• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Женщин невозможно отвлечь от внутренних проблем внешней политикой. Кастрюльный бунт - самое главное потрясение

Сергей Лесков: Женщин невозможно отвлечь от внутренних проблем внешней политикой. Кастрюльный бунт - самое главное потрясение

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы недели с Сергеем Лесковым. Прогнозы на 2019 год. Попытка импичмента Трампа. Конец войны в Сирии, обострение конфликта на Украине. Регионы оказались не готовы к мусорному законодательству. Рост правого популизма и запрос на социальную справедливость. И другие темы.

Александр Денисов: Возвращаемся в студию. Для вас сегодня работают Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Александр Денисов. Буквально через полчаса будем обсуждать экономику в нашей стране. Какая же она должна быть – плановая, рыночная? Или это должен быть некий микс между плановой и рыночной экономикой? У нас в студии будут два эксперта. Ну, естественно, будем ждать ваших мнений.

Александр Денисов: Ну а в ближайшие полчаса будем подводить итоги, информационные итоги недели вместе с Сергеем Лесковым. Он уже пришел в студию. Сергей, добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Марина Калинина: Много событий.

Сергей Лесков: Наша первая встреча в этом году. Ну и событий, конечно, накопилось много.

Александр Денисов: Есть о чем поговорить.

Сергей Лесков: Да. Ну, на самом деле мы впервые в этом году в нашей студии. И, в общем-то, праздники были долгими, но жизнь не стояла на месте. Давайте вспомним, что произошло за время каникул в России. На самом деле здесь обсуждаются уже несколько законопроектов. Депутаты, как всегда, мягко стелют. Уже какие-то законы приняты. Уже довольно много событий. В общем-то, жизнь будет, наверное, еще более интересной, чем в прошлом году.

Ну и наконец, я не могу не отказать себе в удовольствии сделать некоторые прогнозы на 2019 год. Предыдущий год был очень богат событиями, спрогнозировать их было практически невозможно. Но все равно заглянуть в колодец будущего такой соблазн, что, в общем, я постараюсь сделать это еще раз, и попытаться угадать какие-то события, которые будут в 2019 году и в нашей стране, и в мире.

Марина Калинина: Ну а начнем мы, наверное, с того, что произошло в этом году.

Сергей Лесков: Ну да. Ну, событий было на самом деле очень много. Вы знаете, не секрет, что у нас есть довольно такая значительная группа граждан, которые критикуют, а иные даже проклинают новогодние каникулы, говорят, что надо, как в советское время, 2 января, что ли, выходили на работу с новыми силами. В общем-то, эти долгие новогодние каникулы – это некая инновация новой России. Надо сказать, что долгие рождественские праздники есть и в Западной Европе – правда, они там в конце декабря. В связи с Юлианским и Григорианским календарем мы несколько не состыкуемся.

Я думаю, что, вообще-то, Россия в большей степени, чем любая другая страна, имеет основания учреждать подобные длинные новогодние каникулы. Все-таки Россия – самая северная в мире цивилизация, ни с чем сравнить невозможно. Ну, не то чтобы даже исторически, а даже, я думаю, на каком-то генетическом уровне русскому человеку зимой надо полежать в берлоге. Неслучайно медведь – наш такой национальный символ. Уж больно много у русского человека уходит сил на то, чтобы преодолеть вот этот депрессивный климат, огромные расстояния, которые по-прежнему отделяют русские регионы и города друг от друга. Я даже думаю, что русский человек – это что-то среднее между аккумулятором и конденсатором, которому надо накапливать энергию.

Марина Калинина: Тогда десяти дней каникул явно мало, надо побольше.

Сергей Лесков: Ну, смотрите. Иван-дурак и Илья Муромец лежали на печке, причем они годами лежали, и это не связано с новогодними каникулами. Поэтому ничего страшного я в этом не вижу. Если и есть проблемы в России, то они связаны с производительностью труда. И если нормально работать, то простой во время каникул можно легко догнать. К тому же многие все равно работают и в эти каникулы.

Ну так вот, что произошло у нас за время каникул? Уже, кстати, и наш любимый парламент вышел на работу. Как всегда, наших женщин, лучшую половину русского народа больше интересуют внутренние события, а мужчин интересуют внешние события. Но здесь, в общем-то, события есть и для мужчин, и для женщин.

Сразу несколько законопроектов обсуждает Дума. Наверное, самый из них громкий – это законопроект, который еще вчера был внесен в Думу, он запрещает передавать так называемые… ну, в Японии они называются Северные территории, а у нас – Южнокурильская гряда, другой стране. Это связано с тем, что в последние буквально дни в японском парламенте были приняты поправки к их законодательству с довольно устрашающим названием – «Об особых мерах для форсирования решения проблемы Северных территорий». Ну, не секрет, что президент Путин и премьер Японии Синдзо Абэ многократно встречаются и обсуждают проблему мирного договора, который не заключен после окончания Второй мировой войны и тесно увязан с судьбой этих четырех островов, отнюдь не маленьких, как нам может показаться издалека, из Москвы.

Александр Денисов: Ну, японцы отказались, мы-то были готовы.

Сергей Лесков: Ну, сложная история.

Александр Денисов: Сейчас жалеют, судя по всему.

Сергей Лесков: Да. Ну, сложная история, она длится еще со времен переговоров 43-го года в Египте, в Тегеране. Потом это и Крымская конференция 45-го года, конференция в Сан-Франциско в 45-м году. Тут надо быть специалистом по международному праву. Ну, так или иначе какая-то правда есть и у той стороны, и у другой. Если бы права была однозначна, то вопрос был бы далеко решен. Ближе всего стороны подошли к решению этой проблемы в 56-м году, когда Хрущев там уже занес свое перо над этим договором, но…

Александр Денисов: И слава богу, что не срослось.

Сергей Лесков: Да, не срослось. В общем, проблемы есть. И надо, конечно, продолжать эти переговоры. Япония – очень важный игрок и на политической арене, и в экономике. Это третья-четвертая экономика в мире. Собственно, то, что Путин и Абэ встречаются и в этом году будут встречаться – в общем, это хорошо, это необходимо. А передавать территории вот так вот, в поисках нового друга – это на самом деле ошибочный путь. Сколько раз мы совершали подобного рода абстрактные благодеяния, когда обманывались по поводу друзей, а они оказывались мнимыми. Нет ничего в политике более ненадежного, чем друг.

Александр Денисов: За этим другом стоит еще больший друг, который и придет как раз.

Сергей Лесков: Да. Сколько мы отдали Китаю? И КВЖД отдали, и Порт-Артур героически отдали, и порт Дальний, который сейчас называется Далянь и является одним из крупнейших процветающих городов Китая.

И потом не надо забывать еще о двух вещах. Во-первых, территориальные какие-то претензии к России есть и у других стран (не будем их называть). Если сейчас запустить волка в стадо овец, то неизвестно, сколько овец там останется. Поэтому, в общем, создавать здесь прецедент не стоит.

Ну и второй важный момент. А вот как отнеслась Япония к Крыму? Вопрос на самом деле, на мой взгляд, значительно более очевидный, чем судьба Южнокурильской гряды. Что, Япония разве не присоединилась к санкциям по поводу Крыма? Присоединилась.

Александр Денисов: Да. В чем президент и упрекал их, да?

Сергей Лесков: Ну, что же? Они так и будут кидать в нас комья грязи по поводу Крыма, а мы будем выступать в роли благородного дарителя по поводу Курил? Странная история. То есть надо вести переговоры.

Ну, это, конечно, далеко не все, есть много других событий, которые произошли за время каникул. Ну, во-первых, вступил в силу закон о самозанятых. Мы много о нем говорили в конце прошлого года. На самом деле у нас самозанятых в стране очень много. Их число – тьма, но расчету не поддается. По некоторым оценкам, до 20%. Это, конечно, связано с некоторыми перегибами на рынке труда.

И в этом виновато государство, которое не может обеспечить обещанный рост высокотехнологических рабочих мест. Люди сами себя кормят. Но это не означает, что они могут не платить налоги, согласимся. Если у тебя есть доход, то все-таки налоги надо платить, потому что какими-то социальными благами от государства человек все равно пользуется – пусть они не слишком обильные и не похожи на Ниагару, как бы хотелось, но все равно они есть. «Скорая помощь» приезжает к человеку, а налоги он не платит. Это несправедливо.

Хотя, в общем-то, несправедливости социальной хватает и от государства. И уже сейчас, в первые дни нового года, многие работодатели пытаются обмануть Федеральную налоговую службу и переоформить своих наемных сотрудников в самозанятых.

Александр Денисов: Что законом, кстати, запрещено.

Сергей Лесков: Да, запрещено, во-первых, законом. Но у нас же все пытаются обмануть. Есть даже такой термин (Саша, вы знаете, конечно) «оптимизация налогов». У нас же каждый бухгалтер считает себя…

Александр Денисов: Консолидированные группы налогов. У нас много всего.

Сергей Лесков: Каждый бухгалтер считает себя гроссмейстером по оптимизации налогов. Но Федеральная налоговая служба уже… Ну, потому что налоги на самозанятых меньше, чем на обычных работников. Федеральная налоговая служба уже выступила с разъяснением о том, что если человек уволен из традиционных работников и зачислен в самозанятые – этот номер не пройдет, потому что два года ты все равно за него будешь платить по прежним ставкам. Я советую всем и работодателям, и наемным сотрудникам почитать разъяснение Федеральной налоговой службы и гнать тех советников, которые приходят с подобными предложениями, взашеи, потому что это обман, и можно просто попасть на крупные штрафы.

Александр Денисов: Знаете, какие я слышал схемы? Вот чем приманивают сотрудников? Они говорят: «Мы вас уволим, вы будете самозанятым, будете с нами сотрудничать. Мы не будем платить в соцфонды взносы, а все это вам доплатим в виде 20% сверху к зарплате».

Сергей Лесков: Сегодня доплатят, а завтра забудут.

Александр Денисов: Да, завтра забудут.

Сергей Лесков: Самозанятый работник лишается всех социальных обязательств со стороны государства – это стаж, это больничный лист, это…

Александр Денисов: Женщины декретные не получают.

Сергей Лесков: Декретный отпуск. Что еще там? Просто отпуск для недекретных мужчин. И это самое главное – отчисления в Пенсионный фонд. Стоит ли идти на такие дешевые уловки? Решайте сами. Но мне кажется, что потери несоизмеримы, риск несоизмерим. Это не тот случай, когда вы будете пить шампанское. Конечно, на экономическом фронте самая большая новация – это увеличение НДС и, соответственно, рост акциза на бензин, цены подросли. Конечно, каждый, кто ходит в магазин, это увидел.

Хотя наши товаропроизводители, чтобы не раздражать покупателей, придумали новую уловку. Вы обратили внимание, что теперь фасовка товаров меньше? Потому что когда, предположим, десяток яиц ты покупаешь или привычную пачку масла, а цена растет, ты сразу это видишь. А если сделать пачку поменьше и класть не десять яиц, а девять… Вы знаете, сейчас появились упаковки три на три. Несколько десятилетий мы покупали яйца десятками, а теперь мы будем, как футболисты, покупать яйца девятками. А может быть, потом будут восьмерки или еще что-то. Изобретут коробку, которая будет радовать глаз еще больше. В общем, уменьшилась фасовка на целые группы товаров. Ну что? Это психотерапевтический акт.

Конечно, наше государство все больше и больше идет сомнительной тропой Кашпировского, который своими заговорами лечил людей. Ну, сколько это может длиться – я не знаю. Надо найти механизмы экономического роста, а не предлагать такие сомнительные уловки.

Ну, выросла цена на бензин. Вы помните, Дмитрий Козак договорился о замораживании цен, но было очевидно, что цены вырастут, как только с 1 января будут отпущены акцизы. И меня, конечно, не перестает удивлять, что самый главный экономический закон в России: растут цены на нефть – бензин дорожает, снижаются цены на нефть – бензин у нас опять дорожает. Какая-то есть несправедливость, что Россия – страна, которая добывает нефти больше, чем практически любая другая, 10 миллионов баррелей в сутки, – имеет столь высокие цены на бензин. Да, в Европе они выше…

Александр Денисов: Вот они это и объясняют, нефтяники.

Сергей Лесков: Да. Но в Европе…

Александр Денисов: Мол, там подросло, а здесь тоже мы не можем себе в убыток продавать.

Сергей Лесков: Ну, в Европе, не знаю, есть и другие механизмы. В США во многих штатах, где добывают нефть, бензин уже дешевле, чем в России. И вообще мне все это напоминает…

Марина Калинина: Ну, нефть – это же экспортная единица, и в основном…

Сергей Лесков: Ну, вы знаете, что в США несколько десятилетий был запрещен экспорт нефти. Сейчас они разрешили, но все равно не экспортируют фактически. Все это мне напоминает сказку про Мальчиша-Кибальчиша. Помните, там: плывут пароходы – привет Мальчишу! Пролетают летчики – привет Мальчишу! Пробегают паровозы – привет Мальчишу! Вот так и у нас: растет цена на нефть – привет, бензин! падает цена на нефть – привет, бензин! Только непонятно, кто в этой истории Мальчиш-Кибальчиш, а кто – Мальчиш-Плохиш.

А так, в общем, конечно, это очередной и очевидный пример, когда неэффективность – в данном случае нефтяных компаний и внешнеторгового какого-то тренда – оборачивается тем, что власть залезает в карман граждан. У многих наших сограждан уже расходы на бензин, который является единственной возможностью приехать на работу, превышают половину заработка. И таких примеров очень много. Уже есть социальные какие-то исследования на этот счет.

Ну что? Подрос у нас в этом году МРОТ на 117 рублей. Кстати говоря, одна из партий в начале этого года уже пыталась внести законопроект о повышении МРОТ до 25 тысяч, но эта идея не прошла. Сейчас у нас МРОТ, по-моему, недотягивает до 11 тысяч 300 рублей. Это очень мало. И рост минимального размера оплаты труда, конечно, смехотворен и, на мой взгляд, достаточно оскорбителен для такой богатой страны, как Россия.

Ну что? Я как москвич, конечно, не могу не отметить ужасное повышение цены на парковку. Я думаю, я уверен, что к этому не могут безразлично относиться и жители других городов и регионов – не только потому, что они приезжают в Москву, а потому, что, как говорили раньше, «сегодня в Париже, а завтра в Москве»…

Александр Денисов: Ну, перенимают.

Сергей Лесков: А потом, послезавтра, и у вас. Сейчас стоимость парковки в центре Москвы – 380 рублей. Это дороже, чем в Риме, и дороже, чем в Париже даже, в самом дорогом городе. Это неизмеримо больше, чем средние доходы даже москвичей, которые получают больше. Ну, на мой взгляд…

Марина Калинина: Так там еще одна штука – некоторые улицы в центре, которые были раньше бесплатными по воскресениям, стали платными.

Сергей Лесков: Да, стали платными.

Марина Калинина: Причем их несколько сотен.

Сергей Лесков: Ну, то есть все.

Марина Калинина: И теперь бесплатно можно стоять только пять минут, а раньше было пятнадцать.

Сергей Лесков: Да, да. За пять минут ты не можешь даже накачать свое колесо. Если что-то случилось с твоим колесом, то ты будешь платить, платить и платить, пока не поменяешь колесо. Сбегать в магазин за пять минут невозможно. На выходных ты тоже обязан платить. Ты должен платить всегда и везде. За что? Это политика московских властей, вместо тог, чтобы сделать какие-то акведуки, как делают в европейских столицах, или на самом деле подземные парковки. Нет, ничего! Единственное, что они могут – это с жадностью смотреть на карман москвича. Это неправильно, это несправедливо, это плохо. И это, конечно, свидетельство непрофессионализма. Ну, об этом много мы уже говорили.

Что еще? Все-таки есть какие-то законы, которые приняты, и на самом деле мне кажутся они справедливыми. С 1 января облегчается устройство на работу для инвалидов, это большое дело. На самом деле инвалиды очень долго – целыми десятилетиями это была трагедия – были выключены из нормальной жизни. В последнее время есть тенденция к тому, чтобы людей с ограниченными возможностями все-таки возвращать к нормальной жизни. Это гуманно, это правильно, это по-человечески. Тут целый мир законов, такой каскад мер.

Александр Денисов: Комплекс мер.

Сергей Лесков: Да, комплекс мер принят.

Александр Денисов: В том числе сопровождение.

Сергей Лесков: Сопровождение и льготы для работодателей. Очень много тут принято.

Александр Денисов: А они уже работают, как думаете?

Сергей Лесков: Должны работать. Есть многие инвалиды, я знаю, которым пальца в рот не клади и которые дадут 100 очков форы обычному человеку.

Обсуждается еще один законопроект о привлечении денег населения в финансовый сектор, это важное дело. Наши граждане… И это, конечно, тоже следствие недоверия к властям, но также, конечно, и следствие низкой финансовой грамотности, ведь мы все жили десятилетиями в патерналистском государстве, которое обо всем беспокоилось.

А так, вообще-то, в развитых странах громадное большинство населения – я не помню эту цифру, но, по-моему, чуть ли не 70–80% активного населения – участвует в операциях на фондовом рынке: продают ценные бумаги, покупают ценные бумаги, следят за тем, что происходит на бирже. Это не только выгодно самому человеку, а это подпитывает национальную экономику. Это важный фактор. А мы по-прежнему храним деньги в подушке. Я сказал, что это следствие двух вещей – финансовой неграмотности собственной и недоверия государству.

Александр Денисов: Тут не государству, а банковской сфере недоверие.

Сергей Лесков: Ну, это все вместе, да. Кстати, в 90-х годах сколько было этих финансовых аферистов. Боже мой! Больше, чем кошек на помойке. И это тоже следствие этого. Ну вот.

Еще я видел новый прогноз (и это очень важно) о том, что доходы населения вырастут на полпроцента в этом году. Но инфляция-то вырастет значительно сильнее.

Александр Денисов: На 5%.

Сергей Лесков: На 5%, да. А те, кто ходят в магазин, видят, что она выросла не на 5%. Все это, конечно, заставляет лишний раз усомниться в нашей статистике – она похожа на фанерный забор, фальшивый фанерный забор. Подорожание цен на такие предметы первой необходимости ну просто очевидное. И создается впечатление, что работники Центробанка не питаются теми продуктами, которыми питаются обычные граждане. А чем они питаются? – должны спросить мы. Наверное, амброзией и нектаром, которые, как известно, платить не надо. В общем, это какие-то небожители, которые живут совершенно иной жизнью. И кстати, на последней пресс-конференции президента об этом шла речь: доверия статистике государственных органов, к сожалению, все меньше. А можно без правильной статистики строить правильную экономику? Я не понимаю.

Как я уже сказал (и Марина согласно кивала головой), женщин интересует то, что происходит во внутренней политике, а мужчин – то, что во внешней политике.

Александр Денисов: Это вы к Сирии переходите?

Сергей Лесков: Да, я перехожу к тому, что может случиться в 2019 году. Кстати, именно по этой причине, я думаю, что революции начинаются с женщин. Если мужчину можно еще заинтересовать какими-то сводками международных событий, то «бунт кастрюль», женский бунт – это самое главное социальное потрясение, которое может произойти в государстве.

Ну так вот, что может быть? Ну, я думаю, что война в Сирии затихает. Все-таки районы, в которых когда-то буйствовал ИГИЛ (запрещенный в России, но разрешенный в Сирии), все время усыхают, сжимаются.

Александр Денисов: В Дамаске какой-то автозавод открылся даже, я по новостях видел.

Сергей Лесков: Да, живет страна. Дай бог, если Сирия вернется. Это была одна из самых процветающих стран…

Александр Денисов: Париж Ближнего Востока.

Сергей Лесков: Да. Кстати, в этом регионе очень много городов, которые называли себя Парижем. Вот Тегеран тоже был Парижем, хотя это и не Ближний Восток.

Ну, есть еще, конечно, горячие точки – это Иран, Украина, Корея. Я думаю, что рост напряженности в этих конфликтных по-прежнему районах все-таки маловероятен. И какие бы демарши ни устраивало руководство Киева, я все-таки не думаю, что там возможно реальный конфликт.

У нас принято, на мой взгляд, довольно прогрессивное законодательство, как его называют, новое «мусорное законодательство». На самом деле очень сильно – лет на двадцать – мы с этим делом опоздали. Территория свалок в нашей стране каждый год увеличивается суммарно вместе на территорию Москвы и Санкт-Петербурга. Мусор вообще выбрасывается где попало, ничто с ним не делается. Вот принят закон о строительстве в каждом регионе мусоросжигательных заводов, о введении нового экологического сбора, о раздельном сборе мусора. Оказалось, что нет инфраструктуры и нет средств у регионов. Большинство российских регионов – дотационные.

Марина Калинина: А раньше об этом не известно было?

Сергей Лесков: Ну, Марина, вы же прекрасно знаете, что у нас благими намерениями вымощена дорога на мусорную свалку в данном случае. Вот мы законодательство приняли прогрессивное, а реализовать его не можем, поэтому… Кстати говоря, президент перед Новым годом подписал закон, позволяющий сделать отсрочку вот этого экологического и мусорного законодательства. И уже выстроилась длинная-длинная череда регионов, которые требуют этой отсрочки.

Александр Денисов: Но некоторые все-таки перешли, отважились на реформу.

Сергей Лесков: Ну, некоторые.

Александр Денисов: С мусорными кучами во дворах, с пробуксовкой, но пошли.

Сергей Лесков: Есть такое. Но все-таки в масштабах страны – у меня есть ощущение, что этот закон будет тихо умирать. У нас уже были такие законы, которые были приняты, но исполнить их не удалось. Что касается каких-то социальных настроений, то я думаю, что и в России, и в мире, я в этом совершенно убежден, будет рост такого правого популизма на фоне недовольства социальным расслоением, которое растет во всех странах. Все страны нас не интересуют, но в России растет социальное расслоение. Это очень несправедливо, конечно. Где-то взрываются дома, как в Магнитогорске перед Новым годом, а где-то люди живут в пятиэтажных домах и совершенно не обращают внимания на то, что бедствуют соотечественники. К сожалению, это наша реальная картина.

И все больше и больше национальных богатств концентрируются в руках небольшой кучки людей. Это социальная картина, которая подтверждается многими, в том числе и правительственными, социологическими службами. И многие выборы, кстати, говорят о результатах такого недовольства.

Конечно, самые громкие события были на этом фоне во Франции. И обратите внимание, как резко упал рейтинг президента, выращенного в пробирке, по имени Макрон. Его вырастила элита, сумела его фигурой вытеснить на самом деле популярных французских политиков. Теперь 76% – антирейтинг. Такое вообще припомнить трудно в Западной Европе. В общем, будет рост популярности правых партий. Это мы уже видим и в Германии, и в Италии, и во Франции с этими «желтыми жилетами».

Это будет новая политическая реальность. Будет происходить распад традиционных международных блоков, и какие-то внешнеполитические соглашения будут подвергаться пересмотру. Совершенно страшный, конечно, появился детонатор в виде США, которые выходят из всех мировых соглашений. Не знаю, где еще они останутся. Америка уже не член ЮНЕСКО даже. Казалось бы, культура – это последнее место, на которое надо наследить. Нет. В общем, да, появился, кстати, самый такой страшный, я думаю, за последние десятилетия в мире терминатор по имени Дональд Трамп.

Александр Денисов: Можно его даже вернее назвать – Мистер Твиттер. Помните, раньше Мистер Твистер был, а вот сейчас – Мистер Твиттер.

Сергей Лесков: Нет, его можно назвать… Мне даже кажется, что он взращен на такой исполинской фигуре, как Арнольд Шварценеггер – первый и самый лучший терминатор. Вот он насмотрелся его фильмов и решил, как Терминатор-1, все разрушить там к черту. Он все сносит, что только можно. Но теперь могут ведь и его снести из-за того, что он строит, решил построить стену между Мексикой и США. Дикая совершенно история! Это же сколько там? Тысяча? Две тысячи? Три тысячи километров граница? Непонятно…

Александр Денисов: Но для начала нужно стену с чиновниками своими преодолеть, вот сквозь них пройти.

Сергей Лесков: И вот ему денег не дает Конгресс США. Он решил ввести чрезвычайное положение. Америка всегда была похожа на страну, где меньше всего вероятность какой-то клоунады и шапито внутри. Это была серьезная страна с устойчивой экономикой. Но что там творится сейчас – уму непостижимо просто. Конечно, Трамп – шоумен. Но он теперь делает политику в Америке тоже похожей на какое-то шоу. Вы помните фильм «От заката до рассвета»?

Марина Калинина: Да.

Сергей Лесков: Там как раз действие происходило на границе США с Мексикой. Там играли Джордж Клуни и этот самый режиссер… Как его?

Александр Денисов: Квентин Тарантино.

Сергей Лесков: Тарантино. Вот что-то такое похожее.

Александр Денисов: На пир вурдалаков они попали.

Сергей Лесков: На пир вурдалаков, да. Вот мне кажется, что Трамп хочет устроить пир вурдалаков на границе США с Мексикой, «От заката до рассвета», вот просто один к одному. У меня не укладывается в голове. Правда, надо отдать должное американской экономике – американской экономике это не вредит. Они построили каким-то таким образом экономику, что даже вот такие странные выходки отдельного человека не приводят к национальной катастрофе.

Кстати говоря, как будут строиться отношения России с Западом в 2019 году? Я думаю, что будет заморозка отношений, не будет никаких особенных колебаний. Естественно, конечно, надо обратить внимание на то (и это уже началось), что Россия переводит свои международные авуары из долларов в юани и в евро. Сейчас больше всего российские авуары хранятся в евро. На втором месте пока доллар, но он резко снижается и приближается к юаню. Да, на самом деле, видите… Кстати, не только Россия так делает, но и Турция, например. Иметь дело с Америкой и с долларом становится все более рискованно. Трампа это не остановит, ведь «От заката до рассвета», это будет продолжаться и дальше.

Таким образом, я думаю, что 2019 год будет еще более ярким, бурлящим, гротескным, чем 2018 год.

Марина Калинина: Ну, посмотрим. Об этом мы поговорим в конце декабря 2019 года.

Сергей Лесков: Да.

Марина Калинина: Спасибо! Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Темы недели от обозревателя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты