Сергей Лесков: Люди, которые остаются востребованными до преклонных лет, живут дольше всех

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Оксана Галькевич: Снова здравствуйте! «Отражение» продолжается. Это прямой интерактивный эфир, где высказаться может каждый, независимо от того, какая точка зрения у вас есть. Цензуры у нас нет, друзья. Есть только просьба: воздерживаться от некоего такого вербального экстремизма. Ну, весна сейчас…

Константин Чуриков: Правила приличия просто.

Марина Калинина: Да, держите просто себя в руках российского законодательства и, в общем, приличия, как сказал Константин Чуриков, который с вами в студии.

Константин Чуриков: И Оксана Галькевич. Через полчаса будем искать (и, надеюсь, найдем) наше место в космосе – наверное, уже не первое. Частная американская компания успешно пристыковала свой собственный корабль к Международной космической станции. Таким образом, «Союз» может потерять монополию на доставку людей на орбиту. Ну, плюс участившиеся аварии российских спутников и ракет. Как нам вернуть лидерство в космосе? И вообще – возможно ли это? И надо ли это? Потому что многие сегодня в этом усомнились. Итак, тема дня наша после 20:00.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас мы тоже будем обсуждать важные темы, но другие. Что стало главным в эту среду – расскажет обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Это будет авторский взгляд. Вы тоже можете свой авторский взгляд выразить.

Оксана Галькевич: И бескомпромиссные комментарии.

Константин Чуриков: И задать вопрос Сергею.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Я все-таки не могу не прокомментировать то, что сказал Костя. Статистика космических аварий у нас не увеличилась, она даже в последний год меньше. И мало того – на наших «Союзах» и «Прогрессах» статистика аварийности ниже, чем в американской астронавтике.

Константин Чуриков: Сергей, но мы все-таки будем смотреть глобальнее, не только последний год, потому что много чего произошло за последний год у нас.

Сергей Лесков: Ну, глобально, да, конечно, проблемы есть. Мы на этой неделе говорили об этом. И конечно, профессия космонавта в нашей стране может стать вымирающей.

Но давайте мы о других вещах поговорим. Очень интересное исследование проведено в Институте демографии Высшей школы экономики – оно касается продолжительности жизни в крупных мегаполисах, в так называемых городах-миллионниках, и в небольших городах. Исследование важное, потому что в Майских указах поставлена задача – значительно увеличить продолжительность жизни. Это на самом деле важно, потому что у нас в этом году впервые за долгий срок не только смертность обогнала рождаемость, но и численность упала, то есть даже миграционные потоки не могут демпфировать эти проблемы.

Так вот, что же выяснилось? Для того чтобы эти процессы регулировать, надо, конечно, обладать полным как бы информационным полем. Ведь мы думаем, что в маленьких городах жить лучше: там неторопливый темп жизни, нет этой изнурительной городской гонки…

Константин Чуриков: Работы ну просто завались в сельской местности! Да?

Сергей Лесков: Можно рубить дрова и колоть… какие-то вещи.

Оксана Галькевич: Сергей горожанин, он не знает, что можно колоть.

Константин Чуриков: Нет, я имел в виду… Горожане знают как раз.

Сергей Лесков: Ну, на самом деле экология лучше, климат лучше. Речи чистые, в которых можно стирать белье.

Константин Чуриков: Я имел в виду, что рабочих мест «очень много».

Сергей Лесков: Рабочих мест «много», да. Навоз можно перебрасывать с места на место.

Так вот, результаты показывают совершенно другое. Причем это было глобальное исследование – с 89-го по 2016 год. За это время вообще средняя продолжительность жизни в России увеличилась на 2,7 года. Напомню эти цифры: сейчас она 71,9, а было 69,2. Ну, значительный рост. Но президент поставил задачу – еще больше увеличить.

Константин Чуриков: А это за сколько лет мы так выросли?

Сергей Лесков: С 89-го года, то есть с момента фактически распада СССР. Так вот, оказалось, что чем больше город, тем больше рост продолжительности жизни. Чемпион здесь Москва – плюс 7,5 года. В Санкт-Петербурге и в Казани – по 4,5 года.

Причем разрыв между малыми городами и большими, как показало это исследование, растет. Если в 89-м году, еще в СССР, фактически этого разрыва не было, он был небольшой (1 год), то сейчас он вырос до 5 лет. То есть такой щадящий ритм жизни и хорошая экология не являются ключевыми факторами в росте продолжительности жизни. А что является?

Константин Чуриков: Потому что, видимо, какие-то другие факторы, да?

Сергей Лесков: Какие факторы? Факторы следующие. Между прочим, я как-то давно уже занимался этой проблемой, и у меня была большая такая статья, потом она в каких-то книгах перепечатывалась в расширенном виде. Вы знаете, какой фактор самый важный для человека, чтобы долго прожить? Это востребованность.

Вот если брать интегрально, то те профессии, те люди, которые востребованы до преклонных лет, живут дольше всех. Это высшие церковные иерархи. Это члены Верховного суда США. И это члены Российской академии наук. Это же пожизненная должность, это Башня из слоновой кости. И становится понятным… Когда приходишь на заседание Академии наук, там просто сидят старцы сплошь Мафусаилова возраста. Они нужны, они всегда выступают в роли каких-то консультантов, советников – может быть, формально, но тем не менее. В США самая высокая продолжительность жизни у пожизненных членов Верховного суда.

Константин Чуриков: Сергей, а качество здравоохранения не повышает?

Сергей Лесков: Так вот, переходим к этому исследованию. Что является ключевыми факторами? Как прозорливо заметил Костя, качество здравоохранения и уровень образования. Дело в том, что за последние 20 лет, которые охватывают это образование, в результате оптимизации системы здравоохранения многие жители малых городов, особенно поселков, потеряли возможность получить даже первичную помощь. О каком-то высокотехнологическом медицинском оборудовании в сохранившихся больничках и фельдшерских пунктах говорить не приходится. Технологический уровень российской медицины растет, но это все сконцентрировано в больших городах. И чем больше город, тем выше уровень медицины. Обратите внимание: если какая-то трагедия случается где-то в стране, то куда везут-то больных? Везут в Москву. Это стыдно. И этот фактор является ключевым.

Ну и кроме того, конечно, уровень образования в больших городах выше. Это тоже важный фактор, потому что… Я где-то видел цифры о том, что каждый год, который человек посвящает своему образованию, отдается в будущем лишними полутора годами его жизни в среднем. Полезно учиться. Чем больше ты учился, тем больше ты будешь жить. Учение – свет, а неученье – тьма.

Константин Чуриков: Сергей, но в нашей стране много людей с высшим образованием – больше 50%.

Сергей Лесков: Это правда.

Константин Чуриков: Да?

Сергей Лесков: Ну да. Мы как-то говорили уже в нашей студии. Это еще вопрос, что это за образование? Но тем не менее ваше колкое замечание не меняет того, что есть некая коррекция между уровнем образованности человека и тем, как он относится к своему здоровью.

Константин Чуриков: Еще нет, понимаете, корреляции между уровнем образования и вот той самой востребованностью.

Сергей Лесков: Между прочим…

Оксана Галькевич: А вот можно мне тоже воткнуть и там раз триста провернуть свое оружие, Константин? Сергей, а как же быть с кавказскими долгожителями? Люди, в общем…

Сергей Лесков: Много факторов.

Оксана Галькевич: Много факторов?

Сергей Лесков: Много факторов. Конечно, много факторов.

Оксана Галькевич: Медицина далеко где-то, высоко.

Сергей Лесков: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Востребованности нет, работы нет, ничего нет.

Сергей Лесков: Да, и работы там нет, совершенно верно. Ну, факторов много: есть какой-то и генетический фактор, есть и экологический фактор, без всякого сомнения. Но если вы посмотрите на то… Ну, например, у нас самые древние аксакалы живут в Абхазии. А посмотрите, в каком возрасте умирают президенты Абхазии. Они умирают… Я даже не буду сейчас называть этих имен. Они умирают, будучи сравнительно молодыми людьми. Так что если там в горных поселках и есть аксакалы, а вот в самой Абхазии какой уровень здравоохранения, если главы этих республик так рано трагически заканчивают земной путь? Это сложный вопрос. Факторов тем не менее много.

Оксана Галькевич: Ну, Абхазия – может быть, там какие-то другие исследования ведутся. Мы же о Российской Федерации говорим.

Сергей Лесков: Так вот, Костя, если вы хотите сделать язвительное замечание, то мне кажется, что можно еще больший парадокс уловить: а ведь самые образованные люди уезжают из нашей страны. У нас есть понятие «утечка умов». Причем сейчас вроде бы даже уже шестая волна «утечки умов». Первая была в революцию. Ну, постепенно… Их накатывало несколько. В какие-то годы… Сейчас эта волна упала, но где-то в районе 2012-го, 2013-го и 2014-го годов по 300 тысяч людей эмигрировало из России. В общем-то, это люди с самым высоким уровнем образования. Это самые энергичные люди. И в основном это люди молодые.

А вот кто-нибудь проводил исследование, как вот этот фактор сказывается на демографической ситуации и ожидаемой продолжительности жизни? Я думаю, что здесь, конечно, удар по демографическому гомеостазу очень большой нанесен вот этой «утечкой умов». Но здесь исследования, к сожалению, нет.

Константин Чуриков: Сергей, эти люди могли бы приносить пользу всем нам – разрабатывать новые, не знаю, технологии, лекарства и прочее-прочее. И жизнь наша была бы не только дольше, но и краше.

Сергей Лесков: Ну, что еще сказать? Если мы говорим о статистике, то даже среди городов-миллионников тоже есть аутсайдеры. Казань, Ростов-на-Дону, Красноярск, Новосибирск – там продолжительность жизни выросла на 3–4 года. С другой стороны, есть города – например, Нижний Новгород, Самара – они отстают даже от среднестатистических российских сельских показателей, там уровень… продолжительность жизни увеличилась только на год-полтора. С чем это связано?

Константин Чуриков: Наш зритель Ваня спрашивает (регион неизвестен, я не знаю, он из города или из села): «А кому выгодно, чтобы мы жили долго?»

Сергей Лесков: Ну, это давняя дискуссия. На самом деле при той структуре экономики, которая сейчас в России, основанной на добыче углеводородных ресурсов, на самом деле не особо нужны и высокоинтеллектуальные кадры. Если цинично смотреть, то, конечно, для бюджета было бы самым выгодным, если бы человек умирал в тот год, когда он выходит на пенсию. Но все-таки наше государство социальное по Конституции, и не надо приписывать столь низкие помыслы государству. Это не так.

Константин Чуриков: Социальное, социальное. Сегодня как раз, по-моему, отменили наследование пенсий. Я видел на лентах агентств.

Сергей Лесков: Да?

Оксана Галькевич: Я пропустила что-то.

Константин Чуриков: Очень социальное!

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Константина из Смоленска, узнаем, что его интересует, беспокоит. Здравствуйте, Константин, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите.

Зритель: Я вам хочу сказать… Вот вы говорите про миллионники-города. А вот возьмите, например, Смоленск. Чтобы жить дольше, надо хотя бы проходить медкомиссию. У нас законом диспансеризация положена. Попробуйте, приедьте к нам и пройдите официально диспансеризацию – вы не то что за неделю, вы за две недели не пройдете, а то и за три недели не пройдете.

Константин Чуриков: Это надо брать большой длинный отпуск, да.

Сергей Лесков: Ну, совершенно верно.

Зритель: И за свой счет.

Сергей Лесков: Я это и сказал. Смоленск – не город-миллионник, это сравнительно небольшой областной центр.

Оксана Галькевич: 330 тысяч там.

Сергей Лесков: До миллиона он, наверное, на нашем веку не дотянет. Я сказал, что чем больше город, тем выше уровень здравоохранения. Это на самом деле большая проблема. И люди, которые живут в небольших городах, в поселках и в деревнях, конечно, имеют полное конституционное право, законное право рассчитывать на полноценную медицинскую помощь, но они ее не получают.

Константин Чуриков: «Что-что, а право-то вы имеете», – как в том фильме.

Сергей Лесков: Да. Поэтому люди-то и переезжают в большие города. В общем-то, деньги идут за умом, но и здоровье тоже идет за умом, поэтому у нас и происходит эта диспропорция, очевидная диспропорция стягивания всех ресурсов и самых одаренных людей (а это тоже ресурс государства) в большие мегаполисы. Следует ли из этого, что чем больше город, тем более он похож на рай? Это вопрос спорный.

Константин Чуриков: Нам рассказывали эксперты, что в нашей стране вот эта система ОМС – это когда деньги идут за пациентом. Другой вопрос: куда они идут?

Давайте послушаем, кстати, город-миллионник, звонит Александр из Новосибирска. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Сергей, вопрос у меня такой. Алло. Слышно?

Сергей Лесков: Да, я вас слышу.

Зритель: Вопрос, значит, такой. Вот везде много раз слышал такое: «Вот средний возраст российских граждан растет, растет, растет». А конкретно, сколько возраст средний российского мужчины, а сколько – женщины? Вот в одной из передач я слышал выступление какого-то эксперта, который сказал, что 43% российских мужчин не доживают до вновь установленного пенсионного возраста. Вот, пожалуйста, ответьте.

Сергей Лесков: Ну, я же не Большая советская энциклопедия, чтобы держать в голове все цифры. Но тот параметр, который вы сказали, да, я встречал. Но вы как представитель Новосибирска, одного из интеллектуальных центров нашей страны, вы прекрасно понимаете, что средняя ожидаемая продолжительность жизни и тот печальный параметр, который вы упомянули, ну, не противоречат один другому. Да, это проблема на самом деле.

Кстати, в маленьких городах еще она усугубляется тем, что там люди больше пьют. Чем меньше населенный пункт, тем больше потребление алкоголя, и этот алкоголь низкого качества. Здесь тоже есть зависимость

Константин Чуриков: Ну, в Москве тоже пьют, просто алкоголь другого качества.

Оксана Галькевич: Видимо, есть зависимость еще с зарплатами.

Сергей Лесков: Зарплаты, да. Чем больше город, тем больше зарплата. Да, получается так.

Оксана Галькевич: Тем качественнее жизнь, тем качественнее алкоголь, если об этом говорим.

Сергей Лесков: И алкоголь, да.

Оксана Галькевич: А меньше зарплата – ниже качество. А вообще употреблять не нужно.

Сергей Лесков: У нас, к сожалению, уровень здравоохранения, зарплат, уровень образования – все это стягивается в мегаполисы. И люди знают об этом, их же не обманешь. И они опять тянутся. Получается какой-то замкнутый круг. Кажется, этот гордиев узел надо разрубить, но какой-то политической воли я пока не вижу.

Оксана Галькевич: А что нужно сделать?

Константин Чуриков: Почему? Подождите. А нацпроекты? Все внимание на семью. Не разрушать поликлиники, а строить, открывать.

Сергей Лесков: Это правда. Но в основном все-таки ипотеку, согласитесь, строят опять же в мегаполисах. Конечно, жилищная проблема в селах так не стоит. Есть программа «Земский доктор», сейчас тоже она относится, видимо, к селу. Но проблемы села, им не уделяется… не то чтобы даже села, а маленьких городов, им не уделяется такого внимания. Иначе бы эти города не обезлюдивали так быстро и беспощадно, как происходит.

Константин Чуриков: Сергей, вы же неоднократно ездили в наши экспедиции ОТР. А какие люди остались в селах сегодня? Что это за люди? Они достойные?

Сергей Лесков: Конечно, они достойные, хорошие люди, многих там видели. Но чтобы ответить на ваш вопрос, надо бы еще посмотреть на тех, кто уехал. Я думаю, что те, которые уехали…

Вот мы были в конце того года в городе Белозерск. Ну, там остались женщины, причем пожилого возраста. А молодые женщины, деятельные и энергичные мужчины – они переезжают в город под названием Череповец, где огромный комбинат, и уровень здравоохранения, и уровень образования. Там университет есть, по-моему.

Оксана Галькевич: Ну, видимо, это уже одинокие пожилые женщины, матери тех молодых мужчин, которые…

Сергей Лесков: Да. А мужья у них… Вот звонил товарищ из Новосибирска. Многие уже вдовы. Да. Мы все это видели своими глазами во многих городах, которые объехали в прошлом году.

Давайте поговорим еще об одной теме, она чрезвычайно важна. Наш президент говорит, что властелином мира будет та страна, которая станет лидером в развитии искусственного интеллекта. Какое место здесь занимает Россия? Очень интересно. Microsoft подготовил глобальный отчет, и выяснилось, что по одному из параметров Россия является как раз мировым лидером.

Константин Чуриков: По какому?

Сергей Лесков: Параметр очень любопытный – 30% российских фирм при среднем показателе в мире 22% используют какие-то элементы искусственного интеллекта. Ну, это, конечно, имеются в виду промышленные фирмы. Что такое искусственный интеллект – определить очень сложно.

Есть и другие параметры. Они, например, касаются количества стартапов в стране в области искусственного интеллекта, количества научных публикаций, количества патентов в этой области. Вот по этим трем перечисленным мною параметрам России вообще даже и не видно не то что в окрестностях Олимпа, но вообще просто не видно. Ну, например, стартапов… А стартапом называется вновь созданная компания. Больше всего стартапов в области, в сфере искусственного интеллекта в США. На втором месте Евросоюз, на третьем – Китай. Ну, например в США зарегистрировано за один год полторы тысячи стартапов.

Константин Чуриков: А у нас?

Сергей Лесков: А в России – 19.

Константин Чуриков: И половина из них в «Сколково», да?

Сергей Лесков: Ну, наверное, да.

Оксана Галькевич: Зато все наши 19 живы! Государство их поддерживает, поливает! А там из этих полутора тысяч…

Константин Чуриков: И как мы этот Microsoft сделали!

Сергей Лесков: Патентов в области искусственного интеллекта у нас нет. Здесь тоже на первом месте американцы: IBM, потом Microsoft. Японцы, южнокорейцы, и близко европейцев нет. По количеству публикаций – Евросоюз, за ним Китай, потом США. Россия даже не упоминается. Но видите, как получилось и в случае с социализмом и коммунизмом, не мы эти идеи высказали, а применили мы их первыми.

Вообще, конечно, патентование в области технологий – вещь сомнительная, потому что… Ну, например, Microsoft оформил порядка ста патентов на компьютерную мышь. Может, было, наверное, и двести. Там ширина, длина, все что угодно. Но это не спасло от того, что компьютерную мышь китайцы скопировали, и их производят сейчас только в Китае. Если ты сделал зубило, то как ты его ни патентуй, все равно подсмотрят секрет этого зубила и рано или поздно его повторят.

В мире вообще было только два, по-моему, случая (даже с атомной бомбой не получилось), когда удавалось скрыть технологический секрет. Несколько столетий китайцы скрывали секрет производства…

Оксана Галькевич: Шелка?

Сергей Лесков: Правильно, шелка. Несколько столетий. Ну и в истории Европы был случай, когда Венеция несколько десятилетий (меньше, чем китайцы) скрывала секрет изготовления – Оксана опять знает – зеркал. Лучшие в мире зеркала.

А так вообще смотрите: американцы сделали атомную бомбу, и как быстро у них похитили эту атомную бомбу! Сделали стратегический бомбардировщик, и как быстро СССР повторил это! Я думаю, что нечто подобное возможно и с искусственным интеллектом.

А вообще понятно. Мне кажется, что здесь президент прав. Вы помните, что, наверное, одним из таких самых популярных споров в нашем обществе был спор о русской интеллигенции?

Константин Чуриков: Что есть она – то самое нации?

Сергей Лесков: Да, роль русской интеллигенции. Мы очень гордились тем, что нигде в мире интеллигенции больше нет. Вот спутник придумали в России, и интеллигенция – это типично русское явление, которого никогда нигде не было. Причем определить, что такое интеллигент, мы не могли. Помните, был такой яростный спор: можно ли считать интеллигентом, ну, например, Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Толстого? По-моему, сошлись на том, что русские интеллигенты – это Чернышевский, Добролюбов, Писарев, Белинский, ну и дальше, и так далее.

Вообще интеллигент – это человек, который… Во-первых, первая его характеристика – он в оппозиции к власти. И естественно, он не добился жизненного успеха. Если на Западе интеллектуал – это удачливый человек (и таких примеров много), то русский интеллигент – это какой-то лох. Я думаю, что неслучайно Ильф и Петров назвали русского интеллигента Васисуалий Лоханкин. Фамилия – Лоханкин, от слова «лох».

Оксана Галькевич: Лоханкин. Оксана опять знает.

Константин Чуриков: Молодец, Оксана!

Сергей Лесков: Оксана все знает. Ну да, который воровал борщ по ночам у своей супруги… мясо из борща то есть.

Ну так вот, вопрос-то вот какой: а займет ли в наших умах искусственный интеллект освободившееся место русского интеллигента? Сейчас вроде бы интеллигенции уже нет. Так?

Константин Чуриков: Кончилась.

Сергей Лесков: Кончилась интеллигенция. А вот вместо русского интеллигента придет искусственный интеллект. Как он будет выглядеть? Чем он будет отличаться от французского искусственного интеллекта?

Константин Чуриков: Что людям от этого интеллекта?

Сергей Лесков: Что? Как вообще? Как он будет выглядеть?

Оксана Галькевич: Своими соображениями, возможно, и на этот счет хочет поделиться наш телезритель из Пермского края, его зовут Константин. Константин, добрый вечер, приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Оксана, Константин, всем здравствуйте. Сергей, вам тоже здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел сказать… Какой может быть искусственный интеллект, если скоро мы из пятиэтажных домов по-новому будем ходить в деревянные туалеты? У нас нет ничего, ничегошеньки!

Сергей Лесков: Нет, почему? Я не согласен. Почему у нас ничего нет? Вы смотрите, Россия – единственная страна в мире, которая обладает гиперзвуковыми ракетами…

Константин Чуриков: Слушайте, секундочку! Вы это рассказываете Константину – человеку, который знает, что такое деревянный туалет. И мы тоже знаем.

Сергей Лесков: Да. Ну? Глобальная диспропорция у нас в уровне жизни – оторванность того, как живет элита, и чем она пользуется, и что она потребляет, от того, что в Пермском крае. Я совершенно с этим согласен. Но это не означает, что нет искусственного интеллекта. Более того, насколько я понимаю, и в Пермском крае уже во всех школах есть интернет. Это, кстати говоря, тоже элемент искусственного интеллекта.

Константин Чуриков: Знаете, министр экономического развития Максим Орешкин сегодня тоже начал рассказывать в Думе о малом и среднем бизнесе, но от него хотели другого. Вот скажите, пожалуйста…

Оксана Галькевич: Недоговорил он.

Константин Чуриков: Да. Как эти все новации, искусственный интеллект, как это улучшит нашу жизнь? Это улучшит нашу жизнь?

Сергей Лесков: Конечно, это улучшило нашу жизнь.

Константин Чуриков: А материальное положение?

Сергей Лесков: Первый элемент искусственного интеллекта – это усиление человеческого интеллекта. Там есть методология. И конечно, человек уже не может пользоваться… его жизнь формируется теми гаджетами, электронными гаджетами, которые и являются элементами системы искусственного интеллекта. Если вы забыли мобильный телефон дома – это единственный предмет, за которым вы вернетесь. Кошелек вы забудете – вы уедете на работу. А за мобильным телефоном вы домой обязательно вернетесь. Без интернета человек не может, а это тоже искусственный интеллект. Много без чего.

Мне, кстати, в связи с этим показался чрезвычайно смешным рассказ вице-премьера Татьяны Голиковой о том, что она пришла к президенту и в столбик рассчитывала пенсию российских граждан. Это у нас цифровая революция? Это президент, который говорит об искусственном интеллекте? К нему приходит вице-премьер… А она, кстати, по-моему, доктор наук, профессор и декан факультета финансовой академии. И она…

Константин Чуриков: Тем более хорошо, что в столбик умеет считать.

Сергей Лесков: Нет, это плохо. И она на коленке рассчитывает в столбик сложнейшие государственные задачи. Я бы ей посоветовал все-таки с арифмометром прийти к президенту.

Константин Чуриков: Можно счеты принести.

Оксана Галькевич: Я думаю, что мобильный телефон служба безопасности забирает на входе.

Сергей Лесков: А вы помните, как…

Оксана Галькевич: А пресс-секретарь президента сказал, что Путин не пользуется…

Сергей Лесков: Тем более что самый хороший советский арифмометр назывался «Феликс».

Константин Чуриков: Какое знакомое имя!

Сергей Лесков: И президенту было очень приятно, если бы «Феликс» помог ему решить сложную государственную задачу. Конечно, у нас много парадоксов. Я согласен с человеком, который звонил. Но без сомнения прогресс в нашем обществе, несмотря на многие препоны…

Константин Чуриков: …и деревянные туалеты.

Сергей Лесков: Да, да. Россия – страна противоречий. Я совершенно с этим согласен. И тем не менее… Что же, нам не летать в космос теперь, если есть деревянные туалеты? Как быть? Деревянные туалеты… Мы сейчас гордимся Гагариным, а Гагарин жил в землянке. И когда он полетел в космос, многие в его деревне Клушино жили в примерно таких же условиях. Но мы гордимся этим.

Константин Чуриков: Нам звонит Василий, Ханты-Мансийский округ. Здравствуйте, Василий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, Сергей. Добрый вечер, Константин и Оксана. Вас с наступающим праздником!

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Я хотел Сергею вопрос задать – что касается искусственного интеллекта. Вот эта роботизация, автоматизация – то, что называют цифровой экономикой и так далее – а не приведет ли это к массовой безработице? Уже приводит, насколько я знаю.

Сергей Лесков: Да. Вопрос вы задаете по существу. В начале XIX века в Англии было движение луддитов, которые ломали ткацкие станки. Кстати, именно армия подавляла их восстания. Кстати, именно луддиты были высланы в Австралию и стали первыми поселенцами-европейцами в Австралии. Вы видите, что тем не менее именно промышленная революция обеспечила Золотой век в истории Великобритании, эту Викторианскую эпоху, породила Великую Британскую империю. Да, такие опасения были, но тем не менее эти люди нашли другое применение себе. Никогда рост производительности труда (искусственный интеллект к этому делу и приведет) не ведет к ухудшению жизненного уровня, он всегда повышает жизненный уровень. Поэтому эта боязнь беспочвенна.

Что касается вообще этой проблемы. Я должен сказать, что не надо считать, что Россия все проиграла и на последнем месте. Именно СССР был первой европейской страной, которая изобрела и применила на практике промышленных роботов и станки с числовым программным управлением – на год позже, чем американцы, и первыми в Европе. В 60–70-х годах станкоинструментальный завод имени Орджоникидзе был просто жемчужиной промышленности СССР. К сожалению, сейчас этого завода нет. Но, как говорил академик Алферов, это результат дурацких реформ. Надо правильно управлять нашей страной, экономикой и правильно использовать наш потенциал. Не все потеряно.

Константин Чуриков: Сергей, нужна дружеская помощь. Послезавтра 8 марта…

Сергей Лесков: Ах да, ах да!

Константин Чуриков: Вот мне тоже многих надо поздравить. Оксану. В первую очередь – Оксану. Посоветуйте, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Жену, Костя, в первую очередь я бы на твоем месте поздравила, а потом уже коллег.

Сергей Лесков: Вы знаете, конечно, на самом деле все мужчины думают о том, что подарить женщинам, которые окружают этих мужчин. Есть мужчины, которые уверены в том, что подарок всегда с ним – это он и есть.

Оксана Галькевич: «Лучший мой подарочек – это ты».

Сергей Лесков: «Лучший подарок – это я сам, это я сам».

Оксана Галькевич: Это еще Волк в «Ну, погоди!» пел.

Константин Чуриков: Боюсь, что этот номер не пройдет.

Сергей Лесков: Этот номер не пройдет, да. Женщина даже и без искусственного интеллекта сумеет оценить…

Оксана Галькевич: Вот это была сексистская шутка, Сергей.

Сергей Лесков: …оценить такого человека. Я посмотрел, что дарят мужчины женщинам. Ну конечно, 50% мужчин предполагают подарить парфюмерные наборы. Мне кажется, что это какой-то прошлый век. Мужчина никогда не сможет выбрать ту парфюмерную линию, которая нравится женщине, потому что у самого-то мужчины только две парфюмерные линии – это мыло и одеколон, больше он ничего не знает. Одеколон от Федора Емельяненко не сможет соблазнить ни одного мужчину, а вот у женщин все время…

Константин Чуриков: Мне кажется, вы примитивизируете мужчин, Сергей.

Сергей Лесков: Да?

Оксана Галькевич: За вами, кстати, разные шлейфы были замечены.

Константин Чуриков: Кстати, да! Мылом вы не отделаетесь.

Сергей Лесков: «Тройной одеколон», да. Лучший запах. Ну так вот, а что можно подарить женщине, учитывая искусственный интеллект, цифровую революцию и неуклонную модернизацию нашей жизни? На самом деле здесь очень широкий набор. Ну, например, появились роботы-уборщики, не только пылесосы, но и мойщики квартиры. Причем управлять роботом-уборщиком можно просто со смартфона. Их можно по Bluetooth связать – и ты сидишь у телевизора, а робот-уборщик у тебя убирает квартиру.

Константин Чуриков: Оксана, это была сексистская реплика? То есть подразумевается, что женщина занимается уборкой помещения.

Оксана Галькевич: Подразумевается, что Сергей не помогает своей супруге заниматься домашними делами.

Сергей Лесков: Или у нас уже есть робот-уборщик.

Оксана Галькевич: Обычно он сидит, а жена убирает. А потом: «На тебе, дорогая, робота».

Сергей Лесков: Но есть, конечно, и другие вещи. Ну, например, можно… Неслучайно ведь 8 марта попадает на тот период, когда зима переходит в лето. Можно подарить абонемент на школу экстремального вождения, потому что многие женщины считают, что они просто пилоты «Формулы-1». Но чтобы это обманчивое убеждение реализовалось…

Константин Чуриков: Опять наезд!

Оксана Галькевич: Шутит Сергей, шутит.

Сергей Лесков: На самом деле в школах экстремального вождения ведь большинство курсантов – девушки. Вы знаете это, да? Видимо, это неслучайно. Пожалуйста, это можно сделать.

Кроме того, все большую популярность приобретают курсы стрельбы и самообороны, тоже очень важно. Даже дело не в том, что опасность и неожиданность поджидает нас в самом непредсказуемом месте, а это повышает самооценку.

Константин Чуриков: Сергей, такими темпами нам скоро их всех придется с 23 февраля поздравлять, а не только тех, кто служит.

Сергей Лесков: Ну да. Многие женщины служат в армии. Я видел, у нас тут полчаса назад по нашему каналу показывали конкурс красавиц ВДВ, на самом деле очаровательные девушки. Конечно, навыки, полученные на курсах самообороны и стрельбы, хотелось бы, чтобы девушка не применяла в семейном кругу, а то, может быть, она вспомнит уроки полковника Кольта…

Оксана Галькевич: Вы знаете, смотря какой муж.

Сергей Лесков: Вы помните, он говорил: «Самый сильный аргумент в разговоре – это кольт, который лежит на столе».

Оксана Галькевич: «Я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться».

Сергей Лесков: Да. Ну вот. Ну, что еще? Может быть, конечно, подарочный сертификат на шиномонтаж. Это очень актуально.

Оксана Галькевич: Это опять чтобы самой колеса не менять, резину, на полудороге?

Сергей Лесков: Чтобы самому не менять.

Оксана Галькевич: Или мужа нет.

Сергей Лесков: И есть, конечно, такие психологические подарки. Можно подарить гигантский паззл. Его надо собирать вдвоем, втроем, вчетвером, всей семьей, и не один день. Это способствует сближению, одна задача. Можно из этого паззла сложить какой-нибудь шедевр, «Джоконду», можно какую-то собственную картину…

Константин Чуриков: «Джоконду»? Вы тоже выбрали эталон женской красоты, в общем.

Сергей Лесков: Ну, можно Монику Беллуччи сложить.

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей, а нормальной женщине, обычной, стандартной, которая… она не гоняет, она не за рулем, ей не хочется убирать квартиру – ей вот что?

Сергей Лесков: Комплект нижнего белья на каждый день.

Константин Чуриков: Он и предполагается на каждый день, Сергей.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Купил жене трусы и носки?!

Константин Чуриков: Еще два дня!

Сергей Лесков: На самом деле мне жалко тех мужчин, которые в последний день бегут за повядшим, увядшим букетиком тюльпанов. Все-таки таким делом надо было бы озадачиться за несколько дней, хотя бы до 8 марта.

Константин Чуриков: Чтобы успели завять?

Сергей Лесков: В общем-то, праздник прекрасный.

Оксана Галькевич: Вы выбрали робота?

Константин Чуриков: Сергей, спасибо, вы все сказали.

Сергей Лесков: Я хочу поздравить всех наших телезрительниц с этим чудесным весенним праздником.

Оксана Галькевич: Сергей, вы выбрали робота, да? Посудомоящика, полотерщика?

Сергей Лесков: Это будет сюрприз. Нет, это деликатный вопрос, почти интимный. Пусть это будет сюрпризом.

Оксана Галькевич: Костя, я тебе говорю: трусы, носки и пену для бритья. Беспроигрышный вариант!

Константин Чуриков: Воспользуюсь, воспользуюсь советами.

У нас в студии был Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Ну конечно, через несколько минут попробуем полететь в космос, понять, какое там место у нашей страны. Есть несколько разных новостей, их и обсудим.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Марина
О Лескове -занудно, поверхностно, не профессионально о том о чем ,,вещает,,.уповается
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты