Сергей Лесков: Россия остается единственной крупной страной, где не установлен необлагаемый налогами доход

Сергей Лесков: Россия остается единственной крупной страной, где не установлен необлагаемый налогами доход
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Константин Чуриков: Мы к вам вернулись, потому что хотим внести разнообразие в ваш пятничный вечер. Вторая часть «Отражения», где все будет так же остро, остросоциально, с перчинкой. В студии Анастасия Сорокина.

Анастасия Сорокина: И Константин Чуриков. Через полчаса о том, сколько платят в провинции и как на эти деньги прожить. Итоги опросов в проекте «Реальные цифры». Мы всю неделю получали сообщения от жителей малых городов, деревень и сел. И, по нашим данным, зарплата там на 20 000 ниже, чем говорит официальная статистика. Будем разбираться, почему так, и не растеряем ли мы совсем глубинку, если там и дальше будут вот столько платить. Об этом поговорим в 20 часов.

Константин Чуриков: Очень остро сформулирована тема. Но теперь слово самому оголтелому из нас. Это человек очень такой прямой, бескомпромиссный, обозреватель ОТР Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Вы меня представили, как будто я электрический провод. Оголенный. Или оголтелый.

Константин Чуриков: Зависит от ваших тем.

Сергей Лесков: Темы на самом деле можно назвать и оголтелыми. Вы помните, что в конце прошлого года Дума приняла закон о самозанятых. Хотя это такой эксперимент в четырех самых процветающих регионах (Москва, Московская область, Татарстан и Калужская область), люди там побогаче, и можно с них побольше настричь. А самозанятые, я напомню – это, наверное, по разным оценкам от 7 до 10 миллионов наших граждан. И они должны теперь должны по собственной воле платить по 4%, если услуги оказываются физическому лицу, и 6%, если юридическому лицу.

Самозанятых мы встречаем на каждом шагу. Это многие водители, люди, которые ремонтируют квартиры, настраивают нам компьютеры, нянечки, сиделки, логопеды.

Константин Чуриков: Репетиторы.

Сергей Лесков: Репетиторы, конечно. Невероятное число людей. Специалисты по клирингу (то есть уборщицы). Масса других людей, без которых жизнь перестанет быть жизнью Средняя зарплата этих людей меньше 21 000. То есть это меньше средней зарплаты, как ее ни считай – и официальной, про которую сейчас Настя говорила, и так называемой медианной, и еще какой-то. То есть это совсем небогатая часть. И треть из самозанятых, по оценкам, получает вообще 10 000 на уровне прожиточного минимума.

Надо ли с такой овцы хоть шерсти клок? Может быть, оставить этих людей в покое? Мы к этому делу вернемся. Но сейчас уже многие мои знакомые, да и пишут наши зрители: «Налоговики предупреждают самозанятых, что если они не зарегистрируются и не начнут выплачивать вот эти оговоренные налоги, то будут блокироваться банковские счета, они будут отслеживаться, будет хуже». А там уже даже есть какие-то и репрессивные меры. Конечно, не уголовные. До этого дело не доходит. Но такого административного порядка.

Константин Чуриков: А как они это будут отслеживать? Мне жена, например, время от времени переводит на карту 2-3 тысячи. В общем, на подножном корму держит иногда. Это как считается? Это мне, значит, перебросила деньги? С меня нужно что-то взять?

Сергей Лесков: Знаете, когда останавливает гаишник, водитель, он сразу понимает, выпил тот или не выпил. Так и налоговик: он сразу что-то чует. Это особым образом вскормленные специалисты, они имеют свою собственную методику. Я, кстати, тоже задавался этим вопросом. Хотя меня не держит в черном теле. Но я просто из общих соображений задавался тем же самым вопросом. На самом деле непонятно. Предположим, вызываешь ты электрика домой. Ты ему что, должен фискальный чек выписывать? Или электрик должен с личным бухгалтером приходить? Как это все будет реализовано на практике, я не понимаю. Но, может быть, не всех они будут преследовать, а кого-то. Но эти предупреждения уже становятся каким-то общим местом.

Тут важно вот что сказать. Я совершенно уверен, что сбор налогов является священной и древнейшей функцией государства. Без сомнения. Вы помните, что самый главный евангелист по имени Матфей был кем? Мытарем, то есть сборщиком налогов. А профессии других учеников Христа история не сохранила. Там еще кто-то рыбаком был, по-моему, Андрей. А так, в общем-то, они были безработные люди. Вот один только там был налоговик. То есть это уважаемые профессии. Я ни в коем случае не хочу бросать камень в огород этих людей. Бенджамин Франклин, чей вид мы имеем счастье видеть на купюре в 100 долларов, говорил, что в жизни нет ничего обязательного, кроме смерти и налогов.

Дополняя Франклина, можно сказать, что вообще, если государство плохо собирает налоги, то оно укорачивает свою жизнь. Это совершенно очевидно. Другое дело (дьявол всегда кроется в деталях), мы уже сказали, что реализация исполнения этого закона кажется весьма затруднительной. Конечно, это можно все сделать. Но ведь исполнение любого закона предполагает административные расходы. И если административные расходы выше, чем возможное пополнение бюджета, то, может быть, и не надо ставить перед собой такие невозможные задачи?

Но самое главное даже не это. Самое главное другое. Во всех развитых странах есть минимальный уровень дохода у гражданина, когда государство считает нужным оставить его в покое. Бедные люди крутятся, как могут. Нельзя сказать, что они выброшены из экономики. Они же все равно покупают продукты, какие-то вещи. То есть они участвуют. Эти их покупки облагаются налогом.

Константин Чуриков: Некоторые даже обувь иногда покупают.

Сергей Лесков: Да, две пары в год. То есть все равно они участвуют в экономике. Что с них последнее то состригать? Какой минимальный уровень доходов, который не облагается налогами? Например, в Америке. Наш главный партнер и оппонент. В Америке (я мог бы сказать в долларах, но в пересчете на рубли) в зависимости от семейного положения человека от 55 000 в месяц до 110 000 рублей в месяц, в зависимости от того, есть у него семья или нет, в каком он возрасте находится. Вы понимаете, что это в любом случае несопоставимо с теми доходами, которые имеют российские самозанятые. Про немецкий минимальный уровень доходов я даже говорить не буду, он выше, чем в США. Но он даже в Китае есть. Россия, повторю, остается единственной крупной страной, где формально такой уровень не установлен.

Константин Чуриков: Сергей, значит, вы пересчитали на рубли. От 55 000 до 110 000 – это необлагаемые налогами суммы?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: До 100 000 на наши деньги – все, ты бедный, ты как-то выживаешь.

Сергей Лесков: Я бы сказал в долларах, но американцы ведь считают в год, поэтому мы запутаемся.

Константин Чуриков: Многие Бенджамина Франклина только в учебниках видели.

Сергей Лесков: Ну, конечно. Никто из нас не держал стодолларовую купюру в руках, кто бы сомневался. Но это еще одна такая деталь, которая ставит под сомнение этот закон. Но есть и, я думаю, самый главный барьер на пути выполнения этого закона. Он состоит вот в чем. Вообще долг гражданина, конечно, состоит в том, чтобы платить налоги. Здесь Бенджамин Франклин, который не дает покоя Косте, конечно же, прав. Спорить с ним бессмысленно. К тому же он Декларацию независимости написал, такой документ замечательный. Но это так, если есть доверие между государством и обществом. А есть у нас доверие между государством и обществом? Я очень сильно в этом сомневаюсь. И у общества есть ощущение, что оно переплачивает чиновникам. Вот эти депутаты, которые приняли закон, у них зарплата в 15 раз выше, чем средняя по стране, чего нету ни в одной стране мира. А власть наоборот считает, что народ ловчит и хоронится, и прячет деньги в наволочку. Вот такое взаимное недоверие делает, мне кажется, этот закон малореализуемым.

Константин Чуриков: Из Красноярского края спрашивают: «Как написать СМС лично Сергею Лескову?» Вы знаете, вы напишите вот сюда на портал. Я Сергею передам. Телефоны наших обозревателей мы не даем. И звонок у нас, да?

Анастасия Сорокина: Да, Сергей из Удмуртии до нас дозвонился. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Искренне рад, что дозвонился до вас. Звонил долго. У меня ряд вопросов. Вы уже начали их обсуждать. Что там государство домогается до этих бедолаг? Я имею в виду безработных. Ведь, действительно, для того, чтобы начать работать и так далее, надо же сколько затрат. А за что работать? За 8-11 тысяч?

Сергей Лесков: Вопрос какой?

Зритель: Мне кажется, надо бы отступиться на полном серьезе от них. Живут они и живут. Они и так покупают продукты, покупают какие-то товары. Все расходы.

Сергей Лесков: Сергей, я очень рад, что вы солидаризируетесь с нашей позицией. Это замечательно.

Константин Чуриков: У нас есть еще один звонящий человек. Это Василий из Ханты-Мансийского округа. Добрый вечер, Василий. Вам слово.

Зритель: Добрый вечер, Константин, Анастасия. Хорошей вам погоды в Москве. Я хотел задать вопрос Сергею Леонидовичу. Сергей Леонидович, я полностью с вами согласен в том отношении, что у нас придумано множество косвенных налогов. И эксперты говорят, что до 53% мы платим эти налоги. Это не только налог на самозанятых. Это увеличение НДС на 2%. Это увеличение цен на бензин. Это курортные сборы, это мусорная реформа пресловутая, и так далее.

Вопрос мой в чем заключается? Не лучше ли было, чем налог на самозанятых вводить, и, как вы совершенно верно говорите, лучше бы нам освободить тех, кто имеет небольшие доходы, вообще от уплаты налогов, как это в развитых странах. Вот вопрос мой заключается в том. Не лучше ли было ввести прогрессивную шкалу налогообложения, с тем чтобы богатые платили больше? У нас же сейчас регрессивная шкала, насколько мне известно.

Константин Чуриков: Спасибо, Василий, за ваш вопрос. Вы знаете, мы каждый раз этот вопрос поднимаем, даже когда в студии разные люди из госструктур приходят, мы спрашиваем: «А что вы не хотите?» Голосовали у нас даже. 98% за.

Сергей Лесков: Формально власти дают заученный ответ на этот вопрос, который состоит в следующем: «У нас же одно время была прогрессивная шкала. И богатые люди такие хитрецы, что они прятали свои реальные доходы. А когда ввели плоскую шкалу, то собираемость налогов повысилась». Мне кажется, что это лукавый довод. Потому что на то и кошка, чтобы мышь не воровала сыр. Вот если бы федеральная налоговая служба свою компетенцию проявляла по части выявления сокрытых богатыми доходов, тогда не было бы цены этим людям. Налоговики должны охотиться за богатыми, как это делается во всех странах, а не за бедными. Мне кажется, что это единственная верная тактика. Подводя итог нашему обсуждению, мне кажется, что этот закон будет символизировать борьбу закона с жизнью.

Константин Чуриков: Борьбу с яхтами?

Сергей Лесков: Да, борьба какого-то здравого смысла и закона. Мы увидим. Мне кажется, что этот закон мертворожденный какой-то. И он, в общем-то, негуманный, несправедливый. Завершая это обсуждение, я вспомнил анекдот. Когда бедный самозанятый человек бредет на кладбище, а навстречу ему Чубайс. Говорит: «Ты куда идешь?» - «Ну, как куда? На тот свет» - «Рано. Ты еще за этот свет не заплатил». Это как раз про этот закон.

Вторая тема тоже касается наших внутренних проблем. Она как бы вытекает из первой. Власти объявили о том, что за 2 года предлагается намного сократить количество госслужащих. То есть, иначе говоря, чиновников.

Константин Чуриков: Сергей, у нас здесь есть небольшой как раз рояль в кустах. Мы сейчас зрителям можем показать в развернутом цифровом виде, как это выглядит. Мы сравнили, опираясь на статистику Минфина, число чиновников в Советском Союзе прямо на пике расцвета бюрократии и в сегодняшней России. Будем считать пиком расцвета бюрократии 1988 год. У нас на 10000 человек приходилось по 81 чиновнику. То есть суммарно их было 1 100 000. В 2017 году (а это уже не СССР, это Российская Федерация) у нас на 10 000 приходится 108 чиновников, а в общей сложности их больше 1 200 000.

Сергей Лесков: Нет. Их больше, чем вы сказали.

Константин Чуриков: Это мы по Минфину.

Сергей Лесков: 1 400 000 Минфин говорит.

Константин Чуриков: Это у нас за 2017 год.

Сергей Лесков: Их стало больше за последний год. Тысяч на 200 000. Как раз подскочили. Что происходит с чиновниками? Их постоянно сокращают. Я посмотрел историю борьбы с численностью чиновников. Это вообще как древняя легенда про зубы дракона, которые Ясон сеял у аргонавтов, и из зубов дракона вырастала целая армия. Так же и чиновники. Их сокращают. Медведев подписал такой закон в 2010 году, в 2014, в 2016, в 2017. Надо отдать должное Дмитрию Анатольевичу. Он понимает, что эта несметная армия висит, как ярмо на шее. Но они же восстанавливаются. Как это делается? Принимаются новые законы. У министерства появляются новые функции, появляются новые ведомства. Эти новые ведомства набирают тех самых сокращенных чиновников. Их в итоге становится больше.

Константин Чуриков: У нас было то самое открытое правительство. Но все-таки не один Абызов (он был такой министр без портфеля), но все-таки там же были вокруг какие-то люди. Вот сейчас 100 старушек остановим, 100 девчонок, 100 парней, спросим: «Открытое правительство – это что было вообще? Оно чем занималось? Нам никто не ответит на этот вопрос точно».

Сергей Лесков: Я думаю, кто-то ответит. Но, в общем-то, да. Но речь сейчас не об открытом правительстве. Там как раз аппарата не было.

Константин Чуриков: Речь о чиновниках.

Сергей Лесков: Там был один Абызов, как бы генерал без армии.

Константин Чуриков: А тексты кто писать будет? А бумажки с места на место перекладывать кто будет?

Сергей Лесков: У него был аппарат, наверное, небольшой. Костя, речь сейчас не об Абызове, а речь о крупных таких ведомствах типа Министерства экономического развития, Министерства финансов. Кстати, во главе этой кампании по сокращению всегда стоит Минфин. И его нынешний глава Силуанов соглашается с тем, что чиновников в СССР было меньше. И он говорит, что в 1.4 раза у нас больше чиновников, чем в развитых странах, и в 2.5 раза больше, чем в странах Восточной Европы, ну, естественно, в пересчете на душу населения.

Кстати, есть страны, где чиновников не меньше. В Канаде их на душу населения больше. В Скандинавии больше. В Германии примерно столько же. В Китае в 1.5 раза меньше. В Индии их вообще мало. Там, по-моему, в 3-4 раза меньше, чем у нас.

Константин Чуриков: Слушайте, а как это так? У них там такое население огромное.

Сергей Лесков: Они же живут в картонных коробках. Вы бывали в Индии?

Константин Чуриков: Бог миловал.

Сергей Лесков: Половина населения Индии живет в картонных коробках, а половина ходит босой.

Константин Чуриков: Читаю «Путешествия Афанасия Никитина».

Сергей Лесков: Он сам в лаптях был, впрочем. Дело не в этом. Вы знаете, мне кажется, что здесь ключевой вопрос не численность чиновников, а мера их компетентности. Не знаю, чем занимаются немецкие чиновники, а наши (и об этом говорят все бизнесмены) ставят палки в колеса бизнесу. Дикое количество регуляторных актов, проверок, проверок на проверке не дает развиваться экономике. Дело в функциональной нагрузке этих чиновников. Почему-то многие наши стратеги считают, что если их будет меньше, то экономике и бизнесу станет легче.

Нет. Тут появился термин. Помните, гильотина регуляторная? Убрать все эти распоряжения. Не надо, конечно, заниматься гильотиной по отношению к живым людям, к живым чиновникам. Можно их, конечно, сократить. Ничего страшного не будет. Но самое главное, чтобы работала не человеческая гильотинная, а именно регуляторная гильотина. Когда мы считаем чиновников, то мы жонглируем этими цифрами. И вы показывали нашим замечательным зрителям эти таблицы. Тут не совсем понятно, это были бюджетники или чиновники. Были ли там, например, служащие, которые работают в силовых структурах? Например, судьи – это тоже чиновники. Полицейские – тоже чиновники? В какой-то степени чиновниками (госслужащими) являются врачи и учителя.

Константин Чуриков: Из бюджета получают.

Сергей Лесков: Да. Поэтому это не такая простая проблема. Я так вычленю, что ли, именно чиновников. Их в нашей стране, тех, кто занят в госучреждениях, почти 2% от общей рабочей силы.

Константин Чуриков: Я думаю, что здесь, конечно, мы учитываем уже чисто чиновников без врачей и учителей, полицейских доблестных. Иначе была бы вообще куда большая цифра.

Сергей Лесков: Тут и Минфин это считает, и Росстат это считает. Каждый может играть этими цифрами. Наши чиновники очень любят играть. Но эта цифра в примерно 100 чиновников на 10 000 человек, которая в 1.5 раза больше, чем бюрократический аппарат на пике его расцвета в СССР, заставляет все-таки согласиться с тем, что их нужно сократить. Но ведь в СССР был еще один бюрократический аппарат, который мы не учитываем – это партийный и комсомольский аппарат. Это же тоже были чиновники. Может быть, чтобы разобраться в этой проблеме, их тоже надо посчитать. А никто уже и не помнит, сколько у нас было освобожденных партийных секретарей и комсомольских лидеров, которые говорили «Партия, дай порулить». Так или иначе, традиционно, конечно, Россия считает страной чиновников. Это была проблема еще при царях. Если Америка, сколько бы там ни было чиновников, всегда была страной предпринимателей, свободного лихого бизнеса, то Россия всегда была страной чиновников, которые заправляли здесь всей жизнью.

Константин Чуриков: Очень хороший вопрос от нашей зрительницы Ани: «А что они производят?»

Сергей Лесков: В том-то и дело, что эти люди исключены из производительной сферы. А их регуляторная деятельность не облегчает, а наоборот затрудняет. То есть это какие-то вериги на экономическом колесе.

Но у нас ведь и силовиков больше, чем в других странах. И здесь то уж просто сомневаться не приходится. У нас армия полицейских, людей, которые называются сотрудниками Росгвардии, по-моему, на душу населения в 1.5-2 раза больше, чем в развитых странах, но при этом у нас и заключенных больше. Может быть, это как-то коррелирует? Я не знаю.

Но это уже, конечно, другая тема, так или иначе. И здесь Настя права. Огромная армия людей, которые по той или иной причине (и под благовидным предлогом) исключены из производительной сферы, конечно, замедляет рост экономики. Тут сомневаться не приходится.

Константин Чуриков: Давайте перейдем к иностранным чиновникам.

Сергей Лесков: Есть, кстати, правило чиновника: «В тот день, когда тебя приняли на работу, надо искать новое место. Потому что ты можешь попасть под сокращение». Они все знают.

Константин Чуриков: Лучше под сокращение, чем под уголовное дело, Сергей.

Анастасия Сорокина: Чем в отставку.

Сергей Лесков: Да, это правда. Кстати, вот еще одна опасность, которая витает. Да, многие знают очень симпатичного человека. Нил Ушаков, который был 10 лет мэром Риги. Столица Латвии, русский город. Кстати, он родился в Риге. Он ведь наш коллега отчасти.

Константин Чуриков: Журналист?

Сергей Лесков: Да. Хотя у него экономическое образование, но он довольно долго был телевизионным журналистом и, по-моему, даже возглавлял корпункт НТВ в Латвии. Но в 2006 году он, видимо, приобрел популярность и стал политиком, и с 2009 года он был бессменным мэром Риги и довольно популярным политиком.

Константин Чуриков: Мы сейчас можем его показать как раз с моего компьютера.

Сергей Лесков: Костя, это вы.

Константин Чуриков: Нет, это не я.

Сергей Лесков: Это вы, Костя. Вы перепутали что-то. Это вы.

Константин Чуриков: Так. Продолжайте, Сергей.

Сергей Лесков: Ну, может быть, Костя станет мэром Риги, потому что этот мэр ушел в отставку. Правда, вместо себя он оставил Олега Бурова. Понятно его этническое происхождение. И вообще Рига – это русский город. Какие-то инвективы, которые брошены правительственными чиновниками Латвии в адрес мэра Риги, кажутся мне очень странными. Я никогда не слышал, чтобы из-за этого не в России, а в любом городе мира популярный мэр (а это избранный народом политик) был отправлен в отставку. Другое дело, что сам Нил Ушаков собирался уйти с этого поста, и он уже собирается баллотироваться в Европарламент. Но такое черное пятно на его биографии…

Анастасия Сорокина: Он судиться собирается.

Сергей Лесков: Да, он собирается судиться. Ну, посмотри.

Константин Чуриков: Нам бы свой человек в Европарламенте очень не помешал сегодня.

Сергей Лесков: Среди депутатов Европарламента от стран Балтии есть несколько русских, особенно из Латвии. Латвия вообще ведь процентов на 50 русскоязычная. Но проблемы русских там давно известны. Я к ним возвращаться не буду. Но что касается самой Латвии, которую я очень люблю, как, впрочем, и Эстонию. Мне недавно на глаза попались данные Еврокомиссии и Евросоюза. Эти данные касались так называемых вымирающих стран Европы с самой сложной демографической ситуацией. На 1 месте Латвия. В десятку входит также Литва, Черногория, Болгария, Сербия, Украина, Венгрия. То есть понятно, что все страны Восточной Европы, но на первых местах именно те страны, которые были советскими республиками, именно Латвия и Литва. У Эстонии совершенно другое экономическое положение. Это какое-то чудо такое постсоветского пространства.

Так вот, это не просоветские специалисты говорят. Это говорят специалисты-эксперты Евросоюза. За ближайшее десятилетие население Латвии сократится на 30%, Литвы – на 40%. Это страны, которые проклинают советский период и считают, что во время советской оккупации они жили очень плохо. Вслушайтесь цифры. Вот Костя очень любит цифры записывать. В 1940 году, когда СССР якобы оккупировал Латвию, ее население было 1.8 миллиона человек. В 1990 году, когда эта страна получила независимость, стало 2.7 млн человек. На каждую женщину приходилось 2.15 ребенка. В 2010 года 2 миллиона. А Евросоюз обещает 1.6 миллиона. То есть меньше будет людей, чем было в 1940 году. Население за большие промежутки времени прирастает. Мальтус этого и боялся. То есть это на самом деле вымирающая страна. Когда я приезжаю в Латвию, я не вижу молодежи на улицах. Она, пользуясь членством в Евросоюзе, вся уехала на заработки. Это страна пенсионеров.

Константин Чуриков: Судя по настоящему продолженному времени, часто приезжаете.

Сергей Лесков: Раз в году я там бываю. И если ты там видишь молодежь, то это отдыхающие из России в основном. А Юрмала – вообще русский город, как Рублевское шоссе.

Константин Чуриков: Рублевка – самый русский город.

Сергей Лесков: Поэтому жалобы и стороны по поводу советской оккупации мне кажутся (я даже в этом уверен) совершенно двоедушными. Политики, которые уволили Нила Ушакова, русского мэра Риги, они выкатывают России ущерб от оккупации СССР. Если вам попадались эти цифры, они просто поражают воображение – 185 млрд евро. Да, ВВП у Латвии, кстати, 8 млрд, а ущерб от оккупации СССР 185 млрд евро. А еще демографический ущерб. Какой демографический ущерб? Вы сами за годы независимости нанесли себе демографический ущерб. Во времена СССР население Латвии, как и всех других стран, шло в гору. Сейчас оно стало сокращаться.

Константин Чуриков: Нам пишет Магаданская область: «Какое нам дело до Латвии? У нас Дальний Восток вымирает. Это реальность. Как нам наладить жизнь?»

Сергей Лесков: Ну что же делать? Давайте тогда мы не будем говорить про космонавтику. Потом мы не будем говорить про Большой театр, потом мы не будем говорить про спорт. Можно бесконечно сужать свой кругозор, свою Вселенную и дойти просто до собственного огорода. В Латвии живут наши соотечественники. И мы не можем об этом говорить. Например, Крым воссоединился с Россией. А какое нам дело было до Крыма? Давайте мы в 2014 году на том же самом основании оттолкнули бы его по той же самой логике. Так нельзя говорить.

Что касается мнимого ущерба Латвии, то, во-первых, совершенно очевидно, что вся промышленность в Латвии, как и вообще в Прибалтике, была создана в советское время и во времена Российской империи, которая купила эти территории у Швеции за 2 миллиона ефимков при Петре I, кстати, в вечное владение. Но ведь и Россия может предъявить ответный иск Латвии. Помните эти тысячи красных латышских стрелков, которые расстреливали русских людей направо и налево во время Гражданской войны? Все эти Вацетисы, Петерсы, какие-то там Стучки, Лацисы, кровавые комиссары ЧК, Берзин, который возглавлял ГУЛАГ. К вопросу о Владивостоке. Берзин, по-моему, там работал. И именно при Берзине Сергей Павлович Королев попал в его лапы. Это что, не повод для иска? Вот латышские стрелки проливали кровь граждан СССР. Но у нас почему-то (и слава богу, что этого нет, таких идей не возникает) вообще восприятие истории какими-то такими дискретными кусочками свойственно малым едва народившимся там государствам, которые любят выказывать претензии за какой-то короткий срок. История – это длинная многовековая книга. И, в общем-то, судьбы наших народов переплетены. Проблемы русскоязычного населения Прибалтики остаются. И я совершенно уверен, что увольнение Нила Ушакова имеет под собой политическую подоплеку. В общем, неоднократно, конечно, в том же Европарламенте обращали внимание прибалтийских правительств на нарушение прав русского этноса. К сожалению, мы сами не очень много внимания на это обращаем. Вот звонок тоже об этом говорит.

Константин Чуриков: Ну что, вам есть, что добавить? У нас еще совсем чуть-чуть времени есть.

Сергей Лесков: Мы можем поговорить о 70-летии НАТО, которое на этой неделе отмечалось. Не сказать, чтобы пышно. Этот блок был создан в 1949 году. Опять же, под каким-то формальным обоснованием советской угрозы, которая нависла над Западом. Но сейчас-то этой советской угрозы нету. Зачем нужно НАТО, не совсем понятно. Разбомбить Ливию, что ли? Ввести натовские войска в Афганистан, что и сделано. Никаких военных конфликтов в районе Северной Атлантики не происходит. И, кстати говоря, этот конфликт между США и Турцией, которая может даже и выйти из НАТО, именно об этом говорит. А Трамп тут намекает Бразилии: «Давайте в Североатлантийский блок входить».

Константин Чуриков: Люди шутили: «Североамериканский Трамп встретился с южноамериканским».

Сергей Лесков: Неслучайно в Европе все больший вес набирает то, что высказывает Германия и Франция – идея о формировании европейского военного альянса, без участия США. Но в любом случае я уверен, что в Европе есть гораздо более серьезные проблемы, связанные именно с терроризмом, с мигрантами, с той же самой демографией. А военные расходы, которые США требует повысить до 2% - это просто деньги на ветер. Варшавского договора давно уже нету. Он распущен. Зачем нужно НАТО, я не понимаю.

Константин Чуриков: Вы правы, Сергей. Есть действительно более насущные проблемы. И вот, например, в Петербурге, откуда нам пишут, просят в следующий раз обсудить закон о тишине. «Что делать с ненормальными соседями?» Добавить жизни на следующей неделе. Спасибо. Темы недели с Сергеем Лесковым. Это был наш замечательный обозреватель. В понедельник Сергей вернется.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Лесков
Активнее, активнее добавляйте ваши комментарии.. Мне интересно каждое ваше мнение.

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски