• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Отношения России с Саудовской Аравией в значительной мере влияют на уровень наших пенсий, зарплат бюджетников...

Сергей Лесков: Отношения России с Саудовской Аравией в значительной мере влияют на уровень наших пенсий, зарплат бюджетников...

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Взгляд обозревателя ОТР на главные события последних дней.

Петр Кузнецов: Это снова программа «Отражение», мы в прямом эфире. Петр Кузнецов и Тамара Шорникова с вами еще полтора часа в прямом эфире. Еще раз напоминаю: программа «Отражение» выходит с сентября в двух частях – с часу до трех по Москве и с шести до девяти, вечерняя часть, собственно которую мы и продолжаем.

Тамара Шорникова: И днем, и вечером вы можете и, я надеюсь, будете нам писать и звонить – с помощью телефона, с помощью наших групп в соцсетях, ну и конечно же, с помощью специального окошка на нашем сайте «Прямой эфир + Чат». Там вы можете в прямом эфире поговорить не только с экспертами и с нами, но и подискутировать друг с другом. Обязательно пользуйтесь всеми способами.

Петр Кузнецов: Через полчаса вернемся к нашей теме дня, которую начали в дневном «Отражении». Почти половина автопарка «скорой помощи» нуждается в замене, и государству на это обновление нужно где-то найти 20 миллиардов рублей, всего лишь. Возможное решение этой проблемы – это передача машин в частные руки. Но не приведет ли это к недоверию? – раз; и к снижению вообще качества работы «скорой»? – два. И на чем медики, собственно, ездят сейчас? Выясним в 8 вечера с экспертами и вами, пациентами.

Тамара Шорникова: Да, обязательно звоните и пишите, рассказывайте, как обстоят дела с медуслугами у вас. Давно ли вызывали «скорую»? Довольны ли качеством? Ну и еще напоминаем, что с начала недели, собственно, начали считать ваши и наши траты на газ, поэтому присылайте нам сообщения, пишите регион и сколько стоит, насколько доступен для вас кубометр газа. Подсчитаем в конце недели и сверим цифры с официальной статистикой.

Петр Кузнецов: Ну что же, а прямо сейчас мы встречаем Сергея Лескова. У нас «Темы дня», темы понедельника. Сергей, как всегда, мы рады вас видеть.

Сергей Лесков: Я пока вас слушал, подумал, что выход из проблемы – перевести «скорую помощь» на газ.

Петр Кузнецов: Да, связать, собственно. Может быть, в пятницу мы к этому и придем, будем отталкиваться от цифр, которые пришлют наши телезрители. Но это в конце недели. А с чего начинается эта неделя? Что вам запомнилось? Заявляйте!

Сергей Лесков: Сегодня в Москву приезжает советник по национальной безопасности президента США по фамилии Болтон, он встретится с президентом России. Ну, тем для обсуждения много, но, наверное, самое важное, да даже почти скандальная тема – это намерение президента США Трампа выйти из Договора по запрещению ракет средней и малой дальности. Это, наверное, одно из главных достижений, главных соглашений, которое было подписано Михаилом Сергеевичем Горбачевым с президентом Рональдом Рейганом. Означает ли это возвращение гонки вооружений? Выгодно это России или не выгодно? Мнения на сей счет расходятся. И кстати, кстати, производят и другие страны эти самые ракеты средней и малой дальности. Вопрос не столь прост, как кажется на первый взгляд.

Ближний Восток. Ближний Восток и президент Трамп – это, наверное, какие-то темы, о которых можно говорить бесконечно. Так вот, очередной международный скандал на Ближнем Востоке, он связан с убийством арабского журналиста по фамилии Хашогги. Убийство было совершено в Стамбуле, но в Генконсульстве Саудовской Аравии. Леденящие кровь подробности этого убийства. Саудовская Аравия отрицала свою причастность и, наконец, официально признала, что этот оппозиционный журналист был убит. И это, вообще-то, не эпизод. Последуют ли какие-то санкции против Саудовской Аравии? Мы знаем, как Запад любит вводить различные санкции в случае нарушения прав человека. Здесь просто что-то ужасающее, из области Средневековья.

Какая позиция США? Ведь недавно президент США подписал астрономический контракт на 100 с лишним миллиардов долларов с Саудовской Аравией по поводу поставки оружия, и он может быть даже расширен до 350 миллиардов. Ситуация не так однозначна. При этом на этой неделе через два дня в Эль-Рияде начинается крупнейший инвестиционный форум, который называется «Давос в пустыне». Россия туда, кстати, едет. Какая позиция России в этом конфликте? Это вопрос достаточно острый, актуальный и важный.

Ну и наконец – третья тема. Мы очень часто, да почти все время говорим в этом коловращении событий о сегодняшних событиях. Но все-таки иногда надо задумываться и о будущем. Билл Гейтс, самый знаменитый миллиардер на свете, опубликовал работу, в которой делится своим видением о том, с какими проблемами человечество столкнется в будущем. Это нищета, диктатура во имя прогресса (это, может быть, для нас даже и важно), искусственное мясо, бесконтрольный рост искусственного интеллекта и многое другое. Давайте на эту тему поговорим. Все-таки мы не должны забывать и о звездах, а не только собирать каштаны на земле. Ну вот.

Петр Кузнецов: Трамп сказал, что «теперь нас ничто не остановит», когда он анонсировал разработку запрещенных ракет. Что это значит? Чего нам опасаться? Или мы все равно попадем в рай?

Сергей Лесков: Ну, давайте по порядку. Что такое ракеты? Ну, кто в рай… По-моему, там было по-разному. Кстати, уже появились даже анекдоты на эту тему.

Петр Кузнецов: Мы же не агрессор.

Сергей Лесков: Ракеты малой и средней дальности – что это такое? Здесь надо прежде всего сказать, договориться о дефинициях. В 87-м году, как я уже сказал, Горбачев и Рейган подписали это соглашение. И на тот момент, в общем-то, в рамках разрядки мировой напряженности и сближения этих враждебных систем, прекращения холодной войны это был важный документ. Стоит напомнить, что тогда не была разрушена Берлинская стена, что прибалтийские страны находились в составе СССР, Восточный блок, вся Восточная Европа тоже как бы не входила ни в ЕС, ни в НАТО. Почему я об этом говорю? Эти самые ракеты такой дальности – это от 500 до 5 500 километров. Вот такие ракеты были запрещены. Какое расстояние между Москвой и Парижем, как вы думаете?

Петр Кузнецов: Ох, Сергей, Сергей!

Сергей Лесков: Ну как? Некоторые ездили на машине…

Петр Кузнецов: Вы бы подготовили, чтобы мы…

Тамара Шорникова: Нам подсказывают – 4 400.

Сергей Лесков: Ну, там 3 тысячи, по-моему.

Тамара Шорникова: 3 тысячи?

Сергей Лесков: 3 тысячи. То есть, по существу, запрет на такие ракеты – это безопасность практически для всех европейских столиц. Американцам все это, конечно, по барабану, потому что они отделены самым большим озером в мире под названием Атлантический океан от всего мира, там войн не бывает. Но так или иначе подписание этого договора означало, в общем-то, безопасность для всех европейских столиц. И вся Европа горячо приветствовала этот договор.

Тамара Шорникова: Мне кажется, тут важнее расстояние от Польши до Калининграда, например.

Сергей Лесков: От Польши до Калининграда расстояние меньшее. И тут, в общем, не успеешь моргнуть, как все случилось. Кстати, по этому поводу тоже много анекдотов есть. Если уж вы меня сбиваете на анекдоты… Вы знаете, самая знаменитая ракета вот этой средней и малой дальности – это «Першинг 2». Она в советское время (может быть, вы и не помните) была как бы героем многих и многих стишков, каких-то карикатур. Вообще сам по себе «Першинг»… А это собственное имя, так звали генерала. Фантазии коммунистических функционеров не хватало на то, чтобы назвать какую-нибудь из советских ракет именем советского военачальника, хотя у нас их много. Джон Першинг воевал еще – в каком? – в XIX веке с мексиканцами и, по-моему, отхватил у Мексики самые «жирные» куски: Техас, Аризону, может быть, Калифорнии. В честь него назвали этот «Першинг 2».

И я помню знамение садистские стишки: «Маленький мальчик нашел «Першинг 2», красную кнопку нажал у крыла. Долго японцы понять не могли, что за грибок поднимается вдали». Ну, это известная такая серия черных стихов. Сейчас, конечно, это стерлось, никто уже не помнит, что такое «Першинг 2». Но они могут вернуться.

Так вот, конечно, в Европе намерение Трампа выйти из этого договора восприняли многие с большим скептицизмом, переходящим в пессимизм, потому что очевидно, что и Россия что-то ответит. И опять европейские столицы попадают под этот самый удар. При этом Трамп же, обвиняя Россию в нарушении договора… А если они и есть, то они какие-то микроскопические. Мы отрицаем, что разрабатываем такие ракеты, говорим, что у нас есть какая-то ракета 9М729, но она не долетает до 500 километров. Американцы тоже что-то разрабатывают и хотят поставить в Румынии. А Румыния – это два шага до России, кстати. Уж не говоря про Крым. Но они тоже отрицают. В общем, у нас есть взаимные претензии.

Но мне кажется, что самое главное, почему Трамп хочет выйти из этого договора – вот в чем дело. Весь мир-то разрабатывает эти ракеты: их разрабатывает Индия, Пакистан, Иран (главный враг Трампа), Израиль их разрабатывает. А самое важное – их разрабатывает Китай. И на Дальнем Востоке у Китая по этим самым баллистическим ракетам этой малой и средней дальности большой перевес над США. Этого Трамп не хочет допустить. И уже есть планы размещения этих ракет на острове Гуам (это американская территория в Тихом океане, единственный остров, до которого может долететь северокорейская атомная бомба) и в Японии.

Таким образом, в общем-то, Россия здесь является каким-то таким выгодным аргументом, но на самом деле, в общем-то, Трамп больше беспокоится, я в этом уверен, за Тихоокеанский регион. А Европа, конечно, в панике, потому что возвращение этих ракет… Помните, ракеты у нас назывались, по-моему, «Пионер», «Ока», еще какие-то названия были. Они все списаны. И, кстати говоря, когда Горбачев и Рейган подписали это соглашение (а у нас ведь было больше в два раза этих ракет), мы уничтожили по этому соглашению за три года 1 800 ракет, а американцы – всего 800. То есть у нас был перевес. Зачем мы это подписали – не совсем понятно. Об это говорил и Сергей Иванов в бытность свою министром обороны, и Путин в начале 2000-х тоже выражал некое непонимание этого договора.

Сейчас, ну да, вероятно, это новый виток гонки вооружений. Решение еще не принято. О чем там Болтон будет говорить с Путиным – не совсем понятно. В общем-то, это, конечно, повышает напряженность в мире. Ну, Трампа же это никогда не останавливает. Он же хочет отменить все прежние договоры, чего бы они ни касались. Я думаю, что если бы он мог, он бы изменил правила игры в баскетбол, американский футбол и хоккей, но здесь у него руки коротки. А так все договоры, которые подписали предыдущие президенты США, он подвергает тотальной ревизии.

И сейчас из всех договоров, которые были подписаны и касались ядерного ограничения, что остается? Договор СНВ-III, который подписал Медведев и Обама. Они подписали его в 2010 году, 11 лет он работает, но Трамп уже сказал, что он не будет его пролонгировать. Между прочим, этот договор касается стратегических ракет, ну, самых больших. В общем-то, цифры, которые там написаны, полезно помнить каждому сознательному гражданину. Там написано, что две наши страны ограничивают свой потенциал по 700 носителей и по 1 550 ядерных боеголовок. Это можно уничтожить весь мир несколько раз. Это 95% всего ядерного потенциала, который есть в мире: по 700 носителей у каждой стороны разрешается и по 1 550 ядерных боеголовок. А было на момент подписания, ну, в советские времена было, по-моему, по 5 тысяч. Это вообще что-то фантастическое!

Петр Кузнецов: Так, Трамп и этот договор…

Сергей Лесков: Да, он говорит, что, в общем-то, и это надо тоже…

Петр Кузнецов: А что он там хочет поменять, и в какую сторону?

Сергей Лесков: Пока непонятно. Он движется step-by-step: сначала он отменит этот, а потом он хочет посмотреть еще и на тот.

Петр Кузнецов: Свои какие-то цели?

Сергей Лесков: Да. Может быть, это у него как бы претензии не к конкретному соглашению, а просто желание оставить несмываемый след в истории, который все больше и больше, мне кажется, напоминает какое-то пятно.

Тамара Шорникова: А может быть это быть каким-то таким ультимативным коммерческим предложением? Потому что все-таки Болтон сейчас в Москве, собирается встречаться…

Сергей Лесков: Может быть. Такие разговоры есть. Совершенно правильно вы спрашиваете. Мы очень склонны к каким-то криминологическим версиям. То есть вы думаете, что будет торговля идти? Он, например, скажет: «Мы не будем выходить из этого договора, а вы нам отдайте Новороссию», – да? На это вы намекаете? Ну, так не делается, конечно. Не знаю. Но сюжет будет интересный. Завтра, видимо, будут понятны результаты этих переговоров. Мы тогда и поговорим в следующий раз…

Петр Кузнецов: «А вы доставите наконец-таки нашего астронавта туда», – вот такое условие.

Сергей Лесков: Ну да. Рогозин, кстати, уже летит в Америку. Видите?

Петр Кузнецов: А, в Америку? Я думал…

Сергей Лесков: Нет-нет-нет. Хотя, может быть, его стоило бы запустить заделывать эти дырки. Или Кокорина и Мамаева.

Петр Кузнецов: Или Массимо Карреру.

Сергей Лесков: Или Массимо Карреру, да, освободившегося. Он же безработный теперь. И конечно, запрещены испытания ядерного оружия в трех средах. И действует еще также Договор о нераспространении, впрочем, к нему не присоединились три страны – Северная Корея, Индия и Пакистан. Ну, так или иначе вот это самый такой динамичный договор – именно по РМСД. Мне кажется, может быть нарушен нынешняя стабильность мировой политики, потому что для очень многих и многих стран сделать огромную стратегическую ракету, типа «Тополя» или «Булавы», ну невозможно, не хватит сил. А вот сделать маленькую ракету, типа «Першинга» или нашего «Пионера», могут вполне многие страны.

Так что, в общем, это какая-то такая дестабилизация, которую мы сейчас наблюдаем по многим и многим событиям в мире. В том числе вот это совершенно зверское убийство этого несчастного журналиста Джамала Хашогги. Наверное, многие уже слышали ти подробности, описывать их невозможно. В общем-то, его убийцы, конечно, пострадали из-за новейших технологий. Вы знаете, что у него на руке были вот эти часы?

Тамара Шорникова: Да, умные часы, с помощью которых он…

Сергей Лесков: Да. Он пошел в посольство на встречу с этими агентами с часами, которые тут же сбрасывали информацию в iCloud, благодаря чему и удалось установить, что там…

Петр Кузнецов: Американские часики, да.

Сергей Лесков: Да, американские часики. Как будут действовать американцы – непонятно.

Петр Кузнецов: На нас бы сразу санкции наложили, безусловно.

Сергей Лесков: На нас наложили бы санкции.

Петр Кузнецов: Страшно представить – какие. Что там еще осталось?

Сергей Лесков: Но там пока вот этот инновационный форум… инвестиционный форум огромный, «Давос в пустыне», который проводится под покровительством этого наследного принца Мухаммеда ибн Салмана, к которому и ведут следы убийц, кстати. Это же его люди, эти секретные агенты. Практически все крупнейшие западные компании отказались от участия в этом форуме. Но это может быть разовая акция. Мы знаем, что в гораздо менее очевидных случаях они же выписывают санкции. Здесь они санкции не выписывают. И Трамп прямо говорит, что он не собирается расторгать этот огромный контракт с Саудовской Аравией.

Тамара Шорникова: В данном случае американский президент говорит о том, что ждет как раз каких-то более существенных доказательств.

Сергей Лесков: Он сказал – разъяснений. Доказательства-то есть, а вот разъяснений нет. Они сказали, что убили его случайно, что возникла драка, они его придушили. А зачем они его распилили потом? Может быть, Трампу все равно?

Петр Кузнецов: Может быть, Трамп и задается этим вопросом как раз.

Сергей Лесков: Я думаю, что Трампу все равно. Трампу на самом деле все равно, кого там распилили, кого расчленили. Самое главное – он умеет считать деньги. И вот здесь, конечно, он гроссмейстер этого распила. И 110 миллиардов, а потом, может быть, и 350 миллиардов на дороге не валяются. И он, конечно, готов пожертвовать кем угодно. Кстати говоря, этот журналист ведь работал в американской газете. И президент Путин, два дня наза отвечая на вопрос, он сказал что часть ответственности лежит на американцах. Они могли бы каким-то образом постараться гарантировать безопасность сотруднику Washington Post (а Washington Post – это крупнейшая газета, правительственная, ну, почти «Российская газета», скажем так), когда он направился по какому-то ложному следу, как теперь очевидно, в западню.

Ситуация на самом деле совершенно кромешная. И стоит напомнить, что в Саудовской Аравии права личности попираются постоянно. И Запад, который выступает в качестве правозащитника и блюдет права человека при каждом удобном случае, почему-то закрывает глаза на то, что творится в этой стране. То, что они воюют в Йемене и уничтожают многие деревни и села какими-то совершенно бесчеловечными методами – это почему-то Саудовской Аравии сходит с рук. Там женщинам только вчера разрешили садиться за руль автомобиля.

Петр Кузнецов: Ну, не вчера…

Сергей Лесков: Ну хорошо, позавчера.

Петр Кузнецов: Да, там первые женщины появились на дорогах.

Сергей Лесков: Да и то, если мужчина разрешит.

Петр Кузнецов: С другой женщиной, с кормилицей-то нашей, с нефтью-то что будет, Сергей? Как эта история обернется?

Сергей Лесков: С нефтью? Это очень важно. Вот Россия пока ни с какими осуждающими инвективами в адрес Саудовской Аравии не выступает. Более того, наша делегация во главе с руководителем Фонда прямых инвестиций туда едет. Сауды, кстати, хотят строить в пустыне какой-то сказочный город XXII века под названием Neom. У этого принца Мухаммеда ибн Салмана сочетаются какие-то средневековые методы по поводу устранения политических оппонентов и желание ворваться в будущее.

Вот последние цифры я сегодня буквально видел: у нас половина роста бюджета происходит благодаря цене на нефть. Это, в общем-то, ситуация непростая. Только полтора года назад нам удалось добиться впервые за многие десятилетия взаимопонимания с Саудовской Аравией, которая, как и Россия, добывает по 10 миллионов баррелей нефти в сутки – фантастически много! И у нас общая политика. И отношения с Саудовской Аравией в значительной мере влияют на уровень наших пенсий, зарплат бюджетникам, ну и всего остального. Поэтому мы с большой осторожностью подходим к этим отношениям и пытаемся, конечно, эмоции отвести на задний план. К тому же наши собственные какие-то отношения с Западом говорят, что санкции не всегда бывают оправданными, а очень часто – надуманными. Поэтому наша делегация, в состав которой входит 13 крупнейших бизнесменов, руководителей компаний, едет в Эль-Рияд. Ну, посмотрим, что там будет. Но этот Джамал Хашогги, который накануне своей свадьбы пошел в это посольство за какой-то справочкой, – конечно, это самая большая трагедия.

Но все-таки о будущем, не только о грустном. Билл Гейтс выступил с публикацией, в которой рассказал о своем видении будущего. Это на самом деле чрезвычайно интересно, потому что на нашем российском небосклоне таких людей нет. Все наши миллиардеры сделали состояние, продавая недра, а как бы интеллект здесь если и присутствовал, то по части бухгалтерии. А придумать что-то новое, что продвигает человечество вперед, никто почему-то из наших богачей не смог.

В США таких людей очень много. Из десяти богатейших людей США семеро, а то и восемь человек сделали на высоких технологиях свои состояния. Там, кроме Билла Гейтса, таких очень много. Я вообще даже думаю, что, может быть, встреча Билла Гейтса и условного Стива Джобса оказывается для будущего человечества гораздо важнее, чем встреча, предположим, Макрона и Меркель. Именно они определяют то, как будет развиваться человечество, и чем мы будем дышать, и что будем есть.

Главная идея Гейтса состояла в борьбе с бедностью. Вы знаете, что он учредил какой-то фантастически огромный благотворительный фонд, и ему казалось, что проблема бедности будет решена. Вот теперь он считает, что, нет, не удастся, потому что сокращается число бедных в два раза, а в беднейших странах рост населения такой, что они прирастают в два раза – в итоге бедных меньше не становится. И он как бы снял эту проблему с повестки дня и считает, что рост населения именно в беднейших регионах не дает справиться с бедностью. По мнению Билла Гейтса, главный «рассадник» бедности – это Африка. К 2050 году население Африки вырастет в два раза, и ей не удастся повторить азиатский путь. В Азии, во многих странах, в большинстве стран удалось справиться с бедностью. В Африке не получается.

Что еще кажется ему интересным? Вы знаете, многие экономисты увязывали состояние демократии и состояние экономики. Это был закон на протяжении многих и многих десятилетий: чем более демократичная система, тем выше уровень жизни. Вот Билл Гейтс считает, что реальность такова, что этот закон опровергнут. Примеров немало: Тайвань, Южная Корея. Южная Корея совершила беспрецедентный экономический рывок в условиях диктаторского режима. Он почему-то не называет, но есть еще более громкий пример – Сингапур. В Сингапуре тоже была диктатура. И ничего, эти страны бурно развиваются. Это, в общем-то, подтверждает, что у каждой страны есть свои традиции и свой путь.

Билл Гейтс пишет, что для него сегодня самое интересное, как будут коррелировать экономическое развитие Китая и его политическая система. В общем-то, на самом деле есть какой-то диссонанс и парадокс в том, что коммунистический Китай по темпам роста оказывается мировым лидером. Ну, так или иначе, вот Гейтс пришел к выводу, что экономика и демократия не связаны друг с другом напрямую.

Он, конечно, следит за IT-индустрией, но по части искусственного интеллекта (а для нас это важно, мы же считаем, что искусственный интеллект – это наш главный приоритет на ближайшие годы), он высказывает некоторый скептицизм. Зато он назвал три отрасли, которые будут бурно развиваться, и он в этом не сомневается, – это борьба с климатическими изменениями, глобальными пандемиями, то есть с эпидемиями, и с оружием массового поражения. Знает об этом Трамп? Трамп об этом не знает.

Петр Кузнецов: Это уже происходит.

Сергей Лесков: У Трампа все наоборот. Он тоже, Кстати говоря, миллиардер, но думает иначе. Но, конечно, самое интересное из этих прожектов Билла Гейтса – он считает, что мир перейдет на искусственное мясо. Это очень любопытный поворот мысли, и он опять же связан с изменением климата, потому что тучные стада домашних животных влияют на климат.

Петр Кузнецов: А сам-то он вегетарианец.

Сергей Лесков: В общем, надо и животных поберечь, что-то надо придумать. Ну, он почему-то считает, что климатические изменения связаны с этими газами, которые выбрасывают домашние животные. Между прочим, он же не просто это говорит. У него есть несколько стартапов. Это не российские стартапы, это настоящие американские стартапы, куда вкладываются десятки миллионов долларов, по производству этого самого искусственного мяса. Правда, я понимаю, что многие наши люди скажут, что он с жиру бесится. Ну, отчасти они правы.

Тамара Шорникова: А еще многие скажут, что, конечно, фреон и углекислый газ от автомобилей – это все ерунда, по сравнению с огромным стадом коров.

Сергей Лесков: Есть разные мнения на этот счет. Есть мнение, что этот вице-президент Гор получил Нобелевскую премию по климату незаслуженно. Я тоже считаю, что это человеческая гордыня считать, что человек влияет на климат. Мне так не кажется. Мне кажется, я уверен в этом, что есть гораздо более сильные факторы. Ну, так или иначе, он считает, что искусственное мясо не будет уступать баранине и телятине и будет скоро производиться в пробирке.

Тамара Шорникова: Вам как такое будущее с искусственным мясом? Хотите в него прямо завтра?

Петр Кузнецов: Цифровое мясо предлагают, кстати, из Ленинградской области.

Сергей Лесков: Цифровое мясо?

Петр Кузнецов: Надо запатентовать.

Сергей Лесков: Вы знаете, я с друзьями тут в выходные дни сходил в азербайджанский ресторан, где добрые азербайджанцы приготовили чудесное блюдо под названием «садж». Я даже никогда не знал. Ну, это просто что-то… райские какие-то ощущения. Я не думаю, что в пробирке можно изготовить садж. И вообще есть какие-то… Если он говорит про традиции, то есть же все-таки кулинарные традиции народов. И, по-моему, в общем-то, это перевернет все представления человечества о добре и зле, если перейти на такой режим жизни.

В общем-то, я хотел сказать о другом. Мне вот все-таки удивительно, что Россия на протяжении долгого времени как бы указывала вектор развития человечества. В какой-то степени даже Октябрьская революция указала вектор развития. А сейчас-то у нас вообще есть мыслители, которые думают о будущем? Вы посмотрите, сколько в Америке, которую мы не устаем разоблачать, богачей, которые думают не только о себе (наверное, думают), но они думают о том, как будет развиваться человечество, они обеспокоены судьбами прогресса. О Билле Гейтсе даже не будем. Это Стив Джобс, недавно умерший. Ну, это вообще человек будущего. Это Пол Аллен, тоже недавно умер, коллега Билла Гейтса. Это достопочтенный Илон Маск…

Петр Кузнецов: Ну, с кем они начинали Microsoft, да?

Сергей Лесков: Да, начинали.

Петр Кузнецов: Человек, по-моему, который его уговорил уйти из университета, бросить учебу и заняться корпорацией.

Сергей Лесков: Который придумал название. Ну, потом он стал профессором этого университета. Ну, это Илон Маск, как к нему ни относись. Это Ричард Бренсон. Можно просто перечислять и перечислять. А кто-нибудь из наших олигархов думает об этих высоких философских проблемах? Мне кажется, что почему-то (и мне очень горько от этого) те люди, которые в России заработали миллиарды, не знаю, как желуди в земле, их нашли, а вверх, на звезды не смотрят. Это очень печально.

Когда у нас появятся миллиардеры, которые захотят улететь в космос? Почему у нас нет туристов космических среди миллиардеров? Почему они не пишут философские трактаты, как Билл Гейтс и Стив Джобс? Это просто удивительно! Такое впечатление, что ничего, кроме яиц Фаберже (в лучшем случае), этих людей не интересует. Мне кажется, что это очень печально. Ну, это как бы факт.

Петр Кузнецов: Маска не любят на нашем портале. Писали: «Вы сколько в этой студии уже хвалите Маска. Ну и где он сейчас?» Не знаю, может быть, имеется в виду якобы его последние неудачи.

Сергей Лесков: Это частности.

Тамара Шорникова: А еще пишут, что актер он.

Петр Кузнецов: Да, только что написали, что Маск – просто актер.

Сергей Лесков: Ну хорошо. Но он делает промоушн. Каждый, в общем-то, человек, у которого огромный капитал, он занимается промоушном своего бизнеса. Это правильно. Дело не в отдельном Илоне Маске, хотя машина Tesla покупается, и его корабль летает, в том числе и к Международной космической станции. Неизвестно еще. Может быть, они «Союзы» заменят, его «Драконы». Так что, в общем-то, не надо в него камни бросать.

Тамара Шорникова: Ну, посмотрим.

Петр Кузнецов: От Бабаниной Алены напоследок вопрос, заданный через интернет: «Почему нас подвигают к использованию интернета? Что, без этого жить нормально нельзя?»

Сергей Лесков: Ну, это зависит от личностных горизонтов человека. Был один философ (если уж мы о философах говорим), он вообще в бочке жил и был счастлив. А кто-то живет во дворце. В общем-то, и во дворце можно жить праведной жизнью, полезной для человечества. Ну, это странный вопрос. Интернет – это всего лишь инструмент, это не смысл жизни, это некий инструмент, который позволяет расширить возможности человека. Правда ведь?

Петр Кузнецов: Мы согласны с вами, Сергей. Спасибо вам большое! Итоги понедельника. А мы встретимся в среду, событий будет много. Желаю вам за это время еще раз попробовать садж.

Сергей Лесков: Нет, так часто нельзя!

Петр Кузнецов: Не надо, да? Чтобы его все-таки ценить. Спасибо. Сергей Лесков, итоги дня, «Темы дня».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты