Сергей Лесков: Надо говорить о фатальном падении технологической дисциплины в космонавтике

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Оксана Галькевич: А сейчас время для личного мнения по самым разным вопросам…

Константин Чуриков: Для «Тем дня».

Оксана Галькевич: …и тем дня... Но мнение-то будет обозревателя Сергея Лескова.

Константин Чуриков: Мнение будет.

Оксана Галькевич: Да, Сергей?

Сергей Лесков: Да, вот и я собственной персоной.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А вот, собственно, и вы. Мы вас ждали, ждали наши зрители. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Есть некоторые темы, которые требуют отдельного разговора, но вы обо всем по порядку, пожалуйста.

Сергей Лесков: Уж не заготовили ли вы какой-то сюрприз…

Константин Чуриков: А то.

Оксана Галькевич: Как всегда.

Сергей Лесков: …как крестьянин-заготовитель собирает лесные плоды.

Главной внутриполитической темой остаются выборы в Единый день голосования 9 сентября. Мы на этой неделе уже говорили об этом, однако по реакции наших зрителей видно, что, в общем, этот вопрос интересует наших зрителей очень сильно. На самом деле почти половина российских регионов будет как бы охвачена этим голосованием, и в общем-то, прямо скажем, на повседневную жизнь человека губернатор и местный парламент влияют даже сильнее, чем президент, до которого далеко. Общая картина говорит о некоторой апатии наших избирателей, у некоторых даже складывается впечатление, что сами по себе выборы являются тягостным обременением для наших граждан. Давайте поговорим на тему, так это или не так.

А вообще-то заканчивается время отпусков, лето уже закончилось. Любопытная статистика появилась, какие страны являются самыми привлекательными для российских туристов, ну а внутренний туризм у нас растет прямо на глазах. И можем ли мы в рамках стратегической задачи по росту внутреннего туризма использовать опыт пока более успешных зарубежных стран?

Ну и, наконец, такой драматический сюжет с комедийным оттенком: на Международной космической станции обнаружилась дырка. Высказывается несколько версий по поводу причины, природы ее возникновения. Хотя сама по себе дырка заделана, факт ее появления говорит об ослаблении технологической дисциплины в отрасли, которой мы еще совсем недавно гордились и считали национальной гордостью, да и вообще, прямо скажем, об упадке этой отрасли. Руководители ссылаются на низкие зарплаты в отрасли. А кстати, какие зарплаты у самих руководителей этой отрасли? Давайте мы приоткроем эти секреты.

Оксана Галькевич: Если знаете, конечно, раскрывайте.

Константин Чуриков: Вы с таким докладом пришли сегодня к нам, Сергей, здорово.

Сергей Лесков: Да, мы коснемся этого.

Константин Чуриков: Давайте с политики начнем.

Оксана Галькевич: Сначала голосование, да.

Сергей Лесков: Самое интересное – это зарплата другого человека, мы же знаем. Но давайте запасемся терпением.

Оксана Галькевич: Все какими-то загадками. Говорите уже отгадками, Сергей.

Сергей Лесков: Чтобы услышать отгадку, надо загадать загадку.

Константин Чуриков: Загадка, кто победит на грядущих региональных выборах среди губернаторов…

Сергей Лесков: Самая большая загадка – это женщина, но из всех претендентов на пост губернатора только одна женщина, кстати, под ней немножко качается кресло, во Владимирской области Светлана Орлова. Хотя, в общем-то, политологи, социологи говорят, что, наверное, и там второго тура не будет. Второй тур возможен только на выборах губернатора в Хакасии. Наверное, немногие вообще знают, где это находится, это находится на юге Красноярского края…

Константин Чуриков: Саяны там, да.

Сергей Лесков: Там Саяны… Саяногорск там такой город есть, хотя столица Абакан. А там вообще находится Саяно-Шушенская ГЭС, вообще самая крупная ГЭС в Евразии. Наверное, китайцы что-то покрупнее построили, но много десятилетий это был крупнейший гидроузел Евразийского континента. Там был губернатором Алексей Лебедь, брат очень такого харизматичного лидера, мы помним, генерала Лебедя, но с 2009 года там губернаторствует Зимин. Вот, в общем-то, все говорят о том, что из всех губернаторов у него самые слабые позиции, там тоже возможен второй тур, но все равно у нас административный ресурс очень сильный.

Константин Чуриков: А прежде чем вы начнете оценивать ситуацию с выборами, с представленностью разных точек зрения и так далее, – а вообще от губернатора сегодня много зависит, как вы считаете?

Сергей Лесков: Да, конечно, от губернатора зависит многое. От его связей в Кремле зависят денежные потоки, всякие там дотации. У нас же считанное число регионов являются донорами бюджета, в основном все живут на дотации.

Константин Чуриков: Мы просто когда смотрим прямую линию президента, у нас ощущение, что от губернатора не зависит ровным счетом ничего, потому что…

Оксана Галькевич: У тебя какое ощущение, что зависит…

Константин Чуриков: Проще обратиться к президенту и решить свою проблему.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Вот от кого все зависит, Костя.

Сергей Лесков: Продолжая ваше глубокое наблюдение, я могу сказать следующее. Это, конечно, льет воду на мельницу вашего умозаключения. Обратите внимание, что всегда врио губернатора, которого назначает президент, выигрывает выборы; он там посидит несколько месяцев в статусе врио и потом неизменно, не было такого, чтобы… Таким образом, поцелуй в лоб, который делает президент, является гарантированным ярлыком на княжение. Сразу после поцелуя в лоб, то есть иными словами назначения врио, в этот регион приезжают всякие федеральные министры, привозят деньги, разные преференции. Но потом через некоторое время ему надо работать. Не всякий справляется, прямо скажем. До тех пор, пока еще его органы тела светятся от рукопожатия президента вот этим небесным светом, все идет хорошо, а потом все-таки не всегда получается. Некоторые даже губернаторы едва 4-5 лет высиживают.

Кстати, мы на этой неделе уже говорили о том, что из 76 губернаторских выборов, которые были с момента восстановления в 2012 году прямых выборов, только в Иркутске оппозиционер, а именно коммунист Левченко, выиграл у единоросса. Но видите, у нас ведется все-таки политическая борьба в регионах. Что случилось с Левченко-то? Что сделали его политические противники, вы не обратили внимание? Там, кстати, выборов губернатора нет, там будут выборы в Законодательное собрание, где могут победить коммунисты. Нашли компромат на этого светлого человека – медведя убил (медведь является символом «Единой России»).

Оксана Галькевич: Левченко?

Сергей Лесков: Да, Левченко.

Оксана Галькевич: Но он же сибиряк, понимаете, у него ружье должно быть.

Сергей Лесков: Медведь спал.

Оксана Галькевич: А, спавшего медведя убил?

Сергей Лесков: Да. Он пошел на охоту с целой свитой своих этих приближенных...

Оксана Галькевич: Сергей, скажите…

Сергей Лесков: …и застрелил медведя. Теперь, в общем, это роняет тень на его светлый облик, вся Иркутская область только об этом и говорит.

Оксана Галькевич: Но с другой стороны, Сергей, как быть, когда выбора-то, может быть, немного? Есть единоросс, есть коммунист, вот, собственно, кто-то и побеждает в силу, наверное, иногда протестных каких-то…

Сергей Лесков: В некоторых регионах есть еще представители ЛДПР, в Забайкалье они могут обогнать…

Оксана Галькевич: Но с Левченко было примерно так как раз, когда он побеждал единоросса. В некотором смысле это было протестное голосование.

Сергей Лесков: Оксана, вы затрагиваете на самом деле глубинные вопросы, я постараюсь развернуто…

Оксана Галькевич: Как всегда, Сергей, спасибо.

Сергей Лесков: Да-да, я постараюсь развернуто ответить на ту проблему, которую вы подняли, а я освещу. Значит, вот смотрите, после выборов президента рейтинг партии власти «Единая Россия» упал на треть по объективным причинам, мы знаем почему. По опросам, 53% наших граждан готовы принять личное участие в каких-то там акциях протеста по поводу пенсионной реформы.

Константин Чуриков: Это «Левада-центр» сообщил.

Сергей Лесков: Да. Попутно замечу, что сам я думаю, что все-таки пенсионная реформа экономически оправдана и неизбежна, может быть, вопрос только о маршрутной карте стоит. 53% готовы. Но на выборы в среднем по России придет меньше 30%. Возникает вопрос: откуда такая апатия, откуда такое равнодушие к собственной судьбе? На самом деле выборы – это самый надежный способ повлиять на будущее, сформировать жизнь свою, своей семьи.

Константин Чуриков: Наверное, люди внимательно следили за реакцией регионов, как раз-таки власти исполнительной, законодательной как раз-таки по поводу той самой пенсионной реформы.

Сергей Лесков: Надо сказать, что «Единая Россия» привыкла выступать с позитивной программой, все время, значит, какие-то подарки народу делает. Пожалуй, это был единственный случай, когда надо было объяснять непопулярные меры, но и очевидно, не всегда представители партии власти находили общий язык с электорат, скажем так даже иначе, редко находили. Многие депутаты Государственной Думы выезжали в регионы, и в общем-то там каким-то аншлюсом оборачивались эти все разговоры с простым народом.

Оксана Галькевич: Ну мы видели в Интернете отдельные фрагменты.

Сергей Лесков: Да, мы это знаем. Итак, факт в том, что зреет народное недовольство, но в то же самое время власть не испытывает ни малейших опасений по поводу предстоящих выборов. Почему так получается? Почему… Кстати, я скажу даже такую вещь. Мне кажется, что для партии власти, если она обеспокоена не своим рейтингом, не числом мест, а будущим России, было бы выгоднее, чтобы избиратели проголосовали против нее, чем вообще не пришли на выборы. Потому что заявить гражданскую позицию – это чрезвычайно важно для России, у нас слишком мало людей проявляют себя как граждане. Апатия царит полнейшая, покорность какая-то, смирение, самоограничение. Мы потом еще поговорим про эти категории, когда будем говорить о космонавтике.

Но так или иначе над нашей страной проходят всякие революции, кризисы, режим сменяет режим, царизм, коммунизм, демократия, либерализм, как хочешь их называй, но общая какая-то невовлеченность людей в управление государством остается. «Бурлаки на Волге», помните? Когда написал Репин эту картину? Это были 1870-е гг. Вы знаете, что когда Репин приехал на Волгу писать эту картину, они с бурлаками говорили на разных языках? То есть была такая социальная дистанция между художником – причем он не был дворянином – и вот этим рабочим классом, что они не понимали друг друга.

Константин Чуриков: Ну а сейчас между другими художниками и современными бурлаками не так же?

Сергей Лесков: Здесь, конечно, дистанция сблизилась, но тем не менее эта проблема существует. Вот это вот безразличие к собственной судьбе является каким-то родовым вообще проклятьем, мне кажется. Ведь и неслучайно тоже какой-то был опрос буквально на днях, 80% наших предпринимателей хотят избавиться от своего бизнеса.

Константин Чуриков: Мы говорили об этом буквально в прошлом часе и получали душераздирающие звонки.

Сергей Лесков: Да. Почему? Предприниматели – это наиболее активная часть общества, это пробивные люди. Они не могут пробиться.

Оксана Галькевич: Сергей, откуда такое настроение? Откуда такое ощущение себя?

Сергей Лесков: Может быть… Я могу высказать только предположение, что какая-то жесткость российской власти…

Оксана Галькевич: Вот.

Сергей Лесков: На протяжении многих и многих век, унаследованная от ордынского ига, модель управления, которую переняли московские цари, в общем-то, каким-то образом спроецировалась…

Оксана Галькевич: Нежелание разговаривать, нежелание, как говорят, заморачиваться.

Сергей Лесков: Да, да. Ну а с кем разговаривать-то, Оксана…

Оксана Галькевич: С людьми.

Сергей Лесков: …когда от избы до избы 10 верст по холоду, с кем ты поговоришь? Остается только свое семейство, а тут сковородкой хочется ударить, так они надоедают. Космонавты меньше за полгода на орбите друг другу надоедают, чем вот люди, запертые долго зимой в избе. Но так или иначе да, такая проблема есть.

И кстати, вот обратите внимание: после какого-то такого… Ну вот возьмем, 100 лет назад была революция, бунт такой, Вандея. Революция совершалась под лозунгами свободы, равенства, братства. Получились свобода, равенство и братство? Нет, пролетариат и интеллигенция привели к власти нового царя, не будем называть это имя, популярность которого растет и пухнет прямо на глазах. Фактически была воссоздана прежняя модель власти при минимальном участии народа; кстати говоря, там даже и Государственной Думы, которая была при царе, не было. У нас в последние десятилетия после короткого перестроечного бунта, который привел к проклинаемым и лихим девяностым годам, мы опять воссоздаем прежнюю модель власти с предельным авторитаризмом и формальным народным представительством в парламенте. Это очень большая проблема. Президент говорит о необходимости поднять долю мелкого и среднего бизнеса до 50% ВВП, но все это остается лозунгом, потому что эти люди даже не имеют своего представительства во власти.

Константин Чуриков: Нам сегодня активно звонили эти люди в эфир. Один, напомню, гендиректор строительно-проектной компании сказал, что будет закрывать свой бизнес и уедет из нашей страны, другой уже безработный, но это малый бизнес; там были еще звонки.

Сергей Лесков: Ну и что? А русский человек горюет, что ли, из-за этого? Вот я там говорю о проблемах, да, но это проблема несколько абстрактная. У меня создается впечатление, что такому типичному, что ли, среднестатистическому русскому человеку не свобода нужна, ему как раз милее эта самая бюрократия, свободнее живется без необходимости принимать собственные решения.

Константин Чуриков: Хочет вклиниться в наш разговор Олег из Новосибирска. Олег, здравствуйте, мы слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я так понимаю, вы с Сергеем Лесковым говорите сейчас, беседуете?

Константин Чуриков: И с вами тоже, Олег.

Оксана Галькевич: И вы тоже с ним беседуете.

Зритель: Да-да. Я безусловно соглашусь с Сергеем Лесковым, потому что само собой, то есть выборы губернаторов, что придумали, – это абсолютно бесполезная штука.

Сергей Лесков: Нет, я такого…

Зритель: Посещаемость их очень низкая. Я считаю, что губернатор, естественно… Вот у нас в Новосибирске тоже предстоят выборы. Как вот исполняющего обязанности Путин назначил Травникова, соответственно, сразу подключится весь административный ресурс, то есть идет большая, и Путин приезжал к нам в академгородок, там расширяли, и деньги какие-то выделяли на расширение вот этой отрасли академгородка. Поэтому какой смысл идти на выборы, если мы прекрасно знаем, что победит Травников? Пускай бы он так и назначал их дальше.

Я считаю, что более значимы выборы, естественно, в Государственную Думу. Я считаю, что она не должна быть такая одношерстная, она должна быть представлена, как говорится, как минимум четырьмя партиями и не в таком количестве, как у нас сейчас присутствует «Единая Россия». Она по сути принимает все решения, не спрашивая никого.

Константин Чуриков: Олег, то есть вы на выборы ближайшие не пойдете?

Зритель: Нет, я, конечно, как гражданин хожу, безусловно, я каждый раз хожу, но естественно… Я считаю, что это просто лишняя трата денег. Тем более я вот недавно… У нас наша избирательная комиссия областная, там специальные же выделяются деньги областные, область выделяет деньги, бюджет. Там напечатали экземпляром очень большим специальные такие пригласительные, как вам сказать…

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: …чтобы людей ввести в курс дела...

Оксана Галькевич: Листовки такие.

Зритель: …где они могут проголосовать, каким образом, и так далее, и тому подобное.

Константин Чуриков: Да, и это тоже стоит денег. Понятно, Олег, спасибо.

Сергей Лесков: Но я вынужден сказать, что Олег меня понял с точностью до наоборот, и это очень печально. Мне кажется, что я не выражал свою мысль столь невнятно. Я считаю, что прямые выборы губернаторов необходимы, и с большой печалью говорил, что пока они оборачиваются такой неполноценной косметической борьбой при отсутствии фактической оппозиции.

Константин Чуриков: Видите, как была неоднозначна ваша мысль, Сергей.

Сергей Лесков: Ну хорошо. Нет, выборы необходимы. Напомнить надо, видимо, что они были отменены после Беслана в такой трагической ситуации. Если страна хочет идти демократическим курсом, – а в современных экономических условиях другого нет, как говорил Черчилль, «это плохо может быть, но ничего лучшего нет», – необходимо строить демократические институты власти. Пока наше государство в полной мере не достроено.

Константин Чуриков: Пишет Ханты-Мансийский округ: «Если бы выборы что-нибудь решали, нам бы никогда не разрешили голосовать». Спрашивают, верите ли вы в честность результата.

Сергей Лесков: Ну еще Сталин говорил: «Не так важно, как вы проголосуете, важно, как мы это посчитаем».

Оксана Галькевич: А вот нам пишут, видимо, те люди, которые читали труды этого человека: «Какая разница, кого мы выберем? Все равно поставят нужных людей».

Сергей Лесков: Вот я про это и говорил: самое печальное не то, как будут подсчитаны эти голоса, самое важное то, что российский народ не считает себя субъектом своей истории. Вот это самое страшное.

Оксана Галькевич: Сергей, подождите. Русский народ себя не считает или русский народ на самом деле и не является этим субъектом?

Сергей Лесков: Надо, видимо, послушать Тони Роббинса и Сильвестра Сталлоне, которые говорят…

Константин Чуриков: Давайте не будем.

Оксана Галькевич: Да Тони Роббинс на каких щах-то, простите, и дрожжах взрощен? Не на нашенских.

Сергей Лесков: Нет, надо… Сложностей в жизни много, никто не говорил, что будет легко, тем не менее надо (Костя, по-моему, сказал об этом в понедельник) делать, что тебе положено…

Константин Чуриков: …и будь что будет.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Делай что должен и будь что будет.

Сергей Лесков: Да. Об этом много сказано в Библии, в Евангелие. Нет, несмотря на то, что многое не получается, нельзя прекращать усилия, направленные на благое дело. Я поэтому категорически не согласен с этим письмом.

Константин Чуриков: У нас там еще была одна легкая тема и одна такая тема потяжелее.

Сергей Лесков: Да, давайте легкую тему. Все-таки мы не только ходим на выборы, но иногда еще и отдыхаем. Насчет внутреннего туризма: в этом году статистика будет искажена Чемпионатом мира по футболу, потому что орды болельщиков кочевали по нашей стране, непонятно, болельщики это или туристы, прямо скажем, а это было несколько миллионов. А что же с выездным туризмом? Выездной туризм у нас будет в этом году порядка 45 миллионов, он вырос примерно минимум…

Оксана Галькевич: Это у нас столько людей ездят за границу?

Константин Чуриков: За границу?

Сергей Лесков: Выездов.

Оксана Галькевич: А, выездов. То есть это не означает, что столько уезжают.

Сергей Лесков: Это не только пляжный отдых, это еще и горнолыжники, всякие… Там очень трудно сосчитать.

Константин Чуриков: Это не только СНГ.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Но это повторные могут быть выезды какой-то частью?

Сергей Лесков: Некоторые вообще любят ездить в свои дома в Великобритании.

Оксана Галькевич: Но это очень маленькая часть нашей страны.

Сергей Лесков: 6 миллионов будет в Турцию, это первое место. Это в 4 раза больше, чем в Грецию к нашим братьям по православию, в 6 раз больше, чем на Кипр и в Испанию, которые 3-е и 4-е место. Из африканских стран первое место у Туниса, в Восточной Азии Таиланд, ну и в топ-15 появилась впервые Доминиканская республика, представляющая Латинскую Америку.

Константин Чуриков: Ну это потому что «все включено».

Сергей Лесков: В этой статистике интересно вот что. Турция – это Сочи плюс Крым вместе взятые.

Константин Чуриков: Но не по цене.

Сергей Лесков: Но не по цене. Можно съездить один раз в Турцию и это будет то же самое, что 2 раза съездить в Сочи и в Ялту. Речь не об этом. Мне кажется, вот что интересно. Мы много и правильно говорим о развитии внутреннего туризма. Надо развивать собственные курорты. А сколько лет вообще турецкому туризму? Это не однокоренные слова, Оксана на меня смотрит.

Константин Чуриков: Мне кажется, очень-очень мало.

Сергей Лесков: Очень мало. Лет 30 назад в Турции не было туристов вообще. Там, может быть, были какие-то паломники, но туристов…

Оксана Галькевич: Сколько же тогда? – 20, 15?

Сергей Лесков: Они начали развивать туристический бизнес в 1990-х гг. Некоторые фешенебельные, потрясающие турецкие отели вывешивают фотографию своего строительства – 30 лет самое большое. Там ничего не было, там была каменистая пустыня, и когда снимают там фильмы про Трою, вот так вот все и выглядело, никаких садов там не было, ничего. Они превратили каменистую пустыню в курорты мирового уровня. Как им это удалось? Где эти технологии? Где эта логистика? Может быть, и нам надо поучиться у Турции? Не только челноки должны туда ездить, а может быть, вот это вот является самым важным и интересным турецким опытом для того же Крыма, где, в общем-то, царит сейчас, прямо скажем, разруха, это и постсоветский период, и украинское наследство. И цены ниже почему-то в Турции, чем в Сочи и в Ялте.

Оксана Галькевич: Сергей, но с другой стороны, объективности ради цены в Турции, наверное, ниже не только для россиян, чем на наших отечественных курортах, но они и для французов ниже, чем на французских курортах, и для остальных тоже.

Сергей Лесков: Ну так что? Да, правильно. Это ничего не меняет.

Оксана Галькевич: Плюс еще, простите, скачки валюты, вот эти вот потрясения на emerging markets (развивающихся рынках).

Сергей Лесков: Они построили новую индустрию своей экономики, которая занимает в турецком ВВП порядка 10%, это очень много. Нам что, деньги не нужны? Может быть, как-то поднапрячься, подумать, как это сделать?

Есть еще любопытные цифры в этом исследовании, какие страны у нас являются такими кулинарными Мекками, куда люди ездят, для того чтобы поесть…

Константин Чуриков: …поесть.

Оксана Галькевич: Италия, Франция.

Сергей Лесков: Это не так, как выяснилось.

Оксана Галькевич: Не так?

Сергей Лесков: Ездят во Вьетнам и Таиланд. Потому что русскому человеку не нужны ваши деликатесы, ваши фуа-гра и пицца.

Оксана Галькевич: Сыры…

Константин Чуриков: Простая уличная еда, но вкусная, недорогая.

Сергей Лесков: Копченая саранча, икра камышовой жабы, сушеный кузнечик…

Константин Чуриков: Водка со змеей.

Сергей Лесков: Да, водка со змеей, и страшно сказать, сушеный скорпион (деликатес). Это гораздо вкуснее, чем фуа-гра, для желудка русского туриста.

Если говорить о шопинге за вещами, тоже оказывается азиатский юго-восток на первом месте, а в Италию и Испанию ездят за брендами какими-то.

Оксана Галькевич: Но там дорого, разница, все-таки… Сергей, тут сложно эти категории…

Константин Чуриков: Ну а вводи свои размеры, там сложности возникают.

Сергей Лесков: Что это такое?

Оксана Галькевич: Сложно по этим категориям, потому что просто там дешевле, а в Европе намного дороже.

Сергей Лесков: Хорошо. Какие проблемы у русских туристов? Первая проблема – языковая, не знают языка.

Константин Чуриков: Чемпионат мира показал.

Сергей Лесков: Да, Чемпионат мира показал. Составлен даже словарь пяти наиболее нужных слов для русского туриста, когда он выезжает за границу.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Так. Это какие слова?

Сергей Лесков: Сейчас скажу: вино, утюг, вилка, зубочистка, полотенце. Если, друзья мои, вы поедете в какую-нибудь страну, выучив вино, утюг, вилку, зубочистку и полотенце, вы будете чувствовать себя комфортно, как Эллочка-людоедка, можно уже общаться и чувствовать себя совершенно своим. Ну и наконец…

Оксана Галькевич: А «шалишь, парниша»? Тоже из ее лексикона.

Сергей Лесков: Слишком сложно, это надо со своим «парнишей» выезжать, который это поймет.

Оксана Галькевич: Я вас поддерживаю, Сергей.

Сергей Лесков: Чего бояться наши туристы? В Турции, Болгарии вирусной инфекции, в Таиланде пищевые отравления и укусы разных гадов, во Вьетнаме подделок, в Греции, Черногории морских ежей, а в Тунисе медуз.

Константин Чуриков: Бывают.

Сергей Лесков: Не Медуза Горгона, а те, которые…

Константин Чуриков: Такие безобидные в принципе в Средиземном море.

Давайте сейчас послушаем зрителя, как раз по туризму Виктор из Карелии хочет с нами поговорить. Здравствуйте, Виктор.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот я живу в заповеднике Кивач, 10 лет проработал в заповедной системе России в разных заповедниках.

Оксана Галькевич: Да-да, говорите.

Зритель: Проработал в разных трех заповедниках – в Саяно-Шушенском, Кандалакшском и вот в Киваче.

Константин Чуриков: Продолжайте, продолжайте.

Оксана Галькевич: И?

Сергей Лесков: И что? Вопрос-то какой?

Зритель: Не так давно президентом был подписан указ: посещение платное стало 2 года назад всех заповедных территорий национальных парков. Это к вопросу о развитии внутреннего туризма, какая поддержка правительства и президента о том, как россиянину теперь стало легко посещать заповедные территории. В Киваче сегодня платный вход больше 200 рублей с человека. Льгот там по минимуму.

Следующий закон буквально год назад – курортные зоны. Это опять о развитии внутреннего туризма. Ну если у нас по Конституции все равны независимо от того, у кого сколько денег, от вероисповедания и так далее, зачем принимать такие законы, которые ограничивают финансово россиян посещать наши же национальные природные богатства?

Константин Чуриков: Ну про курортный сбор все понятно, про заповедники, наверное, сюда же вопрос.

Сергей Лесков: Хорошо, давайте я вам отвечу. Я, кстати, был на этом Киваче, безумно красивое место, по-моему, это самый большой водопад в России, может быть, и в Европе; вообще марциальные воды, которые там по соседству, – это первый в России курорт, который открыл небезызвестный Петр I. Безумно красивые места. В Карелии, кстати, много туризма. Надо сказать, Виктор, что посещение Ниагарского водопада тоже платное, там надо кое-что заплатить и больше, чем 200 рублей, в переводе на наши деньги. Да, проблема существует, мы в нашей программе неоднократно о ней говорили. Но самое главное, что вы переживаете по поводу этих проблем, главное не быть равнодушным.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мне кажется, разве это проблема, Сергей? Ну вот смотрите, нам пришло сообщение из Байкала, из Волгоградской области, что от внутреннего туризма Байкал погибает, меж тем Индонезия штрафует за мусор (видимо, вопрос в мусоре).

Сергей Лесков: А какое имеет отношение Волгоград к Байкалу?

Оксана Галькевич: Видимо, человек там был, Сергей, так же как вы сидите в Москве, но были в Карелии.

Константин Чуриков: Иногда летают самолеты.

Оксана Галькевич: Проблема в том, что часть каких-то туристических троп расположена на территории Прибайкальского национального парка, например, со стороны Иркутской области, других охраняемых территорий со стороны Бурятии. Поток огромный, а с мусором проблемы, он не вывозится.

Сергей Лесков: Где, на Байкале?

Оксана Галькевич: Конечно, он не вывозится, не перерабатывается.

Сергей Лесков: Я был со всех сторон Байкала, и слева, и справа, и сверху, и снизу…

Оксана Галькевич: Я вот честно скажу, я не против заплатить 200 рублей за вход в Кивач, чтобы посмотреть.

Сергей Лесков: Мне кажется, что разговоры о гибели Байкала сильно преувеличены.

Константин Чуриков: Давайте о космических туристах, а я потом вам расскажу, какую нам SMS прислали по поводу выборов.

Сергей Лесков: Ну да. В прилетевшем летом космическом корабле «Союз» обнаружена дырка, причем она проделана сверлом с внутренней стороны. Высказываются несколько… Ее уже заделали…

Константин Чуриков: Была версия, что с внешней стороны.

Сергей Лесков: Нет-нет, уже не метеорит, сверло.

Константин Чуриков: Инопланетяне, может?

Сергей Лесков: Значит, высказываются три версии: либо это сделано в РКК «Энергия», в подмосковном Королеве, где корабль собирается, либо это сделано на «Байконуре», где он проходит последнее предполетное испытание, либо это сделано потерявшим самообладание космонавтом. И наконец, есть четвертая версия, которую сейчас высказал Константин с присущей ему проницательностью, – это инопланетяне. Проверить последнюю версию невозможно, поэтому ее не рассматривают. И вот сейчас весь «Роскосмос», РКК «Энергия» занимаются выяснением этой проблемы.

Константин Чуриков: Тоже хотят расшатать нашу систему инопланетяне, да?

Сергей Лесков: Экипаж чуть не поссорился, ведь дебаты по поводу того, как ликвидировать этот дефект, демонстрировал сайт NASA в прямом эфире, наши сумели настоять на своем, и вообще по части ремонта вышедших из строя космических механизмов на Земле нет равных российским космонавтам, это известно, тут много чего можно сказать.

Но в итоге, конечно, тут без всяких шуток надо признать, что это свидетельствует о каком-то фатальном, катастрофическом падении технологической дисциплины в российской космонавтике. Вспомните только последние инциденты, они в эпоху Королеву, я не знаю, были бы сочтены саботажем и диверсией. Например, при старте с космодрома «Восточный» оказалось, что перепутали программное обеспечение и заложили старт с космодрома «Байконур»; естественно, ракета тут же упала. До этого был старт, по-моему, разгонного блока «Протона», там что-то было неправильно сделано с…

Константин Чуриков: …припоем, Сергей, не бойтесь произнести это слово.

Сергей Лесков: С припоем, да, и во всем была виновата кладовщица, которая не вовремя ушла на больничный, из-за этого все там… Это в Воронеже было. До этого на ракете «Протон» перепутали вверх ногами датчики угловых скоростей, ракета тоже грохнулась. Причем вот этот вот второй случай, о котором я говорил, пришлось проверять 70 ракет, которые сделали на этом воронежском заводе. Аварии в космонавтике неизбежны.

Константин Чуриков: Тут вспоминается Булгаков, что разруха происходит в принципе не в туалете у писсуара, она происходит в головах.

Сергей Лесков: Да, в головах. Видимо, все читали Булгакова, а некоторые читали только Булгакова, поэтому этот афоризм взят был на вооружение руководством «Роскосмоса», они стали говорить, что слишком низкие зарплаты в отрасли, поэтому люди так плохо работают, квалифицированные специалисты к нам не идут. На самом деле несложно проверить, какие зарплаты. Кстати, когда Рогозин впервые приехал на Хруничева и узнал, какие там зарплаты, он там метал гром и молнии. Одно это, кстати, говорит об оторванности правительства от жизни простых людей – они что, не знают, что ли, какие зарплаты, для этого надо приезжать?

Но так или иначе вот сегодня на ведущем РКК «Энергия» имени С.П. Королева квалифицированные рабочие получают от 40 до 60 тысяч, инженер тысяч 70 получает. Тут же надо поинтересоваться. Главным космическим конкурентом «Энергии» является «Boeing», они, кстати, там делают и космические корабли свои, и модули для МКС. Какие зарплаты там? Там системный инженер получает около 100 тысяч долларов в год, я сразу переведу в рубли, порядка 600 тысяч рублей получает человек такой же квалификации, как у нас.

Оксана Галькевич: Это в год?

Сергей Лесков: В месяц 600 тысяч год.

Оксана Галькевич: Это в месяц? Просто 100 тысяч в год – это с налогами или уже за вычетом налогов? Это важно.

Сергей Лесков: В США страшные налоги, большие пенсионные отчисления.

Оксана Галькевич: Ну так это вы сумму какую называете?

Сергей Лесков: Итак, наш получает при всем при том, на что обращает внимание Оксана, 70 тысяч рублей, американский специалист космической отрасли такого же уровня – 600 тысяч рублей. Конечно, он живет в условиях жесткого капитализма, высоких налогов, высоких социальных выплат, всякое такое.

Возникает вопрос: а сколько получают руководители отрасли? Возьмем директора NASA. Я, кстати, знал одного директора NASA (смею предположить, что неплохо) Шона Окифи. Он страдал от низкой зарплаты и упросил президента Буша отправить его в отставку, потому что он хотел стать ректором заштатного университета в Аризоне, где у него оклад был в 5 раз выше, чем у директора NASA. Ну вот сейчас директор NASA, бывший сенатор Джеймс Бранденстайн получает 185 тысяч долларов в год. Перед Рогозиным был на посту главы «Роскосмоса» Игорь Комаров, он получал в долларах 1 миллион 300 тысяч. Еще раз: глава NASA – 185 тысяч, глава «Роскосмоса» – 1 миллион 300 тысяч.

Оксана Галькевич: Долларов?

Сергей Лесков: Долларов, да. Естественно, он получал в рублях, в переводе на доллары. У него были еще и другие доходы, в отличие от этого несчастного человека, который взвалил на себя бремя NASA. Итак, это в 7 раз выше получает руководитель российской космической отрасли, чем руководитель американской космической отрасли.

Оксана Галькевич: А рядовой сотрудник…

Сергей Лесков: А рядовой сотрудник получается в 15 раз выше, но только уже в Америке.

Константин Чуриков: Сергей, мы говорим о системной проблеме, которая касается многих отраслей и профессий в нашей стране.

Сергей Лесков: Я думаю, что дело в том, что у нас разная атмосфера. У нас деньги сгорают в высших слоях атмосферы, а в США такой климат, что деньги опускаются на земную почву.

Константин Чуриков: А воздух у нас выходит в открытый космос.

Сергей Лесков: А воздух в итоге выходит в открытый космос.

Константин Чуриков: Кстати, SMS про выборы, Вологодская область пишет: «Выборы – как между палочками «Twix». Что делать нашему зрителю? Как определиться, если выборы без выбора?

Сергей Лесков: Не сразу Москва строилась. Я понимаю, когда ты не можешь, когда твой отдельный шаг не может изменить ситуацию, не хочется его совершать. Но жизнь – это 10 тысяч шагов, эти 10 тысяч шагов надо пройти и каждому человеку, и всей стране. Да, в настоящий момент у нас имитационная избирательная система, но тем не менее ее надо строить.

Константин Чуриков: Нам просто было интересно, как вы сможете выкрутиться. Удалось. Обозреватель ОТР Сергей Лесков был у нас в студии.

Оксана Галькевич: Вас приглашают в следующий раз на отдых на Азовское море, «хорошо и дешево».

Сергей Лесков: Я там отдыхал.

Оксана Галькевич: Телефончик?

Сергей Лесков: В городе Темрюк в пионерском лагере.

Оксана Галькевич: Нет, это было давно. А телефончик Татьяны из Краснодарского края я вам передам.

Константин Чуриков: Сергей Лесков был у нас в студии. Через пару минут говорим о первобытно-общинной экономике в нашей стране.

Оксана Галькевич: Так что, друзья, оставайтесь с нами, нам интересно ваше мнение. Звоните и пишите, уже прямо сейчас можно начинать, через несколько минут вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты