• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Россия имеет самые большие в мире запасы газа, а сколько у нас газифицировано сельских поселений? Меньше 60%. Это стыдобища!

Сергей Лесков: Россия имеет самые большие в мире запасы газа, а сколько у нас газифицировано сельских поселений? Меньше 60%. Это стыдобища!

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Конфликт России и Украины в Черном море. Массовые протесты в Париже. Неравенство доходов в России - самое большое за 100 лет. Об этом и не только - наш обозреватель.

Петр Кузнецов: Здравствуйте! Вы снова в программе «Отражение». Сергей Лесков чуть раньше появился, мы сейчас его обязательно дождемся. Это был анонс. Дорогие друзья, у нас впереди полтора часа прямого эфира – тонны информации, тонны размышлений! В ближайшее время поговорим, буквально через полчаса к нашей теме дня – это космос.

Ольга Арсланова: Мы поговорим о космосе, да. Экипаж новой космической экспедиции отправился уже на МКС. Весь мир за этим следит. Этот полет, как вы помните, перенесли из-за недавней аварии ракеты «Союз-ФГ». Вот каким будет полет в этот раз? Какие проблемы и перспективы есть у российской космонавтики? Сегодня об этом будем говорить в 8 часов с нашими гостями и с вами в большой теме. Все – как всегда. Оставайтесь с нами.

Петр Кузнецов: Еще запускаем еженедельный опрос для рубрики «Реальные цифры». Мы это делаем по понедельникам, а в пятницу подводим итоги. Итак, на этой неделе мы будем считать (то есть все эти пять дней), сколько денег вам удалось получить от страховой компании по ОСАГО, и оказалось ли этой суммы достаточно для ремонта. Укажите, пожалуйста, ваш регион и напишите две суммы – полученную выплату от страховой и итоговую стоимость ремонта. В пятницу подведем итоги и постараемся узнать, можно ли восстановить машину по обязательной автогражданке у нас здесь, в России.

Ольга Арсланова: Ну что же, еще раз приглашаем в студию Сергея Лескова, обозревателя Общественного телевидения России. Здравствуйте, Сергей.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Поговорим о главных событиях этого дня.

Петр Кузнецов: И захватим выходные, как обычно.

Сергей Лесков: Как рояль в кустах, я был наготове.

Петр Кузнецов: Ну, вы заходили спиной, а сейчас – как обычно, лицом. Пожалуйста, Сергей.

Сергей Лесков: Ну, собственно, на этих выходных состоялось важное событие всей мировой политики – так называемый саммит «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе. «Большую двадцатку» иногда называют Мировым правительством. Впрочем, некоторые даже оспаривают этот высокий титул. Мы все знаем, что встреча президентов России и США была отменена в последний момент. С кем встречался президент России в Аргентине? О чем шла речь? И вообще можно ли говорить о каких-то итогах, или это была, как говорят в молодежной среде, такая тусовка, которая никого ни к чему не обязывает?

Париж. Кстати говоря, президент Франции Эмманюэль Макрон раньше времени улетел из Буэнос-Айреса в свой родной Париж, потому что ну какие-то невероятные вещи происходят во французской столице. Раньше говорили, что Париж стоит мессы, а сейчас весь Париж полыхает в огне: там горят правительственные здания, уничтожаются машины, арестованы 400 человек, почти 200 человек ранены, из них более 30 полицейских. Чем вызваны эти беспорядки? Кстати, не первые выходные уже в Париже и по всей стране беспорядки. Это достаточно новое явление в жизни не только Франции, но, наверное, этот «пожар» может перекинуться и на другие страны, если вспомнить, что Франция была родиной многих и многих революций. В общем-то, из этого надо извлекать уроки.

Ну и наконец… Мы очень любим различные социологические опросы. Мне кажется, что очень любопытное исследование провел наш любимый ВЦИОМ – он исследовал перечень категорий, которые наши граждане считают самыми важными для качественной жизни. Каждый считает по-разному, но вот есть некоторый такой единый суммарный показатель. Ну и также стало понятно, чего ждут российские граждане от нашего родимого правительства. Все это чрезвычайно интересно на фоне того, что, согласно другим исследованиям, социальное расслоение в России увеличивается довольно быстрыми темпами.

Петр Кузнецов: Ну, зато у нас, кажется, налаживается что-то во внешней политике, по крайней мере саммит прошел более чем успешно для нас в Аргентине, согласитесь, несмотря на то, что мы не поговорили с Трампом.

Ольга Арсланова: А с Саудовской Аравией у нас теперь, судя по всему, горячая дружба.

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Лесков: Исходя из каких соображений вы делаете такое смелое заявление, Петр?

Петр Кузнецов: Двадцать встреч, если я не ошибаюсь, много контактов, все хорошо.

Сергей Лесков: Для того чтобы говорить об успешных итогах того или иного мероприятия, надо знать, совпала ли реальность с ожиданиями. А какие были ожидания – мы совершенно не знаем, кроме того, что готовилась встреча с Трампом. Ну, я на прошлой неделе говорил, и, в общем-то, наверное, можно повторить, что как бы комментарии по поводу встречи с Трампом делятся на две категории.

Первое – это то, что с Трампом бессмысленно встречаться, потому что он находится в так называемом состоянии предимпичмента (ну, эти обстоятельства известны), ничего не решает, американский истеблишмент крутит политикой за его спиной, а сам он ни на что больше, кроме скандальных записей в своем Twitter, не способен. Есть такое мнение. Ну, что же тут скрывать?

С другой стороны, есть такое мнение, что Трамп поддался (да он и сам, собственно, это мнение продвигает) на украинскую провокацию с этим вторжением в территориальные воды России в Черном море. Ну, мне кажется, что встреча была отменена по каким-то другим причинам. Я высказывал предположение, что когда на него выливаются ушаты компромата, по сравнению с которыми ящик Пандоры – это просто нектар и амброзия, то ему рисковать, в общем-то, своим рейтингом и встречаться с Путиным…

Петр Кузнецов: А что за компромат? Я сразу же вспоминаю…

Сергей Лесков: Заговорил его личный адвокат.

Петр Кузнецов: Интрижки с актрисой вот этой?

Сергей Лесков: Ну, там много чего. Нет, не только это. Уже и Песков говорит, что получали письма из окружения Трампа о строительстве в Москве башни Trump Tower с якобы предложением пентхауса российскому президенту. Много чего. Адвокат с говорящей фамилией Коэн был чуть ли не 15 лет поверенным в делах Трампа, а делов этот человек с его знойными представлениями о жизни много наворочал. У него там скелетов в шкафу на кладбище Пер-Лашез, наверное, хватит.

Петр Кузнецов: Так он действительно повелся на эту украинскую провокацию? Или он просто умело использовал эту причину, чтобы вновь не встретиться с российским лидером?

Сергей Лесков: Он использовал, да, он использовал эту причину. Так вот, заканчивая тему с Трампом, я должен сказать, что как бы мы ни относились к Трампу, мягко говоря, конечно, это странный президент. Он может сто раз считать себя лучшим президентом Америки, но мы глядим на него со стороны – и странное впечатление оставляет этот человек. Но так или иначе все это напоминает какие-то…

Дипломатия, принятая сейчас среди G20, напоминает, не знаю, Москву начала XIX века. Помните это восклицание: «О Боже мой! Что скажет княгиня Марья Алексеевна?» Как бы сейчас Трамп занимает место княгини Марьи Алексеевны. И какими бы выходками он ни отравлял ровное дыхание всех партнеров, все равно от его отношения к той или иной стране зависит то, как другие к ней относятся. Для России встреча с Трампом важна не потому, что надо с ним что-то обсуждать. Ничего с ним обсудить невозможно.

Ольга Арсланова: Сам факт встречи.

Сергей Лесков: Сам факт встречи. Это отзыв княгини Марьи Алексеевны – Трампа. И после этого отношение к России меняется у всех в мгновение ока. Политика Америки всем не нравится, Трамп вызывает всеобщее изумление в европейском истеблишменте, но тем не менее это данность, с которой приходится считаться. И именно это является как бы единственным смыслом G20. Что там еще обсуждать? Это никакое не Мировое правительство. Они собираются уже 15 лет – и они что-нибудь решили? Нет.

Петр Кузнецов: Не столь важен сам саммит, как двусторонние вот эти встречи на его полях.

Сергей Лесков: Да. Поэтому я думаю, что все-таки… Я позволю себе не согласиться с вашим суждением о том, что там много удач было. С Эрдоганом Путин встречался, не знаю, раз десять.

Петр Кузнецов: Индия, Китай, Россия…

Сергей Лесков: С Си Цзиньпином он тоже встречался. С Синдзо Абэ он уже встречался много. И еще они там договорились, что и Путин туда приедет, в Японию, и в Санкт-Петербург приедет премьер Японии. Все это можно было по телефону решить и на предыдущих встречах.

Крепкое рукопожатие с человеком, у которого руки по локоть в крови, по имени Мухаммед ибн Салман – ну, тоже политика. Кстати, обращает на себя внимание, что никаких санкций против Саудовской Аравии после зверского убийства, которое и в Средние века было бы названо таковым, не последовало, а Россию ловят на каждой кочке.

Конечно, обращает на себя внимание, что президенту России пришлось давать объяснения и Меркель, и Макрону, и тому же… кому-то еще он давал пояснения по поводу этого Керченского инцидента. Что можно сказать по этому поводу? Ну да, по всей видимости, они нарушили территориальные воды России. По всей видимости, это была сознательная провокация. Однако в итоге-то кто выиграл? Для России было важно встретиться с Трампом, как я сказал. Для Порошенко было важно устроить эту передрягу и помешать этой встрече. Как говорили в армии Чингисхана: «Если твой противник остался в седле, то тебе надо задуматься, правильной ли была твоя тактика».

Не знаю, как надо было действовать с нарушителями государственной границы, но по итогам всего этого дела сейчас не видно приобретений России. А что можно сделать сейчас с этими двумя дюжинами моряков, которые отправлены в Москву? Ну, не знаю. Мне, честно говоря, кажется сомнительной вина рядовых членов экипажа. Помните, как в старинной песне: «Я вахты больше не в силах стоять, – сказал кочегар кочегару. – И в котлах уже жару нет…» Вряд ли простые «кочегары» знали о задании, куда они шли. И не исключено, что к выгоде России… А сейчас вся мировая дипломатия требует, чтобы Россия выпустила этих украинских матросов.

Петр Кузнецов: Нам есть, может быть, на кого-то обменять?

Сергей Лесков: Обменять? Не знаю. Сильный человек и сильная страна всегда может сделать широкий жест. Не надо всех выпускать. Капитанов, у которых в кают-компании лежало предписание «скрытно пройти через Керченский пролив» (а это уже установлено), не надо выпускать. Может быть, какой-нибудь первый помощник еще об этом знал. А кочегар, юнга, кок, тем более кок? Пускай они едут домой. И еще дать им богатые подарки какие-нибудь. Пусть московская общественность… А у нас много добрых людей, склонных к широким жестам. Дать им царскую шубу – и пусть они через Перекоп переходят обратно к своим… «Шаланды полные кефали». Вот наполнить им шаланды полные кефали – и пусть они в родную Одессу возвращаются.

Ольга Арсланова: Сергей, готовы ли мы послушать мнение нашего зрителя или вопрос, не знаю?

Сергей Лесков: Да, конечно.

Ольга Арсланова: Владимир из Саратова у нас на связи. Слушаем вас, Владимир.

Зритель: Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Мне очень близки рассуждения Сергея. Предыдущий у вас был, где Александр делал комментарии по поводу того, что G20, итоги и прочее-прочее. Действительно, оно так. Мне кажется, что Россия не должна выступать все время в роли ожидающего каких-то подачек от Трампа, от других. У нас есть своя территория, у нас своя экономика. Почему-то, когда аналитики касаются экономики, они не очень дают полный анализ тому, что лежит в основе экономики Соединенных Штатов Америки, Российской Федерации. Почему, допустим, мы не говорим о том, что весь мир опутан базами военными Соединенных Штатов Америки? Они находятся в Европе…

Сергей Лесков: Петя, а вопрос какой?

Зритель: Мы все время ищем какой-то консенсус. Понимаете? Мне близки рассуждения Сергея…

Петр Кузнецов: Владимир, Владимир, у вас вопрос есть к Сергею? Понятно, мы поняли, что размышления близки, да, и вы просто даже повторяетесь. Вопрос есть?

Зритель: Вопрос? Именно вопрос есть. Как мы сможем выстроить политику, чтобы не быть все время ущербными, чтобы не быть просящими, чтобы не быть все время у порога, ожидающими каких-то подачек?

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Сергей Лесков: Ну, хорошо. Спасибо за добрые слова. В общем-то, мне кажется, что вы несколько перешли через край. Я не считаю, что политика России ущербная. И я не считаю, что мы стоим в прихожей, как вы намекнули. Нет.

Россия – в чем ее и счастье, и беда – ведет во многом независимую политику. В общем-то, в значительной мере она из-за этого и поплатилась санкциями. Если бы Россия по-прежнему, как в 90-х годах, лежала бы в этом прокрустовом ложе проамериканских интересов (финансовых, экономических, политических), то ничего бы, наверное, не изменилось.

Я уже сказал, что большинство европейских стран смотрят в рот Трампу. Когда он уходит спать к своей замечательной… на свой золотой трон, они шепчутся за его спиной, но в итоге они все равно делают то, что он хочет. Россия – одна из немногих… Такие страны еще есть, но Россия – одна из немногих стран, которые преследуют свои интересы. В общем-то, мы жестко за это поплатились этими самыми санкциями. У нас всего 3% мирового ВВП – это немного. Мы гораздо менее устойчивые, чем Китай, который может с большим успехом сопротивляться США.

Но в общем-то, в целом я с вами согласен: нам бы больше заниматься нашими внутренними проблемами. Россия имеет самые большие в мире запасы газа, а сколько мы газифицировали своих городов и сел? У нас средний процент газификации в стране, по-моему, 68%. А на селе – меньше 60%, 59%. Это стыдобища! Вот чем, мне кажется, надо заниматься.

Петр Кузнецов: На деле – еще больше, я думаю.

Сергей Лесков: Ну, где? Вот Украину мы всю газифицировали, кстати говоря, мы Закавказье газифицировали, мы Прибалтику газифицировали, а на свою родную Россию у нас почему-то руки не дошли. Наверное, русский человек потерпеть может. А может и дров, считалось, так много. В общем, это неправильно. Лучше обратить внимание, конечно, на свои внутренние проблемы. Вот.

Париж…

Ольга Арсланова: На внутренние проблемы обязательно обратим внимание. Давайте только поговорим немного о том, что в Париже происходит. Во Франции две недели уже митингуют против роста цен на топливо.

Сергей Лесков: Да, две. Ну, там 17-го началось. Они каждую субботу…

Ольга Арсланова: Так чуть ли не тысяча человек уже задержана за это время, все очень серьезно.

Сергей Лесков: Да. Ну, цифры какие-то фантастические! Вот две недели назад вышли… А там не только Париж, там все большие города – Марсель, Бордо, Лион. Сотни тысяч людей выходят на улицы, поджигают автомобили, поджигают правительственные здания, где-то префектуру разгромили, вступают просто в какие-то бои с полицией. Кстати говоря, во Франции… Историю знать полезно: все революции во Франции начинались.

Петр Кузнецов: Нет, вообще Европа, даже современная Европа – она любит помитинговать.

Сергей Лесков: Но не так, как французы. Что-то французы все время запал зажигают.

Петр Кузнецов: И конечно, уже не верится, что такой высокий уровень жизни – и так они остро реагируют на какое-то колебание цен, буквально на несколько центов.

Сергей Лесков: Нет, Петя, я вынужден опять не согласиться, второй раз.

Петр Кузнецов: Давайте.

Сергей Лесков: Я сейчас скажу, в чем дело. Формально Петр сейчас говорит, что повышение цены на бензин на 3 центра, евроцента и на 6 евроцентов на дизель привело к этим волнениям. Мне кажется это не так.

Петр Кузнецов: Так я и говорю, что это не так. Мне не верится, что дело в бензине.

Сергей Лесков: Сейчас я скажу, в чем дело. В принципе, если посмотреть… Французы же – самый рациональный народ в Европе, что не мешает им почему-то первыми выскакивать на баррикады. Ну, я уже не буду говорить про Великую Французскую революцию, слишком давно это было. Но вообще эти первые социалистические революции, демократические революции – они же тоже начались во Франции. В 1848 году состоялось два события, которые повернули мировую историю. Первое – это восстание в Париже, революция в Париже. А второе – и это должен знать каждый советский и русский человек – был написан Манифест Коммунистической партии. Они совпали счастливым образом.

И сейчас, в общем-то, хочется вслед Карлу Марксу сказать… Как он там говорил? «Призрак бродит по Европе». Может быть, опять новый призрак бродит по Европе? Чем может быть вызвано извлечение из могилы этого самого призрака революционных волнений? Конечно, не повышением цен на бензин.

Президент Макрон стал реализовывать обещанную программу социальной модернизации, которая сводится к сокращению расходов государства на здравоохранение, на образование – там довольно большие изменения. Вообще сокращается социальная сфера. Вот тот налог, деньги, о которых мы говорим, 3 и 6 центов – это не просто повышение цен на бензин, а это некие обязательства Франции, это так называемый экологический налог. Эти деньги должны были пойти на очищение воздуха французских набережных, которые загрязняются выбросами автомобильными. В общем-то, люди считают…

Да, кстати говоря, сегодня этот самый – как его фамилия? – Депардье получил прописку в Новосибирске.

Петр Кузнецов: В Саранске об этом ничего не слышали.

Сергей Лесков: В Саранске не слышали? Почему оттуда богатые французы бегут? Из-за того, что там высокие налоги для сверхбогатых людей.

Петр Кузнецов: До этого он бежал из Бельгии, а теперь – из Саранска. Это прогресс.

Сергей Лесков: Да. Но Макрон же отменил налог на роскошь – и это тоже не нравится простым парижанам, да и простым французам тоже. В общем-то, там требование – не только оставить в неприкосновенности ценности на бензин, но поднять довольно заметно минимальную зарплату и ввести потолок максимальной зарплаты.

Потолок максимальной зарплаты они просят установить в 15 тысяч евро. 15 тысяч евро – это, по-моему, миллион рублей, да? У нас такая зарплата для топ-менеджеров была бы оскорбительной, потому что у нас получают десятки миллионов рублей многие топ-менеджеры. А французы вот считают, что 15 тысяч евро – потолок зарплаты, выше крыши, а дальше просто неприлично. И требуют отменить для экс-президентов льготы. То есть там целый пакет требований.

Макрон сказал, что ни в какие переговоры он вступать не будет, насилия не потребует… не потерпит. Кто-то из его министров сказал, что улица не может диктовать правительству свои требования. В общем-то, никто уступать не хочет. Что там будет дальше – непонятно. Остается ждать следующей субботы.

Петр Кузнецов: То есть сложно сказать, как это скажется на политическом будущем?

Сергей Лесков: И конечно, надо смотреть правде в лицо. То, что я сейчас говорил о том, что жизнь простых парижан сложная…

Ольга Арсланова: Слушайте, у простых парижан есть проблемы – давайте так.

Сергей Лесков: Ну да. Но на самом деле это во многом следствие еще и миграционной политики, всего этого мультикультурализма.

Петр Кузнецов: Учитывая еще и состав Парижа.

Сергей Лесков: Может быть, в 1848 году, прочитав Манифест Коммунистической партии, парижане и вдохновились идеями, высказанными там. Но здесь значительную часть этих людей, которые выходят и строят – как их называют? – баррикады (я чуть не сказал «дебаркадеры»), это, конечно, те самые мигранты, которых во Франции больше, чем где бы то ни было, потому что французские, парижские пригороды – это просто нечто страшное.

Петр Кузнецов: Перед тем как перейти на третью нашу тему, уточните. Вы сказали, что осталось ждать следующей субботы.

Сергей Лесков: Да, они по субботам это делают. Они же работают.

Петр Кузнецов: Я думал, что грядет какое-то заявление.

Сергей Лесков: Нет. Понимаете, почему это не похоже на революцию? Когда революция, то это постоянно. У революции как бы выходных не бывает. А здесь они в субботу поджигают здания, потом в воскресенье, видимо, отсыпаются, ну, или в церковь идут, я не знаю…

Петр Кузнецов: На футбол.

Сергей Лесков: Да, футбол.

Петр Кузнецов: У них там Лига 1 пока играет.

Сергей Лесков: Где «Монако» выступает, русская команда. Потом они ждут неделю и опять выходят. Это не совсем похоже на революцию.

Кстати, есть еще один забавный момент: все вот эти повстанцы называются «желтые жилеты», да?

Петр Кузнецов: Да. И там была очень, извините, смешная история: когда Макрон прилетел в Аргентину, его там почему-то никто не встретил, и он пожал руку человеку, который был в желтом жилете.

Сергей Лесков: Человеку в желтом жилете, да.

Петр Кузнецов: То ли по инерции, то ли это самоирония.

Сергей Лесков: А вообще это традиция французских революций – они повстанцев всегда называют по форме одежды. Достаточно вспомнить Великую Французскую революцию, где этих революционеров помните как называли? Санкюлоты.

Ольга Арсланова: Да. То есть без портков.

Сергей Лесков: Я думаю, что, Оля, при всей красочности, это не совсем так.

Ольга Арсланова: Ну, по-народному.

Сергей Лесков: Я думаю, что буквально, в общем-то, санкюлоты – это люди в штанах. Потому что в то время кюлотами назывались такие бриджи и чулки. Знать ходила в таких брючках до колена, а под ними были чулки. А простые люди, которые пошли в революцию, они ходили, как мы с Петром, в траузерсах…

Ольга Арсланова: В костюмах.

Сергей Лесков: В штанах. То есть сейчас фактически санкюлотом можно назвать любого честного мужчину каких угодно политических воззрений. Вот сейчас «желтые жилеты». Не знаю, как это по-французски говорится, но так или иначе это интересно. В общем-то, самое-то главное требование этих самых людей, «желтых жилетов» – Макрона в отставку.

И, возвращаясь к нашей предыдущей теме, надо сказать, что еще и потому собрание Мирового правительства кажется сомнительным, что там собираются «хромые утки». «Макрона – в отставку». Меркель уже объявила об отставке. Тереза Мэй не сегодня-завтра из-за своего Brexit отправится в отставку. Над головой Трампа витает дамоклов меч в виде почти неминуемого импичмента. Твердо сидят на своих постах только Путин, Си Цзиньпин и Синдзо Абэ, которые могут встречаться на каких-то азиатских саммитах – что они и сделали на предыдущей неделе два раза, и вполне успешно. То есть в Аргентину можно было и не ехать.

Петр Кузнецов: У аргентинского тоже все хорошо, по-моему.

Сергей Лесков: Он, по-моему, недавно победил на выборах. В общем-то, это не самый важный там персонаж. Ну так вот, интересно.

ВЦИОМ. ВЦИОМ провел масштабное исследование: какие категории являются самыми важными для наших российских граждан, с точки зрения качества жизни? Я буду говорить по ниспадающей. Самое важное – это здоровье, потом – безопасность. Имеется в виду безопасность внутренней жизни, не мировая безопасность. То есть украинские пироги не входят в это понятие безопасности.

Петр Кузнецов: «Бердянск».

Сергей Лесков: Да. Значит, здоровье и безопасность.

Петр Кузнецов: Безопасно ходить по улице вечером с работы.

Сергей Лесков: По улице, да. Бытовая безопасность. Здоровье, безопасность, стабильный заработок, экология, ну и качество продуктов питания. Без всякого сомнения, это большие ценности.

Но хочу обратить внимание, что в этот лидирующий перечень не входят такие категории, тоже влияющие на качество жизни, как какие-то достижения культуры, науки, уровень образования. Ничего там не сказано про армию и про безопасность внешних границ, про духовные скрепы, о которых любят говорить многие наши депутаты, про какую-то историческую традицию и всякое такое. Достаточно, скажем так, приземленные категории, но без которых, я думаю, только на этом фундаменте и могут возникнуть какие-то достижения, которые принято называть… принято относить к какой-то высокодуховной сфере.

Ну, довольно близко стоят все эти категории, все эти показатели. Пожалуй, только здоровье вырывается в лидеры. Ну, собственно, наш первый тост ведь за здоровье. Да и здороваемся мы, это тоже об этом говорит. Все остальное там кучкуется довольно близко. Ну вот.

А самой ожидаемой от государства мерой является вот именно доступность к качественной медицинской помощи. На падение этого показателя жалуются многие наши зрители. В общем-то, даже объективные исследования социологов говорят, что со здравоохранением у нас не все в порядке.

В общем-то, даже хорошо, что исследования социологии (а социология – это наука) подтверждают как бы то, что мы видим из того среза мнений, которые наша передача собирает. Ну, каждый второй говорит о том, что, с точки зрения увеличения продолжительности жизни (а государство декларировало эту цель), доступ к современным медицинских технологиям – это, по мнению более половины российских граждан, самая важная мера, которую должно обеспечить государство.

Другое исследование, которое не имеет отношения уже к ВЦИОМу, а проведено международными экспертами, говорит о том, что реализация всего, о чем я сейчас сказал, затруднена будет, потому что в России слишком медленно… да топчется на месте, будем прямо говорить, уровень доходов населения и растет социальное расслоение. Цифры довольно колоритные. Вот если в Китае со времен нашей перестройки (а это же наша новая жизнь как бы), вот если брать этот отрезок времени, вы знаете, во сколько раз в Китае выросли доходы населения? В 9 раз! В Индии – в 3 раза.

Ольга Арсланова: Это при том, что начинали они тоже с не самого хорошего уровня.

Петр Кузнецов: За какой период времени?

Сергей Лесков: Ну, они где-то в хвосте России стояли. Россия – меньше чем на процент растут доходы населения. Это почти в 2 раза ниже, чем в среднем в мире, чем в Зимбабве…

Петр Кузнецов: А вы какой период берете? Год?

Сергей Лесков: Да, за год, за год. За год – меньше чем на 1%. Доходы населения растут неизбежно, иначе бы цивилизация не развивалась, а жить бы не стоило. Но в России за 36 лет на 34% выросли доходы населения. Это очень мало. В Европе – на 60%. В Европе мы идем на одном из последних мест. Ниже нас Украина, конечно, Грузия – ну, только страны вот такого советского блока. Даже с учетом того, что, может быть, где-то подгоняются цифры (я думаю, в Прибалтике они не совсем правильные), все равно наши собственные цифры слишком низкие. При всем при том доходы богатой, узкой части населения России растут несоизмеримо выше, чем в других развитых странах.

И вот это социальное расслоение делает труднодостижимым исполнение вот этих пять главнейших категорий качества жизни, это совершенно очевидно. О каком здоровье можно говорить, когда оно обеспечивается только для высокообеспеченных слоев населения? У 10% высокообеспеченных российских граждан доходы выросли в 3 раза за это время. Хочется напомнить, что именно в 3 раза – в среднем в Индии. Многие в Индии были. В общем-то, это страна нищих. То есть в Индии нищие стали жить в 3 раза богаче, а у нас – только вот эти люди, которые присосались к нефтегазовым сосцам. Мне кажется это очень несправедливым.

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей. Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Говорили о темах дня. Увидимся в середине недели.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Следим за событиями. Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты