• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Сегодня мы добываем рекордное количество нефти. Но по всем основным экономическим показателям мы приближаемся к угрозе рецессии

Сергей Лесков: Сегодня мы добываем рекордное количество нефти. Но по всем основным экономическим показателям мы приближаемся к угрозе рецессии

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Взгляд обозревателя ОТР на главные события последних дней.

Константин Чуриков: Сейчас в нашей студии торжественно появляется обозреватель ОТР Сергей Лесков, чтобы представить свои темы дня. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Почему же торжественно?

Константин Чуриков: Вы так идете торжественно. У меня тут записано, что «Взгляд Сергея Лескова» (на темы дня). Какой взгляд и на какие темы?

Сергей Лесков: Если вы сказали, что идет как командор.

Константин Чуриков: Ну, у вас и голос командный. Пожалуйста.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков, командор.

Сергей Лесков: Да, событий в понедельник достаточно много. И, в общем-то, они имеют важнейшее значение. Первое событие касается нашей внутренней экономики, которая в последнее время все туже и туже сплетается с политическими проблемами. Сегодня премьер Медведев провел встречу с неформальным клубом. Это консультативный совет крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику. Это традиционная встреча, но она проходила на очень необычном фоне. Добыча нефти в нашей стране установила рекорд. Вы не поверите. Последний раз мы добывали столько нефти при Михаиле Сергеевичу Горбачеве в 1987 году. Но при этом иностранные инвестиции тоже установили, только антирекорд. По сравнению с прошлым годом, инвестиции упали в 11 раз. Это очень много. Что уж тут говорить? О чем говорили иностранные инвесторы с нашим премьер-министром? На что жаловались? Всем понятно, что это вопросы стратегические и имеющие какую-то кардинальную важность для будущего российской экономики. Вторая тема, конечно, является важнейшей и первой темой на протяжении уже достаточно длительного срока.

В православном мире назревает крупнейший раскол за несколько веков. Константинопольский патриархат находится в одном шаге от предоставления так называемой автокефалии (это самостоятельность) Украинской православной церкви. И сегодня эту тему обсуждали в Минске на Священном Синоде Русской православной церкви, от которой как бы хочет отделиться Украинская церковь.

На настоящий момент никаких решений еще не принято. Тема чрезвычайно деликатная, как и все, что касается религиозных вопросов. Чем может ответить РПЦ, чем этот раскол грозит православному миру, давайте постараемся обсудить эти темы.

И наконец третья тема касается бытового уровня. Как говорил Воланд, «квартирный вопрос испортил москвичей». А можно посчитать, сколько жилья приходится на каждого российского гражданина в зависимости от того места, где он проживает. Такое исследование проведено. Составлен рейтинг тех регионов, где вводится больше всего жилья, тех регионов, где вводится меньше всего жилья. Но мы, конечно, не можем не сравнить эти цифры с какими-то результатами выборов. Будем прямо говорить. Это же зависит одно от другого, а также с обеспеченностью жильем в советское время и в тех странах, с которыми мы конкурируем в области экономики.

Константин Чуриков: И жилье какого качества приходится на россиянина сегодня.

Сергей Лесков: Это очень субъективно. Этого параметра нету.

Константин Чуриков: Но я боюсь, что этой темой мы отпугнем иностранных инвесторов. Давайте все-таки…

Оксана Галькевич: Начнем с бизнес-климата.

Сергей Лесков: Костя, вы как никто другой знаете, что с милым и в шалаше рай.

Оксана Галькевич: С милым? У Кости с милой, простите. Костя…

Константин Чуриков: Сергей имел в виду фигуру речи.

Сергей Лесков: Это неопределенно личное предложение, и нормы русского языка здесь не имеют гендерной окраски.

Константин Чуриков: Сергей имел в виду климатические условия.

Оксана Галькевич: Не оправдывайся, Костя.

Сергей Лесков: Так вот, по части экономики. Мы сейчас добываем 11.5 млн баррелей нефти в день. Это даже больше, чем Саудовская Аравия и Америка, которая пошла в гору. И вообще у нас был такой закон: чем больше добываешь нефти, тем лучше живешь. Теперь этот закон опровергнут самой жизнью: нефти добываем больше, углеводородные доходы в 3 квартале выросли на 50%, а падение покупательной способности населения продолжается уже 5 лет. Инвестиции падают. Я сказал, что цифры уже можно сравнивать и за год, и за квартал. Падение просто потрясающее. Таким образом нефть уже не является помощницей нашей экономике. И вообще я высказывал подозрения уже давно, что, может быть, даже нефть всегда и мешала российской экономике.

Вспомним Моисея, который 40 лет водил евреев по пустыне и вывел их в то единственное место, где на Ближнем Востоке нефти нет. Я думаю, что благодаря этому Израиль – самое богатое государство в этом регионе. У всех арабских стран нефти завались, они воюют из-за нее, а в итоге в экономическом плане не сравнимы с Израилем даже близко.

Константин Чуриков: А нас все время водят по тундре, где эта нефть наоборот есть.

Сергей Лесков: По всем этим Ямало-Ненецким округам.

Оксана Галькевич: Может быть, они как раз ищут место, где нефти нет.

Сергей Лесков: Да. Кстати, в Великом Новгороде нефти не было, как известно, а по технологическому уровню развития этот город был одним из самых развитых в Ганзейском союзе, он был вообще жемчужиной Ганзейского союза. Так что с нефтью не все понятно.

Так или иначе, я уже сказал… Тут цифры на самом деле потрясающие. Что является фактором, который опровергает этот закон – «чем больше добываем нефти, тем лучше живем»? Это санкции США. Этого фактора не было. Причем, они еще не введены в полной мере. Но угроза сильнее наказания, как известно. И многие иностранные инвесторы из-за угрозы ноябрьского пакета санкций продают акции российских предприятий и выводят отсюда свои капиталы.

В общем, на 6 млрд снизились прямые иностранные инвестиции и в 11 раз упали по сравнению с прошлым годом. Все это, конечно, приводит к таким печальным следствиям. Очень сильно упал импорт за последний квартал – на 4%. Это зримо.

Константин Чуриков: Потому что дорого.

Сергей Лесков: Рубль у нас упал, как вы помните… Опять же, вы помните этот закон – «чем больше продаем нефти, тем сильнее рубль». Теперь уже нефть подорожала, а рубль все равно ослабел. С апреля он не поправился.

Оксана Галькевич: Зато бюджет пополнился.

Сергей Лесков: Так а что с этого? Все равно по всем основным экономическим показателям ситуация приближается к угрозе так называемой рецессии. Самое печальное, что происходит на фоне ослабления рубля – снижение импорта в технологическом секторе. Далеко не везде запрещено покупать технологическое оборудование. Но без нового технологического оборудования у нас невозможен модернизационный рывок, о котором мы говорим. Кстати, премьер на днях написал статью по стратегии научно-технологического рывка. От этого он не отказывается.

Константин Чуриков: Где его можно почитать?

Сергей Лесков: В академическом журнале «Вопросы экономики». Это трудно осилить, но, тем не менее, мысль работает в этом направлении. Это на самом деле экономический журнал, который издает отделение экономики Российской академии наук. Кто интересуется, может прочитать. И в этой ситуации падение… Кстати говоря, можно было бы найти какие-то внутренние резервы для роста. Но, к сожалению, мы неоднократно в нашей передаче об этом говорили – экономический гений изменяет нашему кабинету министров и внутренних резервов для роста мы найти не можем. Остается надеяться на западные инвестиции (или китайские). Как говорил Остап Бендер, «Запад нам поможет». Что-то не особенно помогает.

Константин Чуриков: В этой связи Александр Кузнецов, наш зритель, спрашивает вас: «Может быть, наша страна что-то делает не так?». Закралось подозрение такое.

Сергей Лесков: Я думаю, это риторический вопрос. Да и знать бы еще, что она делает не так. Но он просто попал пальцем в небо. Так вот, этот консультативный совет по иностранным инвестициям, который сегодня заседал… Они же там подготовили какую-то цедулу перед этим заседанием, с которым они познакомили премьер-министра. На что они жалуются?

На самом деле наше правительство постоянно убирает барьеры на пути иностранных инвестиций. Но ведь Россия – это страна бюрократии. Это же открыл еще не Салтыков-Щедрин, а, по-моему, там и до него писали Карамзин и еще кто-то. Чиновники тут же сооружают новые барьеры, которые еще более высокие, чем те, которые были упразднены вчера.

Жалуются на что? На постоянную смену законодательства в области экономики. Помимо санкций. Это нечто необсуждаемое. Только за последнее время повышен на 2% НДС, произошел рост акцизов на алкогольные напитки, прежде всего на пиво. Пивная отрасль потеряла из-за 60 000 рабочих мест. Можно себе представить? Создание рабочих мест – это первое условие для роста экономики. Мы пытаемся собрать какие-то крохи. На самом деле допускаем несоизмеримо более крупные потери.

Новые пошлины на ввоз иностранного оборудования, экологический сбор. Ну, да, идея хорошая. Об экологии надо заботиться. Но дьявол кроется в деталях. И в итоге получается то, что получается. Введены новые критерии локализации производства в России. Тоже вроде бы хорошая идея, но очень часто бывает так, что, например, вся строительная техника у нас, которая локализована в России по иностранным технологиям, должна оснащаться российскими двигателями. Но состояние нашей экономики такое, что это не окупается. Надо производить сотни тысяч единиц строительной техники. А у нас производятся десятки тысяч. То есть постановка туда российских двигателей, российских моторов делает это производство убыточным. И деньги тоже уходят. И в итоге приходится завозить импортную технику. Если бы не было этого условия локализации, ставили бы столько, сколько ставили бы. А так просто завозят чистую импортную технику. И так на каждом шагу.

Мы же о цифровизации сейчас думаем. Недавно введено правило о том, что везде должно стоять российское программное обеспечение. Но западные инвесторы не будут никогда разрабатывать российское программное обеспечение, они просто не будут вкладывать сюда деньги. И это на каждом шагу. Посмотрим, что будет. Давайте мы поговорим на самом деле о самой болезненной теме.

Оксана Галькевич: Сергей, давайте обратимся к нашим телезрителям. У нас интерактивный формат. Пожалуйста, активно звоните, активно пишите нам на СМС-портал. Все это совершенно бесплатно. Можете сами задать вопросы нашему обозревателю Сергею Лескову в прямом эфире.

Константин Чуриков: Смотрите, по поводу инвестиций на секунду вас задержу. Пермь спрашивает: «Может быть, виновата во всем коррупция в стране?». Вот эти препоны для людей.

Оксана Галькевич: На это реагируют иностранные инвесторы?

Сергей Лесков: Нет. На самом деле на экономику влияет много факторов. Сказать, что в экономических неурядицах виновата только коррупция – это не так. Очень много факторов влияет на экономику. Поэтому очень трудно построить эффективную экономическую модель. Коррупция влияет, но, на мой взгляд, в нашей стране происходят большие усилия по преодолению коррупции. Даже уже такой неподкупный и неподконтрольный орган, как ФСБ, тоже попадает под лупу борцов с коррупцией. Только сегодня какое громкое уголовное дело. Это постоянно.

Уже нет ни одной структуры в нашей стране, где не были бы проведены антикоррупционные чистки. Даже по рейтингу антикоррупционных усилий (он же тоже публикуется) Россия очень сильно поднялась вверх.

Оксана Галькевич: Есть даже такой рейтинг? По антикоррупционным усилиям.

Сергей Лесков: Может быть, он как-то иначе называется. Но так или иначе иностранные инвесторы (мы говорили об этом неоднократно)… Для бизнеса самое важное даже не выгодные бизнес-условия, а стабильные бизнес-условия, неизменяемые. У нас этого нету. У нас каждый новый чиновник пытается вставить свою спицу в телегу.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Калмыкии. Давайте послушаем нашу телезрительницу Раису. Раиса, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я очень рада, что дозвонилась до вас. И я хотела бы сказать, что ваша передача очень хорошая. Вопрос все время крутится в голове. Все время мы оборудование за границей закупаем, все время нам кто-то помогает – то Индия, то Франция, то Германия. Меня волнует вопрос. У нас же столько умных людей, инженеров. Почему мы никак не можем это все разработать?

Сергей Лесков: Раиса, я вам отвечу вот что. К сожалению, надо смотреть правде в глаза, Россия, с тех пор как появился термин «технология», всегда закупала на Западе в Европе оборудование. Это началось при оснащении русской армии еще при Алексее Михайловиче. Это достигло пика, наверное, в XIX веке при Николае I и Александре II. Это продолжалось, не будем себя обманывать, и при Сталине, когда спусковым механизмом индустриализации были поставки американского оборудования и закупка вообще американских заводов под ключ. Наверное, золотое время, когда мы почти преодолели отставание от Запада, были 1960-е и 1970-е годы, пик расцвета социализма в нашей стране. И тогда отставание сохранялось. Но оно уже не было критическим. К сожалению, по моему убеждению, стратегия Перестройки была выбрана неверно, и это отставание опять углубилось, как во времена Николая I. Поэтому у нас нет умных людей или их избыток – вопрос риторический.

Оксана Галькевич: Подождите, а вот эти высказывания о знаменитой русской инженерной мысли.

Сергей Лесков: Это неправда. Это приукрашивание.

Оксана Галькевич: Математическая школа. Это мы себя тешим, да?

Сергей Лесков: Это разные вещи. Математическая школа… У нас не было крупной инженерной школы. Русские так и не научились, например, делать кареты. А потом не научились делать машины. А математическая и физическая школа у нас великолепные.

Оксана Галькевич: Зато по фильму «Формула любви» мы помним, что мы здорово умеем английскую карету разобрать. Еще один звонок у нас.

Константин Чуриков: Это теперь у нас Юрий из Смоленска. Здравствуйте, добрый вечер, Юрий.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, уважаемый Сергей Лесков. У меня к вам вопрос. Вы сказали, что экономике угрожает рецессия. Хотел бы уточнить. Как она повлияет на рынок труда, в том числе на предпенсионеров? Какие у них перспективы будут?

Сергей Лесков: Вы задаете корректный и очень глубокий вопрос. Давайте мы в следующих передачах вернемся к нему. На самом деле это глубокая тема. И сам факт того, что вы обращаете внимание на эту проблему, говорит о вашей высокой компетентности. И отвечать так накоротке, мне кажется, было бы неправильно. Да, такая проблема существует.

Оксана Галькевич: Давайте к историческим событиям перейдем.

Сергей Лесков: Ситуация, конечно, невеселая. Мы привыкли к тому, что Русская православная церковь имеет несколько крыльев – и Украинская православная церковь, которая входит в Московский патриархат, и Белорусская, кстати, на правах митрополии, где сейчас происходит заседание Священного Синода. Является ли собственная автокефальная церковь непременным атрибутом независимого государства? Нет. Далеко не так. Предположим, в Сербии, в Болгарии, в Румынии, в Грузии, в каких-то еще странах есть собственные православные автокефальные церкви. Но далеко не везде. Есть, например, Антиохийская церковь, Александрийская православная церковь. Даже взять ту же самую Америку. Там же нет автокефальной православной церкви. А православных приходов более, чем достаточно.

Оксана Галькевич: Но ведь есть Русская православная церковь за рубежом.

Сергей Лесков: Но это русская.

Оксана Галькевич: Как отдельная.

Сергей Лесков: Там, например, греков много в Америке. У них же нет собственной автокефальной церкви. Поэтому здесь то, что президент Порошенко и до него его предшественники тоже выдвигали эту идею с тем, что в независимом государстве должна быть собственная автокефальная церковь, логика здесь есть. Порошенко прямо говорит, что это вопрос геополитики, а не религии. Надо оборвать последнюю ниточку, которая связывает Россию и Украины после обрыва экономических и политических связей. В этой связи мне, конечно, больше всего жалко не церковное имущество (его будут делить и резать), а, конечно, какие-то связи между русским и украинским народами. Сейчас и так сложно общаться, а будет еще тяжелее. Духовная связь, конечно, между народами проверена веками. И сегодняшние какие-то метания… Ну, не знаю. Конечно, автокефалия будет предоставлена. Тут сомнений быть не может. Но не исключено, что это будет пирровой победой. Кстати, помните, пресловутый константинопольский патриарх Варфоломей приезжал и к Ющенко. Но тогда ничего не получилось. И мы считали, что Эрдоган ему мешает, что он давит этого самого константинопольского патриарха, поскольку у Эрдогана хорошие отношения с Путиным. Как мы обманывались!

На самом деле у Эрдогана хитрая позиция. Почему-то в данном случае он не придушил этого патриарха. А от кого вообще зависит Константинопольская церковь? Очевидно, что в Турции не так много православных. Там братья мусульмане. Все деньги и вся паства находятся в Америке. Это греки, которые обосновались в США. И это самые богатые приходы. Кстати говоря, те экзархи, которых Константинополь посылал на Украину, помните, двух послов своих послал в чине епископов, они же были граждане Америки. То есть у них под рясой был спрятан американский паспорт. То есть фактически это какие-то двойники Курт Уолкера, спецпредставителя президента США по Украине. А теперь спецпредставитель еще и по религиозной части. Естественно, они, посмотрев на Украину, решили, что все, давайте и здесь будем преследовать какие-то американские интересы. А Эрдоган промолчал. Не знаю, есть ли у него какие-то рычаги давления.

Кстати, что интересно, вот эта патриаршая грамота была дана московскому патриархату на присоединение Киевской митрополии в 1686 году при царевне Софье. А вы помните, кто воспитывал вообще детей Алексея Михайловича? Она тоже была ребенком Алексея Михайловича. Симеон Полоцкий, то есть белорус. Поэтому достаточно символично. Он мог бы стать и патриархом, между прочим, если бы не раскол и не Стрелецкий бунт. Но если они отзывают томас, эту патриаршую грамоту, то это же касается Белоруссии. Потому что в тот момент Белоруссия была в составе киевских земель и входила в Речь Посполитую. Это сейчас трудно предположить, но если продиктованные политикой решения в области религиозные институтов будут иметь эту тенденцию, то еще и Белоруссию они постараются оттяпать от Русской православной церкви.

Константин Чуриков: Сергей, а давайте поговорим о политических последствиях всего этого. Нам пишет Ленинградская область: «А, может, нам залезть на колокольню, кричать «Караул!»?» Что в действительности нам сегодня угрожает в связи с планируемым расколом?

Сергей Лесков: Нам – это кому? Людям? Людям угрожает, конечно, еще больше трудностей в каких-то человеческих связях с Украиной. Они по-прежнему очень прочны. Уже и сейчас многие не ездят к своим родственникам.

Константин Чуриков: Но это все-таки не связано с религиозными вопросами. В Болгарии своя православная церковь. Я думаю, что те, кто был в Болгарии, как-то не чувствуют, что они чужие люди.

Оксана Галькевич: Но есть ли смысл удерживать определенный миропорядок, который с 1668 года существенно изменился?

Сергей Лесков: Я согласен с вами.

Оксана Галькевич: Все течет, все изменяется.

Сергей Лесков: К сожалению, меняется не в нашу пользу. Можно было бы предположить такое развитие отношений. В данном случае ключевым является само по себе понятие «церковь-мать». Кто должен предоставить автокефалию? Почему вообще Константинопольский патриархат взял на себя такую миссию? Церковью-матерью для Украинской церкви является Московский патриархат. И Москва могла бы это сделать. Не Константинополь. Сейчас мне кажется, что юридически это не обоснованное решение. Как мы знаем, на юрисдикцию религиозным деятелям наплевать. Между прочим, если не уважать законы, то можно и с Крымом что-нибудь такое найти. Потому что Крым был присоединен к Российской империи, правопреемником которой является Россия, а вовсе не Украина. Если копать в XVII век, когда все это произошло, то практически одновременно с присоединением Крыма к России к России присоединилась и Украинская митрополия. Давайте тогда и по Крыму пересмотрим отношение. Может, поменять Крым на Украинскую православную церковь? Естественный вопрос. Логично было бы. Что нам делать, я не знаю.

Константин Чуриков: Вы ставите очень острые вопросы сегодня.

Сергей Лесков: Если пересматривать исторические документы, которые были изданы в XVII веке, до чего мы дойдем вообще? Давайте восстановим Священную римскую империю, например, в границах XI века.

Оксана Галькевич: Может быть, просто переосмыслить какие-то базовые вещи, свое отношение?

Сергей Лесков: Это очень деликатные вещи. Но ведь уже вчера были какие-то волнения и стычки вокруг Киевско-Печерской лавры, которая сейчас входит в состав Московского патриархата. Но она отдана в аренду на 50 лет. И украинские чиновники могут в два счета пересмотреть условия аренды.

Константин Чуриков: А давайте поговорим уже не о строительстве храмов, а о строительстве жилья.

Сергей Лесков: В общем, это невеселая история. Кстати, буквально на днях был какой-то юбилей брежневской эпохи. И в числе достижений развитого социализма называлось то, что вводилось очень много жилья. Но на самом деле это правда. Мне в память запала цифра – 160 млн советских граждан за годы правления Брежнева улучшили свои жилищные условия. Это очень много на самом деле.

Константин Чуриков: А при Хрущеве? Знаменитые хрущевки.

Сергей Лесков: Это правда тоже. Но там цифры я не помню, не смотрел. До этого вообще же 95% жило в бараках. Жуткие были условия. Так или иначе, на излете советской эпохи средняя обеспеченность жильем в СССР на 1 человека была 15,7 квадратных метра. А сейчас, несмотря на всю жестокость рыночной экономики, цифра другая – 25,2. То есть рост примерно на 60% по обеспеченности жильем. При капитализме, как известно, человек человеку волк. А смотрите, о чем говорят цифры.

Константин Чуриков: Так это же средние цифры.

Сергей Лесков: А по СССР не средние цифры? А при социализме человек человеку «товарищ волк».

Оксана Галькевич: Интересно. Даже интересно узнать отношение наших телезрителей. В советское время давали это жилье бесплатно. А сейчас мы все быстрее все это делаем, как вы говорите, обеспечиваем жильем. Все-таки ипотека. Какая ситуация более приемлема для наших телезрителей? Напишите нам, пока мы с Сергеем обсуждаем эту тему.

Сергей Лесков: До сих пор 15% жилья дается бесплатно.

Оксана Галькевич: Тогда ждали годами. Могли стоять всю жизнь в этой очереди.

Сергей Лесков: Да. Сейчас ты можешь быстро купить. Справедливости на земле нет. Жизнь меняется. Но, тем не менее, реально на 60% выросла обеспеченность жильем. Давайте я все-таки… Всем интересно, как живут соседи. Больше всего жилья вводится в Ленинградской, в Московской и Калининградской областях. Далее идут Липецкая, Белгородская, Калужская, Тамбовская область, Чечня, Ульяновская область. Между прочим, во всех этих регионах достаточно успешно прошли выборы губернаторов недавно. А меньше всего жилья вводится (это даже гадать не надо) на Севере и Дальнем Востоке. Антирекорд – это Магаданская область. Там в 40 раз меньше вводится жилья, чем в Ленинградской области.

Я был в Магадане. Конечно, там тяжелые жилищные условия, но это нормальный город. Он, кстати говоря, по ландшафту похож чем-то на Сочи. Тоже на горах находится. А Москва, кстати, по вводу жилья, как вы думаете, на каком месте? На 77.

Оксана Галькевич: А кто же на первом-то?

Сергей Лесков: Я сказал – Ленинградская область.

Оксана Галькевич: Я даже знаю, что, наверное, за счет Петербурга. Вокруг Петербурга застраивается все такими темпами…

Сергей Лесков: Это разные субъекты, насколько я понимаю.

Оксана Галькевич: Но они просто соседи.

Сергей Лесков: Санкт-Петербург на 31 месте. Это за счет, я думаю, высокой стоимости жилья в Москве и в Санкт-Петербурге. И в Москве еще один фактор – высокая обеспеченность. Давайте мы сравним с другими странами. Очень часто сама по себе абсолютная цифра ни о чем не говорит.

Константин Чуриков: Еще с Японией сравните, где вообще какой-то закуточек, уголочек…

Сергей Лесков: Костя все знает. Конечно, мировой рекордсмен – это США. Там 70 квадратных метров. В России 25,2. В США 70. Сейчас тут можно еще найти какие-то факторы, число комнат на каждого человека, число туалетов в одном доме.

Оксана Галькевич: Это важный момент.

Сергей Лесков: Да, биде, например, тоже. Америка и где-то Норвегия там еще – 70 квадратных метров. Но в таких странах, как Великобритания, Германия и Франция – 44. Больше, чем в России. А вот в Эстонии… Почему я беру Эстонию? Эстония самая богатая из всех постсоветских стран. Она богаче, чем Латвия и Литва. Там 27. А в Польше, например, столько же, сколько в России – 25. А на Украине 23. Хотя Украина объективно в советское время получала самые большие дотации на коммунальную и социальную сферу. Она же вся газифицирована. И там самая большая плотность железных дорог.

Константин Чуриков: Сергей, жители просят по КНДР назвать цифры.

Сергей Лесков: По КНДР я не знаю, но сейчас скажу. В Турции, куда мы едем отдыхать, 17. А в Турции безумный экономический рост. Костя, а в Японии сколько? 16. А в Китае, где темпы роста ВВП такие, что мы просто от зависти заходимся, 8 квадратных метров на человека, то есть в 3 раза меньше, чем в России.

Константин Чуриков: Что китайцу хорошо, то русскому человеку плохо.

Сергей Лесков: Это про немцев сказано.

Константин Чуриков: В данном случае…

Оксана Галькевич: Опять фигура речи?

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: В каждой стране свой сценарий. Но на самом деле, конечно, условия на ипотеку я не скажу, что грабительские. Но мне кажется, что можно было бы снизить и проценты. Но в любом случае обратите внимание, что есть прямая корреляция между экономическим благополучием региона (например, Белгородская, Калужская, Тамбовская и Липецкая области – лидеры среди российских регионов) и строительством жилья. В общем-то, видимо, это во многом зависит от деятельности губернатора, который может наладить эти процессы.

Оксана Галькевич: А телезрители нам пишут: «Все по уши в ипотеках у нас сейчас. А в СССР жили без долгов и счастливо годами в трехкомнатной квартире по 10 человек».

Сергей Лесков: И все мы были высокими голубоглазыми блондинами. Это понятно.

Оксана Галькевич: Вы то точно.

Константин Чуриков: И уж точно хватало денег все-таки до следующей зарплаты. Кстати, о корреляции в различных ее проявлениях поговорим уже через несколько минут. Будем измерять индекс безденежья, выясним, сколько денег не хватает большинству людей в нашей стране до следующей зарплаты. Как жить, как выживать? А в студии у нас только что был Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Темы дня от обозревателя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты