Сергей Лесков: Череда аварий говорит о повальном разгильдяйстве и одряхлении нашего ВПК

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Марина Калинина: Это программа «Отражение». Мы продолжаем работать в прямом эфире. Еще много интересного и важного вас ждет впереди. Через несколько минут будем говорить о том, почему Минфин не хочет трогать богатых и выступает против повышения налогов для состоятельных россиян, ведь 13% подоходного налога сегодня платит и уборщица, и директор крупного холдинга. Как такое возможно? И почему в развитых странах с богатых берут по полной программе так же, как и с бедных?

Константин Чуриков: Дерут, да. Это через полчаса.

Марина Калинина: Но это – через полчаса. Ну а прямо сейчас, уже по традиции, «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Сергей уже в нашей студии. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну, не будем спрашивать, к какому социальному классу вы себя причисляете. Вопрос, наверное…

Сергей Лесков: Я могу сказать, что я плачу налога 13%.

Константин Чуриков: Ну, в общем-то, как и все остальные граждане. «Темы дня».

Сергей Лесков: Может быть, ничего не стоит трогать, чтобы ответ на этот вопрос был легким, быстрым и безболезненным?

Сегодня новости важные, серьезные, ну и в основном они с каким-то таким драматическим оттенком. Очередная авария в российской оборонке: при плановом ремонте нашего единственного авианосца «Адмирал Кузнецов» затонул плавучий док. Несмотря на такое не слишком красивое название, это фантастическое по размерам сооружение длиной в 330 метров. Возникает много вопросов. Пострадал ли сам авианосец «Адмирал Кузнецов»? И не ослабла ли в результате боеспособность Северного флота? Другой вопрос – есть ли у нас в России другие подобные плавучие доки, где могли бы проходить ремонт столь крупные многотоннажные суда? Ну и наконец, наверное, самый главный вопрос вытекает из того, что бесконечная череда технологических аварий в нашем ВПК ставит вопрос о снижении общей технологической культуры, о причинах этого и о том, что необходим (об этом много говорят, но где же он) быстрый модернизационный рывок.

Ну а пока основной нашей экономики по-прежнему остается нефть и нефтяной экспорт. И в очередной раз наши нефтяники, многоуважаемые нефтяники поссорились с нашим многоуважаемым Правительством. На сей раз нефтяники требуют повысить цены на бензин – теперь на 4–5 рублей за литр. Правительство с этим не согласно, предлагает какие-то контрмеры. Сейчас, кстати говоря, проходит встреча руководителей Правительства и руководителей нефтяных компаний. Уже премьер пригрозил им, что если не будет сохранен прежний уровень цен, то будут введены так называемые заградительные пошлины на экспорт нефти. Ситуация на самом деле драматическая, ибо в цену на нефть заложена цена на многие и многие другие услуги и продукты.

Важная новость из Германии, нашего крупнейшего политического и экономического партнера: несменяемый канцлер Германии Ангела Меркель объявила о том, что уходит в отставку. Уходит без вопросов, но, впрочем, не скоро. Сейчас сказано, что она не будет участвовать в выборах на пост главы своей партии ХДС, которые будут в конце этого года, но пост главы правительства она все-таки сохранит, надеется сохранить до 2021 года. Здесь возникает целый сонм вопросов. Кто придет ей на смену после 2021 года? Не является ли новый глава партии такой тайной какой-то опасностью для канцлера? Зачем ему стоять за дверью? Можно, конечно, инициировать досрочные выборы канцлера. А вообще выгодно ли это России? Хороша ли была Меркель, которая возглавляла почти полтора десятилетия Германию, для российско-германских отношений? Давайте порассуждаем на эту тему.

Константин Чуриков: А начнем все-таки с военно-промышленного комплекса.

Сергей Лесков: Ну да.

Константин Чуриков: Кто у нас в недавнем прошлом его курировал, кстати?

Сергей Лесков: Кстати, курировал-то Дмитрий Рогозин, который… Собственно, при нем-то (и статистика об этом говорит с полной определенностью) аварии стали регулярными. Он много лет возглавлял в качестве вице-премьера ВПК, а потом ушел недавно на Роскосмос, где тоже стало аварий больше. Кстати, у него полномочий-то в Роскосмосе стало побольше.

Константин Чуриков: Вот сегодня просто про Роскосмос вице-премьер Юрий Борисов заявил, что в Роскосмосе расплодилось очень много начальников, что непроизводственные расходы корпорации очень высокие. В Роскосмосе ответили, что уже над этим работают.

Сергей Лесков: Ну, беда Роскосмоса и всего ВПК, на мой взгляд, состоит в целом… это такой куст какой-то проблем. Во-первых, это непрофессионализм руководства – это совершенно очевидно и это режет глаз. Видимо, время гениальных конструкторов, которые работали и в ВПК, и в этой отрасли, ушло в прошлое. Даже не хочется называть эти великие имена. Они были не только в космонавтике, но и в других отраслях.

Ну, конечно, это утечка умов. Низкий уровень зарплаты при астрономических зарплатах тех самых некомпетентных руководителей. В космической отрасли зарплаты, по-моему, там средние – порядка 30 тысяч. В то время, когда руководитель Роскосмоса (мы недавно об этом рассказали) получает деньги, сопоставимые с руководителем крупной нефтяной компании, то есть это миллионы – не рублей, а долларов. И они сгорают в высших слоях атмосферы.

Такая же ситуация, конечно, и в судостроительной области. Если говорить об этой аварии, то на самом деле плавучих доков у нас не просто мало, а кот наплакал. И мы такие сооружения – или как их назвать? – строить, вообще-то, никогда и не могли. Мы в 70-е годы заказывали их в западных странах. Вот этот док, который лег на морское дно, на глубину 50 метров… И как его поднять – никому не ведомо. Еще раз, его длина – 330 метров. Это 3,5 футбольных полей в длину! Вы можете себе представить? Ширина – почти 100 метров, то есть это длина футбольного поля.

Константин Чуриков: Все измеряется футбольными полями.

Сергей Лесков: Ну как? Я не знаю. А какие могут быть еще образы? Не длиной же рояля мерить? С чем еще это можно сравнить? Ну, это же какое-то фантастическое сооружение. Туда могла зайти и атомная подводная лодка. Атомная подводная лодка, кстати, класса «Акула», например, она высотой с девятиэтажный дом, и она спокойно входит в этот док. Док в этот момент приподнят, а потом он опускается, опять поднимается. Вот это и есть какое-то ноу-хау. Этот док был заказан в Швеции, и где-то примерно в 80-м году он у нас появился в стране. Есть еще один похожий док, ну, таких же размеров – он находится на Тихоокеанском флоте, в поселке Дунай. Ну, видимо…

Константин Чуриков: Как объяснить топонимику?

Сергей Лесков: Ну, топонимика, конечно, очевидная, потому что люди, которые 100 лет назад переезжали с запада России туда, они переносили многие названия. Примерно такой же док. И третий док примерно такого же размера… А у них водоизмещение – 80 тысяч тонн. Это фантастика! Есть еще док водоизмещением 60 тысяч тонн, он находится в Новороссийске, но это меньше. Как его перетянуть на Северный ледовитый океан? Невозможно. Мне кажется, что это слишком дорого.

Поэтому как будет происходить дальнейший плановый ремонт «Адмирала Кузнецова»? Он был спущен на воду в 2007 году. Вот это первый такой плановый ремонт, когда надо заменить котлы, радиоэлектронное оборудование. А без дока этого не сделаешь. Не совсем понятно. При том, что сам авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» (ну, это все знают) не отличается надежностью. И говорят, что это один из самых таких хрупких авианосцев в мире, аварий много. Помните, он ходил недавно в Сирию, простоял там у берегов три месяца? Там было много-много боевых вылетов, и два самолета были потеряны, они упали с палубы. Кстати, на нем могут расположиться 28 истребителей и 14 вертолетов.

На самом деле в России один подобный корабль, других нет. В других странах вообще таких кораблей тоже немного. Во Франции один такой корабль. В Великобритании нет авианосцев. В Италии – два зачем-то, не знаю. Больше всего…

Константин Чуриков: А в Америке?

Сергей Лесков: В Америке? Я скажу. Одиннадцать. Причем они массу уже списали, они очень быстро списывают. В последнее время у них появилась мода – они называют свои авианосцы именами президентов. Недавно они списали на берег президента «Джона Кеннеди». И теперь самые молодые у них авианосцы названы именами Рональда Рейгана и Джорджа Буша – но не младшего, а старшего. Младшему еще надо дождаться, расти.

Ведь вы понимаете, почему нам нужны такого рода военные корабли? При том, что они безумно дороги, а теперь еще и ремонтировать его тяжело. Вот недавно в Норвегию пришел авианосец «Гарри Трумэн», американский (это тоже президент). Впервые в Северном Ледовитом океане появились американские авианосцы. При том, что наши богатства сконцентрированы именно на Крайнем Севере, без подобного рода кораблей, ну, трудно противостоять. Я не говорю о прямой военной угрозе, но сами по себе маневры равновеликих кораблей помогают поддерживать паритет и закреплять наше там первенство на богатства, бесценные и безграничные богатства Крайнего Севера. Поэтому нам такие корабли, конечно, нужны.

Но в любом случае, конечно, в общем-то, вот эта череда аварий говорит о том, что наш ВПК переходит неизбежно в какое-то состояние дряхлости. Повальное разгильдяйство. Вы же говорили, что сегодня Роскосмос объявил о причинах аварии последнего «Союза», связанной с датчиком, который был неправильно установлен на ракету-носитель. Там и другие. Какая-то дырка в Международной космической связи… станции.

Константин Чуриков: Причем в туалете.

Сергей Лесков: Ну, в бытовом отсеке – так они говорят. Все это говорит, конечно, о том, что в этой отрасли начали работать спустя рукава – что, в общем-то, и не удивительно из-за того, что происходит одряхление всего этого комплекса. Это уже не частные ошибки, а это системные ошибки. И чтобы их исправить, нужен переход на новый качественный уровень. Здесь никакими отдельными наказаниями не обойдешься. Кто-то звонит.

Марина Калинина: Давайте послушаем Юрия, он дозвонился нам из Москвы. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Юрий Иванович, мне 75 лет. Я 44 года отработал в оборонке в Москве, здесь. И разница в зарплатах… Почему я насчет аварии? Разница в зарплатах была тогда: если директор получал 1 000 рублей, то я получал 200 рублей. Я был у директора дома на Кутузовском проспекте, он дважды Герой соцтруда. Как у меня холодильник стоял, так и у него стоял холодильник. И премии были достаточно высокие, тогда платили. А когда перестройка началась, то стала бывать такая поговорка, стала появляться у рабочих: «Вы делаете вид, что вы нам платите, а мы делаем вид, что мы работаем». Вот я что хотел сказать.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Зритель: Кстати, про налоги говорили…

Константин Чуриков: Про налоги мы будем позже говорить. Юрий, мы поняли вашу мысль. Спасибо за ваш звонок.

Сергей Лесков: И правильно. Я согласен, уровень зарплат во многом коррелирует производственную дисциплину и качество работ. Но это, конечно, не единственная причина. Не надо упрощать, что чем выше зарплата, тем лучше человек работает. Это слишком простая картина. Ну, в общем, надо быть, конечно, совсем уж благодушным идиотом, чтобы не увидеть того, что в этой череде аварий есть какие-то системные ошибки. Мне даже кажется, что… Вы знаете, что «Адмирал Кузнецов», когда его спустили на воду, вообще назывался иначе?

Константин Чуриков: Как?

Сергей Лесков: Он назывался «Леонид Брежнев», потому что…

Константин Чуриков: Мы шли по пути Америки?

Сергей Лесков: Да, конечно, да. Он был спущен в 85-м году, это была еще эпоха Леонида Ильича Брежнева. Его так и назвали. Потом быстро переименовали. Кстати, у Украины был такой же авианесущий крейсер, и его называли «Варяг». Они его продали Китаю. Кстати говоря, это единственный сейчас авианесущий крейсер, авианосец у Китая. А у Индии тоже бывший советский корабль «Адмирал Горшков».

Константин Чуриков: Наш.

Сергей Лесков: То есть мы как бы снабдили и Китай, и Индию подобного рода кораблями. То есть мы не самые худшие. Но, так или иначе, с некоторым пессимизмом приходится смотреть в будущее нашего ВПК. Пока не видно качественных подвижек в этой отрасли. Как говорил Сталин: «У каждой ошибки, у каждой аварии есть имя и фамилия». Аварий невообразимо много! Но мы еще слышали ни одного имени, ни одной фамилии. Никто не наказывает.

Константин Чуриков: Сергей, мы боимся, как вы сказали, показаться благодушными идиотами. Все-таки какие еще проблемы, кроме зарплат, ныне существуют?

Сергей Лесков: Утечка мозгов. Оттуда уходят квалифицированные кадры.

Константин Чуриков: Из ВПК?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Можно утечь туда, на Запад?

Сергей Лесков: Почему обязательно на Запад? Можно утечь в банк, например. Есть внутренняя утечка. Но у нас многие же специалисты, в общем-то, и на Запад утекли. Что же тут говорить? Некоторые академики, которые работали в ВПК, работают теперь в других странах, за давностью лет. Тут много есть разговоров на эту тему. Но падение профессионального уровня касается не только высшего руководства, но, конечно, и среднего звена. И конечно, разгильдяйство, общее падение технологической культуры при отсутствии новых проектов.

Марина Калинина: А кого накажут и кто будет виноват?

Сергей Лесков: Никого. Потому что за прежние аварии имя и фамилия этой аварии, как учил Иосиф Виссарионович, товарищ Сталин, они так и не появились. Так и здесь. Кстати, мне вот эта последняя авария, о которой мы так долго говорим, чем-то напоминает Чернобыль. Чем? Я сейчас скажу. Авария на Чернобыле была вызвана тем, что эту атомную станцию передали из атомного ведомства в Минэнерго Украины, которое стало ставить эксперименты.

Так и в данном случае – «Адмирал Кузнецов» и плавдок были на балансе Министерства обороны, а в этом или в прошлом году их передали на баланс крупнейшей нефтяной компании «Роснефть». Когда было Министерство обороны, было категорическое правило: при вхождении корабля в плавучий док и при его подъеме и опускании запитка электричеством с берега категорически запрещалась, могли работать только четыре генератора, которые на плавдоке установлены. А теперь «Роснефть»… Знаете, как у нас есть в городе: на ларек кабель кинул – и ларек запитали. Так они и плавдок запитали – с берега кабель перекинули. А на берегу случилась какая-то авария. Сбой электричества, насосы перестали работать, кран рухнул – дырка 5 на 5 метров.

Константин Чуриков: Нам звонит Екатерина из Москвы. Добрый вечер, Екатерина.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, хотелось бы тоже высказать свое мнение. Работаю более 10 лет в оборонной промышленности. И такое вот замечание, скажем так. Остались, остались конструктора, очень талантливые люди в своих областях, работают, и дай бог им долгих лет жизни, как говорится, чтобы они работали. Вы понимаете, дело в том, что в настоящий момент бюрократия дошла до такого уровня, что это просто невозможно работать. Людям некогда выполнять свою непосредственную работу. Всяческие проверки. Конструктора, допустим, занимаются не своим делом, а занимаются тем, чтобы отписываться во все вот эти службы.

Константин Чуриков: Ну, бюрократия затрудняет работу в том числе, да?

Зритель: Да, затрудняет, очень сильно затрудняет. Просто непонятно, когда свою основную работу выполнять.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Екатерина.

Зритель: И еще один момент, еще один момент хотела бы сказать. Заключая госконтракт, допустим, на поставку какого-то оборудования или станции, допустим, которую делаем, в свою очередь, приезжая на место, где это должно быть смонтировано и поставлено, сталкиваемся с такой проблемой, что должны сделать все, вплоть до согласования вырубки леса, прокладывания кабелей, возведения всей инфраструктуры, которая должна быть в тех местах – что в свою очередь, допустим, тот же Роскосмос не предполагает. Соответственно, цена контракта увеличивается, но деньги на это уже не были предусмотрены.

Константин Чуриков: Деньги не находятся, да.

Сергей Лесков: Подождите, у вас выступление. А вопрос-то в чем?

Константин Чуриков: Ну, Екатерина делится своими знаниями.

Марина Калинина: Высказывает свое мнение.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Екатерина.

Сергей Лесков: Давайте мы поговорим на другие темы.

Константин Чуриков: О других профессионалах.

Сергей Лесков: Да, о других профессионалах. Я не случайно сказал, что авария случилась на оборудовании «Роснефти», которая, казалось бы, не имеет отношения к авианесущему крейсеру, но она имеет отношение к плавучему доку, потому что там морские платформы. По-прежнему, конечно, значительную часть денег в нашу казну дают нефтяные и газовые компании. Россия добывает 550 миллионов тонн нефти. Порядка 250 миллионов тонн нефти идет на экспорт – это около 30% наших экспортных поступлений. При том, что нефть в последние месяцы сильно дорожает на мировом рынке, возникает соблазн продавать все больше и больше. И возникает неизбежный кризис на внутреннем рынке, нефтяники требуют поднять на 4–5 рублей цены на бензин, иначе их бизнес нерентабельный.

Константин Чуриков: 4–5 рублей? Даже можно посчитать. Ну, у каждого свой бак в автомобиле, но, в принципе, это порядка 250 рублей за одну заправку.

Марина Калинина: Это в зависимости от местности тоже сильно различается.

Константин Чуриков: Вот так вот, в принципе, если умножить, да? Вот вы вначале сказали, что нефтяники поссорились с Правительством. Сергей, а вам не кажется, что нефтяники в этом случае могут поссориться с народом?

Сергей Лесков: Ну, часть нефтяников – это тоже народ. Или часть народа – это нефтяники.

Константин Чуриков: Я имею в виду тех, самых-самых высоких нефтяников.

Сергей Лесков: Ну, в общем… А как может выглядеть ответная реакция? У нас при достаточной такой слабости и неразвитости гражданского общества какие-то горизонтальные связи практически отсутствуют. Я думаю, что если такое произойдет, то вектор недовольства будет направлен на Правительство, которое не сумело договориться с ними. Мы не знаем, чем закончатся сегодняшние переговоры. Но летом-то удалось ведь осадить аппетиты нефтяников, которые тоже пытались поднять цены на бензин. Сейчас мы не будем погружаться в эти бухгалтерские сложности – акцизы, пошлины, налоговый маневр, который предлагается. Как говорят эксперты, быть может, сегодня и удастся договориться с нефтяниками, но точно с Нового года цены взлетят, потому что предложенный самим же Правительством налоговый маневр не оставляет другого выбора.

Марина Калинина: А есть ли хоть какие-то точки соприкосновения на сегодняшний день, которые могут привести к равновесию?

Сергей Лесков: Точки соприкосновения кого?

Марина Калинина: Между нефтяниками и Правительством.

Сергей Лесков: Многие министры, конечно, являются ставленниками нефтяных и газовых компаний, потому что именно они формируют бюджет. Просто иначе быть не может.

Марина Калинина: Ну, личные отношения – это понятно. Тем не менее в переговорах…

Сергей Лесков: Понимаете, Марина, в любом случае Россия остается одной из стран с самым дешевым в мире бензином. Вы сейчас, конечно, скажете, что у нас и зарплаты не самые высокие, да? Это все так. По уровню цен на бензин, которые растут во всем мире, кстати, это неизбежный какой-то фактор (если нефть дорожает, то и бензин тоже дорожает), Россия на десятом месте. Это всегда любопытно. Самый дешевый бензин стоит 7 рублей 70 копеек… Виноват! Не 7 рублей, а 70 копеек – в Венесуэле. Но, с другой стороны, там ежедневный доход, средний ежедневный доход – 1 доллар на человека. Дальше идут такие страны, как Иран, Кувейт, Нигерия, Египет, Саудовская Аравия, Малайзия, Индонезия, Объединенные Арабские Эмираты, ну и наконец Россия, которая находится на десятом месте.

Корректно, конечно, сравнивать цены на бензин и средний дневной доход. Предположим… Ну где? Саудовская Аравия – самая такая «популярная» страна в последнее время. Там бензин – 70% от российского, зато средний доход на человека в два раза выше. Примерно такой же уровень доходов, как у нас, в Малайзии, как ни странно. Наверное, мало кто был в этой стране. Там тоже 70%, то есть 50 рублей там стоит бензин. Мы могли бы ориентироваться на эти страны. Но, с другой стороны, в Европе это 100 рублей. И на Украине – 100 рублей.

Константин Чуриков: Сергей, вот вы говорите, что сейчас нефть дорожает. Вопрос: почему, когда нефть дешевела, у нас бензин не дешевел?

Сергей Лесков: Это самый главный вопрос сказочной российской действительности. Что бы ни происходило в мире, у нас всегда растут цены. Вы помните, раньше была какая-то связь между курсом доллара и ценой на бензин. Никакой связи теперь нет. Петля затягивается все туже и туже, ремень надо тоже затягивать. Конечно, мне кажется, что наш финансово-экономический блок занят какими-то финансовыми, какими-то бухгалтерскими операциями и не дает каких-то… не выдумывает драйверов для роста экономики. До тех пор, пока у нас бюджет в такой значительной части будет формироваться нефтяными доходами, ничего не будет происходить. Мы просто сидим на «нефтяной игле». Кстати, в цене на бензин сами-то нефтяники немного получают. Почти 70% цены на бензин – это налоги.

Марина Калинина: Налоги.

Константин Чуриков: Сергей, но если посмотреть на ситуацию с другой стороны? У каждого государства своя «игла». Ну, у нас – нефтяная.

Сергей Лесков: Это самая обидная «игла».

Константин Чуриков: Нет, секунду! Ну хорошо. Эта «игла» есть у Саудовской Аравии, у многих других стран, и они от этого как-то не избавляются, они пользуются этим преимуществом во благо народа, как мы с вами видим. Не знаю, у Таиланда есть другая «игла» – это туризм. Вот Таиланду надо избавляться от этой «иглы», делать айфоны?

Сергей Лесков: Дело в том, что в Таиланде есть и другие «иглы», там не только туризм. Саудовская Аравия, да, пытается избавиться сейчас от этого. Наследный принц с запятнанной репутацией Салман Аль-Сауд пытается сделать там тоже рывок в сторону высоких технологий, он понимает опасность зависимости бюджета от цен на нефть. Есть и другие примеры. Норвегия же – нефтедобывающая страна и газодобывающая страна, но там высокие технологии развиваются семимильными шагами.

Марина Калинина: Артем у нас есть из Воронежа на связи. Артем, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие, Сергей. Извините, не знаю, как по отчеству, простите. Вопрос хотел бы задать следующий. Почему как бы в новостях, в средствах массовой информации и прочих не поднимают или очень мало затрагивают тему, что, в принципе, это ведь не наши нефтяники, не наши компании, а эти компании все зарегистрированы большей частью в иностранной юрисдикции, на офшорных островах? Почему не называют своими именами вещи? Иностранный дядя, зарегистрированный на Виргинских островах, захотел нам поднять цену на бензин. Почему никто не называет вот это своими именами? А все время говорят «наши нефтяники», «наши компании». Да какие же они наши?

Сергей Лесков: Нет, вы говорите странные вещи. Наши крупнейшие нефтедобывающие компании, а именно «Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и прочие, зарегистрированы в России. Почему вы считаете, что это офшоры? Нет, это не так. «Роснефть» – это вообще компания, которая контролируется государством. Вы можете быть не согласны с какими-то действиями, которые эта компания производит, но называть ее офшором – это по меньшей мере несправедливо. Если вы говорите… Да и появившаяся недавно компания «Новатэк», которая строит заводы СПГ на Крайнем Севере, она тоже российская.

Константин Чуриков: Она давно появилась.

Сергей Лесков: И «Газпром» – российская компания, я вас уверяю. Другое дело, что, конечно, в розничной сети автозаправочные станции на 60% являются независимыми от нефтяных компаний. Там, да, наверное, многие из них имеют какие-то «ноги», произрастающие из офшоров. Но это малый и средний бизнес, он не формирует общую политику в этой отрасли. Вообще проблема, о которой вы сказали, существует, но вы здесь не совсем корректно бросаете тень на эти крупные компании. Они – российские.

Кстати говоря, есть в Европе страна Германия, которая кормит всю Европу, Евросоюз живет на немецкие деньги. А немцы, как известно, не имеют ни нефти, ни газа. Вот вам самый интересный пример. В Европе же есть страны с запасами нефти и газа, но они живут значительно беднее, чем немцы. Как это им удалось? Может быть, нефть и газ превращаются в какие-то оковы и кандалы, которые не дают развернуться там предпринимательской жилке, еще чему-то?

Константин Чуриков: Подождите секундочку! В Норвегии, в Великобритании, в Шотландии живут беднее, чем в Германии, да?

Сергей Лесков: Да, конечно. Евросоюз вообще существует на немецкие деньги. Насчет Норвегии – не знаю. А Норвегия – член Евросоюза?

Константин Чуриков: Нет.

Сергей Лесков: Нет, по-моему, нет. Поэтому вам не удалось меня поймать! А Евросоюз-то живет беднее, чем та же самая Германия. Так вот, наша любимая Ангела Меркель, воспитанная немецким комсомолом, она возглавляла свою партию с 2000 года, а с 2005 года возглавляет правительство в качестве канцлера. Она не будет участвовать в выборах, но надеется еще до 2021 года посидеть в кресле канцлера.

Мы, конечно, хорошо помним, как складывались судьбы предыдущих канцлеров. Один из них, например, Герхард Шредер, который был перед ней…

Константин Чуриков: Уже наш.

Сергей Лесков: …получил хорошее предложение. Ну, почему-то мы все время… Признак «Роснефти» нас преследует. Герхард Шредер, предыдущий канцлер Германии, он кто? Он председатель совета директоров «Роснефти». Получит ли потом приглашение Ангела Меркель, учитывая ее сложные взаимоотношения с российским президентом? Я сомневаюсь. Вряд ли она сама, впрочем, об этом мечтает. Потому что в эпоху Шредера наши отношения были другими.

Наверное, Ангела Меркель попытается… Вот эта отставка в рамках аппаратной игры и какой-то аппаратной логики дает ей шансы на то, чтобы попытаться протащить своего протеже на пост руководителя партии. Кто это может быть? Эти фамилии нам ничего не говорят. Один из них – министр здравоохранения сейчас в правительстве. Другой – руководитель фракции ХДС/ХСС в Бундестаге. Ну и наконец, я бы лично поставил… Мы же уже привыкли, что в Германии женское лицо. У нее есть генеральный секретарь ее партии, которую зовут – внимание! – Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

Константин Чуриков: Почти Трамп.

Сергей Лесков: Мы сейчас будем с ностальгией вспоминать те времена, когда канцлера Германии звали всего лишь Ангела Меркель. А теперь всходит звезда Аннегрет Крамп-Карренбауэр. В любом случае специалисты в области российско-германских отношений говорят, что вряд ли политика Германии, внешняя политика Германии изменится. Но и вряд ли удастся найти на небосклоне германских политиков человека, который бы относился к России более лучше, чем Меркель. Несмотря на то, что она участвовала в санкциях, все-таки она не уставала повторять, что ни один крупный мировой, а тем более европейский вопрос нельзя решить без участия России. Не все европейские политики так думают. Она все время пыталась затащить и пригласить Россию для участия в решении крупных проблемных вопросов. Будет ли так и дальше? Трудно сказать.

И наконец, для нас, в общем-то, важно, что главный удар по популярности Меркель, которая обеспечивала стабильный экономический рост Германии (а немцы никогда так хорошо не жили, как при Меркель), удар нанесли мигранты. Ее миграционная политика – на, это отчасти, как я думаю, наследие ее комсомольского прошлого и веры в такой коммунистический интернационал. Она подумала, что мигранты, которые идут в ее родную страну с востока, – это некий новый интернационал. Как она обманулась!

Марина Калинина: Что это добро.

Сергей Лесков: Как она обманулась! В итоге популярность ее резко упала, на всех выборах ее партия снижает показатели, ее союзники тоже проваливаются. И наоборот – растет популярность партий, ну, альтернативы для Германии, которые почему-то называют нацистскими. Не знаю, справедливо это или нет. Наверное, нам будет неловко так называть эту партию, если она получит парламентское большинство.

Марина Калинина: Ну что, еще два года мы сможем посмотреть на деяния, возможно, Ангелы Меркель.

Сергей Лесков: Не факт. Нет, они могут инициировать досрочные выборы, потому что новый руководитель партии не захочет стоять за ширмой. Что это такое – быть марионеткой?

Марина Калинина: Ну, это будет тема еще одного разговора. Пока на сегодня все. Это был Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей. А через пару минут, уважаемые зрители, поговорим о социальной несправедливости, о том, почему в руках очень богатых людей сосредоточено 82% всех национальных богатств. И как вообще быть с их богатствами? Может быть, увеличить для них подоходный налог? Об этом – через две минуты.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Александр
В этом нет ни чего странного и удивительного! После того как ,по сути дела, развалили всю систему проф. образования,подготовку кадров перепоручили бизнесу! А бизнесу это надо?? Забыли спросить?? Вместо проф.образования все кинулись в ВУЗы, коих расплодилось как грибов после дождя! Теперь получилась картина-работать ни кто не хочет! Всем подавай тепленькое место что бы руководить, а там и в политику! Выросло поколение потенциальных тунеядцев! Я считаю, что процентов 60-65 ВУЗов необходимо сократить. Хуже не будет! Молодое поколение будет ,все-таки,реальнее смотреть в будущее!
Владимир Березовский
Наш ВПК пытается выживать на идеях и разработках, сделанных Великими мастерами своего дела в советский период! Жаль, что доверили возглавлять эту труднейшую работу неучам из толпы "лично преданных" режиму!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты