Сергей Лесков: Мы боремся с утечкой мозгов на словах, а на деле чиновничья нерасторопность выталкивает молодых ученых на Запад

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Виталий Млечин: Прямо сейчас Сергей Лесков и темы этой недели. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Я хочу продолжить слова Тамары. С милым ведь рай в шалаше. Зачем вводить такую градацию? Самое главное… видимо, перед выходными стоит найти близкого человека. Тогда можно жилье не ремонтировать вовсе.

Тамара Шорникова: Первый день весны так подействовал на вас, да, Сергей?

Сергей Лесков: Столько сэкономить можно для казны. На самом деле неделя была насыщенная. Она была насыщена и в международной жизни, и в нашей внутренней повестке. Конечно, все мировые СМИ много рассказывают о саммите в Ханое. Там встретились президент США и глава Северной Кореи Ким Чен Ын. Саммит был пущен под откос непонятно кем. Ни о чем они не договорились. Даже на итоговой пресс-конференции президент Трамп, будучи шоуменом (он же должен заряжать аудиторию оптимизмом), сказал, что много хороших новостей, и после этого стал говорить об индо-пакистанском конфликте, о ситуации в Венесуэле. А что произошло в Ханое, он ничего и не сказал. А сказать нечего. Потому что они настолько не поняли друг друга, что даже разъехались, и не состоялся там торжественный прощальный совместный ужин. Мне в связи с этим вспомнился обычай графа Монте-Кристо, который в доме врага ничего не ел. Вот так и… Хотя они не французы вроде бы… Но ни американская сторона, ни корейская решили не есть. Означает, что, видимо, они на вражеских позициях находятся друг для друга. Какой-то все-таки результат там минимальный есть. Ким Чен Ын сказал, что пока они не будут проводить новых испытаний. А Трамп сказал, что пока они не будут вводить новых санкций.

Есть такая корейская поговорка о том, что отсутствие новостей – это самая хорошая новость. Может быть, Ким Чен Ын на этой точке зрения и стоит, а Трамп, который считает себя лучшим в мире переговорщиком, конечно, стоит у другой точки зрения. Для него каждые переговоры должны заканчиваться безоговорочной победой и попранием позиций своего оппонента в пух и прах. Ничего не получилось. Совершенно разные цивилизации.

Виталий Млечин: А мы можем понять – они изначально ехали на эти переговоры с желанием все-таки договориться или просто провести встречу ради встречи?

Сергей Лесков: Как большой специалист в международной политике вы не можете не знать о том, что сам по себе саммит глав государств – это лишь верхушка айсберга. Договариваются заранее. Поэтому остается только гадать, зачем они встречались, если их советники не смогли договориться. Американцы говорят, что они ожидали полной… Чем хорош, конечно, конфликт? Он ввел в наш глоссарий новый термин – денуклеаризация. И политическую грамотность человека можно проверять по поводу того, произносит он это слово или запинается. Так вот, денуклеаризация Корейского полуострова была главной и заветной идеей Трампа. Ким Чен Ын на это не пошел. Что же такое? Отказаться от своего не то, что главного – единственного козыря, от своей атомной бомбы. Ну, как? С чем тогда ты останешься? Американцы много раз разрывали международные отношения. Поэтому надо быть полным безумцем, чтобы отказаться от ядерной программы, насовсем ее перечеркнуть, как рассчитывали американцы. А корейцы рассчитывают, что с них хоть полтора… Длинный перечень из 1.5 десятков санкций. Они рассчитывались частично отказаться от денуклеаризации. Например, не испытывать новых ракет.

Тамара Шорникова: На частичное снятие санкций.

Сергей Лесков: Ничего не получилось. Вот так они и разъехались. Кстати, есть еще одна замечательная корейская поговорка о том, что даже если небо рухнет на землю, все равно отыщется дыра, в которую можно выбраться наружу. Я думаю, что Ким Чен Ын вполне может руководствоваться этой древней мудростью и ни в коем случае не опасаться ядерного конфликта, даже Америкой. Все равно дырочка найдется – выползет. Если же говорить о том, почему он так уперся, есть основания полагать, что… Ведь все в этом регионе происходит под эгидой взаимоотношений Китая и Америки – двух самых могущественных стран. У них торговая война. И китайцы, естественно, занимают позицию такую, что враг моего врага – мой друг. Поэтому они поддерживают Корею. На какой-то момент они там перекрыли Северной Корее кислород. Но как только Трамп стал накладывать на них драконовые экономические санкции, они, судя по всему, как полагают специалисты, открыли контрабандные тропы в северокорейских горах и стали поддерживать Северную Корею. Поэтому это позволяет как-то режиму дышать более-менее спокойно и упорствовать перед лицом самой могущественной державы на свете. Это вообще забавно, конечно. Это бой муравья и слона, и слон ничего не может поделать. Он топает, топает ногой, а муравей или мышка все время уворачивается и даже кусает его между пальцами довольно болезненно. Что будет дальше, непонятно, но вся эта история ведь окрашена еще одним пикантным моментом. Показания личного адвоката Трампа на своего хозяина.

Адвоката зовут Майкл Коэн. Очень хорошая фамилия для адвоката, конечно. Такая она древнеиудейская. Это одно из колен израилевых. Так вот, он ему верной и правдой служил, по-моему, 1.5 десятка лет. Представляете, сколько скелетов в шкафу Трампа (а он ни в чем себе не отказывал, скажем мягко) знает этот человек. И он дает показания сейчас прокурору с фамилией Мюллер. Надо же, американцы нашли среди своих прокуроров человека с фамилией Мюллер. Они не знают, кто такой Мюллер на самом деле. Но так уж вышло. Этот Мюллер расколол Майкла Коэна. Это, конечно, для Трампа самое неприятное откровение. И это гораздо более неприятно, чем саммит, спущенный под откос.

Он много чего наговорил, там несколько часов показаний.

Тамара Шорникова: Но в заголовке вышла одна фраза: «Жалею, что сказал Трампу да». Такой мелодраматичный ход был выбран журналистами.

Сергей Лесков: У него есть много таких откровений. Например, он сказал, что моя жизнь – это хрестоматийный пример того, что не надо делать. Имея в виду свою службу Трампу. Он предрекает, кстати говоря, такое же разочарование в Трампе всем тем, кто ему сейчас служит.

Так вот, 4 пункта, на мой взгляд, самые важные, которые он открыл. Первое – он сказал, что Трамп знал, что его сын встречается с русскими. Трамп знал, что «Викиликс» собирается слить информацию по нарушениям в штабе демократической партии. Кстати говоря, сами нарушения демократической партии ни одного прокурора в Америке не волнуют. Волнует процедурный момент, а не эти самые нарушения.

В-третьих, он подписывал (конечно, для публики это наиболее пикантный момент) чеки, чтобы заплатить порноактрисе, с которой у него был 1.5 десятка лет назад роман, за молчание. И попутно хочу сказать, что у нас подобного рода женщин с пониженной социальной ответственностью сажают в тюрьму, когда они хотят что-то сказать. Недавний случай. А в Америке, видите, порядка 100 000 долларов ей отстегивают. Он сам подписывал ей чек.

Виталий Млечин: Неплохой заработок.

Сергей Лесков: Неплохой. Надо знать, кому улыбнуться. И четвертый момент. Уже во время предвыборной кампании Трамп вел переговоры о строительном бизнесе в Москве. Там по поводу своей башни «Трамп». Не знаю, какой в этом криминал. Но они что-то видят.

При этом, поскольку Майкл Коэн очень часто лгал, врал. Там даже плакаты по Америке висят: «Lier, Lier», «Горят твои трусы на тебе». Это какая-то американская поговорка. Можно ли ему здесь верить или нет? Большинство экспертов сходятся на том, что рассказы помощника Трампа, конечно, пощекочут нервы Трампу, но не станут основанием для его импичмента. В любом случае, эти показания неприятны, и они влияют на американскую внешнюю политику. Это еще больше отталкивает его от России. Видите, тут русские фигурируют в двух пунктах. И что касается этого саммита, он не мог привезти плохой договор. Тогда бы ему сказали, что он служит не только Путину, но еще и Ким Чен Ыну. Поэтому ему лучше было встать из-за стола и хлопнуть дверью, как Графу Монте-Кристо, чем вообще подписывать хоть какое-то соглашение. Вот такие дела. В общем, травля Трампа, извините за каламбур, продолжается. Жалко старика. Но он сам ввязался в эту игру. И оказывается, что высокая политика значительно сложнее и коварнее, чем высокий бизнес, которым он занимался до этого.

Виталий Млечин: Тут импичмент импичментом, а уже выборы скоро. Уже меньше 2 лет осталось. Можно ли какие-то уже выводы сделать относительно…

Сергей Лесков: У него же очень хорошие экономические показатели. Он создал много рабочих мест. Для нас со стороны кажется, что его поступки и предложения экзальтированы и даже экзотичны. Но для того электората, на которых он ориентируется (это американские работяги) он, конечно, улучшает жизнь. И всячески подчеркивает свое противостояние с вашингтонской политической тусовкой. Это тоже выгодно для тех, кто живет в штате Мэн, Висконсин, в срединной Америке. Кстати, такие процессы наблюдаются и во всех других странах мира. Подобного рода политики, которые выступают против глобализации и поднадоевших этих псевдолиберальных ценностей, они сейчас в цене. Он укладывается, конечно, в вектор умонастроений и каких-то изменений общественного мнения. У нас тоже такие настроения есть.

Был, конечно (и продолжается), еще один конфликт. Мы о нем говорили не далее, как в среду. Повторять не будем. Просто я уж упомяну. Это индо-пакистанский инцидент, как говорил Высоцкий. Помните, в какой песне он это пел? Это был у него матч с Фишером. Есть в шахматах такая староиндийская защита. Фишер ее смял. И это смутно ему напоминает индо-пакистанский инцидент. Такая игра слов.

На самом деле это уже четвертая война. И она наиболее опасна. Потому что после третьей войны обе эти страны обзавелись ядерным оружием. Пакистан – единственная исламская страна, которая обладает ядерной бомбой. Дойдет ли дело до этого или нет? Я думаю, что все-таки сумеют они свои страсти утихомирить. Кстати, Виталий наверняка знает такую фамилию – Леонид Шебаршин. Это один из руководителей советской внешней разведки. Такая эпическая фигура.

Кстати, он известен вообще и сборником афоризмов, таких просто жизненных наблюдений. Леонид Шебаршин был резидентом советской разведки в Индии довольно долго. Я читал его воспоминания. Он говорит, что мы часто воспринимает индусов как безобидных таких людей, философия которых базируется на непротивлению злу и насилию. Шебаршин писал, что это совсем не так. И, в общем-то, это еще «те вояки» (в хорошем смысле), и иногда даже сами провоцировали конфликты с Пакистаном.

Я думаю, что со времен Ганди, который и сформулировал это движение непротивления злу и насилию, в итоге добился для Индии независимости. Многое изменилось. Кстати, Ганди очень нравился молодой Гитлер. Любопытный такой момент. Сейчас, конечно, никто этого не афиширует. Но это факт. Даже есть письма, которые это подтверждают.

Так вот. Как только человек получает власть, конечно, его мировоззрение меняется. Так изменилось и мировоззрение последователей Ганди, Джавахарлала Неру, семейства Ганди. Получив власть, конечно, политик уже начинает проявлять насилие. И в этой череде войн с Пакистаном это в полной мере сказалось.

Сейчас ведь Пакистан пошел навстречу Индии. И сегодня индийский летчик, который после воздушного боя приземлился на территорию Пакистан, как акт доброй воли был выдан Индии. Для нас еще интересно, что в этом воздушном бою столкнулись советские самолеты Миг-21 и американский F-16, потери одинаковые. Но советские самолеты – это самолеты третьего поколения. А американские самолеты – четвертого поколения. И как говорят разбирающиеся в авиационной технике люди, если бы у Индии были российские самолеты поновее, то эскадрилья американских F-16 не ушла бы от расправы.

Но, в общем, можно ли доверять воякам, я не знаю, в какой мере. У американцев тоже есть самолеты лучше, чем F-16.

Виталий Млечин: Но тут многое, как мне кажется, зависит еще от того человека, который сидит внутри этого самолета. Потому что, скажем, многочисленные арабо-израильские конфликты – там тоже сталкивалась советская техника и американская. Израильтяне всегда выходили победителями, несмотря ни на что.

Сергей Лесков: Очень много было подобного рода происшествий. А Ирано-Иракская война. Там же тоже и те, и другие получали образование в Советском Союзе, и те, и другие летали на советских самолетах. Тут очень много. И в том же Индо-Пакистанском конфликте советские танки часто сталкивались друг с другом. Пакистану, как говорят, продавала танки Украина. Это же тоже советские танки. Тут очень много таких столкновений.

И все-таки я думаю, что этот конфликт пойдет по ниспадающей. И зловещее предсказание Збигнева Бжезинского о том, что Третья мировая война неизбежна и она разразится в Азии, откладывается на некоторое время.

Виталий Млечин: И хорошо. Подольше бы это все отложилось.

Сергей Лесков: Корейская поговорка о том, что небо рухнет на землю, но дырку я найду, чтоб выползти, пусть это будет абстрактным таким умозаключением.

Что происходит в нашей стране? Новость, конечно, которая повергла в изумление все ученое сообщество – Российский фонд научных исследований объявил о прекращении финансирования 300 научных проектов, потому что деньги…

Тамара Шорникова: О приостановке пока.

Сергей Лесков: О приостановке, а не прекращении. А будут ли деньги дальше, неизвестно. Там речь идет, по-моему, о 7,5 миллиардах рублей. Деньги из бюджета не получили. Тут можно много разбираться. Но вся эта бухгалтерия не достойна внимания, потому что не человек должен служить бухгалтерии, а бухгалтерия человеку. Денег так или иначе нету. Это эксперимент над учеными, который приведет к тому, что оборудование не будет закуплено, эксперименты не будут поставлены, отчеты не будут подготовлены. Там осталось уже несколько месяцев до тех пор, когда результаты этих грантов должны быть представлены. Для меня это удивительно.

Мы много говорим о том, что стратегически необходим технологический рывок, необходима модернизация в этом направлении. Рост наукоемких технологий в росте ВВП неуклонно повышается во всем мире. В России, к сожалению, он находится на низком уровне. Мы говорим о цифровой революции, о цифровой экономике, выделяем огромные деньги для этого. Но если наука будет стоять на паперти с протянутой рукой, то все это обречено на неудачу. Мы сами открываем… Кстати, большинство этих программ были в рамках госпрограммы поддержки молодых и одаренных ученых. Ну, хорошо. Они не получат деньги. Но голова-то у них варить от этого хуже не будет. Мы просто сами открываем зеленую улицу для утечки мозгов на Запад. Мы боремся с этим на словах. А на деле что получается? На деле мы сами чиновничьей нерасторопностью и глупостью выталкиваем талантливых ученых на Запад. Причем, на фоне меня поражают некоторые вещи.

Сегодня в МГУ началась научная конференция по теологии. Я не знаю, что это там, серафимоведение или еще что-то. Но там было сказано, что МГУ – это лучший ведущий и по рейтингам входящий в первую мировую сотню наш университет. Было сказано, что курс теологии будет вводиться в образовательную программу гражданских вузов. Вроде бы у нас религия отделена от государства. И студенты, мне кажется, для того чтобы мы исполнили те предначертания, которые стоят перед страной, должны какие-то другие науки изучать. Вообще лучше бы студент ходил с логарифмической линейкой, а не с паникадилом. Все-таки сейчас не Средние века.

Тамара Шорникова: Как раз недавно в Фейсбуке один из знакомых опубликовал абсолютно реальное объявление о поиске сценариста документальных фильмов. И одна из тех документальных фильмов – уфология и соответствующие вопросы.

Сергей Лесков: Надо сказать, Тамара, что уфология не противоречит научной парадигме. Уфология буквально – это наука о неопознанных летающих объектах. Неопознанные летающие объекты – это просто область сомнения. Можно их изучать…

Тамара Шорникова: Изучать можно. Видеосъемки соответствующие вряд ли легко найти.

Сергей Лесков: Это нас ведет далеко. В общем, уфологией можно заниматься. Человек, который занимается уфологией, вовсе не означает, что он занимается мракобесием. Хотя там много, конечно, шарлатанов. Так или иначе, то, что вы сказали, подтверждает общую тенденцию. Смотрите, ясновидящих, всякого рода шарлатанов, парапсихологов становится все больше и больше. У нас все меньше и меньше успехов в настоящей науке, но все больше и больше людей, которые занимаются эзотерикой.

Я бы даже сказал, что у нас какое-то, извините, внутреннее нашествие варваров. Совсем еще недавно наша страна гребнем брала высокие научные престижные премии, в том числе и нобелевские. Но этого давно уже нету. А эзотерика всякого рода расцветает. Еще сейчас и теологию студенты будут учить вместо сопромата. Зачем это надо?

Я сегодня прочитал, что в Омской области главный судебный пристав грозил следователю, что он напустит на него порчу.

Виталий Млечин: Самое главное – подействовало?

Сергей Лесков: Человек с высшим образованием.

Виталий Млечин: Подействовала угроза?

Сергей Лесков: Как это можно? При этом я вижу, что, конечно, на фоне бездействия науки, конечно, золотые головы там есть. Например, «Роскосмос». У нас самые великие достижения именно в космонавтике. Но уже новых проектов давно нету. Ракеты мы делаем, как табуретки. Больше там фантазия не требуется. Но зато какой-то шикарный офис «Роскосмос» решил строить. Шикарный космический центр. Может быть, какую-нибудь ракету новую создать, новый какой-то проект. Такое ощущение, даже уверенность в том, что свои таланты руководители столь престижной области решили реализовать на выкапывании драгоценных доходов из московской недвижимости. Все это чрезвычайно грустно.

Что еще? Довольно много было после послания президента Федеральному собранию… большая активность наблюдается в правительственных кругах. Чуть ли не каждый день президент встречается с тем или иным ведомством. И здесь очень много любопытных событий. Вчера он побывал на расширенной коллегии Министерства внутренних дел. Любопытные были там разговоры. Я бы обратил внимание на то, что президент сказал милиционерам, которые сейчас называются полицейскими, о том, чтобы они присмотрелись, как мы живем, как живет страна, и самая главная проблема, которая стоит перед страной – это экономический рывок. И, в общем, это не ведомственная задача, - сказал президент. – Это стратегическая, общенациональная задача. И полицейские должны ее понимать. На что он намекал? Видимо, это продолжение той мысли, которая была в послании Федеральному собранию, о том, чтобы перестать кошмарить бизнес. И, в общем-то, когда 45% возбужденных дел не доходит до суда, а приводит к разорению бизнеса, то ничего хорошего в этом нету.

Сегодня, кстати, в коллегии Следственного комитета, который возбуждает эти дела, меня поразили речи Бастрыкина, руководителя этого уважаемого ведомства, который сказал о том, что доля оправдательных приговоров в России 0,5%. И это говорит о хорошей работе следователей. Ну, надо же вообще так смотреть на результаты своей работы. А вот при Сталине 7-9% оправдательных приговоров, из чего следует, что во времена Ежова и Берии следователи работали хуже, чем сейчас, при Бастрыкине. Ну, какой вывод? Такой же.

Кстати, в Европе число оправдательных приговоров 20%.

Виталий Млечин: Это более нормально.

Сергей Лесков: То есть в суде есть… Суд – это вообще процесс, где представлены разные мнения. 0,5%, как говорят математики, которые не изучали теологию, это «о» маленькая. Это на уровне погрешности. То есть у нас оправдательный приговор – это погрешность суда. Фактически, если у нас дело дошло до суда, то никакого иного варианта, кроме как обвинительного приговора, быть не может. Чем здесь гордиться? Может быть, это говорит не о хорошей работе следствия, а о чем-то другом? О чем – я даже и боюсь заикнуться. Так или иначе, странный анализ собственных достижений и проблем.

Путин также дал указания снизить ипотеку. Это уже не связано с какими-то силовыми структурами совершенно. Это он говорил и в послании. До 8% уже в этом году. Сейчас ипотека 9,7%. На Западе она значительно ниже. Это очень важная, конечно, проблема для демографических наших неурядиц. В 2017 году население России пошло на убыло. Естественное падение численности раньше восполняла миграция. Теперь уже не восполняет. И, в общем-то, тенденция к тому, что без каких-то социальных программ это не удастся переломить.

Я напомню, что президент сказал не только о снижении ипотеки до 8% уже в этом году. И надо уже в начале 2020 года об этом доложить. Но и о том, что семьям с тремя детьми процент этот был не выше 6%. О погашении для таких семей 450 000. Ипотечные каникулы для тех, кто немилостью судьбы лишился заработка.

То есть президент не забыл о своих словах во время этого послания. Это была не декларация. И он призвал выполнить это поручение. Греф уже сказал, что можно все это сделать. Правда, остальные банкиры говорят, что сделать это невозможно.

Тамара Шорникова: По его прогнозам, все-таки в 2020-ом.

Сергей Лесков: Да. Это нерыночные методы, говорят многие. Потому что в таком случае к этим аргументам стоит прислушаться. Кредиты будет брать неплатежеспособное население. Это создаст кредитный риск для банков и нарушит стабильность банковской системы. Это серьезный аргумент. Видите, есть аргументы и за, и против. Такова жизнь.

Кроме того, президент прошелся и по туризму. У нас в минувшем году туризм вырос совершенно рекордно на 10%. Но, будем смотреть правде в глаза, это произошло благодаря футбольной богине. А вообще-то у нас объем внутреннего рынка 70 миллиардов долларов. Это меньше, чем в Турции. Меньше, чем в Египте. А посмотреть в стране есть что, но нету инфраструктуры. Сейчас туризм передан в введение Минэкономразвития. И министр Орешкин говорил, что поставлена цель увеличить доход от иностранцев в 2 раза. А для российских туристов, которые по неведомой причине ездят отдыхать за границу (надо же вообще такое надумать).

Виталий Млечин: Как можно?

Сергей Лесков: Да, как можно? Это в 2 раза меньше, чем наш внутренний туризм. 35 млрд уходит за границу. Так вот, «их надо переубедить – лучше отдыхать в России».

Виталий Млечин: Конечно.

Сергей Лесков: Хорошо, если это произойдет все-таки в добровольном, а не в принудительном порядке.

Тамара Шорникова: Впереди длинные выходные. Как раз на следующей неделе есть повод съездить, посмотреть страну.

Сергей Лесков: Последнее, что я хотел бы сказать – что замечательно президент в послании выразился, что с плохим настроением министрам и губернаторам к снаряду лучше не подходить. Поэтому мне кажется, что сейчас, продолжая спортивную терминологию, министры чувствуют себя, как на помосте. А если они будут плохо работать, они будут чувствовать себя, как на погосте. Так можно понять некоторые предупреждения президента. А раньше вообще многие министры чувствовали себя, как на подиуме. По крайней мере, повадки многих жен об этом говорят. Сегодня я обратил внимание на очередное высказывание супруги одного видного депутата, который работает в комитете Думы по финансам. Она сказала, что «нищебродов не надо пускать в ресторан, потому что они мешают приличным людям с хорошими манерами хорошо отдыхать». Высказывания продолжаются.

Виталий Млечин: Порадуемся за прекрасных дам, которые могут себе позволить не быть нищебродами и ходить в приличные рестораны.

Сергей Лесков: Так что лучше быть на помосте, чем на погосте.

Тамара Шорникова: И главное – не на цирковой арене. Сергей Лесков, его комментарии. Обсудили самые важные события этой недели. Спасибо вам.

Сергей Лесков: До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Темы недели от обозревателя

Комментарии

Борис
Уфология, ясновидение,парапсихология, эзотерика и всякое другое мракобесие не имеют никакого отношения к теологии. Господин Лесков в восторженном самомнении не удосужился заглянуть в толковый словарь. Следуя его логике всякий прочитавший "майн кампф" становится гитлеровцем.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты