Сергей Лесков: Искать в Керченской трагедии политический след - верх цинизма

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня глазами Сергея Лескова. Авторский комментарий о ситуации в стране. В том числе о сегодняшнем взрыве в Керчи.

Константин Чуриков: Это снова программа «Отражение». После небольшого перерыва продолжаем изучать ситуацию в стране. В студии сегодня с вами Оксана Галькевич…

Оксана Галькевич: …и Константин Чуриков. С вами в эфире, уважаемые друзья, вечерний блок «Отражения». Теперь мы с вами дважды в день, как вы уже знаете. Дневной эфир начинается у нас в 13:00 по Москве. Ну а сейчас у нас еще с вами полтора часа прямого эфира.

Константин Чуриков: Это чтобы никто не потерялся во времени. Через полчаса поговорим о перспективах жизни, учебы и работы в России – о том, что у нас называется индексом человеческого капитала. Вот Всемирный банк недавно проанализировал этот параметр. И в этом смысле у нас все очень нехорошо – во многом из-за низкой продолжительности жизни. Тут мы недалеко ушли от таких стран, как Йемен, Судан и Афганистан. Вот какие у нас и у наших детей перспективы в России? Об этом – в 20:00.

Оксана Галькевич: Ну, на самом деле ты, как говорится, нагнал ужаса.

Константин Чуриков: Не я, а Всемирный банк.

Оксана Галькевич: Друзья, вы знаете, не по всем показателям все так ужасно-ужасно, не всюду мы в низу турнирной таблицы. Но один такой показатель действительно есть, и очень он нас здорово тянет на дно. Какой именно – расскажем, действительно, после 20:00 по московскому времени.

Константин Чуриков: А я напоминаю, что всю неделю мы изучаем еще один важный параметр. Сколько денег вам не хватает до зарплаты, и на что конкретно? Опрос проводим для проекта «реальные цифры». Отвечать можно уже сейчас: 5445. А в пятницу подведем итоги.

Оксана Галькевич: Участвовать может каждый, в том числе обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Но он здесь не для этого.

Константин Чуриков: Которому наверняка тоже есть что написать. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей прокомментирует последние события, главные темы этого дня. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый день.

Мы вынуждены начать с трагического происшествия, которое случилось в Керчи – взрыв в техникуме. Погибло 18 человек и террорист, то есть 19, и около 50 человек получили ранения. Высказывать версии в этой ситуации можно бесконечно, но мне кажется, что это занятие было бы достаточно циничное. Скажу только одно: эта трагедия продолжает череду терактов в школе, которые устраивают сами учащиеся. К сожалению, приходится признать, что это реалии сегодняшнего дня, эти реалии пришли к нам из Америки, мир становится глобальным. Остается только вздохнуть и развести руки, потому что каким-то образом воспрепятствовать этому, наверное, можно, но практика показывает, что эти меры предосторожности не могут быть абсолютными.

Второе событие связано с выборами. Ну, мы все помним, что 9 сентября в России был Единый день голосования, во многих регионах были выборы. Но два региона «отличились» – это Приморский край и Хакасия. До сих пор там нет губернатора. Везде свой сюжет, свой сценарий. Поговорим об этом подробнее. Почему? Потому что Хакасия и Приморский край, ну, при всей стратегической важности этих регионов, являются некоторым экспериментальным полем, где Кремль опробовывает новую как бы политическую технологию. Поговорим об этом подробнее. Может быть, какие-то сценарии, какой-то опыт потом будет транслирован и на другие регионы.

Ну и наконец, как же без футбола? Наше любимое занятие, в котором разбираются все, не только мужчины, а теперь еще и женщины. Подведены финансовые итоги Чемпионата мира по футболу, который был летом в нашей стране. И эти итоги посрамили скептиков – оказалось, что впервые в нынешнем столетии Чемпионат мира по футболу вышел в плюс. Я расскажу о цифрах, по каким статьям получен наибольший доход. Мало того, этот доход будет пролонгирован еще на ближайшие минимум пять лет. Это говорит, что футбол – игра умных. Чего не скажешь о Кокорине и Мамаеве. Кстати, вспомним, как у них дела. Это тоже такие «герои» сегодняшнего дня.

То, что произошло в Керчи, конечно, ну, не укладывается ни в какие рамки. Когда гибнут дети – это что-то невероятное. Кстати, вопрос, который вы анонсировали по части человеческого капитала. Мой скромный багаж знаний говорит, что самые неудачные демографические показатели России – при том, что у нас большие успехи, реально большие успехи достигнуты в младенческой и детской смертности – у нас катастрофически низкий, вообще на уровне самых отсталых стран мира показатель по количеству людей, которые доживают от 15 лет до старости. Вот это самое гиблое место. Можно было бы, конечно, перевести к тому, что я говорю сейчас, но мне кажется, что это было бы не совсем правильно.

Хотя, конечно, число насильственных смертей в России очень велико – больше, чем в Америке. В Америке теракты в школах и в университетах в порядке вещей. Я бы боялся отпустить своих детей, если бы жил в Америке, в школу. Но факт-то в том, что при всем том, что там происходят массовые теракты в учебных заведениях, в Америке все равно ниже уровень насильственных смертей, чем в России.

Кстати, ведь накануне этого происшествия, где ученик техникума взорвал своих соучеников (напомню – 18 человек погибло, и он сам застрелился, и 50 человек в больницах находятся), в Москве было трагическое происшествие такого же масштаба: сверстник этого человека, тоже двадцатилетний молодой человек, зарезал всю свою семью и бабушку ножом, бабушку, отца и мать в 3 часа ночи. Почему? Он сказал, что ему все надоело. Почему это сделал этот Владислав Росляков в Керчи – тоже никто не знает. Выстраивают сейчас какие-то схемы, что там какие-то жестокие компьютерные игры, какие-то социальные сети, в которых они состояли.

Константин Чуриков: Просто культ насилия, культ силы в стране.

Сергей Лесков: Культ насилия. Можно бесконечно… Вы знаете, ну, будем правду говорить. Есть масса людей, которые говорят, что они ненавидят учителей, но никакой угрозы они учителям…

Оксана Галькевич: До предела не доходят все-таки.

Сергей Лесков: Да. Мы слишком мало, мы почти ничего не знаем о психике человека, о каких-то тайных уголках его души. Ну, я не знаю, условно говоря, всякий, а особенно молодой человек с неокрепшей душой, оказавшись одиноким в своей стае, в своем социальном микромире, он может превратиться в монстра. И могут сработать какие-то тайные, дремлющие механизмы его души, и он совершит то, во что не могут поверить его близкие.

Константин Чуриков: Сергей, мы в какие-то, мне кажется, дебри зашли, уже волнуемся и переживаем за его душу. Извините, парень приобрел ствол, 150 патронов, собрал бомбу и пошел всех мочить.

Сергей Лесков: Да. И как он умудрился? Ему исполнилось 18 лет – он пошел и купил огнестрельное оружие, закон разрешает. Вы знаете, можно наложить массу законов, можно наложить массу запретов, и все равно… Ну, у нас практически невозможно купить огнестрельное оружие, но у нас люди убивают друг друга ножами, утюгами, сковородками. По-моему, Шарль Бодлер сказал: «Наивно думать, что дьявол искушает только гениев. Дьявол искушает всех людей». Может произойти что-то невероятное.

Другое дело, что, конечно, общество (и это давно уже известно) разработало какую-то систему противовесов, которые… А все-таки человек – это социальный продукт, да? И какое-то воспитание возможно.

Кстати, я могу перекинуть мостик между этим Владиславом Росляковым и Кокориным с Мамаевым, это напрашивается…

Константин Чуриков: Сергей, подождите. Вот очень интересно вы сейчас говорите, подождите. Хорошо, а противовес какой создан в стране?

Сергей Лесков: Сейчас этого противовеса, к сожалению, нет. В советское время… я не хочу его идеализировать, но была мощная система ценностей, и, в общем-то, подобных случаев не было в советских школах. Хотя, конечно, опять же человек тогда не был ангелом.

Был культ романтики, культ преодоления… вернее, покорения каких-то просторов – тайга, геологические экспедиции, ударные комсомольские стройки, целина, освоение Крайнего Севера, построение новых городов. Венец всего этого – вообще выход в космос, что поразило все человечество. Был культ науки. Я не знаю, знаковый фильм того поколения – это «Девять дней одного года» с потрясающим совершенно диалогом между героями Смоктуновского и Баталова. Когда герой Смоктуновского спрашивает, говорит герою Баталова, талантливому физику: «Переходи ко мне, мы получили 12 квартир», – на что герой Баталова ему отвечает: «Зачем мне квартиры?» Это мешает думать и двигаться вперед, к каким-то научным империям.

Сейчас в глазах всех людей, кого можно назвать кумирами молодого поколения, по-моему, знак доллара. И с этими людьми можно разговаривать только на языке денег.

Константин Чуриков: Ну, рэперы, бойцы без правил.

Сергей Лесков: Да, все делается ради денег. Молодой человек не ощущает себя капитаном дальнего плавания, а он ощущает себя каким-то разнорабочим без какой-то, я не знаю, возможности социального лифта.

Оксана Галькевич: Сергей, вы знаете…

Сергей Лесков: Это низменные перспективы. Вот человеку все надоело.

Оксана Галькевич: Сегодня звучали самые разные версии, что могло за этим стоять. Вот наш телезритель спрашивает: «Может быть, политическая версия?» Я так понимаю, что в связи с тем, что это территория Крыма, рядом Украина. Как вы считаете?

Сергей Лесков: Вы знаете, я сегодня слышал мнение одного депутата, не хочу называть его фамилию, он говорил, что, конечно, в этом, по его мнению, есть украинский след. Ну, это цинизм вообще запредельный. Мне кажется, что примешивать политику просто безнравственно. Ну, это такие слова… Как сказано в Библии: «Слова Павла о Петре говорят больше о Павле, чем о Петре». Вот так и в данном случае.

Нет, это трагедия, и примешивать сюда какие-то политические мотивы – это совершенно безнравственно. Такое происходит в любой стране, вне зависимости от политических вещей. Конечно, если бы в этой школе, в этом техникуме был Нестор Петрович (если это имя что-то еще говорит молодому поколению), то, я думаю, такого бы не было. Но Нестора Петровича на всех не напасешься. И я вообще сомневаюсь, что при той реформе образования, которую мы так успешно провели, в наших школах и в каких-то образовательных учреждениях Нестор Петрович не был бы объявлен белой вороной и с белым билетом не был бы отправлен куда-нибудь в охранники на автостоянку.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Тверской области, давайте послушаем нашего телезрителя, его зовут Петр. Петр, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте. У меня к вам такой вопрос, прошу извинения. Мне очень жалко этих детей и родителей. Я имею 65 лет, и мы учились при советской власти, учились, и воспитывали детей – октябрята, пионерия, комсомольцы. Было уважение к старшим. А теперь у нас только биржи, деньги. И мы ругаем учителей, что неправильно они преподают, неправильно обучение проводят. У нас нет семейного устава. Вот смотрите, что происходит в стране: родители бросают детей и уезжают на месяц, чтобы заработать деньги. Дети остаются на произвол судьбы. У нас нет трудового устава, семейного устава нет. Понимаете вы? Мне жалко этих детей. Это не учителя виноваты, а неправильное воспитание. У нас бизнес, только одни деньги играют роль в этой жизни. И кто побогаче – ему все доступно. А ребенок…

Сергей Лесков: А вопрос-то у вас какой?

Оксана Галькевич: Ну, это мнение, скорее.

Сергей Лесков: Это мнение? Ну, мы с вами согласны.

Оксана Галькевич: Спасибо, Петр.

Сергей Лесков: Спасибо за ваше мнение, мы полностью с вами солидарны. Я могу в дополнение тому, что сказал наш замечательный зритель, вспомнить ту же советскую эпоху, когда гимном всего поколения была песня «А я еду, а я еду за туманом…»

Константин Чуриков: «…за туманом и за запахом тайги». Ансамбль «Пламя».

Сергей Лесков: Да. А кто-нибудь сейчас поедет за туманом? Нет.

Константин Чуриков: Нет, «Самоцветы» первыми пели.

Сергей Лесков: Кстати говоря, то поколение, которое было наполнено этими романтическими, как бы сейчас сказали, иллюзиями, создало весь тот мир материальных ценностей, за счет которого мы сейчас и живем и который мы сейчас разбазариваем. А что-то вот это поколение рационалистов оказалось совершенно бесплодным и ничего построить не смогло.

Константин Чуриков: Нам пишет Вологодская область: «надо срочно передать охрану школ и так далее Росгвардии, а не пенсионерам из ЧОПа». Давайте…

Сергей Лесков: Бессмысленно.

Константин Чуриков: А что бессмысленно?

Сергей Лесков: Да нет, ну это бессмысленно.

Константин Чуриков: Вот мы в телецентр заходим – и кто нас охраняет? Росгвардия.

Сергей Лесков: Одна из болезненных точек – это чрезмерное распространение у нас силовиков. Уже никто не работает, а только все друг друга охраняют.

Оксана Галькевич: У нас три периметра безопасности. Костя, как ты себе это представляешь в школе?

Сергей Лесков: Нет, это невозможно, нет.

Константин Чуриков: Ну, рамки хотя бы, товарищи. Давайте послушаем Виктор из Нижнего Новгорода. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. А Сергею вопрос можно?

Константин Чуриков: Можно.

Зритель: Я хотел бы что сказать? Вот вы говорили о том, что смертность в наших школах российских выше, чем в Штатах. Так, да?

Сергей Лесков: Я этого не говорил.

Константин Чуриков: Наоборот.

Сергей Лесков: Значительно ниже. Я этого не говорил.

Зритель: Ну, преступность. Вы сказали, что…

Сергей Лесков: Вопрос ваш какой?

Зритель: Да вопрос какой? Как с этим бороться? Может быть, все-таки изменит идеологическую направленность?

Сергей Лесков: Именно об этом я и говорил. Конечно, в российских школах те массовые убийства, которые происходят в школах американских, не наблюдаются. Тут можно вспомнить этот печальный мартиролог. У нас тоже есть такие события, но там же после этого знаменитого трагического «Колумбайна», который открыл… В 99-м году там полтора десятка человек погибло. Там еще было много таких событий. У нас таких массовых происшествий не было. Это первое. Ну, наверное, самое громкое – это когда в 2014 году в Москве, в районе Отрадное, ученик (по-моему, он отличником был) пронес ружье под полой и застрелил учителя и полицейского. Но все-таки массовых убийств у нас не было.

Давайте еще о чем-нибудь поговорим.

Константин Чуриков: Да, переходим к следующим темам.

Сергей Лесков: Да. Выборы, Приморский край и Хакасия – чрезвычайно интересно! В Приморском крае губернатора нет до сих пор. И туда назначен врио, мы о нем рассказывали – это человек по имени Олег Кожемяко, который был губернатором в нескольких дальневосточных регионах, сам он из Владивостока, он свой. И он апробирует чрезвычайно любопытную стратегию. Он дистанцировался от Москвы, в отличие от предыдущего губернатора, который показывал, что он наместник Москвы. Он делает заявления, которые как бы идут вразрез с политикой центра. Ну, например, он обещал ввести опять прямые выборы мэра. Он провел несколько реформ. Ну, например (об этом как-то не писалось, но мне знакомые рассказали из Владивостока), он запретил вырубку липы в Приморском крае.

Константин Чуриков: Что запретил, еще раз?

Сергей Лесков: Липы. Липа – это дерево.

Оксана Галькевич: А, вырубку лип, деревьев липовых?

Сергей Лесков: Вырубку лип, липовых деревьев. Почему? Любопытно. Значит, там была массовая вырубка липы, и она вся направлялась в Китай, где делали из нее мебель.

Константин Чуриков: Чай? А, мебель.

Сергей Лесков: Китай за считаные годы стал первым экспортером мебели, обогнав привычных лидеров – США и Китай… извините, США и Италию – по оценкам экспертов, за счет российской липы, которую просто стремглав вывозили. Он это запретил. Выборы мэра. Значит, он ввел региональный закон о детях войны, которого нет на федеральном уровне. Там есть еще масса других инициатив, которые показывают, что он создает имидж защитника интересов края и дальневосточников, предположим, от таких посягательств и диктата Москвы.

Оксана Галькевич: От Москвы, от федерального центра.

Сергей Лесков: Ну, прямо скажем – от диктата Москвы. Такого еще не было. Потому что обычно губернатор…

Константин Чуриков: Встраивается.

Сергей Лесков: …создавал имидж человека, который свой для Москвы. А Кожемяко (кстати, он очень харизматичный) создает образ другой. Он может выбить деньги из Москвы и защитить интересы края. Я не думаю, что этот новый имидж не согласован с Кремлем, там сидят очень умные люди. Видимо, в этой ситуации они подумали, что это гарантирует ему с большими основаниями, обещает ему победу на выборах, которые назначены на 16 декабря. Судя по всему, его противником будет опять Кожемяко.

Между прочим, туда «понаехали» опять политтехнологи из Москвы. Вы знаете, это саранча такая, воронья стая, которая любит клевать местные бюджеты, обещают победу на выборах. Но последние-то выборы показали, что столичные политтехнологи очень часто ведут в трясину своих кандидатов. Он не пользуется услугами московских политтехнологов, сам ездит, говорит с людьми. Кстати, когда он был губернатором на Сахалине, даже поссорился по поводу этого проекта «Сахалин-2» с Минфином, по-моему, который пытался забрать деньги из местного бюджета.

Оксана Галькевич: Давно у нас не было таких деятелей на местах.

Сергей Лесков: Да. Они были в 90-е годы.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Росселя можно вспомнить, еще кого-то, Лебедя. Это любопытная тактика. Я думаю, что он все равно контролируется, но имидж другой.

Константин Чуриков: Сергей, а что говорят умные люди по поводу ситуации с выборами в Хакасии, где губернатор будет бороться сам с собой, кандидат?

Сергей Лесков: Хакасия? Это вообще невероятно! Вы помните, что там тридцатилетний кандидат от коммунистов, который не имеет никакого опыта. В общем-то, можно было бы даже заподозрить его, что это кандидат-спойлер, разбил наголову многолетнего губернатора Зимина, разбил его до такой степени, что тот отказался участвовать во втором туре. И тогда по очереди должны были участвовать следующие. Но сначала справедливоросс, а потом и представитель так называемой «Партии роста» поочередно тоже отказались от этого соблазна участвовать в выборах. И оказался один коммунист. По нашему законодательству, для победы в выборах ему необходимо набрать – ну, как это называется? – фактическое большинство. Ну, то есть если придут три человека на выборы и двое за него проголосуют, то он – губернатор. Неважно, какая явка, а главное, чтобы было вот это большинство.

Константин Чуриков: Я не смотрел, вот сейчас смотрю – он 1987 года рождения.

Сергей Лесков: Ну, 30 лет, я же и говорю.

Константин Чуриков: Да, 30 лет.

Сергей Лесков: Никакого опыта управленческого нет. Он то ли журналист, то ли юрист. И уже, в общем-то… Сейчас я до этого дойду. Люди все больше и больше ужасаются тому, что он может подвести этот регион, непростой регион к какому-то хозяйственно-экономическому краху. Там появился врио, молодой технократ по фамилии Развозжаев, который развил бурную деятельность. И он-то как раз опытный управленец.

Мало того, он спас этого самого Коновалова от снятия с выборов, потому что какие-то ушлые местные политики обнаружили в регистрационных документах Коновалова ошибку – он слово «всероссийский» написал с одной буквой «с», поэтому его надо выбросить с выборов. Ну, это цирк, конечно. Тем не менее Развозжаев его спас…

Константин Чуриков: Сергей, вы сейчас воздействуете на голоса последних избирателей. Остановитесь!

Сергей Лесков: Нет-нет. Почему я воздействую? Нет, я описываю реальную картину. Так вот, Развозжаев все-таки помог ему остаться. А кандидат по-прежнему один. Ситуация вот какая: рейтинг Развозжаева, этого врио губернатора, растет на глазах, но в выборах он не участвует. Создается вот какая картина: теперь уже сам коммунист Коновалов может стать жертвой протестного голосования, как бы в пользу кандидата, потенциального кандидата, который в выборах не участвует. Это ситуация, которая никогда еще не встречалась на российском политическом небосклоне.

И вообще все в Хакасии впервые – вот это массовое снятие кандидатов, бесконечный перенос выборов. Сейчас, по-моему, они на какое-то число назначены, на 11 ноября… да, на 11 ноября. В общем-то, как Костя говорит, умные люди говорят, что стоит такая задача – отмобилизовать электорат на новое протестное голосование.

Константин Чуриков: То есть, подождите, под новогодней елкой уже могут выборы состояться?

Сергей Лесков: 11 ноября – это не новогодняя елка.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите. Если протестное голосование, не выбрали – то есть это будет опять откладываться?

Сергей Лесков: Нет, почему? Остается врио губернатора Развозжаев, который руководит этим регионом до следующих выборов. И он наберет еще больше политической силы.

Оксана Галькевич: Пока не набирает определенный вес какой-то.

Сергей Лесков: Да. Ну, это уже известно. Так или иначе, если мы говорим о новых выборах и умных людях… Какой термин!

Константин Чуриков: Это вы, между прочим, предложили, а я просто подхватил.

Сергей Лесков: В общем-то, вот эта, как говорится, политическая турбулентность, которая проявилась на последних выборах, заставляет предположить, что Кремль сейчас опробовывает какие-то новые технологии и склоняется к тому, что электорат, общество, население хотели бы видеть двухпартийную систему, чтобы была возможность не для протестного голосования, а какого-то сравнительного и здорового голосования. Другое дело, что само общество снизу еще никогда в нашей стране не создавало партию, конечно, со временем «партии нового толка», большевиков (снизу она была создана). Вот с тех пор ничего не получалось. Все попытки Кремля создать партию были неудачными.

Оксана Галькевич: Ну, были исторические возможности. Там это по-другому называется. У нас еще…

Сергей Лесков: Но тем не менее, может быть, такие попытки будут создаваться. Непонятно только, это будет популистская партия, вроде ЛДПР, или это будет какая-то партия с либеральным уклоном. Такая попытка была недавно, она не получилась.

Оксана Галькевич: Сергей, еще одна тема…

Константин Чуриков: О вашем любимом виде спорта.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Мой любимый вид спорта – это шахматы, нет? Футбол. Да, цифры-то хорошие на самом деле. Я говорил, что футбол, в отличие от Олимпиады, – это доходное дело. Футболом надо просто руководить с умом. 315 тысяч новых рабочих мест создано. Дополнительные доходы населения – 416 миллиардов рублей. Израсходовано (ну, эту цифру мы говорили) порядка 10 миллиардов долларов, или 700 миллиардов рублей. А вот прибавка к ВВП – 950 миллиардов рублей. Такого не было ни на одном из прежних Чемпионатов мира: Бразилия, ЮАР, Германия, Южная Корея. Все меркнет! Предполагалось в прогнозах, что 0,1% ВВП будет прибавка. Нет, удалось добиться прибавки выше 1% ВВП России. А ВВП России – это 1,3 триллиона долларов. Ну, в общем, эти цифры совпадают.

Это говорит о том, что футбол (я это говорил и рад, что мои как бы прогнозы подтвердились) – доходное предприятие, только надо с умом все это дело провести. Причем эта доходность будет пролонгирована еще лет на пять. Самая большая статья доходов – это туристы. 500 тысяч человек посетили Россию, и доход от них больше 200 миллиардов рублей. Мне только одно не понятно – почему мы не пользуемся этим опытом? Вот только президент как бы продлил эти болельщицкие визы до конца года, а больше-то ничего не предложено. Оказывается, мы впервые в своей экономике увидели, что туристы приносят большой доход, как Турция и Египет. Ну почему же мы не пытаемся развить этот опыт? Вот это удивительно.

Константин Чуриков: Продлить на будущее лето. Когда у нас тепло, к нам можно ездить.

Сергей Лесков: Ну, массу можно придумать каких-то преференций для туристов. Туристы же не едут в Россию. Средний срок пребывания туристов в России – вы знаете какой, да? – три-четыре дня. На Чемпионате мира было две недели. Но никто не сокрушался по поводу того, что он пробыл в России слишком долго.

Оксана Галькевич: Ну, они перемещались между городами на самом деле.

Сергей Лесков: Пусть перемещаются и в другие времена.

Оксана Галькевич: Да. Я почему-то вспомнила цитату из одного известного произведения: «Мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки».

Сергей Лесков: В Васюки, ну да. Но там-то были прожекты, а здесь мы видим, что это сбылось. Так что я вовсе не гроссмейстер, e2 – e4.

Оксана Галькевич: Ждем международного шахматного турнира!

Константин Чуриков: А потом будет и межпланетный.

Оксана Галькевич: Межпланетный и так далее.

Сергей Лесков: Не любите вы футбол!

Оксана Галькевич: Да что вы?

Константин Чуриков: Любим, любим. И за новостями следим. Мамаев и Кокорин прямо каждый день.

Оксана Галькевич: Зато мы любим встречи с вами, Сергей, в прямом эфире. Обозреватель Общественного телевидения Сергей Лесков, уважаемые друзья. Спасибо вам. Спасибо нашим телезрителям, всем, кто писал и задавал вопросы.

Константин Чуриков: Через несколько минут поговорим об индексе человеческого капитала в России, о данных, которые насчитал Всемирный банк. Вот тут все не очень хорошо по некоторым параметрам. И вообще какие мы работники? Давайте подумаем над этим и поговорим. Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты