Сергей Лесков: Поток санкционных товаров к нам через Белоруссию – это контрабанда со стороны государства, которое называет себя братским

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Константин Чуриков: Сейчас подведем итоги этого дня, в чем нам поможет наш супермозг, человек образованный, ученый, обозреватель ОТР Сергей Лесков. Сергей, здравствуйте.

Марина Калинина: Добрый вечер.

Сергей Лесков: Я человеком остаюсь? Или я уже…

Константин Чуриков: Вы им родились, мне кажется. Нет?

Сергей Лесков: Так вас послушаешь – я уже просто голова профессора Доуэля.

Марина Калинина: У вас тело еще есть, помимо головы.

Сергей Лесков: Пока.

Константин Чуриков: Теперь придется отдуваться. Темы дня.

Сергей Лесков: На самом деле событий становится меньше. На Западе католическое рождество. Да и мы тоже уже готовимся к Новому Году. Это особенное настроение, когда хочется отложить в сторону серьезные дела. Но есть люди, которые просто вынуждены работать до самого новогоднего гонга. Я имею в виду президентов.

В Москве прошла встреча президентов Белоруссии и России. Для России Белоруссия остается нашим одним из самых близких экономических и уж точно самым близким политическим партнером. Однако атмосфера этой встречи была довольно напряженной. И не было даже опубликовано итоговое коммюнике. В чем дело? На самом деле политики говорят о довольно серьезном экономическом разладе в отношениях между Белоруссией и Россией. В чем здесь причины? Можно ли этот конфликт решить? Давайте разберемся. Это очень важно для отношений двух стран, которые остаются братскими, что были ни говорил президент Лукашенко.

Еще одна новость, которая мне показалась сенсацией. Помните, в 2011 году западная коалиция уничтожила государство под названием Ливия, которое, в общем-то, процветало и было самым богатым на африканском континенте. Вот сейчас убитого лидера Ливии тоже по фамилии Каддафи обратился к президенту Путину с просьбой помочь ему в предстоящих президентских выборах. Это, в общем-то, заявление с одной стороны лестное для России, но, с другой стороны, стоит ли нам прямо входить в еще один конфликтный регион? Что даст России поддержка сына убитого Каддафи, что он может предложить Москве, России? Проблема достаточно интересная.

И наконец для предновогоднего настроения мне хочется поговорить на еще одну тему. Одним из самых любимых в последние годы подарков для нас является какой-нибудь очередной электронный гаджет. А не кажется ли вам, дорогие друзья, что мы больше и больше попадаем под влияние роботов, компьютеров и, в общем-то, нам кажется, что мы дарим гаджет, а на самом деле наша жизнь уже во многом находится под влиянием какого-то глобального компьютерного мозга. Может быть, на что-то подобное сейчас Костя намекал.

Вообще человек вступил в стадию прогресса или регресса из-за нашей зависимости от всех этих электронных гаджетов? Эволюция это или инволюция? И что будет во взаимоотношениях пары человек – робот в следующем году?

Константин Чуриков: Сергей, все это вы говорите людям, и нам в том числе, людям, которые не могут себе позволить новый гаджет к Новому Году. Понимаете?

Марина Калинина: Может, тебе подарят, Кость.

Сергей Лесков: Гаджеты разные бывают. Бывают какие-нибудь совсем недорогие. Кстати, я не могу с вами согласиться. Они вообще-то уже по доступной цене. Я думаю, что каждый школьник даже начальных классов уже обременен каким-то гаджетом.

Константин Чуриков: Хотя бы звонилкой, да?

Сергей Лесков: Да. Конечно.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте начнем с тех, у кого обычно не бывает мобильных телефонов.

Сергей Лесков: Да. Как они живут, я не понимаю. Казалось бы, президенты должны являться самыми продвинутыми людьми. Но у президента России, как он неоднократно говорил, нету мобильного телефона. Насчет президента Белоруссии мы не знаем. А президент США, наверное, не вылезает из мобильника. По крайней мере, из Твиттера не вылезает. Вряд ли он таскает с собой стационарный компьютер.

Константин Чуриков: Вот этот желтый большой дисковый телефон.

Сергей Лесков: Вы знаете, что он вчера сорвал рождественские праздники в США?

Константин Чуриков: Это как?

Сергей Лесков: В рамках президентской традиции ему звонили дети со всей Америки. Когда ему позвонила очередная девочка, он сказал: «Тебе сколько лет?» - «7 лет». – «И ты еще веришь в Санта-Клауса? Это прискорбно. Пора отучиться от этого заблуждения», - сказал президент США.

Марина Калинина: Какое разочарование для всех детей.

Константин Чуриков: Травма нанесена ребенку.

Сергей Лесков: Да, он сказал это ребенку. Такие бывают президенты. Непредсказуемый человек. Что касается отношений президентов России и Белоруссии, то они достаточно предсказуемы. Они довольно регулярно встречаются. Это и понятно. И, в общем-то, какие-то препирательства, которые начинает всегда Александр Григорьевич, носят характер экономических претензий. Он все время требует снижения цен на газ до внутрироссийского уровня. Хочется заметить, что Белоруссия – это не Россия , это другое государство. Но, тем не менее, он этого требует. И сейчас он привез в Москву целый воз экономических требований. Давайте мы их разберем поподробнее. Попробуем понять логику этих просьб или требований и дадим ответ на вопрос, почему, наверное, впервые в результате этих препирательств, которые выглядят уже как ритуал во взаимоотношениях президентов, на сей раз он уехал из Москвы ни с чем, хотя были сказаны слова, что до Нового Года президенты встретятся еще раз?

В общем и целом Россия больше не хочет, конечно, платить Белоруссии за красивые глаза и инвестировать в ее экономику, не получая никаких гарантий на возврат этих инвестиций. Сейчас я скажу о приблизительных размерах российских безвозвратных инвестиций в Белоруссию. Но какие претензии Россия предъявляет Белоруссии? Во-первых, это то, что через Белоруссию идут попавшие под санкции или контрсанкции товары с Запада.

Константин Чуриков: Креветки, мидии.

Сергей Лесков: Да, всякие. Понимаете, можно по-разному относиться к санкциям на продовольственные товары, но закон есть закон. Кому-то контрсанкции России кажутся неправильными или даже антигуманными. Но закон такой принят, его надо выполнять. В данном случае это контрабанда со стороны государства, которое называет себя братским. Есть здесь какое-то неудобство, я так понимаю. Кроме того, второй, и даже, может быть, экономически он более значимый. Россия с 1 января вводит так называемый маневр. В течение нескольких лет пошлины на российскую экспортную нефть будут сняты. Но вместо этого повышается какой-то налог НДПИ. Для Белоруссии это довольно болезненно, потому что она занимается реэкспортом не только российской нефти, в том числе и на Украину, кстати, но и производит из российской нефти так называемые растворители и разбавители… они же без пошлины это получили, и если они это куда-то продают за пределы Таможенного Союза, они должны пошлины перечислить в Россию. Они этого не делают.

Константин Чуриков: Сергей, смотрите, на самом деле тема такая очень дискуссионная и разноплановая. С одной стороны, мы разные государства. С другой стороны, мы сделали эту надстройку под названием «союзное государство».

Сергей Лесков: Да. Оно пребывает в состоянии анабиоза. Никаких особенных, кроме отсутствия взаимных пошлин и таможни, нету. 19 лет, кстати. А вы знаете, какой слух распространяется в Белоруссии среди местных политических элит?

Константин Чуриков: Знаем. Вы лучше скажите.

Сергей Лесков: Да, это риторический был вопрос. О том, что Россия выдвигает эти экономические требования, для того чтобы политически поглотить Белоруссию, включить ее в состав своего Российского государства как 6 областей. Это ни в малейшей степени не соответствует действительности. И, конечно, такой слух запущен для внутрибелорусского потребления. И, в общем-то, это достаточно печально, потому что, по моему глубочайшему убеждению, на планете Земля нет двух более близких народов, чем русский и белорусский. У них же даже государственный язык русский. И, в общем-то, мы все бывали в Белоруссии. Они и говорят по-русски.

Константин Чуриков: Несколько лет назад мы то же самое говорили об Украине.

Сергей Лесков: Тем не менее, на Украине есть достаточно внушительные регионы, где русское население составляет меньшинство. Сколько Россия инвестирует в белорусскую экономику? Каждый год 24 млн тонн нефти поступает из России в Белоруссию без пошлины, которая составляет 30% от цены нефти. Примерно это субсидирование на уровне 6 млрд долларов ежегодно. Это 8% белорусского ВВП.

Марина Калинина: С вами, Сергей, хочет пообщаться Владимир из Волгограда. Давайте предоставим ему такую возможность. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Волгоградская область, Владимир. Я был в Белоруссии 2 года назад. И когда я ехал в Москву, пришел в кассу на автобус, меня спросили: «Ты пенсионер?» Я сказал: «Да». И они мне сделали скидку на билет. По русскому паспорту в Белоруссии. Я считаю, что мы единый народ. Я считаю, что требования Лукашенко справедливы. Мы работаем совместно. Мы союзное государство. И у нас все вопросы должны быть одинаковые. Цены на энергоносители… наше животноводство, их животноводство, сельское хозяйство, солярка, бензин. Они по сути дела наши поставщики животноводческой продукции. Здесь говорят, что много экономических споров. Спор один – это цена на энергоносители. Я считаю, что требования справедливы. И цены на энергоносители в союзном государстве должны быть одинаковы.

Сергей Лесков: Владимир, вы имеете полное право на такое суждение. Но надо вам напомнить, что также безвозмездно мы субсидировали Украину много лет, и оказалось, что эти инвестиции прогорели. Если мы единое государство, то почему Белоруссия не признает присоединение Крыма к России, почему оно не поддерживает государство, ставшее независимым – Абхазию и Южную Осетию? Мне кажется, что вы лукавите и не все проговариваете. Александр Григорьевич Лукашенко занимает промежуточную позицию и ловко маневрирует между Россией и Западом, пытаясь поймать рыбку в мутной воде. Вы попали, конечно, под такой гипноз дешевого билета на автобус. Я сам очень люблю Белоруссию, мне нравится многое в этой стране. Но наши претензии к Белоруссии имеют под собой не столько политическое, сколько экономическое значение. Россия находится под санкциями. И, в общем-то, жирные годы миновали. У нас тощие годы. И по прогнозам Минэкономразвития нашего родного, 2019 год будет более тощим. А вы согласны, чтобы российские учителя и врачи доплачивали свои деньги белорусским врачам и учителям?

Константин Чуриков: С другой стороны, в защиту Владимира, когда мы узнаем, что Россия будет участвовать в восстановлении здания Капитолия в Гаване, когда мы в Венесуэлу какие-то деньги отправляем, это же совсем уже такая помощь куда-то далеко.

Сергей Лесков: Мы же не отказываемся помогать Белоруссии. На самом деле надо напомнить, что если в Европу мы поставляем газ по 200 долларов за 1000 кубометров, то в Белоруссию за 70, то есть в 3 раза дешевле они газ получают. Это сложная проблема. Белоруссия, без всякого сомнения, пользуется громадными преференциями, и они останутся. Но Россия же имеет собственную экономику, которая испытывает большие трудности. На самом деле экономический рост в Белоруссии же выше, чем в России. За чей счет?

Константин Чуриков: Вы согласны с нашим зрителем из Тульской области, который пишет, что в Белоруссии люди живут лучше, чем у нас?

Сергей Лесков: Это очень трудно сказать, кто и как. Последнее время я все меньше и меньше верю статистике. Но фактом является то, что ВВП на душу населения в России выше, чем в Белоруссии. По некоторым социальным показателям, да, создается ощущение, что в Белоруссии лучше. Разрыв экономических связей с Россией привел Украину, которая жила получше, чем мы, вообще к полному экономическому краху. Там люди, по-моему, сосут локоть, а дети грызут подоконник. И, конечно, Лукашенко не будет разрывать с Россией, видя, что происходит у его соседа после этого разрыва.

Это сложная проблема. Я все-таки выражаю надежду, что Россия и Белоруссия смогут договориться взаимоприемлемом варианте. Но пока я думаю, что у российского правительства есть долг прежде всего перед своими налогоплательщиками. Я, кстати, согласен с этой самой Гаваной. В первую очередь перед своим населением. И за его счет помогать другим государствам, как бы близко они ни находились к нам, было бы не совсем справедливо.

Константин Чуриков: Едкие вопросы от зрителей принимаете? Омск: «Сергей, можете напомнить курс белорусского рубля к доллару и к евро? Спасибо».

Сергей Лесков: Я знаю, какой курс у гривны, но какой у белорусского рубля – нет, не знаю.

Константин Чуриков: Смотрите, курс белорусского рубля к доллару – 0,47 доллара. Курс к евро…

Сергей Лесков: А зачем это знать?

Константин Чуриков: Видимо, зритель намекает на то, что там…

Сергей Лесков: Позвольте, курс одной национальной валюты к другой абсолютно ни о чем не говорит. Йена, например, имеет маленькое денежная наполнение. Но это очень сильная валюта. Какой-то странный вопрос.

Константин Чуриков: Может быть, о волатильности. Может быть, о том, как валюта…

Сергей Лесков: В любом случае, практически 10% ВВП Белоруссии по-прежнему формируется за счет преференции и поддержки со стороны экономики России. Может ли это так долго продолжаться? Не знаю.

Давайте поговорим еще об одной стране, которую мы поддерживать не собираемся, а, наоборот, это был тот случай, когда наше сотрудничество было взаимовыгодным. Я имею в виду Ливию, одну из самых богатейших стран на африканском континенте. По запасам нефти в Африке 1 место, по запасам нефти в ОПЕК 5 место. И вы помните, что случилось в 2011 году, когда из-за личных обид Запад уничтожил эту страну. Сейчас там нету правительства. Есть какой-то формальный лидер, которого зовут Фаиз Сарадж, но он даже полностью не контролирует столицу Триполи. Страна разбита на несколько территорий. И, в общем-то, это является самым ярким примером трайбалистского государства (от английского слова «tribe»- племя), там правят племена. С каким племенам политик сумел договориться, то племя его и поддерживает. А некоторые племена, как выяснилось, до сих пор поддерживают семью Каддафи. Там же всех казнили. Его растерзали, а всех сыновей казнили. И в живых остался только один сын, которого зовут Саиф аль-Ислам Каддафи. Ему 47 лет. Школу он закончил в Швейцарии. Высшее образование получил в Лондоне. Вообще в политике никогда не участвовал. Да его все равно приговорили к смертной казни. Он 7 лет сидел в плену у какого-то племени. Они его не отдавали на смертную казнь. А в прошлом году его амнистировали. И вот теперь он хочет стать президентом. Шансы его пока невелики. Потому что там есть два формальных лидера. Это такой президент, которого поддерживает Запад и ООН, этот самый Фаиз Сарадж, который ничего не контролирует, даже столицу. А есть Халиф Хафтар. Очень колоритный персонаж. Вы помните, какое воинское звание имел Каддафи? Он был полковником. Всего лишь полковником.

Константин Чуриков: Руководил джамахирией.

Сергей Лесков: Ливийская джамахирия. По-моему, «народная республика». Халиф Хафтар находится в звании фельдмаршала. Совсем как Паулюс. При этом он был помощником Каддафи, но потом с ним поссорился и ушел на какую-то периферию. Он учился в Советском Союзе. 20 лет жил в США. Очень хорошо по-русски говорит. Вообще его считают даже агентом ЦРУ, от чего он отказывается. Но сейчас у него вроде бы какие-то близкие связи с Москвой. Вообще он контролирует все нефтяные регионы, все нефтяные терминалы. Надо сказать, что Ливия и сейчас производит много нефти. И фактически вся Италия живет на нефти из Ливии. Если мы посмотрим на карту Средиземноморья, то итальянский сапог упирается прямо каблуком в Ливию, а Франция упирается в Алжир.

Константин Чуриков: Через море, конечно же.

Сергей Лесков: Через море, да. И очень интересная, конечно, история. Я знаете, о чем подумал? А если бы у нас какой-нибудь внук Сталина вдруг объявил о своих политических претензиях, то учитывая, что социологические опросы показывают рост популярности этого политического персонажа, то как бы отнеслось наше население, которое с ностальгией относится к советскому прошлому? Конечно, Каддафи был тиран. Причем, мировой тиран, без сомнения. Но, видите, из-за того, что Запад не смог установить справедливое правительство в этой стране и страна распалась, растут эти ностальгические чувства к сыну Каддафи, которые, впрочем, никогда не был замешан ни в каких злодеяниях.

Кстати, я хочу напомнить. Именно он обвинил президента Франции Саркози в том, что Ливия спонсировала его президентскую кампанию. Помните этот скандал?

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: Да.

Сергей Лесков: Именно этот Саиф Аль-Ислам говорил об этом. И у него даже остались какие-то документы. Почти он был теневым министром экономики и держал какие-то большие фонды, которые якобы давали деньги президенту Франции. Ситуация интересная. Подтверждено, что письмо Каддафи доставлено Путину. Но как Путин отреагирует, как Кремль отреагирует, пока неизвестно. Здесь спешить не надо. В довершение я хочу сказать, что вот эта гражданская война, которая до сих пор, наверное, продолжается в Ливии, стоила этому народу более 100 000 жизней. Вот американцы, которые по существу возглавляли и развязали все это, уничтожая Ливию, у них главной военной трагедией Второй мировой войны считается Перл-Харбор, в котором погибло 2400 американских солдат и моряков. А здесь 100 000. Там трагедия. А здесь это нормально. Видимо, жизнь ливийцев (это же племена) имеют совсем другую цену, чем жизнь американцев. В который раз приходится удивляться каким-то двойным стандартам и этому какому-то лицемерному гуманизму, который исповедуют многие лидеры Запада. Я не скажу, что страна Ливия была раем, но это была страна с максимально высоким уровнем социальных гарантий – с бесплатным образованием, по-моему, вплоть до высшего. И очень высоким уровнем здравоохранения. Сейчас страна исчезла.

Посмотрим, что будет дальше. Выборы президента Ливии в следующем году. Будет интересно.

Константин Чуриков: Тверская область пишет: «Поставьте глобус на место. Видимо, люди хотят перейти к внутренним событиям, к внутренней повестке».

Сергей Лесков: Внутренняя повестка. Следующая наша тема не столько внутренняя, сколько вообще общемировая. Вы знаете, приближается Новый Год. Как я уже сказал, я совершенно уверен, что электронные гаджеты – это очень популярный сейчас подарок. И что бы вы ни говорили, Костя, если не дарить последнюю модель Айфона, то это, в общем-то, не дорого. А, вы только такие подарки принимаете?

Константин Чуриков: Нет, я не принимаю и не дарю. Но дорого, Сергей, дорого. Вы не поверите, Сергей. В стране все дорого.

Сергей Лесков: Нет, электронные гаджеты стоят недорого.

Константин Чуриков: Копейки? Тысяч 50 – это дорого.

Сергей Лесков: Разные же бывают. Бывают мобильные телефоны совсем не по большой цене. Очень качественная продукция китайских производителей (не буду называть) по карману любому человеку. Ну что вы. Но так или иначе я смотрю, что происходит. Вот мы начали говорить про телефон. Во времена Шерлока Холмса, чтобы он следил с помощью беспризорников за своими подозреваемыми, надо было какого-нибудь шпика или филера отправить по следам. Сейчас эта профессия умерла, как профессия машинистки, потому что есть мобильный телефон, с которого мы начали, и он прослеживает весь путь человека. Абсолютно. Его даже можно выключить – все равно какой-то там высший разум будет знать…

Константин Чуриков: Не нужно больше Холмсу отличать грязь с Бейкер-стрит от грязи…

Сергей Лесков: Мало того, сейчас ведь распознаватели голоса могут переводить в текстовый формат речь более, чем на 100 языках. То есть можно даже не просто отслеживать человека, а подслушивать, что он говорит и что говорят рядом с ним.

Константин Чуриков: Удобно.

Сергей Лесков: Вообще. Это, с одной стороны, облегчает деятельность всяких спецслужб, но, с другой стороны, это совершенно меняет какие-то основы нашего мироздания и ставит нас в зависимость неизвестно от кого. Это, конечно, контроль какого-то компьютерного разума, назовем его даже роботом, над человеком. Сейчас из-за новогодних пробок я практически не пользуюсь машиной и езжу в метро. Я вижу, что все сидят, уткнувшись в свои мобильники, никто книжек не читает.

Константин Чуриков: Ну, здравствуйте, Сергей. Ну, читают люди. Попадаются.

Сергей Лесков: Попадаются.

Марина Калинина: Может быть, они в гаджетах книжки читают. Вы же не заглядываете.

Сергей Лесков: Заглядываю. Я же изучаю нравы. Любопытно. Большинство сидят и обмениваются какими-то бессмысленными картинками друг с другом, играют в какие-то игры. Вообще все это, конечно… Никто не может сосредоточиться, это понятно.

Марина Калинина: Вы знаете, на Youtube я видела ролик недавно, что появилась новая профессия (это шуточно, естественно) – люди в желтых майках, которые переводят через дорогу человека с телефоном, кормят его, когда он в телефоне, и так далее.

Сергей Лесков: В любом случае, у меня вообще такое ощущение, что от букв… ведь в интернете же есть теперь новое слово – «многабукаф»… Никто ничего не читает. Это факт. Падает число читающих.

Константин Чуриков: В моей выборке знаете, какую книгу чаще люди стали читать в метро за последние несколько лет? Джордж Оруэлл, «1984», каждый второй.

Сергей Лесков: По поводу Оруэлла я должен сказать, что он был оптимистом. То, что происходит сейчас, далеко превосходит его скромные фантазии. Человек переходит от «букаф» к наскальной живописи. Потому что идет обмен даже какими-то иероглифическими картинками, символами. Я вижу, там что-то… У меня в компьютере целый набор каких-то рожиц, которые можно пересылать. Люди перескакивают с одного канала на другой. И, в общем, какое-то время назад мне даже попалось исследование о том, что происходит неуклонное снижение IQ у современного человека.

Константин Чуриков: На фоне роста количества IP снижается IQ.

Сергей Лесков: Да, хорошо сказано.

Марина Калинина: А зачем нам IQ, если есть гаджет, который все подскажет?

Сергей Лесков: Я с вами совершенно согласен. Более того, я вам скажу следующее. По моим представлениям, роботу даже выгодно, чтобы тот человек, который пользовался его услугами, был глупым. Им легче управлять. Потому что умный человек постарается поставить этот компьютерный разум под контроль, а дурак этого не сделает. Что будет дальше, вообще трудно предположить. Но я сделаю такой прогноз. Вот сейчас идет уже создание (и Россия к этому подключилась) проект «Умный дом», где ты входишь, нажимаешь на кнопку, и все в доме происходит уже не по твоей воле, а по каким-то компьютерным программам. В одном из последних романов Виктора Пелевина под названием «Snuff» человек же уже жил с роботом. Робот назывался «Сура». Это была женщина, которая не отличалась внешне ничем от человека, была даже более прекрасной, и умела предельно точно уловить все потаенные желания героя. Почему героя? Они там все жили с Сурами. Мужчины с женщинами не жили, а только с роботами. И именно Сура могла подарить человеку счастье. Человек человеку счастье уже подарить не мог. Может быть, мы к этому идем. Мы же говорим о цифровизации.

Константин Чуриков: Тут даже декорации не выдерживают ваших аналогий.

Сергей Лесков: А потому что человек там сидит, в декорациях.

Марина Калинина: А сидел бы робот – не рухнуло бы, да? Владимир из Москвы нам дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел бы договориться к господину Лескову по поводу того, что он немножечко преувеличивает роль роботизации у нас в России. Хотел бы напомнить четверостишие Сергея Мироновича Губермана, что среди немыслимых побед цивилизации мы одиноки, как карась в канализации. Что я этим хотел сказать? Что то, что подметил господин Лесков, когда он перемещается в метрополитене, 99% людей, которые общаются с гаджетами, они просто-напросто перемещают шарики в компьютерной игрушке.

Сергей Лесков: Я это и сказал, правильно.

Зритель: Правильно. Но у гаджета совершенно другие назначения и функции. У нас, к сожалению, очень мала компьютерная грамотность.

Сергей Лесков: Владимир, я вам задам следующий вопрос. Уж коли мы вступили с вами в прямой диалог, вы наверняка как продвинутый пользователь обращали внимание, что если вы пытаетесь совершить какую-то покупку через интернет или заходите на какой-то познавательный сайт, то какой-то неизвестный вам компьютерный разум начинает вас тут же бомбардировать предложениями каких-то покупок – что почитать, что посмотреть, куда поехать. То есть неизвестно кто уже за вас без вашего ведома рассчитал ход ваших мыслей, сделал прогноз ваших желаний, диктует вам ваши маршруты, покупки, приобретения. Что это такое?

Я хотел купить зубную щетку, а уже компьютерный разум устроил всю мою жизнь на полгода вперед. Ведь это так?

Зритель: Не совсем так, наверное. Согласитесь, что алгоритм того, что вы сейчас перечислили, он достаточно примитивен. И компьютерная программа, которую можно написать под это дело, достаточно примитивна. Нужно просто относиться к тому достаточно спокойно. А вот относительно компьютерной грамотности в широком смысле этого слова среди населения, безусловно, надо поднимать.

Мы слишком фетишируем, я бы сказал, роботизацию. На самом деле все достаточно плачевно.

По поводу гаджетов. Они достаточно дорогие. Я хочу поддержать ведущего.

Константин Чуриков: Спасибо, Владимир.

Сергей Лесков: Он прибедняется.

Константин Чуриков: Когда в семье много ртов, никто не прибедняется.

Зритель: Современный гаджет – 40 000. Вот цены. Но самый более-менее приличный 20 000. Для среднего москвича это сумма. Так что я тут поддерживаю ведущего.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо вам. Еще сообщение из Псковской области: «Сергей, нам доступен только кнопочный, и то если кто-то его подарит».

Константин Чуриков: Подождите, уважаемые друзья, я вспомнил, это же было всего несколько лет назад, когда крупный чиновник, не помню его фамилию, пришел к Дмитрию Анатольевичу Медведеву (кажется, он тогда был в роли президента) и сказал: «Вот новая разработка». Наш новый то ли планшет, то ли телефон. Еще Медведев сказал: «Apple напрягся». У меня вопрос – где эта трубка? Она где-то есть?

Сергей Лесков: Да, много что там предлагали. Вы знаете, еще в советское время было сказано, что по части электроники СССР отстал от Японии навсегда. Но ведь меняется все достаточно быстро в мире. Вы помните, была такая новелла в гениальном фильме «Андрей Рублев», когда все мастера, которые умели лить колокола, погибли, а остался только мальчик, который краем глаза видел это искусство, и он отлил колокол, и приехавшие итальянские мастера были совершенно поражены.

Россия неоднократно попадала в какие-то полосы исторического развития, когда казалась полуразрушенной и путь ее виделся гибельным. Я думаю, что все-таки и в электронике мы еще сделаем прорыв.

Константин Чуриков: Мы их сделаем.

Сергей Лесков: Сделаем. Потому что ведь на заре развития электроники в 1960-х (значит, и в начале 1970-х годов) был паритет между СССР и США. Но потом были приняты трагически неправильные решения. Хочется напомнить, что первым чемпионом мира по шахматам среди программ была советская программа – «Каисса». Это факт. Это же компьютерный разум. И просто шахматы были какой-то площадкой для сравнения возможностей.

Константин Чуриков: Ну что, на этом тогда и поставим многоточие?

Марина Калинина: Спасибо. Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России.

Константин Чуриков: Сергей вернется к нам уже в эту пятницу в прямой эфир. А через несколько минут поговорим о предновогоднем настроении россиян. На что надеются в России люди, чего ждут. Хуже будет следующий год или лучше, чем нынешний? Давайте разбираться через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Павел Александрович
Как вы относитесь к тому , что за строительство обьектов к ЧМ по футболу не расчитались
Павел
Как вы относитесь у тому что за строительство ЦС к чемпионату мира еще не расчитались?
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты