

Оксана Галькевич: Дуров, например. До недавнего времени еще наш соотечественник.

Сергей Лесков: Да, история с Дуровым и с «Telegram» показывает, что вместо того, чтобы использовать курочку, которая несет золотые яйца, мы хотим эту курочку зарезать. Удивительно просто. Почему так?

Юрий Коваленко: Из России бегут умы, которые создают что-то за рубежом. Может быть, просто в России невыгодно этим заниматься? У нас студенческие и школьные олимпиады, на которых подростки и студенты занимают ведущие места.

Сергей Лесков: Только что закончилась Всемирная физическая олимпиада в Португалии, куда так любит ездить один из наших ведущих. И российские школьники собрали там просто россыпь золотых медалей. По-моему, 4 золотые медали на Всемирной олимпиаде по физике. Ну что, можно предположить, что они украсят российскую науку? Я сомневаюсь. Уже несколько раз бывало так, что американцы скупали оптом этих победителей школьных всемирных олимпиад и обеспечивали им обучение в лучших университетах США.

Оксана Галькевич: Сергей, у нас есть звонок. Давайте выслушаем телезрителя из Москвы. Его зовут Александр. Александр, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Привет, ребята. Очень рад, что до вас дозвонился в этот раз. Кстати, так же как и вчера. С Лесковым почему-то можно быстро до вас дозвониться. Я 20 лет работаю в IT. Работаю здесь в Москве. И раз уж пошел разговор такой про наши компании, почему так получается. Правильно говорят, что действительно у нас на мировом рынке мы представлены только «Яндексом», ну еще, наверное, «Лабораторией Касперского». И, в общем-то, все. Все остальное у нас сплошное паразитирование. Вся системная интеграция наше – паразитирование. Все это американские технологии, все это китайское производство. И те же самые «Т-платформы». И, к сожалению, ситуация такая, что очень любим хвалиться тем, чего не имеем. То есть всем похвастались, что выпустили свой процессор «Эльбрус». А он никакой не наш на самом деле. Это предыдущие наработки. Сейчас заявили, что хотят получить деньги правительства на операционную систему для государственных целей.

Юрий Коваленко: Александр, а вы не верите в это будущее? Вы не верите, что она капитализируется в миллиарды?

Зритель: Капитализируется что в миллиарды?

Юрий Коваленко: Эта операционная система.

Зритель: Я не верю. Дело даже не в этом. Дело в том, что для чего? Когда можно было давным-давно перевести всю нашу систему на тот же Linux, который бесплатный продукт международного сотрудничества. Редкий случай, когда говорят «дешево хорошо не бывает». Вот с Linux получилось все. Его так вылизали за последнее время, что абсолютно нормальный, бесплатный.

Юрий Коваленко: На бесплатном не заработаешь.

Зритель: Ага. Вот, да. Ведь надо учитывать, что в цене компьютера у вас 100 долларов – это цена операционной системы «Windows». То есть у вас каждый компьютер – это 100 долларов, отданных американцам. Не говоря уже про процессор «Intel» и про все остальное. Почему происходит? По моему мнению, не помню, кто из классиков это сказал, то ли Толстой, то ли еще кто-то, не смогу точно сказать цитату, сказал, что русские быстрее пожалеют человека за его недостатки, чем похвалят за достоинства. Очень тяжело у нас чего-либо в стране доказать и добиться. Поэтому, видно, ребята бегут. Мое мнение.

Оксана Галькевич: Спасибо, Александр.

Сергей Лесков: Да. Это был просто крик души. Вообще докопаться до причин, до корней этой проблемы очень тяжело. В России исторически было некое разграничение продуктов интеллектуального труда и ученого. Никто из ученых и изобретателей в истории России не смог достичь уровня благосостояния, как Томас Эдисон в Америке, Белл, Уатт. Мы любим говорить, что паровоз был еще конструкции братьев Черепановых. Но Ползунов и братья Черепановы ведь донашивали последний кафтан, а Джеймс Уатт, который изобрел паровую машину, он вообще стал чрезвычайно богатым человеком. У нас никогда не было русского Эдисона, который был не только гениальным изобретателем, но и гениальным предпринимателем. У нас вообще нет инноваций.

Вы помните бессмертную комедию Александра Островского «Гроза»? Как там купец Дикой разговаривал с изобретателем Кулигиным? Он говорил: «Ты передо мной – червяк. Что захочу, то с тобой и сделаю». Вот так до сих пор. Поэтому эти червяки Кулигины уползают туда, где продукт интеллектуального труда принадлежит им.

Оксана Галькевич: Сергей, но вы сказали, что англичанин – известный изобретатель, он же и предприниматель. Соответственно, Кулигину надо быть самому предпринимателем. Червяку надо быть драконом.

Сергей Лесков: Это зависит от законодательства, от уважения к собственности. Одна из главных проблем России, почему сюда не идут инвестиции – инвесторы же опасаются за свою собственность. А уж говорить о том, что интеллектуальная собственность закреплена за ее автором, вообще не приходится. У нас катастрофически мало поддерживается патентов. Я некоторое время назад в студии говорил, на каком месте в мире находится Россия по тем патентам, которые она поддерживает. Лидер по мировым патентам – это Америка. В России чрезвычайно мало патентов. И, конечно, этот самый технологический рывок, подъем, как угодно можно называть, жизненно необходим. Но за счет чего он произойдет, я, честно говоря, не вижу. Здесь должна быть огромная политическая воля, как было в эпоху сталинской модернизации. Но 2 раза войти в воду невозможно. Историческая ситуация совсем другая.

Оксана Галькевич: И методы, наверное, другие.

Сергей Лесков: Методы. Несколько десятков миллионов бесплатных рабов было в ГУЛАГе. Сейчас же это не так. Мы упомянули Туполева. Мы плавно переходим ко второй теме. Сейчас большое распространение получили так называемые беспилотные аппараты – дроны. С разными целями они используются. Идея давняя. По-моему, где-то еще в начале XIX века австрийцы пытались бомбить Венецию, если я не ошибаюсь, с помощью часового механизма, который был установлен на воздушном шаре. Тоже такой дрон был. Но сейчас, когда есть радио, то эти дроны достигли какого-то совершенства. Но первые дроны строил Туполев. Они тоже в нашей стране не пошли. В его конструкторском бюро создавались просто самые удивительные машины. Не только стратегические бомбардировщики и пассажирские самолеты.

Юрий Коваленко: Но самый известный дрон – это, наверное, наш «Буран» беспилотный? Или вы еще что-то вспомните?

Сергей Лесков: Я не думаю, что он подпадает под определение дрона. Он не управлялся по радио все-таки. Но в какой-то степени можно назвать его дроном, да. Это хороший вопрос. Конечно, советский космический самолет «Буран», который, к сожалению, совершил только один полет – это был пик развития научно-технической мысли в СССР. Американцы же не смогли сделать беспилотный космический корабль. Я был, кстати, на «Байконуре» во время старта и посадки «Бурана». И тогда мы все считали, что это первая ласточка. И нельзя было предположить, что это лебединая песня. Ну, ладно.

Так или иначе, на Николаса Мадуро совершено покушение с помощью дрона. Конечно, это веселая страна. И до какой степени это действительно покушение или до какой степени оно было инсценировано, тоже непонятно. В той непростой экономической и политической ситуации, в которой находится президент Венесуэлы, самый верный для него способ сплотить вокруг себя единомышленников – это устроить покушение. Способ давний. Его часто используют. Говорят, Иосиф Виссарионович очень часто использовал. По крайней мере, его личные охранники убеждали во всяких покушениях.

Обратите внимание, как обычно происходят покушения на лидеров стран. Бомба или огнестрельное оружие. А здесь впервые дрон. Куда пойдет дальше техническая мысль, сейчас предположить трудно.

Юрий Коваленко: В голодной Венесуэле может пойти куда угодно. Просто такой девальвации и кризиса, как в Венесуэле, в XXI веке ни одна страна не испытывала.

Сергей Лесков: Знаете, сколько там стоит бензин?

Юрий Коваленко: Бензин пока дешево стоит.

Сергей Лесков: Да, бензин стоит 5 копеек.

Юрий Коваленко: А вот продукты стоят очень дорого.

Сергей Лесков: Но, тем не менее, видите, где-то хорошо, где-то плохо. Но, так или иначе, мы говорим о том, что происходит неизбежная роботизация. И многие профессии будут заменены, в том числе и профессия журналиста. Тут уже есть прогнозы, когда журналисты исчезнут и перестанут действовать вам на нервы. Но появилась новая профессия – это киллер политических лидеров. Фактически здесь предсказаний каких-то не было.

Юрий Коваленко: Беспилотный убийца.

Сергей Лесков: Да, беспилотник-убийца. Это интересно. Мне кажется, что для авторов фантастических романов это открывает какие-то новые горизонты. Хотя фильмы про робокопов были. Но, видите, казалось, что роботы будут блюсти порядок. А, оказывается, роботы могут нарушать порядок. Мы вступаем в новый век. Хотелось бы, чтобы и Россия была одним из лидеров этого технического прогресса.

Оксана Галькевич: Только в мирных целях, да?

Сергей Лесков: В мирных целях.

Оксана Галькевич: За каждым роботом стоит человек. По крайней мере, пока.

Сергей Лесков: Оксана, будем говорить прямо. Все научные открытия сначала используют военные. Про порох мы вспоминать не будем. Самый яркий пример – атомная энергия. Все-таки она изменила лицо XX века, но «благодаря» атомной бомбе. И мирные атомные станции, атомные ледоколы – это было уже потом.

Военные первые оценивают возможности научных открытий. Так было всегда. Кстати говоря, и с авиацией так случилось, и с машинами. Почему был такой всплеск автотранспорта? Благодаря Первой мировой войне, во время которой мощность автомобильных заводов возросла в десятки раз. Так что, может быть, беспилотники будут бурно развиваться благодаря тому, что произошло в Венесуэле. Посмотрим, это интересно.

А теперь о бурах. Это на самом деле безумно интересно. Наверное, многие в детстве читали приключенческие книги об Англо-Бурской войне. Там были совершенно фантастические истории. Кстати, русские читатели сочувствовали бурам. Они же воевали с англичанами. Англичане там были совершеннейшими злодеями и потопили эту Оранжевую республику в крови. В общем-то, буры, потомки голландцев, французов и немцев, которые селились там, начиная с XVII века, и создали язык, который называется африкаанс. Есть нобелевские премии по литературе за произведения, написанные на этом африкаансе. Я думаю, это своего рода было такое естественное эсперанто, которое было создано всеми европейскими переселенцами за счет такого естественного смешения языков. Они протестанты, кстати. И раем это не назовешь, но это был такой процветающий кусочек Африки, который по ВВП намного превосходил все остальные страны. И черной, и арабской Африки. Достаточно сказать, что они атомную бомбу создали. Но под давлением США они отказались от атомного оружия. Это было еще в 1990-х годах. Но они отказались не только от этого.

Юрий Коваленко: Буры – неплохие хозяйственники. Они прежде всего менеджеры собственного дела.

Сергей Лесков: Всего там 55 млн человек. Только 5 млн белых было. Была такая субэтническая группировка, так называемые буры. Это крестьяне. Буров больше всего – 2.5 млн. Они блюдут какие-то свои традиции, у них консервативный уклад, культ семьи, культ протестантизма, они возделывают землю. И это самые лучшие в мире фермеры.

Но после того, как на смену белому апартеиду пришел черный апартеид, будем называть вещи своими именами, то белые стали подвергаться там угнетению. И уже около 1 млн человек бежало из Южной Африки. А после того, как год назад замечательный президент ЮАР принял решение прекратить субсидировать фермерские хозяйства буров, мало того, что там вспыхнуло насилие и какие-то совершенно потрясающие цифры. Я не знаю, насколько можно верить. Там десятки тысяч изнасилованных белых женщин, пытки белых людей. В прошлом году почти 2000 белых фермеров было убито. Конечно, та страна, которую они считали своей родиной, перестала быть для них родиной.

Кстати говоря, черные, которые там живут – это же не коренное население этих территорий. Коренное население там – безобидные бушмены и готтентоты («маленькие люди»). Бушмены, по-моему, охотники, а готтентоты – скотоводы. Вот коренное население. А все остальные черные пришли с других территорий. Их вытеснили какие-то другие племена. И несчастные буры посылают сейчас разведчиков в разные страны, чтобы присмотреть новые территории, куда они могут переселиться.

И они недавно приезжали в Ставрополье. Не знаю, почему они выбрали Ставрополье, но, в общем-то, это благодатный край. Климат хороший. Вот их там приняли хлебом-солью. Некоторые вещи им очень понравились. Достаточно безопасный регион, несмотря на близость Кавказа. Много земли. Доброжелательное население. К сожалению, невозможно приобрести землю в собственность, что для буров важно. Они, кстати, очень состоятельные люди. Они не хотят, чтобы им выделяли дома, как у нас любят. Они сами могут построить. Можно взять аренду на 49 лет. Но сложно получить российское гражданство.

Когда Екатерина зазывала немецких поселенцев… это же было исторически недавно, 200 лет назад с небольшим… около 30 000 немцев переехали в Россию, и миграция немцев продолжалась вообще весь XIX век. В основном из Германии ехали протестанты и разные представители гонимых протестантских группировок. Их, кстати, и в Америке много. Знаменитые амиши. Но они же перебирались и в Россию. Она их освобождалась от налогов много лет. И если они занимались земледелием, и если они занимались производством, какой-то мануфактурой. И ведь Поволжская немецкая республика ведь именно тогда возникла. Потом, во время Второй мировой войны, они были выселены далеко в Среднюю Азию. Справедливо или нет, это другой вопрос. Может быть, сейчас нам пойти навстречу бурам?

Юрий Коваленко: Это наверняка нужна политическая воля и ручное управление.

Сергей Лесков: Потому что если идти по духу закона, то это очень тяжело. У нас можно получить гражданство, если ты стал инвестором. Там надо вложить какие-то безумные деньги, миллионы рублей. Причем, ждать еще 3 года, заплатить какую-то кошмарную сумму налогов. И второй путь…

Юрий Коваленко: Быть Стивеном Сигалом.

Сергей Лесков: Если ты являешься представителем какой-то чрезвычайно дефицитной специальности. Фермеры не являются носителями дефицитных специальностей. Поэтому, я думаю, единственный для них возможный путь – это какая-то политическая воля, чтобы вспомнили опыт Екатерины. Если они, конечно, сами захотят. Они пока ездят по всему миру. Вот в Австралии их могут принять. Кстати, австралийцы делали какие-то заявления по этому поводу. И у них был скандал, связанный с ЮАР. ЮАР сделало какое-то заявление, чтобы «вы не вмешивались в наши дела». Вот эти разведчики, которые приезжали в Ставропольский край, они никак не связывались с МИДом России, с какими-то официальными кругами. Это была какая-то частная инициатива.

Оксана Галькевич: Несколько сообщений с нашего портала, чтобы как-то продемонстрировать весь спектр настроений нашей аудитории. Сначала Краснодарский край: «Да не поедут они к нам. Что они вообще тут будут делать?». Воронежская область: «А давайте пригласим в нашу страну 150 млн китайцев. Сразу все проблемы решим – и демография, и экономика – все поднимется». Орловская область: «Конечно, у буров-то губа не дура. Хотят в Ставропольский и Краснодарский край. А кто туда не хочет? Пусть едут заселять Дальний Восток».

Юрий Коваленко: Кстати, да. Почему Дальний Восток им не отдать? По гектару каждому.

Сергей Лесков: На самом деле, когда новость о том, что буры проявляют интерес к переселению, разнеслась по российской глубинке, началась просто целая охота за капиталами буров. В Нижегородской области, в Мордовии. Так что зрители зря думают, что только Ставрополье открыло карман. И китайцы. Они приезжают с деньгами. Это у нас считается, что фермер – человек несостоявшийся. Но, видите, можно в сельском хозяйстве… Кстати, что еще их привлекает – это бурный рост сельского хозяйства в России. Они видят перспективы. И, потом, зачем переселять людей в климатические условия, которые для них непривычны?

Оксана Галькевич: Значит, наших староверов из Аргентины можно на Дальний Восток, а буров из Южно-Африканской республики…

Сергей Лесков: Пусть они начнут со Ставрополья, если сами захотят, а потом, может быть, и на Дальнем Востоке им что-то улыбнется. Пока на самом деле это такой полуфантастический проект. Но иногда ведь и самые невероятные вещи сбываются.

Кстати, вы знаете, что Нельсон Мандела приезжал в Россию? Нельсон Мандела – это первый черный президент ЮАР, который и поменял политический курс. И в итоге они делают ноги от соратников Манделы по его партии. Не помню, как она называется. У него были азербайджанские корни в крови. Там же все перемешано на этом мысе Доброй Надежды.

Оксана Галькевич: Территория любви просто, да?

Сергей Лесков: Там очень интересный этнический состав. 80% там черное население, но 10% - мулаты. Самих вот этих белых африкаанс меньше, чем мулатов. Но 2% там азиаты, куда попадают и азербайджанцы, видимо. Безумно интересная страна. И, кстати Чемпионат Мира, который у нас был, он же обогатил нас. Если к нам приедут буры, может быть, мы тоже ставим людьми, более открытыми миру?

Оксана Галькевич: Просто буры – люди состоятельные, как вы сказали. Едут с деньгами. Они просто не знают, сколько у нас способов изъятия денег у населения. Давайте послушаем нашего телезрителя. Челябинская область. Виль, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Почему наших сельхозпроизводителей никто не поддерживает? Никаких нет вложений именно от олигархов, у которых есть деньги. Тут приглашают каких-то буров, у которых есть деньги. А у нас есть же олигархи, которые вообще даже просто покупают футбольные клубы, покупают еще что-то. Никто не вкладывает. Мне просто ваше мнение хочется узнать. Вы говорите о каких-то бурах. Кого-то еще приглашаете.

Оксана Галькевич: Да мы никого не приглашаем, Виль.

Сергей Лесков: Ваш негативный настрой, мне кажется, здесь неуместен. Можно только улыбнуться и поприветствовать тех людей, которым нравится Россия. Что касается бреда, то любимая мною Челябинская область… на самом деле там бреда более, чем достаточно. Ведь некоторые регионы Челябинской области находятся в состоянии экологической катастрофы. Достаточно вспомнить деревню Муслюмово, которая попала в Кыштымский след. Огромная татарская деревня, которую пришлось переселить буквально 3 года назад на другие территории. Вот это бред, когда мы не умеем распорядиться собственным богатством.

Юрий Коваленко: А китайцы, которые в Челябинской области выращивают овощи?

Сергей Лесков: Нормально. Китайцев у нас очень мало. Это раздутая угроза. Китайцы умеют считать деньги. Китайцев в Африке значительно больше, чем в России. Тут надо смотреть правде в глаза.

Оксана Галькевич: Свердловская область предлагает отправить буров поднимать вологодские колхозы. Не знаю, понравится ли бурам такая идея. И еще, по последним данным нашего телезрителя из Санкт-Петербурга и Ленинградской области: «Вранье. Мандела молдованин». Сергей, спасибо вам большое.

Сергей Лесков: Кстати, если вы уж говорите про Манделу, он же встречался с Ельциным, но это уже был состарившийся Ельцин. 1999 год. И Ельцин назвал Манделу борцом за свободу Югославии. Мандела просто сел.

Оксана Галькевич: Какая вообще забавная история! Надо еще разобраться, кто этот самый Мандела. Спасибо. Зато мы знаем, кто такой Сергей Лесков. Это обозреватель Общественного телевидения России. Спасибо вам, Сергей, большое. Уважаемые друзья, мы с вами не прощаемся. На несколько минут прервемся, а после вернемся и будем обсуждать очень важную тему. Дело в том, что не так давно прозвучали заявления со стороны вице-премьера по социальной политике Татьяны Голиковой. Она сказала, что у нас новая системная проблема в стране появилась. Она называется детская бедность.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты