Сергей Лесков: Если мы, пользуясь опытом ЧМ-2018, научимся получать от футлола деньги - это будет большое пополнение для казны

Сергей Лесков: Если мы, пользуясь опытом ЧМ-2018, научимся получать от футлола деньги - это будет большое пополнение для казны
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Авторские комментарии по самым важным темам этого понедельника.

Оксана Галькевич: Сразу после большого выпуска новостей прямой эфир снова продолжает программа «ОТРажение». Сейчас напомним, о чем будем говорить дальше. Но прежде сообщу, что в студии с вами сегодня Александр Денисов.

Александр Денисов: И Оксана Галькевич.

Оксана Галькевич: А поговорим мы в начале следующего часа о чем?

Александр Денисов: Наш парламент предложил вернуться к обсуждению такой идеи – выдавать субсидию всем, кто тратит на оплату услуг ЖКХ больше 15% от своего совокупного семейного бюджета.

Оксана Галькевич: Саш, но они же уже вроде в Думе обсуждали эту тему.

Александр Денисов: Год назад вносился законопроект, но не дошел даже до первого чтения.

Оксана Галькевич: Вот тогда и обсудим с вами, уважаемые друзья, в прямом эфире, каковы шансы у этой идеи сейчас дойти до финиша, то есть до принятия в этот раз.

Александр Денисов: И на этой неделе в рубрике «Реальные цифры» мы как раз и будем говорить о ЖКХ. Присылайте нам сообщения с указанием вашего дохода, суммы платежей по оплате коммунальных услуг. Принимаем сообщения до пятницы. В этот день подведем итоги. А сейчас как раз время личного мнения.

Оксана Галькевич: А личное мнение у нас сегодня – итоги дня подводит Сергей Лесков. Приветствуем обозревателя Общественного телевидения в нашей студии. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Темы выбираете вы. О чем будем говорить?

Сергей Лесков: Вы начали с парламента, правда, российского. Давайте перейдем на Европарламент, к которому российский не имеет никакого отношения. Кстати, выясним сейчас, хотели бы какие-то российские политики стать евродепутатами. Вопрос любопытный.

Мы на прошлой неделе говорили о том, что состоятся выборы в европарламент. Это третий парламент по предпринимательству в мире после парламентов Китая и Индии. Полмиллиарда человек голосует, 750 депутатов. Это представительство большое. Не полностью, но в определенной мере, конечно, европарламент формирует политику Евросоюза. Это один из 7 политических институтов Евросоюза. Для России это, конечно, очень важно, потому что какие бы санкции не отгораживали Европу от России, все равно это наш крупнейший партнер. Россия, несмотря на свой разворот на Восток, остается европейской страной. Вся наша культура, история связаны прежде всего с Европой. Для нас это вопросы не безразличные. Чисто в прикладном смысле сколько еще будет висеть над нами дамоклов меч санкций – это важно. Важно, конечно, и то, состоится ли «Северный поток – 2», который дотягиваем, но новая глава Европарламента обещает, что не даст его достроить. Там политическая борьба ожидается. Сейчас мы поговорим и на эту тему.

Итак, предваряя голосование, мы сделали прогноз о том, что результаты выборов будут говорить о некотором отступлении и потери позиций традиционных политических элит и наступление антиглобалистов, евроскептиков, которые не верят в светлое будущее Евросоюза, так называемых правых, настроенных на сближение с Россией. В общем-то, эти тенденции мы видим во многих европейских странах – в Италии, в Германии, в Австрии – везде. И, конечно, это не могло не отразиться на выборах в Европарламент. В какой-то степени даже ведь и Трамп – антиглобалист. Ну, и что же мы получили? В общем, несмотря на то, что христианские демократы или социал-демократы сохранили лидирующую позицию, но их оттеснили эти самые евроскептики, которые, если взять интегрально, все места… теперь находятся на втором месте. А на следующих выборах, через несколько лет, они вообще могут оказаться лидерами. И это, конечно, такой глобальный разворот Европы. И, в общем-то, конечно, это скажется на всей европейской политике.

Между прочим, мне уже как-то приходилось делиться с нашими зрителями. Вот Россия – она же до 1917 года была неотделимой частью Европы и шла в русле общеевропейского развития. А вот если бы Ленин…

Александр Денисов: Даже лидером была. Мы в 2 раза по темпам экономического роста опережали Францию, Англию, Германию.

Сергей Лесков: Но по ВВП все равно не опережали.

Александр Денисов: На начало XX века мы были лидерами.

Сергей Лесков: Все-таки будем отдавать себе отчет в том, что все равно она не была лидером.

Александр Денисов: В учебниках написано.

Сергей Лесков: По какому показателю?

Александр Денисов: По объему, по экономическому росту опережала в 2 раза. Бюджет у нас был раза в 4 больше, чем у них. Ну, понятно. У нас и страна больше.

Сергей Лесков: По росту, по некоторым показателям – да, опережала. Но ВВП у России был, конечно, меньше, чем ВВП Франции, Великобритании и Германии. Без всякого сомнения. Но Россия их догоняла. Особенно, кстати, догоняла по демографическому росту. Это и привело к социальному взрыву, который мы называем революцией.

Если вы меня наталкиваете на эту тему, то, конечно, самое глобальное отставание России было по промышленному производству и особенно высокотехнологическому производству. У России практически не было, например, химического производства. Не было производства моторов. И это сказалось на ходе Первой мировой войны. Мы так и не смогли построить авиацию, которая имела бы свои моторы. У нас были большие проблемы с артиллерией из-за недостатка химии пороха. И, в общем-то, сталинская индустриализация предполагала индустриальный рывок и семимильными шагами догнать Европу. Удалось. Но это удалось уже после Второй мировой войны.

Тем не менее, если бы Россия не выскочила из такого эволюционного европейского пути развития, без всякого сомнения, мы бы сейчас заседали в этом самом европарламенте. А если учесть, что и большевики, и меньшевики были социал-демократами, которых сейчас там большинство, то, без сомнения, Россия бы вместе с Германией вертела бы сейчас Европой и заказывала бы музыку. И, в общем-то, конечно, судьбы мира были бы совсем иными.

Оксана Галькевич: Сергей, но, как известно, история не знает сослагательного наклонения.

Сергей Лесков: Знает.

Оксана Галькевич: Почему-то наши социал-демократы пошли другим путем. Решились на большие жертвы собственного народа.

Сергей Лесков: Это известное изречение. Я думаю, что вся наука история – это и есть сослагательное наклонение. Именно этим и занимаются все историки на свете.

Оксана Галькевич: Обсуждение на тему «если бы да кабы»?

Сергей Лесков: Конечно. Это и различные пути развития исторического процесса. Вопрос, который на самом деле важен и актуален сегодня в связи с нарастанием каких-то военных угроз. Вот обратите внимание. Зачем вообще возник Евросоюз, Европарламент, эти структуры? Эту идею еще, кстати, вынашивал Наполеон. Именно он хотел сделать единую Европу, у него не получилось. Но после двух разрушительных мировых войн Франция и Германия настолько испугались.

Александр Денисов: Они просто украли идею у Советского Союза. Мы развалились, а они объединились.

Сергей Лесков: Они объединились еще в 1950-е годы. Самая главная идея была, конечно, не допустить новой тотальной войны. И это удалось. После Второй мировой войны, в том числе и благодаря созданию Евросоюза и Европарламента больших войн не было. Есть такие цифры. В древности при каком-нибудь Юлии Цезаре, по-моему, 15% смертей носили насильственный характер. В XX веке это число снизилось до 5%, несмотря на две мировых войны, где были убиты миллионы людей. А вот в XXI веке насильственные смерти – это только 1% умерших людей. При этом от преступников (вы не поверите, но это официальная статистика) погибает в 5 раз больше людей, чем от военных конфликтов. Это совершенно меняет вообще исторический процесс. Практически войн нету. Они случаются, но называются уже конфликтами. В результате самоубийств в наше время погибает в 7 раз больше людей, чем от войн. И это благодаря Европарламенту в том числе.

Александр Денисов: Что-то я упустил связь между самоубийствами, убийствами и Европарламентом.

Сергей Лесков: Самоубийство – это некое свойство человеческой натуры, которое не зависит от политического режима. А недопущение войн – да, это некая возможность социального прогресса. И на самом деле многие мировые институты (в том числе, конечно, и ООН, и Евросоюз, и Европарламент) снижают угрозу военного конфликта. Теперь понятно. Повлиять на самоубийства, к сожалению, пока не в силах человеческого разума.

Поэтому, конечно, мы должны сказать спасибо всем этим европейским институтам, как бы мы скептически ни прохаживались по поводу его будущего.

Александр Денисов: Сергей, а, может быть, мы неверный вывод делаем? Может быть, дело просто в прививке от войны? Там сколько прошло? Конечно, это дело не в институтах, а просто все страны получили…

Сергей Лесков: Почему «конечно»?

Александр Денисов: А причем здесь Евросоюз и отсутствие войн? Просто все страны получили такой жуткий опыт, что…

Сергей Лесков: Евросоюз создан по инициативе Франции и Германии. Франция и Германия свою историю, как они сформировались как государство, занимались тем, что перегрызали друг другу глотку. История Европы – это история войн, а не мира. Мир в Европе был исключением. Только после 1945 года Франция и Германия перестали друг с другом воевать, и за ними перестали воевать и другие страны. Не видеть это даже странно. О чем вы спорите? Это два народа, которые ненавидели друг друга больше, чем кошка с собакой.

Александр Денисов: Так там уже воевать некому было, Сергей. После того, как мы там прокатились.

Сергей Лесков: Мы не были во Франции. Мы только в части Германии. 1/4 часть была в советской зоне оккупации. Я не понимаю, о чем мы спорим. Это какие-то вещи, лежащие на поверхности. Тем не менее, какое будущее может быть у Евросоюза. Евроскептики, если они набирают вес и не верят в будущее этой структуры, что ей вменяется в вину? Вменяется в вину пособничество эмиграции, отступление перед миграционными потоками, некоторая культурная колонизация пришельцами из Африки и Азии, потеря какой-то национальной идентичности и отступление государств под властью мирового правительства. Это нравится далеко не всем. Между прочим, сейчас даже есть тенденция к снижению уровня жизни. Нынешнее молодое поколение живет хуже, чем поколение отцов.

Александр Денисов: Они так про себя и говорят, да.

Сергей Лесков: И, в общем-то, многие…

Александр Денисов: Почему там левое движение набирает силу, среди молодежи?

Сергей Лесков: Опять же, могут быть названы и другие причины, но это факт. Поколение отцов…

Оксана Галькевич: Может, молодежь меньше работает, чем отцы?

Сергей Лесков: Потому что негде работать, да. Меньше работает, потому что негде работать.

Оксана Галькевич: Поэтому и левые настроения.

Сергей Лесков: Уровень безработицы во многих странах Южной Европы выше, чем был лет 20 назад. Все это вызывает, конечно, критику. Конечно, голода в Евросоюзе не будет. Это было бы даже смешно предположить. Тем не менее, есть реальная угроза разделения Европы по такой демаркационной линии – старая Европа, новая Европа, куда входят страны Восточной Европы и Прибалтики, которые, кстати, объединяет резкая антироссийская позиция.

Оксана Галькевич: Сергей, наши телезрители тоже высказываются параллельно по этой теме на нашем СМС-портале. Не очень они склонны рассуждать на тему анализа, как распределятся места. Но смотрите, пара таких мнений. «Почему мы поддерживаем правые и ультраправые партии? – пишет нам Российская область. – Ведь это же практически партии фашистских взглядов».

И еще такое: «Поддерживая Мари Ле Пен, мы практически предаем наших дедов, победивших в Великой Отечественной».

Александр Денисов: Совершенно справедливое замечание.

Сергей Лесков: Я не сказал, но этот вопрос свидетельствует о том, что наши зрители знают, чем закончились выборы во Франции. Ожидаемая сенсация. Партия «Национальный фронт» Мари Ле Пен победила партию Макрона. Она уже предложила ему уйти в отставку. Вряд ли это произойдет, но тем не менее.

Знаете, позиция Мари Ле Пен резко отличается от позиции ее отца, создателя этой партии. Если отца Ле Пена и можно было обвинить в каких-то позициях, как вы говорите, фашистских, то она, в общем-то, дистанцировалась от подобного рода взглядов. «Правые» - это не означает «фашистские». Уже много раз многие политологи говорили, что можно запутаться, где правые, где левые, с какой стороны – спиной стоять или лицом. Партия «Альтернатива для Германии»…

Александр Денисов: Как раз это есть чисто фашистская организация.

Сергей Лесков: Нет, она, конечно, не чисто фашистская. Это неправда. Это партия, в которой, конечно, есть ксенофобские настроения, но в то же самое время нельзя называть фашистом человека, который протестует против массовых домогательств в адрес местных женщин, как это было в Гамбурге, в Кельне, еще где-то. Нет, это все-таки партии не фашистские. Фашизм – это тотальное уничтожение местного населения, которое не подходит по каким-то расовым признакам. Партия «Альтернатива для Германии» бесконечно далека от этого.

Александр Денисов: Еще не хватало, чтоб в таких конкретных формах проявлялось.

Сергей Лесков: Тем не менее, называть их фашистами, мне кажется, чрезмерно большая вольность и допущение.

Оксана Галькевич: Хорошо. Это было мнение наших зрителей. Вы его прокомментировали. Давайте к следующей теме перейдем.

Сергей Лесков: Сейчас, я еще скажу какие-то вещи. Тут есть еще один любопытный момент, касающийся России. Сегодня ведь, по-моему, потребовали отставки Курца, премьера Австрии. Все это отголоски скандала с какими-то российскими корнями. Помните, мы на прошлой неделе, по-моему, говорили, что вице-премьер Австрии, который занимает дружественную позицию по отношении к России, ему пришлось уйти в отставку после какого-то странного разговора с якобы племянницей русского олигарха, которая ему предлагала какие-то там деньги за какие-то услуги. Выяснилось, что все это провокация. Не было никакой племянницы, не было русского олигарха. Никто перед этим… Наговорил он лишнего спьяну, конечно. Но, тем не менее, никто перед ним не извинился. Вот это западная демократия. Партия эта потеряла много голосов. Теперь еще и премьер уходит в отставку.

Мы часто говорим о нравах в западной прессе. Все это было смоделировано какой-то там газетой, которая хотела, чтобы эти правые партии в Австрии проиграли.

Если бы такая вещь случилась в России, то я думаю, что западная либеральная пресса обвинила бы российскую прессу и всю Россию в попрании всех демократических принципов. Но там это совершенно сходит с рук. Хорошо, что еще племянница русского олигарха, а не племянница Путина. Они бы еще до такого могли бы дойти.

Посмотрим, что будет. Вторая тема, конечно, близко связана с тем, что происходит в Европарламенте. В отставку уходит Тереза Мэй. Вторая женщина-премьер Великобритании, которая очень хотела походить на Маргарет Тэтчер, но оказалась всего лишь жалкой пародией железной леди. Сейчас это понятно. Она пришла на этот высокий пост в 2016 году, когда в Великобритании был проведен референдум по выходу страну из Евросоюза, который мы только что обсуждали. Да выйти-то не удалось. Почему не удалось? Потому что демократия – это процедура. А процедуру выхода они не смотрели согласовать за эти 3 года.

Александр Денисов: Сергей, вы знаете, может быть, в чем-то с Маргарет Тэтчер она все-таки совпадет. Потому что это мы думаем, что Маргарет Тэтчер такая уважаемая и почитаемая персона. На самом деле о ней такое отрицательное восприятие в британском обществе до сих пор.

Сергей Лесков: Тотально отрицательное?

Александр Денисов: Не тотально, но, в общем, если спросить британцев, они негативно отзываются. Точно так же, как могут о Терезе Мэй отзываться. В этом они совпадут.

Сергей Лесков: Это вы сейчас делитесь результатами социологических исследований. Кто-то плохо относится. Кто-то и Черчилля любит в Англии, а кто-то и политическое наследие Черчилля как-то оценивает скептически.

Тем не менее, вы же не будете спорить с тем, что Маргарет Тэтчер является символом политической элиты Англии.

Александр Денисов: Безусловно, у нее было свое видение развития. Но, тем не менее, ее не любят за закрытие шахт, за увольнения, за сокращения.

Сергей Лесков: В данном случае ничего не удалось. Она пришла на этот пост, чтобы выполнить волю британского народа. Выполнить не удалось. Почему? Знаете, есть такое популярное домашнее животное. Называется «кошка». Иногда она скребется в дверь, чтобы выйти на улицу. Ей дверь открывают – она не выходит. Вот что-то такое произошло…

Александр Денисов: Известное сравнение, да. Скребутся, скребутся и не заходят.

Сергей Лесков: И здесь было так. Сколько ни предлагал Евросоюз и какие-то английские политики, как в эту приоткрытую дверь проскользнуть, так английская кошка до сих пор осталась в Евросоюзе. Они, кстати, участвовали в выборах в Европарламент. И, опять же, там тоже евроскептики победили в доброй старой Англии.

Кто будет следующим премьером? В течение месяца там должны пройти выборы. Лидер правящей партии становится автоматически следующим премьер-министром. Небезызвестный нам Борис Джонсон с прической – «Я упала с самосвала, тормозила головой».

Александр Денисов: Или как у Гоголя – «аля черт меня побери».

Сергей Лесков: Да. Человек, который ездит по Лондону в зеленом велосипедном шлеме на велосипеде, очень экстравагантный человек. Но при этом он принадлежит к старой английской аристократии. И просто у него такой имидж. Хорошо или плохо, если он станет? А букмекеры ставят на его премьерство. Он, конечно, наговорил столько гадостей в адрес России и президента России, что радоваться тут нечему. И когда мы говорим о Терезе Мэй, то, конечно, невозможно не вспомнить это отравление Скрипалей. Навязло уже в зубах. Но, тем не менее, громче всего она во время своего правления говорила о двух вещах – об отравлении Скрипалей и о выходе из Евросоюза. Создалось такое впечатление, что отравление Скрипалей был как некоторый такой щит или какая-то операция отвлечения, когда не получалось с Brexit. Так до сих пор и нету каких-то прямых доказательств, которые можно было бы предоставить суду. Все похоже на имитацию. И когда случилась эта провокация с австрийским вице-канцлером, такое ощущение, что когда лжежелезная леди покинет свой лжежелезный трон, то откроются обстоятельства, связанные с реальным сюжетом по лжеотравлению Скрипалей. И окажется, что все примерно так же, как в Австрии – какая-нибудь провокация подстроена. Я такого не исключаю.

Как, кстати говоря, будут проходить выборы? Англия – это ведь родина демократии. Очень интересно, как выбирают партийного лидера. Вы помните, Оксана, сколько было членов КПСС в стране?

Оксана Галькевич: Вы что! В то героическое время, Сергей, я была крайне мала.

Сергей Лесков: Комсомолкой то вы были?

Оксана Галькевич: Нет.

Сергей Лесков: Странно.

Оксана Галькевич: Не верите, но это правда.

Сергей Лесков: Сколько было членов КПСС в нашей стране? Это можно из истории СССР просто. В последние годы было 19 миллионов членов КПСС. И, по-моему, еще 22 миллионов членов ВЛКСМ, что примерно одно и то же – партия «Дай порулить». А сколько в Англии членов правящей Консервативной партии? Всего 120 000. Как они управляются со страной? Совершенно непонятно.

Оксана Галькевич: Дикие люди, да? Вообще. Как живут?

Сергей Лесков: И когда мы сталкиваемся с проблемами Великобритании, мы понимаем, что у них просто мало членов Консервативной партии.

Оксана Галькевич: Однозначно.

Сергей Лесков: Должно быть больше. Раз в 10 минимум. И тогда они бы справились со своей страной, как это удавалось КПСС.

Оксана Галькевич: Надо партию им создать еще одну – «Единая Великобритания».

Сергей Лесков: Я помню, мы в школе учили английский язык по газете английских коммунистов «Morning Star» - это была единственная иностранная газета, которая продавалась в советских киосках. Я не знаю, есть ли эта газета сейчас. Представляете, до чего додумались эти странные англичане? Они голосуют за лидера партии напрямую. Все 120 000. Сначала, правда, парламентская фракция тори (консерваторов) выбирает двух лидеров, чтобы их не было очень много. И все 120 000 приходят на какие-то свои участки по всей Англии и выбирают лидера партии. Можно ли в страшном сне вообразить, чтобы мы так выбирали Леонида Ильича Брежнева? Нет, так вообразить, конечно, нельзя. Вот у них и меняются эти лидеры партий из-за такой непродуманной псевдодемократической процедуры.

Оксана Галькевич: Конечно. И чуть какую-то ошибку совершил, не выполнил предвыборные обещания – все, вон, они берут нового лидера партии. А у нас – «если не он, то кто?»

Сергей Лесков: Помните, какой был Дэвид Камерон? Красавчик. Просто Голливуд. Глаза не оторвешь. А ушел в отставку. Что он сейчас делает? Кошек разводит, которые не могут выйти в дверь.

Оксана Галькевич: Капусту может разводить, как известный римский император: «Что мне ваши государственные дела? Знали бы вы, какая у меня капуста?»

Сергей Лесков: Вот так и живет Англия. Между прочим, почему англичане (я так распространялся в первой части нашего выступления о том, что Германия и Франция были напуганы разрушительными итогами мировых войн) выходят из Евросоюза? Она что, не боится разрушительных войн? Тут, конечно, мы сейчас шутили по поводу англичан. Но предметом национальной гордости англичан, и русским людям, которые отмечают 9 мая, надо все-таки это признать. В 1940-1941 годах Великобритания была единственной страной в мире, которая противостояла фашистской Германии. Других стран не было.

Александр Денисов: Сергей, да как она противостояла? Это назвали «сидячей войной».

Сергей Лесков: Это неправда. Война была.

Александр Денисов: Как неправда? Они дожидались, когда там уже все определится, устаканится. В 1944 году второй фронт открыли?

Оксана Галькевич: Саш, давай тогда про свой 1939-ый тоже вспомним. А то мы с 1941 года только начинаем рассуждать на эту тему.

Сергей Лесков: Саша, мне кажется, что вы допускаете исторические ошибки. В то время были крупномасштабные военные операции в Северной Африке. И, например, фельдмаршал…

Александр Денисов: Но их просили не в Северной Африке. Просили на основной фронт помочь.

Сергей Лесков: В 1940 году Германия не нападала на Советский Союз, и просить было не о чем. В 1940-1941 годах Великобритания в одиночку воевала с Германией.

Оксана Галькевич: А у нас были просто другие отношения в этот момент.

Сергей Лесков: О чем вы сейчас спорите? Я не понимаю. У нас СССР и Германия в тот момент не воевали, а Великобритания воевала. И для них это является предметом национальной гордости. Кстати, именно тогда был разрушен в результате бомбежек город Ковентри. В общем, это национальная трагедия для них. Там даже были артиллерийские снаряды, знаменитые ФАУ-2. Таким образом Великобритания отчасти и по этой причине смотрит на Евросоюз с прохладцей. И она ничего не боится, считает, что ее островное расположение гарантирует ее от всяких мировых катаклизмов. Еще меньше мировых катаклизмов боится другая страна, тоже англосаксонского мира, которая тоже расположена на острове, но еще большего размера – под названием Америка. Там вообще можно бога за бороду схватить.

Оксана Галькевич: Сергей, вы знаете, у нас портал негодует. Пишет: «Может, уже о себе подумаем, а не о том, в каком настроении сейчас Тереза Мэй?» Нижегородская область пишет: «Да не любим мы ни Тэтчер, ни Мэй, ни Ленина. Давайте уже к сегодняшнему дню перейдем».

Есть что-нибудь из российских тем, которые мы сегодня обсудим?

Сергей Лесков: Тем бесконечно много. Но я не могу не сказать о том, что в России наконец-то закончился футбольный сезон. Формально он заканчивается летом. Сезон, конечно, начался с потрясающего Чемпионата мира по футболу, который перевернул настроение мира о России. Многие считали, что Россия не справится с этим очень крупным мероприятием. Но у нас были построены 11 стадионов мирового уровня. Оказалось, что Россия – не Мордон. Что здесь живут очень дружелюбные и улыбчивые люди. И, по оценкам всех мировых экспертов, это был лучший Чемпионата мира за всю историю. Но сегодня мы не будем об этом лишний раз говорить. Сегодня очевидно, что этот Чемпионата мира принес России не убытки, как некоторые спортивные состязания, а вообще футбол – это доходное мероприятие. И подсчитаны какие-то прибавки к экономике. 1.5% к ВВП. Создано более 300 000 новых рабочих мест. Если расходы были (я округляю) около 700 млрд рублей, то прибавка около 1 трлн рублей. Большие доходы от туризма, от инфраструктуры, от создания там новых гостиниц.

До 200 млрд рублей ежегодно будет получать российский бюджет на протяжении следующих 5 лет. По общей доходности влияние на ВВП Чемпионата мира превзошел то, что было в Бразилии, в ЮАР, в Германии, в Южной Корее. Только японцы (по-моему, в 2002 году там был Чемпионата мира) приблизительно находятся на одном уровне с Россией. И вообще футбол, в отличие от многих других видов спорта – это очень доходное мероприятие. И самые богатые фирмы в мире – это «Реал» и «Манчестер Юнайтед», которые занимаются футболом.

У нас футбол пока является обременением, как и другие виды спорта. И если мы вдруг научимся, используя опыт Чемпионата мира, получать от футбола деньги, это будет очень большое пополнение для казны. В Америке, которая, конечно, по коммерциализации спорта (в этом слове нет ничего плохого) ведущая страна в мире. Посмотрите, там огромные стадионы заполняются во время бейсбола, баскетбола, американского футбола, хоккея (они вообще его выдумали), еще каких-то видов спорта.

У нас, если на стадион приходят 10 000 человек, то мы считаем, что это почти рекорд. Почему американцы сумели сделать спорт высокодоходным предприятием, а у нас не получается?

Оксана Галькевич: Сергей, а, может, потому что они не вкладываются в какие-то заведомо убыточные вещи, которые являются обременением? Смотрите, не идет у американцев футбол.

Сергей Лесков: Как это не идет? Ну, что вы!

Оксана Галькевич: Ну, играют они в футбол. Но это не Европа, это не Латинская Америка. Нет такого.

Сергей Лесков: Вы говорите об этом как об истине.

Оксана Галькевич: Я не говорю об этом как об истине.

Сергей Лесков: Но истиной это не является.

Оксана Галькевич: Все-таки у них хоккей более популярен, чем футбол. Согласитесь.

Сергей Лесков: Я не знаю, что такое «более».

Оксана Галькевич: Не знаете?

Сергей Лесков: Нет, я знаю. Просто мне кажется, что вы с уверенностью провозглашаете то, что не является правдой.

Оксана Галькевич: В Канаде тоже, понимаете?

Сергей Лесков: В США было уже два Чемпионата мира по футболу. И в рейтинге ФИФА США находится значительно выше, чем Россия. Туда уезжают играть многие европейские звезды, в том числе знаменитый Хави или Бекхэм, которого вы знаете.

Оксана Галькевич: На пенсию он туда ушел.

Сергей Лесков: Почему на пенсию? Он далеко не пенсионер. Многие звезды туда выезжают. И на европейский футбол, который они почему-то называют soccer, там приходят десятки тысяч людей, сколько у нас не ходят…

Оксана Галькевич: Не гремит. Футбол, soccer в Америке не гремит, Сергей.

Сергей Лесков: Я не спорю с женщиной, даже когда она права, тем более сейчас. Сейчас речь не столько о футболе, сколько о том, что спорт при правильном подходе к нему может быть экономически очень выгодным предприятием. Если нам удастся из этого Чемпионата мира выделить это экономическое зерно, это было бы очень кстати, очень полезно. Но что случилось после Чемпионата мира? Самое громкое, конечно, происшествие на футбольной стезе – это Кокорин и Мамаев. Это люди, которые получают столько, сколько не получают все учителя в каком-нибудь заштатном городе. Там, по-моему, 20 млн рублей в месяц получает Кокорин. Что-то невероятное. Вот эти люди, сорвавшись с привязи, ведут себя так, как ведут. Они до сих пор находятся в застенках. Их судьба не решена.

Александр Денисов: Стал чемпионом России, сидя в СИЗО.

Сергей Лесков: Тем не менее, чемпионом России он признан. Хорошее дело – сидишь, но получаешь золотые медали. Это надо суметь. Я думаю, что ни в одной американской команде, как бы мы ни относились к тому или иному виду спорта, такое просто невозможно.

Александр Денисов: Представители «Зенита» подтвердили: «Да, он тоже чемпион».

Сергей Лесков: Невозможно. Потому что реноме любого «Golden State Warriors» не допускает, чтобы человек, сидящий в тюрьме, стал чемпионом Америки. Это невозможно.

И наконец я не могу не сказать несколько слов. Завершился Чемпионат мира по хоккею. Наши заняли третье место. Первыми стали финны, которые сначала проползли ужом мимо нашей команды, а потом еще и канадцев положили. Совершеннейшая сенсация. И некоторые наши болельщики стали обвинять сборную России в этой неудаче. Мне тоже кажется, что это несправедливо. Спорт не бывает без поражений. Наши играли хорошо. Хоккей отличается от многих видов спорта тем, по моему убеждению, что там очень велик элемент случайности. Один матч, одна шайба… Кстати, поэтому американцы играют серию из 7 матчей всегда.

Александр Денисов: За 8 минут было сложно отыграться. Уже психологическое давление было.

Оксана Галькевич: Слушайте, а канадцы, которые забили на последней секунде?

Александр Денисов: Безусловно, бывает. Но те, как автобус загнали перед воротами.

Сергей Лесков: Я сейчас не про это говорю. Если не поддерживать свою команду в тяжелые минуты, то и светлых моментов никогда не будет. Обратите внимание. Те же болельщики условной «Барселоны» или «Манчестер Юнайтед» аплодируют своей команде даже после поражения. Если не поддерживать команду в случае неудачи, то в будущем удач не будет. Наши играли хорошо. Но так случилось. Финны играли лучше. Кстати, эти финны почти все играют в России.

Оксана Галькевич: В Континентальном хоккейной лиге.

Сергей Лесков: То есть в российской лиге. Это тоже говорит о многом. Это надо обмозговать. В нашей команде играло очень много русских канадцев. Или как их называть? Я не знаю. В общем, спорт продолжается. На некоторое время наступает затишье. И, как я уже говорил на прошлой неделе, завершая свой спич по поводу большого спорта, нельзя забывать заветы Владимира Ильича Ленина, который писал своей сестре: «А самое главное – не забывай об обязательной ежедневной гимнастике».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
Как будто первая любовь опять со мной, И снова не даёт покоя нам с тобой. Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? А ты по-прежнему такая, как всегда, Недаром первую любовь забыть нельзя. Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Я вспоминаю нашу вербу над рекой И наше первое свиданье под луной. Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Как будто первая любовь в моих руках, Она сверкает до сих пор в твоих глазах. Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Проигрыш Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты? Зачем, зачем вернулась ты Из той холодной темноты В мою любовь, в мои мечты?

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски