• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Государство исторически с большими политическими амбициями, мы не можем жить по принципу «моя хата с краю»

Сергей Лесков: Государство исторически с большими политическими амбициями, мы не можем жить по принципу «моя хата с краю»

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Петр Кузнецов: Мы продолжаем, программа «Отражение» в прямом эфире. Вот Оля советует мне отрастить волосы и носить резиночку.

Ольга Арсланова: Да. Просто дело в том, что Петр собирается в отпуск, мы очень долго его не увидим. Сегодня финал, финальный день до отпуска, поэтому если вы что-то хотели сказать Петру, восхититься его работой, то сделайте это сегодня.

Петр Кузнецов: Полезно мы провели, в общем, эту паузу и вновь вернулись к вам. В течение полутора часов ближайших точно с вами Ольга Арсланова и Петр Кузнецов, еще раз.

Ольга Арсланова: И уже через полчаса мы возвращаемся к главной теме этого дня – мы обсуждаем сегодня, сколько стоит вырастить ребенка в нашей стране. Сколько вы тратите на детские сады, на занятия в школе, на дошкольные занятия, на еду, на игрушки – на вот это все, что нужно для того, чтобы ребенок рос? Все траты будем считать буквально через полчаса вместе с вами и с нашими экспертами. Обсудим, почему же все так дорого и продолжает дорожать.

Петр Кузнецов: Раз уж мы о личном, давай проанонсируем, что мы даже своих покажем, посчитаем, сколько на наших уходит (имеется в виду – детей), сколько денег уходит в месяц.

Ну что же, и рубрика «Реальные цифры» – про нее тоже не забывайте, если вы вдруг еще не приняли участие в нашем опросе.

Ольга Арсланова: Там мы считаем совсем другое.

Петр Кузнецов: На этой неделе хотим узнать, хватает ли вам магазинов в шаговой доступности. Для этого укажите ваш регион, магазин в шаговой доступности, напишите – есть или нет. В пятницу мы подведем итоги.

Ольга Арсланова: А сейчас мы приветствуем Сергея Лескова, будем говорить о главных событиях этого дня. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ну, сколько вы тратите, мы не будем вас спрашивать, на ребенка.

Сергей Лесков: Я вам и не отвечу. Я не знаю.

Ольга Арсланова: Только по доброй воле, возможно.

Сергей Лесков: Ребенок заслуживает всего самого хорошего – это я знаю точно. А вести калькуляцию – нет, мне это в голову никогда не приходило.

Петр Кузнецов: Но темы у вас не детские, Сергей, надо полагать.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Ну, тогда к взрослым темам переходим.

Петр Кузнецов: Вам слово.

Сергей Лесков: Ну, в конечном итоге, если дети – это наше будущее, то каждая актуальная тема может считаться детской.

Ну, например, в Мюнхене на этой неделе открывается крупнейшая мировая конференция по безопасности. Туда приедет туча ведущих политиков из стран Североатлантического блока. И накануне этой конференции мировые эксперты приготовили доклад по глобальным угрозам. Что они видят сейчас глобальной угрозой?

В общем-то, эксперты пришли к выводу, что мир трансформируется, и теперь глобальная угроза – это противостояние трех ведущих мировых держав, а именно Америки, России и Китая. Прежде такого не было, а вот теперь эти три страны делят мир на три части. И Евросоюз, и прочие страны стоят как бы во втором ряду. Это, конечно, совершенно изменяет расстановку сил на мировой арене. Что нам с этого? Как нам жить с этим прогнозом? Как он влияет на жизнь каждого российского гражданина? Давайте попробуем порассуждать на эти темы.

Вторая тема, ну, предельно земная – в буквально и переносном смысле. Президент провел Госсовет в Казани, посвященный такой животрепещущей теме, как градостроительство. Вы знаете, конечно, что один из национальных проектов касается именно комфортной среды обитания и жилья. Эти темы обсуждались.

Мы попытаемся проанализировать те проекты, те главные направления, которые были намечены во время этого разговора, и попытаемся сравнить градостроительную практику в разных эпохах нашего государства – от Сталина до Путина. Есть здесь немало мифов. А в чем правда – мы сейчас и выясним.

Ну так вот, как вы понимаете, ни одна из этих тем не безразлична для детей, даже если они пока и не понимают, о чем идет речь.

Что касается Мюнхенской конференции по безопасности, то вот этот доклад, о котором я сказал… Ну, собственно, самый главный его вывод я уже сформулировал, повторю еще раз. Три главных игрока, которые делят мир на три части (в какой пропорции – неизвестно, впрочем): США, Россия и Китай. Кстати, раньше мир был поделен на две части, а теперь в этот «дуэт» вторгся еще и Китай. Как говорят эксперты, две могущественные в военном и экономическом отношении страны и одна страна могущественная по-прежнему в военном отношении, и плюс к этому эта страна ведет активную и амбициозную внешнюю политику – это Россия.

На какие моменты в этом докладе я бы обратил внимание? Эксперты говорят о том, что выяснилось то, чего многие не ожидали, а именно: Россия может хладнокровно держать удар, выдержала санкции, падение курса рубля, падение нефтяных цен и прочие неприятности, которые свалились на нашу страну в последние годы, и при этом добилась неких внешнеполитических побед на Украине, например (ну, понятно, что они имеют в виду), в Сирии. Наверное, можно еще что-то найти, но эксперты считают, что эти победы России еще больше расшатали эту самую глобальную систему безопасности. Это, конечно, предельно субъективный взгляд. То есть они считают, что безопасность – это тогда, когда это соответствует интересам этих так называемых западных экспертов.

Прогноз состоит в том, что отношения России с Западом в обозримом будущем не изменятся. И вот в той точке разлома, где произошел самый такой главный политический конфликт, а именно Россия и постсоветское пространство, опять же никакого ослабления этих конфликтных отношений тоже не ожидается. Ну, посмотрим. Так вот они видят. Они уже много раз ошибались по части России, могут ошибиться и здесь.

А я хотел бы порассуждать вот на какую тему… Да, кстати, еще один момент. Видимо, важно об этом сказать, что вот этот подвергшийся деформации мир или цивилизация либеральных ценностей, которая была несколько десятилетий после окончания Холодной войны, сейчас еще сопровождается расколом внутри самого западного общества, потому что Трамп не признает никаких прежних обязательств, выходит из всех договоров, разрушает все институты. И теперь уже как бы мир склонился к политике национального эгоизма, наиболее ярким выразителем которой является президент США. Здесь хочется, конечно, задать вопрос: если это так, то, наверное, и другие страны могут питаться этим самым национальным эгоизмом с тем же успехом, как и Америка.

Вот у России, например, может же быть национальный эгоизм? Может быть, стоит в рамках либеральной толерантности постараться это понять, а не считать, что это какая-то враждебная политика и конкуренция?

Ольга Арсланова: Тут вопрос: что считать этими интересами и этим эгоизмом? Интересы каких-то определенных групп или интересы народа в целом?

Сергей Лесков: Ну, мы же знаем, один за другим президенты США говорят, что самая главная ценность для мира – это американские демократические ценности. И на основании этой аксиомы можно осуществлять транзит американских ценностей в любую страну – ну, например, в Ливию, в Ирак, куда угодно, – потому что все человечество спит и видит, как на их головы свалится Америка со своими ценностями. Вот это национальный эгоизм? Счастье это или нет? Все-таки Россия не является таким ящиком Пандоры, каким обнаруживает себя во многих конфликтных ситуациях Америка.

И вот еще один вопрос интересный. Если вспомнить историю, то ведь Россия не всегда противостояла Западу, ну, по крайней мере, если взять XIX век, такое время Новейшей истории. Мы дружили то с Англией (с Англией – реже всего, впрочем), то с Германией, то с Францией – так чередовали, всякие там блоки были. И, в общем-то, не было такого противостояния решительного между Россией и Западным миром.

А когда вот эта точка бифуркации произошла во взаимоотношениях? Даже в Первой мировой войне ведь еще мы были союзниками в так называемой Антанте. Я думаю, что виной тому – Великая Октябрьская социалистическая революция, которая впервые ввела в практику международных отношений такой не существовавший прежде термин «идеология». Вот мир раскололся на систему социализма и систему капитализма.

Америка, впрочем, еще некоторое время экономически поддерживала Россию. Мы помним эпоху индустриализации, которая бы вряд ли состоялась без помощи американских инженеров совершенно гениальных. Ну, так или иначе вот это противостояние было задано. И вот сейчас хочется спросить…

Петр Кузнецов: То есть во время внутреннего противостояния, а не внешнего, как ни удивительно, началось это, да?

Сергей Лесков: Ну да. Были какие-то трения и военные. Кстати, Западный мир всегда был един. Вы, Петр, никогда не обращали внимания? Были в Европе в XIX и в XX веке две такие самые крупные войны, которые были порождены сначала гением Наполеона, а потом – безмерным злодейством Гитлера. Но в обоих случаях и Наполеон, и Гитлер фактически завоевали всю Европу, но и тот, и другой… В общем-то, Европа не особо и сопротивлялась. Мы знаем, неделя, две недели – и огромные страны ложились и тихо смирялись.

Петр Кузнецов: И оставалась последняя…

Сергей Лесков: Да, оставалась последняя страна. И каждый раз на этой стране и Наполеон, и Гитлер ломали зубы. Это, в общем-то, тезис, который говорит о том, что Россия не похожа на Западный мир. Ну, такого отличия России в прежние века, по-моему, не было. Собственно, Российская империя в таком четком виде сформировалась именно в эпоху, наверное, Екатерины II, в конце XVIII века. Ну так вот, это интересно.

Ольга Арсланова: А успех был достигнут в обоих случаях как раз благодаря национальному эгоизму?

Сергей Лесков: Да, это же тоже был национальный эгоизм. Почему на эту тему не порассуждать? Ну да, если уж я заговорил про социализм, то я не могу не сказать, что у нас же сейчас не социализм, у нас нет идеологических противоречий с Западом – мы такие же капиталисты, да еще и покруче будем, если посмотреть на список Forbes, не к ночи будь помянутый.

А почему мы все время впадаем в это конфликтное расхождение с Западом? Ну конечно, призрак социализма бродит между Россией и Западом по-прежнему. Ну, во-первых, мы выбираем… Нам эти самые внешнеполитические «друзья» достались в наследство от СССР, да? С кем мы дружили во времена СССР, с тем мы продолжаем дружить и сейчас. Пусть на мировой арене это какие-то сплошные неудачники, которые доводят свои страны, не знаю, до паперти, а мы все равно их поддерживаем. Мы же 150 миллиардов долларов списали в последнее время нашим этим «друзьям». Ну и продолжаем выдавать им кредиты. Да, «друзья» нам достались из социалистической эпохи.

Ну и конечно, неразрешимый вопрос – это постсоветское пространство, где, конечно, интересы России, в том числе экономические, интересы нашего русскоязычного населения. Мне не нравится это слово, но понятно, что я имею в виду. И Запад очень часто не обращает на это внимания. И здесь тоже такой труднопреодолимый ров проходит.

Ольга Арсланова: У нас очень многие зрители спрашивают: «Как бы нам скооперироваться с Китаем? Насколько это возможно? И на каких условиях взаимовыгодных это может произойти?»

Сергей Лесков: Китай никогда в своей истории ни с кем не кооперировался.

Ольга Арсланова: Не тот партнер.

Сергей Лесков: Абсолютно. Они нам даже кредитов не дают. В общем-то, какие-то ровные с ними отношения, но Китай – это «где сядешь, там и слезешь». Так или иначе, мы сейчас вынуждены выбирать друзей по древнеримской пословице: «Враг нашего врага – наш друг». Лучше эта тактика или нет? Ну, это помогает поддерживать нам какие-то политические амбиции.

Я еще раз скажу: можно было бы заниматься только благоустройством внутренних своих пределов, но Россия не то государство, граждане которого (и я в этом уверен) могут быть счастливы, если спрячутся за Великой Китайской стеной. Исторически государство с большими политическими амбициями. Мы не можем жить скромно, незаметно и считать, что наша хата с краю. России суждено, в общем-то, быть великой страной, на другую роль никто не согласится.

А вот о том, что наши расхождения с Западом стали понятны именно в XIX веке, писал такой непризнанный национальный гений, как Петр Чаадаев. Он неоднократно писал: «Россия – не Запад. Мы, в общем-то, другая цивилизация».

Кстати говоря, в годы перестройки, когда Россия, новая Россия хотела пойти по западному пути, здесь, как комары, летали американские эксперты со своими моделями. Помните, был такой Джефри Сакс? По-моему, у него русские корни, он по-русски говорил, он был одним из главных советников команды Ельцина. Ему принадлежат такие слова, он про Россию говорил: «Мы положили больного на стол, вскрыли ему грудную клетку – и оказалось, что у него другая анатомия». Ну, с одной стороны, конечно, обидное сравнение…

Петр Кузнецов: Забавно.

Сергей Лесков: Да. Но, в общем-то, американский профессор вынужден был признать, что те методы «вскрытия», которые работали в других странах, в России оказались неэффективны. Другая страна, Чаадаев прав. И, в общем-то, может быть, пути нашего расхождения с Западным миром – они неизбежны. Ну, много, конечно, и общего – больше, чем с Китаем, неизмеримо.

Вот такой прогноз, такое видение западных экспертов. Мы должны об этом знать, потому что информирован – значит вооружен.

Вторая тема касается нашего внутреннего благоустройства. И конечно, это проблема не безразлична каждому человеку. Даже такой мудрец, как Диоген, и то имел жилище в виде бочки. Человек – такое животное, которому надо иметь стены и крышу над головой

Помните, есть такая мудрость древняя о том, что каждый мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево и воспитать сына? Мудрость справедлива во все века, и начинается она с постройки собственного дома. И очень хорошо, что в нашей стране несколько лет назад была принята вот эта программа, национальный проект «Жилье и городская среда».

Надо сказать, что по части обеспеченности жильем Россия отстает от Европы – впрочем, не намного. В разных европейских странах обеспеченность жильем– 30–40 квадратных метров на человека. В США – больше, но там все живут в частных домах, и каких-то кондоминиумов, этих «муравейников» почти нет.

Петр Кузнецов: Набрали кредитов, устроили кризис в 2008 году, в 2007-м даже.

Сергей Лесков: За чужой счет. Обворовали весь мир, да. В России цифра – 24 квадратных метра на человека. А комфортным показателем считаются 30 квадратных метров. Национальная программа, национальный проект ставит эту цель.

Нам до европейского уровня, если строить столько, сколько строим мы сейчас, еще 10 лет надо. По 80 миллионов квадратных метров сейчас сдается. В лучшие времена жилищного строительства в СССР, если пересчитать на РСФСР, то получалось 60–70. Еще раз: мы строим сейчас больше, чем в самые лучшие социалистические времена.

Я не могу сравнить с эпохой Сталина – там во время индустриализации вообще упало строительство, ну, не было мощностей. Там было 30, по-моему. При Сталине строили очень мало, люди жили в бараках. Не надо поэтому, романтизируя эту эпоху, считать, что все было хорошо. Некоторая элита жила, конечно, в Домах на набережной, да и то некоторое время – до ночного звонка в дверь. А так, в общем-то, вся страна в большинстве своем жила в барачных системах или в домах, которые были построены фабрикантами во время капитализма.

Страна, в которой самая низкая обеспеченность жильем в Европе – без злорадства, это статистика, – это Украина.

Ольга Арсланова: Вы имеете в виду – на душу населения?

Сергей Лесков: На душу населения, да, естественно. А как можно сравнивать?

Ольга Арсланова: Ну да, понятно.

Сергей Лесков: Ну, жилья там, конечно, больше, чем в Люксембурге, но на душу населения – 22 метра. Но там почти и не строится жилье. Статистики посчитали, что если Украина будет строить, как сейчас, то потребуется 60–70 лет, чтобы дойти до комфортного нынешнего европейского уровня. Еще раз, это не тема для злорадства.

Петр Кузнецов: Ну, у них территория меньше стала – может, ускорятся.

Сергей Лесков: Я не знаю. Но у нас же есть еще и статистика по российским городам. Хуже всего обеспеченность жильем в Симферополе, доставшемся России…

Петр Кузнецов: Хуже всего?

Сергей Лесков: Да, хуже всего, Симферополь на последнем месте. Хорошее у нас строительство идет в Московской области, какие-то фантастические цифры! В Московской области есть много городов, где обеспеченность жильем выше, чем в Европе.

Петр Кузнецов: Например?

Сергей Лесков: Ну, например, Ногинск – почти 60 квадратных метров на человека. Помните, в Европе – 30–40. В Ногинске – почти 60. В Домодедове – почти 40. В первой десятке очень много подмосковных городов: Одинцово, Пушкино, Сергиев Посад, Раменское, Химки.

Петр Кузнецов: А это чем объяснить можно?

Сергей Лесков: Сейчас модно, прикольно и круто жить не в Москве, где инфраструктура уже задыхается, а жить в подмосковных городах. И если вы сядете, поездите по Подмосковью, то там, конечно, темпы строительства, которых в какой-нибудь Турции никогда не увидишь. В Московской области строится очень много. А на втором месте знаете какой город?

Ольга Арсланова: Какой?

Сергей Лесков: Для меня это загадка, но, в общем, Россия полна загадок. Дербент – 45 квадратных метров на человека. Благодаря чему – неизвестно. Может быть, потому, что там давно строится. Дербент, как известно, самый древний город на территории России. Наши эрудированные зрители меня могут поправить, но, по-моему, Дербент возник в XI веке. Это в Дагестане.

Ну а так в основном в первой десятке подмосковные города. Хуже всего дела в Симферополе, в Назрани. А Москва, если вы спрашиваете про Москву, занимает в России 162-е место. Ну, хотя…

Ольга Арсланова: Мы даже не успели спросить про Москву.

Сергей Лесков: Ну, по комфорту, конечно, жизнь в Москве отличается от многих городов. Лучше всего строительство у нас идет в таких городах, как Воронеж, Новосибирск, Ростов-на-Дону.

Петр Кузнецов: Ну, как по комфорту? Доступность всей инфраструктуры…

Сергей Лесков: Вот из крупных городов Воронеж, Новосибирск и Ростов-на-Дону – лучше всего.

Так, а о чем же говорил президент? Туда приехали практически все губернаторы, все федеральные министры, которые имеют отношение к этой сфере. Я выделю четыре пункта.

Ну, во-первых, мы знаем о трагедии (и это не преувеличение) многих дольщиков, которые последние кровные средства на жилье вложили, а жилья не получили. Так вот, с июля 2019 года, этого года, средства дольщиков будут поступать на специальный счет. Его даже как-то назвали, мы пока не привыкли к этому названию.

Ольга Арсланова: «Эскроу-счета» это называется.

Сергей Лесков: И застройщик сможет брать деньги с этого счета только после того, как предоставит квартиру так называемым дольщикам.

Ольга Арсланова: То есть – под гарантией.

Сергей Лесков: Да. А откуда он возьмет деньги на строительство? Банковские кредиты. Мы понимаем, что это усложняет этот благородный бизнес, но тем не менее это гарантирует безопасность граждан. А с банковской сферой, ну, договаривайтесь. В общем, это практика, принятая во всем мире.

Кроме того, президент… Сейчас произошел некоторый скачок по ипотеке. Кстати, у нас из этих 80 миллионов квадратных метров ипотечное строительство – 12%. Ну, даже в моей семье есть люди, которые построили себе хорошее жилье именно по ипотеке. То есть, в общем-то, можно это осилить. Путин уверен, что ставка по ипотеке снизится.

Третий важный пункт касается вот чего. Нередко в прежние времена строили дома на выселках – там качество пониже, высотность побольше, никакой инфраструктуры. Президент предостерег от этой практики и потребовал, чтобы застройщик сдавал дома с уже готовой инфраструктурой. Ну, это человеческий подход. И, в общем-то, именно это заложено в этой национальной программе.

Хотя в так называемой Новой Москве (я там бывал несколько раз), там есть какой-то совхоз Московский, по-моему, на юг он расположен, в сторону Внуково, и я что-то там никакой инфраструктуры не заметил. Дома там в 20 этажей, стоят друг к другу ближе, чем зубы во рту у американца. Я не понимаю, как там люди живут. Может быть, там и есть инфраструктура, но она незаметна. Ну, хочется надеяться, что в дальнейшем будет лучше. Ну вот.

И наконец – четвертая важная тема. Вы, конечно, обращали внимание, что в большинстве своем наши города некрасивые. В России нет традиции таких эстетических каких-то архитектурных проектов, и очень мало городов, которые…

Петр Кузнецов: А Петербург?

Сергей Лесков: Вот Санкт-Петербург – исключение.

Ольга Арсланова: Москва.

Сергей Лесков: Москва? Не знаю. Может быть, когда-то и была, но в эпоху индустриализации и Генерального плана обновления Москвы Москва потеряла свой исторический облик. Ну, сейчас что-то возвращается. Вы считаете красивым, например, Калининский проспект, так называемый Новый Арбат, который повторяет американскую колониальную архитектуру? Нет, я думаю, что это антиэстетическое зрелище.

Ну, так или иначе шла речь о том, что должны города строить архитекторы, а не вот эти проектировщики. Должны быть изменены федеральные стандарты, которые часто оборачиваются шаблонами, и города должны приобрести индивидуальный облик, быть не похожими друг на друга.

Кстати, это связано и с инициативой и с требованием, которое в этой национальной программе имеется: при ее реализации и исполнении намечен рост, принципиальный рост активности местного населения. До 30% местных жителей должны участвовать в создании этой инфраструктуры. Это вообще практика развитых стран. При инертности, при печальной инертности наших жителей, которые и на выборы не ходят, и не участвуют ни в каких общественных организациях, за исключением социальных сетей, где мамы в «Одноклассниках» и в детских садиках проявляют только активность, а на этом все и заканчивается. А вот благоустройство своего района – это на самом деле очень важный момент.

Кстати, в этой программе «Жилье и городская среда», в национальном проекте, в общем-то, важные вещи сформулированы. Я их напомню. Сейчас – 80 миллионов квадратных метров. А там необходимо довести до 120 миллионов квадратных метров строительства в год. Это будет в два раза выше, чем в лучшие хрущевские времена, которые мы, в общем, романтизируем. Помните? Но тогда строили хрущевки, а сейчас строят не хрущевки, сейчас качество значительно выше.

Снижение ставок ипотечного кредита с базового значения 10,5% – ниже 8% он должен стать. Повышение так называемого индекса качества городской среды (это то, что я говорил – инфраструктура) на 30%. И сокращение числа городов с неблагоприятной экологической средой в два раза. Все это можно только приветствовать.

Удастся ли это реализовать? Пока темпы исполнения этой программы, в общем-то, неплохие. И накануне заседания Госсовета премьер подписал какое-то очередное финансовое постановление о выделении – сколько там? – по-моему, 600 миллионов рублей на решение проблем водо- и теплоснабжения в тех регионах, где это пока сейчас является проблемой.

Петр Кузнецов: А достаточно средств этих – 600 миллионов?

Сергей Лесков: Я не знаю. Тут надо разбираться в бюджете. Это очень сложно. Денег всегда не хватает. Ну, по крайней мере, вы видите, есть движение.

Ольга Арсланова: Давайте возьмем звонок, Сергей, быстренько и продолжим после.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Елена из Нижегородской области.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из города Дзержинского Нижегородской области.

Сергей Лесков: Я бывал в этом городе.

Зритель: Если бывали, то знаете. В основном наш город построен… да не в основном, а вообще построен в советское время. У нас много было химических заводов

Сергей Лесков: Да, город химиков, дышать нечем.

Петр Кузнецов: У вас даже команда называется «Химик».

Зритель: Да-да-да, было, что дышать нечем. Сейчас заводы все закрыты в основном, работать людям негде. Но не в этом дело, а в том, что строили заводы для своих рабочих квартиры, строили микрорайонами, где сразу была и школа, и детские сады. И заселялись бесплатно. Сейчас у нас точечные застройки – ну, один, два, три дома построят. И людям надо за это платить.

Сергей Лесков: Вопрос у вас какой?

Зритель: У меня не вопрос, а я говорю… Почему сейчас молчат о том, что раньше бесплатно давали жилье? А сейчас эту ипотеку – у нас зарплаты маленькие – не всем дают. Хорошо тем, кто в Москве…

Ольга Арсланова: Это мнение нашего зрителя.

Сергей Лесков: Вы понимаете, то, что вы формулируете этот тезис – он достаточно наивно звучит. Дело в том, что при социализме, при всех его достоинствах и недостатках, конечно, отчисления в социальные фонды из того, что человек заработал, были колоссальные. Человек получал очень низкую зарплату. И говорить о том, что квартиру давали бесплатно – ну, это неправда. Просто государство забирало у человека всю зарплату, а потом из этих социальных фондов…

Петр Кузнецов: За стаж давали.

Сергей Лесков: …выдавали человеку за его достижения, за стаж, за передовую работу. Но наша уважаемая зрительница не может не согласиться с тем (и это цифры, об этом говорит всевидящая статистика), что сейчас-то строят жилья в два раза больше, чем в самые выдающиеся советские времена. За счет чего люди получают это жилье, если раньше было так хорошо? Может быть, сейчас не все так плохо, если обеспеченность жильем возрастает?

Проблем в нашей жизни более чем хватает, но все-таки не надо за деревьями не видеть леса. Да, проблемы есть, но совершенно очевидно, что в этом строительстве, в строительном секторе есть движение вперед. Кстати, в 90-е годы упал до 40 миллионов квадратных метров ввод жилья, то есть сдавали столько, сколько в эпоху индустриализации при Сталине. Сейчас вырос этот показатель в два раза. Это большой прогресс.

Я отнюдь не приукрашаю действительность, это на самом деле просто цифры. Как вы можете объяснить то, что в подмосковных городах – Ногинск, например, довольно далеко от Москвы – уровень обеспеченности жильем выше, чем во Франции? Это факт. То, что в Дзержинске это не удается решить… Это город, такой моногород с большими химическими предприятиями. Да, это проблема. Но, кстати, ведь химическая промышленность в России сейчас идет в гору. Это одна из тех отраслей, на которые этот кризис свою мрачную тень не бросил.

Петр Кузнецов: А что касается Дербента, который тоже в ваш список входил, все-таки эрудированные телезрители вас поправили – в VIII веке! Это из Москвы написали.

Сергей Лесков: Еще раньше. Как я рад за Дербент!

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: И за наших зрителей, которые так хорошо осведомлены.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: У нас самые лучшие и самые замечательные зрители. Вы всегда это говорили.

Сергей Лесков: Конечно. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Сергей Лесков. Встретимся в конце недели, в пятницу. До встречи!

Сергей Лесков: До встречи!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Олег
Сергею Лескову по поводу ответа на звонок в студию, где женщина вспоминала о бесплатном жилье в СССР, а теперь - за непосильные деньги... Вы правы, Сергей Леонидович, говоря, что в СССР жильё строилось на "недоплаченные" зарплаты. Но ведь и сейчас недоплачивают (да ещё как!). Но на сэкономленные таким образом деньги народу ничего не предлагается кроме финансовой кабалы - ипотеки. Президент надеется на снижение ипотечного процента. Надеется, но не планирует. Значит не дождёмся. Строительство жилья в России сейчас очень выгодно банкам. И власти удобно на банковских условиях: молодые семьи с тяжёлым ипотечным бременем не станут роптать на малую зарплату или длинный рабочий день - не потерять бы того, что имеешь. По этой же причине и в вопросах политики будут тише воды...
Когда умники будут вклады людей страховать от хакеров
Когда государство будет страховать ВКЛАДЫ людей от хакеров
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты