• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Чиновники приватизируют национальные ресурсы и в отсутствие контроля общества распоряжаются ими, как хотят

Сергей Лесков: Чиновники приватизируют национальные ресурсы и в отсутствие контроля общества распоряжаются ими, как хотят

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Марина Калинина: Ну, как я уже сказала, в нашу студию заходит Сергей Лесков, наш обозреватель, а значит – будем подводить итоги сегодняшнего дня. Какие события, на ваш взгляд, показались наиболее важными?

Сергей Лесков: Начнем?

Марина Калинина: Да, конечно.

Александр Денисов: Давайте.

Сергей Лесков: Ну, общее ощущение, конечно, что год устал, может быть, жизнь устала, потому что он был достаточно такой бодрый и напряженный. И событий, конечно, все меньше и меньше.

Есть только один человек, который никогда не устает – это президент США Дональд Трамп. Это просто какой-то неуемный родник всяческих сенсаций. Перед самым Новым годом президент США объявил, что выводит войска из Сирии и отправляет в отставку главу Пентагона, главу Министерства обороны, который выразил несогласие с таким скоропалительным, на первый взгляд, решением. В общем, это дела американские, а для нас важно другое: выгодно это России или не выгодно? Выгодно ли это еще кому-то? Потому что, в общем-то, Россия является, ну, одним из ключевых регуляторов самого напряженного региона на политической карте мира.

Второе событие связано с тем, что в конце года многие социологические службы, как сказали мои коллеги, проводят разные исследования. Ну, вот мне показалось, что одно из исследований в свете того, что с 1 января следующего года пенсионная реформа будет победоносно шагать по стране, является очень интересным, а именно: насколько зарплата российских работников зависит от их возраста и от их профессии? Можно, оказывается, выстроить и такую динамику.

Ну, поскольку эти самые пенсионные изменения предстоят достаточно кардинальные и могут затронуть каждого человека, результаты этого исследования никого не оставят равнодушными. Я сразу скажу, что, в общем-то, главный, наверное, итог этого исследования – опыт в России ценится меньше, чем в Европе. Почему? Давайте попробуем разобраться в этой проблеме.

Ну и наконец, нашумевшая история, о которой говорят все телеканалы, радиостанции, пишут все газеты, – это туристическая поездка в Турцию детей администрации из города Клинцы в Брянской области. Я не думаю, что дети виноваты. Да и сами работники администрации получают в этих Клинцах не так много, как я подозреваю. Но, в общем-то, здесь, мне кажется, важно поговорить о другом.

В последнее время едва ли не каждый день российские чиновники садятся в лужу: то что-то ляпнут, то что-то предложат несусветное. С чем это связано? Почему выросла какая-то новая такая генерация российской бюрократии? И, в общем-то, ничего хорошего в этом нет. Давайте попытаемся разобраться в особенностях вот этого нового класса российского чиновничества.

Марина Калинина: Давайте попытаемся. Какое у вас разнообразие сегодня! Ну, впрочем, как всегда.

Сергей Лесков: Ну вот. Да, Трамп… Как Эмиль Золя говорил: «Ни дня без строчки». Вот Дональд Трамп ни дня без сенсации. Ну, на первый взгляд, конечно, решение спонтанное. Но, с другой стороны, все-таки вспомним, что Трамп ведь обещал вывести войска из Сирии во время своей президентской кампании. И как он про себя говорит: «Я, – ну, он, – единственный президент в истории США, который выполнит все свои предвыборные обещания».

Марина Калинина: Ну, Трамп сказал – Трамп сделал.

Сергей Лесков: Ну, понятно, да.

Александр Денисов: Сергей, а вообще вопрос: есть ли кто-то в США, кому можно верить? Вот кто там принимает решения? Трамп не принимает решений…

Сергей Лесков: Почему?

Александр Денисов: Он говорит все что угодно, а они не выполняются.

Сергей Лесков: Саша, ну это не совсем так. Вот он обещал построить стену между Америкой и Мексикой…

Александр Денисов: Ну и что? Наткнулся на стену в Конгрессе, они не хотят утверждать.

Сергей Лесков: Это не совсем так. Дело в том, что верхняя палата (как она называется – Палата представителей) на той неделе выделила деньги на строительство стены. Ну, правда, там большинство республиканцев. Теперь нужно, чтобы нижняя палата утвердила это решение. И как говорят американисты, есть большие шансы, что Трампу удастся пробить стену в Конгрессе и построить стену между США и Мексикой. Ну, по крайней мере…

Кстати, сколько солдат-то американских в Сирии? Не так уж и много – 2 200. Они не занимаются практически наземными операциями, выступают там в роли консультантов или летчиков и поддерживают так называемых курдских ополченцев, из-за чего отношения с Турцией у них испортились. И вот теперь, если американцы оттуда выйдут, то турки могут ликовать. Это сближение США и Турции. Даже Эрдоган с Трампом уже поговорили ведь на той неделе.

Это увеличивает риски для России, потому что у нас с Турцией есть соглашение по демилитаризации Идлиба – такая горячая точка. Ну, в любом случае предположить, что будет, когда американцы оттуда уйдут, и как они вообще уйдут – это непонятно. Мы же знаем, что дьявол в деталях. Можно так выйти, что станет еще больше.

Александр Денисов: Любопытно, что никто не поверил этим заявлениям о выходе и стали сразу искать другой смысл, читать между строк, что курдов сдадут на растерзание, сразу стали подозревать.

Сергей Лесков: А еще ИГИЛ может голову поднять. Он же сказал: «Мы ИГИЛ победили, поэтому мы должны уйти». Но у меня такое ощущение, что ИГИЛ, запрещенный в России и во всем мире, но разрешенный в Сирии, может опять, как зубы дракона, вырасти на той земле. Может быть, это какие-то такие спящие ячейки. Вы знаете, бывают же такие организации. Вполне может быть такое.

Великобритания и Франция, которые являются союзниками США, не сокращают свой контингент в Сирии и продолжают там бороться с этим самым побежденным ИГИЛом. В общем, ситуация на самом деле непредсказуемая, мало предсказуемая.

Итак, для России является минусом сближение Турции и США. Ну, это минус на самом деле. Минусом является увеличение непредсказуемости во взрывоопасном регионе, потому что опять какие-то черти начнут колобродить в этом омуте. Но плюсом является то, что сводится до минимума возможность прямого столкновения из-за какой-то технической ошибки между США и Россией. Вы помните, некоторое время назад такие опасения высказывались. И если американцы уйдут, то окажется риск минимальным.

Александр Денисов: А вы думаете, американцы серьезно влияли на ситуацию в Сирии?

Сергей Лесков: Да, конечно. Дело в том, что…

Александр Денисов: Складывается впечатление, что они только поддерживали вот эти группировки террористические. Как в Афганистане они делали, точно так же сейчас и в Сирии.

Сергей Лесков: Они внесли большой вклад в победу над ИГИЛом на востоке Сирии. Запад Сирии контролируется Россией, а восток контролируется США и союзниками. Наземных операций ни мы, ни американцы там практически не ведут. Наземные операции ведут турки на севере, а Ирак, Иран – в других регионах.

Плюсом, на мой взгляд, является еще и то, что возрастает роль России как, скажем так, медиатора или регулятора в этом глобальном конфликте. Ну, то есть авторитет растет. В общем-то, это тоже плюс. Но я думаю, что Сирия подарит нам еще немало каких-то острых тем для разговоров в нашей студии.

Что касается… И для России это тоже важно. Хорошим ли был для России глава Пентагона Джеймс Мэттис? И кто придет на его место? Тоже вопрос для нас не безразличный. Мэттис был боевой заслуженный генерал, очень спокойный человек – как, в общем-то, и полагается быть генералам. Кстати, если вы помните, ведь когда Трамп набирал свой штаб, он делал ставку на генералов.

Александр Денисов: Майкл Флинн.

Сергей Лесков: Да. Ну, их всех сейчас даже не вспомнишь.

Александр Денисов: И не вспомнишь, да.

Сергей Лесков: Да. Ну, там сплошь… Сугубо гражданские миллиардер… Может быть, это была какая-то компенсация его несостоявшейся детской мечты?

Александр Денисов: Да, он же сам выпускник. Это тяга его, наверное.

Сергей Лесков: Он окружил себя генералами. Но сейчас он всех генералов уволили, они не выдержали его командного тона.

Александр Денисов: Не выдержали чехарды, которая царит в Белом доме.

Сергей Лесков: Ну, армия такого не терпит на самом деле. И последним из этих генералов, в общем-то, ушел Джеймс Мэттис. Он, кстати, не одобрял некоторые действия Трампа. Вот Сирия стала последней каплей. Он же хотел уволиться и уйти в отставку в феврале, а Трамп ему сказал: «Ничего подобного, 1 января уходишь». Причем о Сирии и об этой отставке глава Пентагона, министр обороны, узнал из Twitter. Он же увольняет всех в Twitter.

Марина Калинина: Ну, это нормально для него.

Александр Денисов: Сергей, согласитесь, это несерьезно. Twitter – в переводе «чириканье». То есть президент постоянно чирикает. Это серьезное разве занятие?

Сергей Лесков: Ну, в действиях Трампа, конечно, очень много странного, но тем не менее он является, как ни крути, лидером самой могущественной страны в мире, это нельзя не признать. Американская элита его не признает, уже два года ведет с ним войну. У них вообще два врага: внешний враг – Путин, а внутренний враг – Трамп. Ну, это как бы сближает лидеров США и России. Я думаю, что их сближает и какой-то общий взгляд на место наших стран в мире. И Трамп, и Путин хотят выстроить национальные государства и борются с какими-то наднациональными структурами… ну, не то чтобы борются, а пытаются противостоять им – типа НАТО, как делает Трамп, Евросоюз, еще что-то. И Трамп пытается вернуть производство, промышленность в свою страну.

Александр Денисов: А что им бороться с НАТО, если они основные доноры НАТО? В общем, НАТО – это, считай, его карманная организация.

Сергей Лесков: Ну, не все сразу. Но тем не менее же он является в паре, и во многих европейских структурах его очень жестко критикуют и Макрон, и Ангела Меркель. Пожалуй, только у Терезы Мэй нет разногласий с ним. Очень много каких-то трений и шероховатостей у Трампа практически со всеми.

Но главное, конечно, в его внешней политике – это твердая уверенность в том, что стратегическими противниками США являются – кто? – Китай и Россия. Что толкает опять же Россию и Китай в объятия друг друга. Ну, я думаю, что… Кстати говоря, вот все это говорит о том, что Трамп, видимо, пойдет на второй срок, попытается по крайней мере, если не будет импичмента. Интересно.

Марина Калинина: Давайте дальше.

Сергей Лесков: Да.

Марина Калинина: А, у нас есть звонок как раз по предыдущей теме, Валерий из Московской области нам дозвонился. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос к ведущему, который выступает в «Теме дня». Господин Лесков, будьте любезны, поясните мне, пожалуйста, в чем заслуга Трампа в победе над ИГИЛ? И какие его действия были в Ракке, и как вы их характеризуете? И если есть возможность, назовите, сколько погибло гражданских лиц. Спасибо.

Сергей Лесков: Гражданских лиц где?

Александр Денисов: При операциях США в Сирии.

Сергей Лесков: Нет, это закрытая информация. Мы же даже не знаем, например, эти цифры не известны даже применительно к зоне ответственности России. Сейчас там 2 200 военнослужащих США находится, но в реальности, конечно, в боевых действиях участвует больше людей, потому что много боевых вылетов совершается с авианосцев, которые стоят в этом регионе – и в Средиземном море, и, по-моему, с юга тоже. Ответить на ваши вопросы невозможно. Я думаю, что они являются военной тайной. Но участие…

Александр Денисов: Ну, зритель сомневается в реальном вкладе в борьбу с ИГИЛ.

Сергей Лесков: Потому что, естественно, мы больше говорим об участии российских военных – что вполне естественно.

Александр Денисов: Что не вызывает сомнений

Сергей Лесков: Да. Если вы почитаете американскую прессу, они, наоборот, пишут о том, как американцы победоносно торпедируют сверху силы ИГИЛ. Мы же, кстати говоря, этого не отрицаем. Министр обороны России не отрицает участия США в зоне боевых действий… в зоне ответственности США. Поэтому ваш вопрос, я думаю, продиктован некоторой скособоченностью информации – что, впрочем, естественно для каждой страны. Что нам воспевать чужих героев? Это естественно.

Давайте поговорим о втором. Мне кажется, что эта тема, может быть, станет вообще темой 2019 года. Пенсионная реформа имеет много критиков. Имеет, впрочем, она и союзников. И вот такого исследования, о котором я сейчас расскажу, я еще не видел.

Очевидно, что зарплата человека меняется в зависимости от возраста, потому что с возрастом меняются физические силы, эмоциональные силы, которые требуют много работ. Есть какая-то, наверное, золотая середина между мудростью и живостью: мудрость растет, а живость падает.

Марина Калинина: Где она, Сергей?

Сергей Лесков: Значит, что? Цифры чрезвычайно интересные. Кстати, тут есть сравнение с европейскими показателями сходными. Так вот, в Европе на 36% зарплата повышается с 25 до 42–43 лет, когда она максимальная, а потом она чуть-чуть снижается.

В России другая картина: в России вот этот скачок на 30% происходит к 30–34 годам, когда у мужчины максимум зарплаты. У женщины максимальная зарплата в 40–44 года. Почему максимальная зарплата в России в более молодом возрасте, чем в Европе? Ответ социологи дают следующий. Сомневаться, кстати, в точности этих цифр не приходится.

Дело в том, что в России, несмотря на наши попытки поднять промышленность и увеличить число высококвалифицированных работников, в общем-то, это сделать не удается, и технологическое отставание от Запада сохраняется. И вот на этом фоне велика доля, так скажем, с низкой квалификацией работников, где в первую очередь востребован физический труд. А физический труд – это молодость. Поэтому опыт у нас ценится меньше. Когда большая, значительная часть рабочего рынка занята на том, что, условно говоря, таскают шпалы, то, в общем-то, зачем нужен опыт? Вот 34 года – как спортсмен.

Марина Калинина: Сергей, а как ваш опыт ценится? Достойно?

Сергей Лесков: Нет, ну при чем здесь? Вы понимаете…

Марина Калинина: Ну а что?

Сергей Лесков: Если мы говорим о социологии, то абсолютизация личного опыта является самой большой ошибкой. В социологии, как и в медицине, нет каких-то индивидуальных показателей, а есть только усредненные вещи. Это значительно интереснее.

Если вы задаете этот вопрос, то по всему миру есть ресторан Kentucky Chicken. Вы знаете, когда этот отставной полковник выдумал способ приготовления цыплят и стал мультимиллиардером? Ему было 70 лет. Но этот удачный опыт не говорит, что 70 лет – это самый оптимальный возраст для того, чтобы состояться в жизни. Нет, все-таки это происходит раньше.

И еще любопытные цифры. А в каких профессиях все-таки есть вот эта зависимость между максимальной зарплатой и профессией? Как бы такая минимальная премия за опыт опять же в тех профессиях, которые не требуют высокой квалификации, ну, и высокого образования – это торговля и сфера обслуживания. Я не хочу бросить тень на этих уважаемых людей, но опять же особой квалификации там не требуется от продавца или швеи, скажем так.

А если у человека высшее образование, то наоборот – его как бы премия за опыт может возрастать с годами. Это что-то такое, о чем вы спрашивали. В общем, здесь есть такая динамика, что у работников с высоким образованием даже к пенсионному возрасту очень часто не происходит снижения.

Отсюда следует важный жизненный совет: учитесь, учитесь и еще раз учитесь, как сказал Ленин на III съезде ВЛКСМ. На самом деле, наверное, багаж знаний и твоя квалификация являются самым надежным вкладом, важнее какой-то накопительной пенсии, еще есть какие-то эти самые хитрости. Опыт и знания востребованы именно в случае высококвалифицированного труда.

Как говорил Марк Твен: «Если кошка села на горячую плиту, больше она на горячую плиту не сядет». Вот это и есть опыт. Правда, он, по-моему, добавлял: «И на холодную тоже не сядет». Но у человека есть возможность все-таки различить. Ну вот.

Очень важная еще вещь в свете этого исследования. Вы помните, что когда у нас повысился пенсионный возраст на пять или восемь лет (для кого как), шла речь о переквалификации, о повышении квалификации работника предпенсионного возраста.

Марина Калинина: Ну, не только о повышении, а вообще о смене деятельности.

Сергей Лесков: Ну, переквалификация, да. Надо сказать, что, в общем-то, здесь нам пока похвастаться нечем, потому что… Я не знаю, в Скандинавии переобучение проходят 55–60% работников предпенсионного возраста. В Германии – 50%. Во Франции – 40%. А в России – меньше 10%. И ничего не меняется, нет никакой динамики. Поэтому вот эти цифры…

Я еще раз повторю проблемы: слишком большая доля неквалифицированного труда, отсутствие возможности переквалификации в предпенсионном возрасте, маленькая доля работников высокой квалификации в высокопроизводительной сфере. У нас только 17 миллионов… Вы помните, президент ставил задачу – создать еще 20 миллионов рабочих места в высокопроизводительной сфере. Эту задачу выполнить не удалось. У нас как было 17 миллионов, так и остается 17 миллионов. Это очень мало. Это меньше, чем показатель в развитых странах.

И, в общем-то, где себя находят при отсутствии возможности переквалификации люди пенсионного возраста? Тоже достаточно обескураживающие цифры. Они идут в те сферы деятельности, которые связаны с неквалифицированным трудом. За 10 лет на 12% выросло число так называемых предпенсионных работников в неквалифицированных сферах. То есть опыт опять же не является преимуществом.

Вы помните, была песня, которую пел незабываемый Вахтанг Кикабидзе, «Мое года – мое богатство»? Петь-то можно все что угодно, а вот реальные показатели экономики говорят, что пенсионерам чаще всего лучше спеть другую песню из репертуара Кикабидзе – «Чита, дрита, маргарита», типа этого. Остаешься ну не то чтобы без работы, а в лучшем случае остаешься с работой, которая не соответствует твоей квалификации. Не нужна квалификация, а нужны люди с медным лбом и железными мускулами. Вот такая наша экономика. Конечно, надо бы ее трансформировать, модифицировать.

И тут мы плавно переходим к третьей теме, потому что в значительной мере это, конечно, зависит от структуры управления, от чиновников. А чиновники у нас странные. В двух словах я повторю, напомню. Наверное, многие уже об этом слышали.

На деньги благотворительного фонда, который ставит своей задачей помогать больным детям и детям из неблагополучных семей, из города Клинцы на отдых в Турцию поехали дети из семей городской администрации. Дети, конечно, не виноваты, в общем. А подобные ляпы со стороны наших чиновников происходят постоянно. Я думаю, что уже макарошки могут быть мемом 2018 года. Каждый день макарошки то здесь, то там – то в Сибири, то на Урале, то в Питере, то в этом городе Клинцы. Клинцы – кстати, большой город, второй город по величине в Брянской области, то есть это не какая-то деревенька. И люди там хотя бы уже только по этой причине достаточно просвещенные и продвинутые.

Что же происходит с нашими чиновниками? Почему в России человек, получивший хоть толику власти, совершенно преображается? И мне кажется, вот что с ним происходит: он как бы приватизирует национальные ресурсы.

Помните, Маргарет Тэтчер говорила: «Нет государственных денег. Все, чем мы распоряжаемся – это деньги налогоплательщиков». Недавно мне попалась на глаза цитата третьего (формально – третьего) человека в нашем государстве Валентины Матвиенко, которая говорила: «И государственный бюджет, и местный бюджет – все это государевы деньги». Вы чувствуете разницу?

Марина Калинина: С точностью до наоборот.

Сергей Лесков: С точностью до наоборот. А почему это государевы деньги? Государство живет на средства налогоплательщиков, мы формируем бюджет государства. Почему-то мы не задаем практически никогда вопросов чиновникам, как они распоряжаются национальными ресурсами.

Обратите внимание – на пресс-конференции Путина никто из журналистов этого вопроса не задал. Общество само, конечно… Кстати, президент что-то такое намекнул. Мы, в общем-то, все чем-то похожи на наших чиновников и можем их ругать, разжигая классовую ненависть, но, вообще-то, в злоупотреблениях и глупостях, в общем-то, виноваты мы все. Это наше зеркало.

Итак, еще раз: чиновники приватизируют национальные ресурсы и в условиях отсутствия спроса и контроля со стороны общества распоряжаются этим как хотят. И, в общем-то, это и является причиной этих бесконечных скандалов. Мне кажется, даже хорошо, что общество стало на это внимание обращать, потому что, в общем-то, это усиливает обратную связь. Может быть, что-то изменится. Потому что если наши чиновники останутся такими, как сейчас, то ни о каких высоких технологиях, условно говоря, мечтать не приходится.

Марина Калинина: А откуда могут взяться другие? Вы же сами сказали, что это вроде человек нормальный, а как только он становится чиновником – его как подменили. То есть он то ли надевает маску, то ли, наоборот, ее снимает.

Сергей Лесков: Ну, в общем, это болезнь России испокон веков, ведется с царя Гороха.

Александр Денисов: Сергей, а вам не кажется, что это общая болезнь чиновников вообще по всему миру? Вот откройте британскую прессу – там то же самое пишут про злоупотребления, про полеты с семьями в самолетах за счет бюджета.

Сергей Лесков: Но тем не менее… Саша, ты совершенно прав, потому что человеческая природа неизменна. Но все зависит от степени коррупции и степени оторванности бюрократии от общества. У нас она в последнее время приобретает вообще характер каких-то двух параллельных миров: там, где обитают чиновники, одни нравственные законы; там, где обитает общество, простые люди, простонародье…

Александр Денисов: Ну, уже есть, явно есть механизм самоочищения.

Сергей Лесков: Разные моральные устои.

Александр Денисов: Раз мы это обсуждаем – значит, это эффективно.

Сергей Лесков: Ну да. И это хорошо, что мы об этом говорим.

Александр Денисов: Конечно, конечно.

Сергей Лесков: Мне все это напоминает остров Лапута, который придумал Джонатан Свифт, там Гулливер побывал. Там правители этого острова мыслили так, что простые люди вообще не могли понять, о чем они говорят, но у каждого был слуга. И чтобы привести чиновника на Лапуте в чувство, надо было подойти к нему с бычьим пузырем, в который был насыпан горох, и ударить по голове. Вот только таким образом чиновник приходил в чувство. Такое впечатление, что Джонатан Свифт – это настольная книга русской бюрократии. Вот что-то такое происходит.

Так или иначе, почти каждый день в сводках новостей ты находишь свидетельства того, что российская элита (если это можно назвать элитой) живет по другим нравственным законам, чем большинство российских граждан. И это очень печально.

Марина Калинина: Ну, вы знаете, сегодня Марина Карлова, вдова посла России в Турции, она заступилась за чиновников…

Сергей Лесков: Ну, это частный случай, это неважно. Вы понимаете, если вдаваться в подробности…

Марина Калинина: Отправили одаренных и очень хороших детей.

Сергей Лесков: Марина, это все известно. Дело не в этом конкретном случае. Она сказала одно, кто-то другой может сказать другое. Кстати, что там защищать? Ведь прокуратура города Клинцы вынесла определение по поводу этой поездки.

Александр Денисов: Еще в апреле месяце, кстати.

Сергей Лесков: Да. Уже тогда прокуратура сказала, что эта поездка была реализована в обход протокола и каких-то правил.

Александр Денисов: Что жители не знали.

Сергей Лесков: Да, жители не знали.

Александр Денисов: Кстати, губернатор сказал, что он «порвет за детей». Я цитирую.

Сергей Лесков: Да, губернатор сказал, что вообще недопустимый такой факт. Я тоже думаю, что, в общем, это нехорошо, нехорошо. Какое-то время мы говорили о том, что в России может быть сформирована национальная идея, которая зиждется на справедливости. Мы уже об этом не говорим. То, что произошло в городе Клинцы – это несправедливо. Ну, надо признать.

Марина Калинина: У нас есть звонок, Владимир нам дозвонился из Орла. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло.

Александр Денисов: Да, Владимир, мы слышим вас. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте всем. Здравствуйте, уважаемый Сергей Леонидович. Вопрос мой заключается в следующем. Не считаете ли вы, что основой для подобного поведения чиновников на местах является прежде всего довольно низкий уровень образования, подобно Клинцам? Второе – довольно низкий уровень общей культуры. Третье и самое главное, что большинство, подавляющее большинство чиновников в этих городах, как правило, подбираются по родственным взаимоотношениям или по знакомству. Спасибо.

Сергей Лесков: Ну да. Я думаю, что тезисы, которые вы так лаконично сформулировали, во многом соответствуют действительности. Проблема России на самом деле во многом в качестве образования. Кстати, во второй теме мы об этом говорили. Опыт не ценится. А опыт – что это такое? Это же тоже некоторая производная культуры и образования. Да. Видите, мы говорим о разных вещах, но в итоге-то все переплетается в один такой ком.

И если подводить такой какой-то интегральный итог, то, конечно… Кстати говоря, президент же говорил что-то об этом. Не знаю, насколько удастся это реализовать. В общем, повышение так называемого человеческого потенциала – то, о чем вы говорите – это и является стратегической задачей. Если удастся повысить человеческий потенциал, то есть и уровень образования, и какие-то социальные гарантии, и уровень здравоохранения, то таких случаев не будет. В общем, повысится и показатели экономики, и те проблемы людей предпенсионного возраста тоже будут смикшированы. Это совершенно очевидно. Да, многие проблемы сводятся к качеству именно человеческого потенциала. Учитесь, учитесь и еще раз учитесь!

Марина Калинина: Что же, спасибо за эти интересные темы. Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Ждем вас… В среду?

Сергей Лесков: Да.

Марина Калинина: Хорошо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты