Сергей Лесков: Родители должны быть современниками детей, а не насаждать практики из прежней жизни

Сергей Лесков: Родители должны быть современниками детей, а не насаждать практики из прежней жизни
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы недели с Сергеем Лесковым. Авторский комментарий нашего постоянного обозревателя к главным событиям последних дней.

Петр Кузнецов: Ну а прямо сейчас первые итоги этой недели, по крайней мере итоги рабочей недели, этой пятидневки мы подводим вместе с нашим обозревателем Сергеем Лесковым. Сергей, здравствуйте, приветствуем вас.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Ну, конечно, самое важное событие для нашей страны на этой неделе – это гибель глубоководного аппарата. Мы об этом говорили пару дней назад, очень тогда много было непонятного. За эти два дня стали известны некоторые факты. Если вы помните, я сидя за этим столом выражал удивление по поводу того, что не названы имена этих 14 погибших подводников. В чем здесь тайна, мне было совершенно непонятно. Ну и буквально вечером того же дня, – впрочем, я не связываю эти события, но так уж получилось, – Министерство обороны опубликовало эти фамилии. Стоит, видимо, напомнить, что из 14 человек семь капитанов 1-го ранга, двое Героев России.

В общем-то, сам уровень вот таких вот высоких чинов ставит вопросы о том, что делал такой синклит на одном борту. Тут можно строить только какие-то догадки. Может быть такая версия. Ведь эти специалисты очень высокой квалификации, и для того чтобы они не уходили из флота, утечка умов ведь есть и в армии, особенно это касается таких вот технических дисциплин, многим специалистам могут присваивать высокие звания, даже если они не командуют подводной лодкой или тяжелым крейсером, это одна возможность. И вторая возможность, что эти люди уже не состояли на боевой службе, а работали в каких-то НИИ, учитывая специфику этого глубоководного аппарата, и тоже имели высокие звания. Я думаю, что один из этих двух вариантов или сразу два объясняют вопрос, который звучал и в нашей студии. Судя по всему, на самом деле это был глубоководный аппарат, собранный из титана…

Петр Кузнецов: А вид не рассекретили при этом, да? Имена погибших стали известны, но по виду информации нет?

Сергей Лесков: Имена стали известны. Судя по всему… Мы говорили, «Лошарик» это или не «Лошарик». Я сам этого мультфильма не видел, но вроде бы есть какой-то такой мультфильм, в честь персонажа которого он назван. Вообще титановые подводные лодки… Это очень прочный и очень легкий металл, который по некоторым характеристикам значительно лучше, чем алюминий. Кстати говоря, СССР был единственной страной в мире, где была построена единственная титановая подводная лодка, по классификации НАТО она называлась «Папа», самая быстроходная подводная лодка и сегодня, по сей день, 45 узлов. Вот этот «Лошарик» тоже, судя по всему, был титановый, у него скорость была 30 узлов. И главная его особенность, – а он был сконструирован еще в советское время, – это возможность длительных операций на большой глубине, возможность вообще чуть ли не лежать несколько месяцев на дне.

Тут может быть несколько вариантов его использования. Во-первых, это изучение морского дна. Стоит сказать, что несколько лет назад именно этот «Лошарик» (или АС-12) участвовал в научной экспедиции, которая помогла… Он брал керн, то есть образцы породы, с океанического дна, помог тем самым доказать принадлежность хребтов Ломоносова и Менделеева к российскому континентальному шлейфу, благодаря чему Россия и подала заявку на то, чтобы эти территории были признаны как бы российскими. Это чрезвычайно важно, потому что Северный Ледовитый океан является главной кладовой углеводородов на будущее. Мы как-то называли цифры, там, по-моему, сконцентрировано 12% углеводородов, которые находятся в земной коре. Его будут разрабатывать, а претендентов на эти богатства довольно много: Канада, США, Дания, Норвегия. Если Россия сумеет доказать право, мы скажем «Лошарику» большое спасибо.

Кроме того, не надо забывать, что у нас есть виды на Севморпуть, а чтобы его освоить… А пока он не освоен, ведь в восточную часть не ходят корабли, Севморпуть только до Норильска, до Енисея. Там надо построить несколько военно-морских баз, какие-то пограничные заставы. Для этого надо изучить морское дно. Такой аппарат, как «Лошарик», бесценен. Кроме того, специалисты говорят о том, что… Кстати говоря, такие случаи уже были, ведь на морском дне не только крабы и осьминоги водятся, там лежат высоковольтные кабели, по которым проводят, передается информация. И уже были случаи где-то, по-моему, в 1980-х гг., когда мы обнаружили где-то на Тихом океане американские кладки на наши кабели. Мы тоже можем тем же самым заниматься, именно «Лошарик» может исследовать эти кабели или, наоборот, ставить какие-то наши приспособления на иностранные кабели, это находится в практике разведслужб.

И в общем-то, многие специалисты сейчас говорят, что этот «Лошарик» как бы относился, он был в подчинении не ВМФ, а непосредственно Министерства обороны, какое-то там есть Главное управление глубоководных работ, которое называется подводной разведкой. Ну и хорошо, в общем-то, такого аппарата ни у кого в мире нет…

Петр Кузнецов: Ну да, поэтому очень важно его сохранить.

Сергей Лесков: Эти люди… И кстати, да, его вот эти герои сохранили, этот аппарат.

Петр Кузнецов: Да, то есть он подлежит восстановлению.

Сергей Лесков: Вот. При этом я хочу сказать, что за истекшие дни стали раздаваться голоса, скажем так условно, записных критиков, которые всегда критикуют режим, власть, что бы ни случилось. Некоторые люди, которые пользуются популярностью в своих кругах, говорят буквально, что с таким главнокомандующим других результатов ждать не приходится, трагедия естественна. Я совершенно уверен, что такие речи говорят о том, что у их авторов нет ни ума, ни совести, и опровергать это бессмысленно.

Но стоит, видимо, сказать, что даже в мирное время в самых высокотехнологичных армиях неизбежны потери, потери бывают и на гражданке, на какой-нибудь стройке, – тем более в тех армиях, которые используют современное оружие. Или не знаю, наверное, потерь не бывает у каких-нибудь швейцарских гвардейцев, которые охраняют папу Римского. А так, если на вооружении стоят высокотехнологичные системы, то потери неизбежны. В советское время армии США и СССР теряли в год примерно батальон, в мирное время, то есть около 400–500 человек потери для таких вот крупных армий. Стоит напомнить, что 1,5 года назад в Атлантическом океане погибла аргентинская подводная лодка, ее долго искали, и российский ВМФ тоже участвовал в поисках аргентинских подводников, которые все погибли.

Петр Кузнецов: Ну и опять же у нас нет статистики, у нас нет данных. Я думаю, что была куча внештатных ситуаций, о которых мы не знаем, которые вовремя успели ликвидировать, выйти из них без потерь.

Сергей Лесков: Ну надо прямо сказать, что подводный флот является тем видом вооружения, где секретность наиболее высока по совершенно очевидным причинам: что там происходит на морском дне, никто не знает. Военные же в силу своей природы склонны все засекречивать, а здесь им еще и подводное царство в помощь. Как пел Высоцкий, «Лечь бы на дно, как подводная лодка, И позывных не передавать». Сейчас, кстати, подводные лодки почти год могут лежать на дне, «Лошарик» этот несколько месяцев может лежать на дне. Министр Шойгу гарантировал президенту России, что он будет восстановлен. Кстати, там есть ядерная установка, то есть у него есть способность к автономному ходу, мы этого не знали в среду, когда это обсуждали. Ядерная установка не пострадала, и даже норвежские экологи не обнаружили, придирчивые…

Петр Кузнецов: Это еще и поэтому важно было.

Сергей Лесков: Да, никакого повышения радиоактивного фона в Мировом океане нет. При всем при том, что мы отдаем должное подводникам, не надо забывать вот о чем. Мы же какие-то выводы должны делать из трагедии. Конечно, уровень техногенных катастроф в нашей стране чрезмерно высок, выше, чем в других развитых странах. Мы чаще всего говорим в этом отношении про гражданскую авиацию. В гражданской авиации США последняя катастрофа была в 2001 году. У «Lufthansa» вообще за всю историю этой компании (несколько десятилетий) была только одна катастрофа, да и то в Африке, а это особая статья. У нас, к сожалению, статистика катастроф и мартиролог жертв слишком высокие, слишком длинный этот перечень.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, Владимир из Ростовской области дозвонился, ждет. Спасибо, что дождались, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Наконец дозвонился до вас. Сергей Леонидович, уважаемые ведущие, большое спасибо за поднятую тему такую важную. Погибли наши драгоценные, можно сказать, люди, подводники. Мне просто… Вот служил я в танковых войсках, и мы ходили под воду, служил в советское время в Германии. Нас, 4 человека экипаж, мы уходили под воду. У нас у каждого был изолирующий противогаз автономный, в случае затопления танка могли выбраться, хотя на глубину уходили до 6 метров, могли бы и так выпрыгнуть, без противогазов. А тут люди в подводной лодке, и средств нет защиты индивидуальной… Извините, я волнуюсь так. Мне очень жалко этих людей. Вот как с защитой людей? Должны же быть какие-то противогазы изолирующие, кислородные в наше время?

Тамара Шорникова: Да, поняли, Владимир, спасибо.

Сергей Лесков: Ну правильно, этот вопрос…

Петр Кузнецов: Мы задавались этим вопросом.

Сергей Лесков: Да, мы его обсуждали уже 2 дня назад. Индивидуальные средства защиты на подводных лодках, конечно, есть, это называется индивидуальный дыхательный аппарат. Они почему-то не воспользовались им. Это загадка. Может быть, аккумуляторы эти загорелись слишком быстро, неизвестно.

Тамара Шорникова: Была одна из версий у семей, что как раз в это время просто был отбой у части экипажа, соответственно они не успели воспользоваться индивидуальными средствами защиты.

Сергей Лесков: Быть может, и так. Мы в данном случае можем только гадать. Вопрос вы задаете совершенно корректный, ответа на этот вопрос нет. Остается только сделать вывод о том, что да, на самом деле у нас чрезмерно высокий уровень смертности в результате техногенных катастроф. Это вообще проблема российского государства. У нас всегда есть дилемма, что первично, интересы государства или жизнь отдельных граждан. К сожалению, история наша такова, что выбор делается в первую сторону. Есть общества, где выбор делается другой, но таков как бы исторический путь, такова как бы историческая традиция.

Тем не менее все-таки стоит сказать, что самые крупные по числу жертв катастрофы в атомном подводном флоте были все-таки в Америке. В космонавтике, которую можно сравнить с подводным флотом, тоже США, а уровень-то там технологического развития будет выше, чем у нас, традиции уважения к личности тоже, наверное, более высокие. Тем не менее последние аварии с человеческими жертвами в СССР была в 1971 году, посчитайте, сколько лет уже прошло, 50 фактически, а в США после этого уже в новейшие времена погибло два лучших шаттла «Челленджер» и «Атлантис», полтора десятка людей погибло. В СССР такого не было. Поэтому здесь все переплелось.

Конечно, наши соболезнования семьям погибших. Хочется, чтобы были сделаны правильные выводы. Какие-то выводы были сделаны после «Курска». Вы помните, что после «Курска» ведь генералы и адмиралы собирались и думали, докладывать президенту или нет, и сам, в общем-то, Кремль довольно долго молчал. Здесь все было сделано оперативно, то есть выводы делаются.

Но все же некоторые сложности с развитием технологических систем в стране остаются. Бюджет Министерства обороны, в общем-то, является закрытой статьей, мы не знаем, как он тратится и на что, но все-таки сами по себе сообщения из силовых структур, когда очень часто оказываются расхитителями народного добра руководители крупных воинских соединений, говорят о том, что закрытость воинского, армейского бюджета не всегда идет на пользу. Только недавно я видел сообщение о том, что руководитель крупного военного НИИ был арестован, потому что создал фиктивную воинскую часть, 200 фиктивных рабочих мест, давал им задания и похитил огромные деньги. В общем-то, каждая катастрофа – это еще и, конечно, управленческая проблема. Вот здесь тоже об этом речь идет.

Кстати говоря, в 1990-х гг., когда при создании этого «Лошарика» были финансовые проблемы, ведь приглашались американцы поучаствовать в его строительстве, но они отказались, и у них до сих пор нет такого аппарата. Может быть, и не будет. Так что здесь все…

Петр Кузнецов: Перед тем как мы ко второй теме перейдем, можете ли прокомментировать версию, сейчас найду, из Пензенской области: «Допустите ли вы диверсию, что их кто-то торпедировал?»

Сергей Лесков: Нет, там же были атомные подводные лодки сопровождения со всеми современными средствами радиолокации. Версия, которую вы сказали, звучала во время трагедии «Курска», это было много лет назад, но тогда, в общем-то, сразу некоторые высокие чины ВМФ говорили об участии там американской подводной лодки, что тоже, в общем-то, не подтвердилось. Нет, в данном случае это невозможно, незаметно подойти атомная подводная лодка не может. Почему я говорю «атомная»? – потому что у США нет других, у них нет дизельных подводных лодок в отличие от России.

Петр Кузнецов: Тем более, опять же абсолютно не претендую на какое-то экспертное мнение, но если бы это была торпеда, то, наверное, от лодки бы мало что осталось.

Сергей Лесков: Ну да, конечно, там в первую очередь взорвался бы реактор.

Петр Кузнецов: Сейчас еще раз мы проговорим, что она восстановлению не то что подлежит, а там буквально залатать чуть-чуть…

Сергей Лесков: Да, самое важное, что экипажу удалось спасти, она сейчас находится в доке Североморска.

Путин побывал в Италии. На первый взгляд, конечно, визит можно назвать странным. Он встретился с папой Римским Франциском, с президентом Италии Серджо Маттареллой и премьером Джузеппе Конти. Там так часто меняются руководители государства, что их имена запомнить невозможно. Впрочем, надо сказать, что и папы римские теперь стали меняться с какой-то калейдоскопической быстротой.

Петр Кузнецов: Да. Вы знаете, вот я почему-то вспомнил сейчас один мем, который гласит: «Если чувствуешь себя бесполезным, вспомни, что в Италии есть президент», – как-то так.

Сергей Лесков: Хорошая шутка, да.

Петр Кузнецов: Ну или в Германии президент.

Сергей Лесков: Но Путин уже в третий раз встречается с папой Римским, третий, но с этим впервые. И наверное, больше он с ним не встретится, потому что там будет новый папа. Мне, кстати, в связи с этим вспоминается: в воспоминаниях у Черчилля есть любопытный момент, когда во время этого саммита в Крыму Черчилль стал говорить о какой-то необходимости учитывать мнение папы Римского (Пий XI тогда был), Сталин спросил у английского премьера: «А сколько у папы Римского дивизий?» И Черчилль обомлел от такого вопроса. А Пий XI через некоторое время попросил сообщить Сталину: «Сообщите моему доброму сыну Иосифу, что с моими дивизиями он встретится на небесах». Черчиллю же нельзя не верить.

Но так или иначе нынешний глава России уже третий раз встречается с папой Римским. Очень короткие были сообщения о результатах этой встречи. Мне понравилось то, что Путин подарил ему картину Андрона Кончаловского (на диске) «Грех». Не знаю, кто-нибудь видел эту картину про судьбу Микеланджело Буонарроти. Я теперь думаю, что папа Римский, посмотрев этот киношедевр, новыми глазами будет смотреть на Сикстинскую капеллу и увидит там какие-то подробности, которые прежде были для него скрыты.

Вообще я думаю, что разговор с папой Римским при всей скудности этих сообщений и был главной целью визита Путина. Могу высказать конспирологическую версию, потому что на следующий день с папой Римским встретились предстоятели Греко-католической украинской церкви, которые участвовали в недавнем расколе в Украинской православной церкви, поддерживали партию Филарета. На самом деле наше ведь государство…

Петр Кузнецов: Логичнее было бы, чтобы греко-римская борьба, чтобы они…

Сергей Лесков: Ну кстати говоря, эта самая Униатская церковь тоже ведь результат раскола еще в прежние века. Украина – территория, которая… Государственность у нее возникла сравнительно недавно, но на этих условных территориях, конечно, исторически это территория православия, но постоянно на нее посягали католики, и вот греко-католическая уния, нечто среднее между православием и католицизмом, но они подчиняются, кстати, папе Римскому формально, есть один из результатов этого раскола. Если учесть, что на территории Украины находится треть приходов Русской православной церкви Московского патриархата, то конечно, этот раскол при том значении, которое придает наше государство связям с церковью и какому-то там духовному возрождению России, является очень важной частью. Дело даже не в каких-то материальных отчислениях от этих приходов, но в общем-то это потеря части русского мира, и как мы видим, если там столько священников и приходов, значительной части русского мира.

О чем там договорились папа Римский и президент России, неизвестно, Ватикан никогда не афиширует своего тайного по большей части участия в политике. Но в общем я думаю, что это и было главной целью. А что касается раскола, во главе которого стоит этот самый расстрига Филарет, который, кстати, ведь мог стать патриархом РПЦ на прежних выборах, но ему не удалось и он решил как бы насолить Русской православной церкви, то оказалось, что тот томос, который получила Украинская православная церковь, фальшивый, Порошенко его купил и обманул православных на Украине, оказалось, что эта церковь не стала патриаршей, оказалось, что раньше она как-то слегка подчинялась Московской патриархии, а теперь она всецело попала в распоряжение этого Константинопольского патриарха, который находится по существу в услужении Америки, поскольку там все епископы американцы. Ну вот как бы наши предупреждали, кстати, об этом осторожно, но вот что вышло, то и вышло.

А вообще, конечно, мне жалко президента России, потому что он столько раз приезжал в Италию и никуда дальше Рима не выезжал, а Италия настолько прекрасная страна, что он, в общем-то… Он же не может как частное лицо насладиться итальянскими прелестями. Помните, последний нобелевский лауреат России, поэт Бродский говорил, что если бы существовало перерождение душ, то вторую жизнь он хотел бы провести в Италии, а именно в Венеции в каком угодно обличье, хоть кошки, хоть крысы, но обязательно в Венеции. Кстати, он похоронен там, в Венеции, в Венеции вообще многие русские похоронены, там, по-моему… А, Тарковского, наверное, похоронили в России. Ну, например, Стравинский, Дягилев.

Что касается разговоров с итальянскими политиками, то они сетовали на громадные потери для экономики Италии от санкций. У нас оборот с Италией был под 60 миллиардов евро. В 2016 году он снизился до 17 миллиардов, это огромные потери для итальянской экономики. Слава богу, что итальянское вино еще продают в нашей стране. Кстати говоря, кто пил итальянское вино, не будет пить грузинского вина, я в этом убежден совершенно. И санкции, которые разрубили вот это вот тесное экономическое сотрудничество между Россией и Италией, наложены из-за Украины на обе стороны фактически. Итальянцы очень витальные люди, в отличие от немцев или англосаксов они говорят что думают. Вот им это не нравится, они и говорят, что санкции надо отменять, и они постараются как бы уговорить своих европейских партнеров.

Тамара Шорникова: Вот, короткая реплика: знатоки кинематографа поправляют, что Тарковский погребен во Франции…

Сергей Лесков: Во Франции?

Тамара Шорникова: Да. А что касается санкций, мы говорили как раз тоже недавно о том, что на G20 все обсуждали встречи Путина, и какой-то теплый прием был оказан, и все встречались, все как-то комментировали, что сказал Путин, и так далее. И вот сейчас в Италии снова всплывает тема санкций, активно говорится, что много перспектив для переговоров в нормандском формате, Россия прилагает много усилий, и как будто бы вот-вот, вот-вот, предчувствие витает того, что снова дружба будет крепнуть. Так ли это?

Сергей Лесков: Нет, я повторю еще раз. У меня лично несколько скептическое отношение. Когда-то это, конечно, все будет отменено. Что там европейцам Украина? Понятно, что это был инструмент для давления на Россию, понятно, что этот инструмент не может использоваться вечно. Россия очень крупный экономический партнер, 35%, если мы говорим про Италию, энергетики Италии составляют ресурсы из России, а в некоторых странах даже и больше, и не только энергетический сектор. Самая главная гордость Украины, Николай Гоголь, считал себя русским писателем, да и жил в Италии, кстати; да даже Тарас Бульба считал себя русским. Я думаю, что этот украинский фактор будет все слабее и слабее.

Но предрекать скорое окончание санкций я не возьмусь. Все-таки есть политики, которые считают, что их надо сохранить, а если учесть, что Европа в значительной своей части смотрит в рот Америке, а там отменять санкции не собираются… В общем, я думаю, что стоит подождать. Может быть, удастся найти какие-то обходные пути для снижения остроты этих санкций, вот между Россией и Италией все-таки растет торговый оборот, но, конечно, тех 55 миллиардов он не достиг, сейчас, по-моему, 26 миллиардов, а было 16 вообще на дне.

Тамара Шорникова: Но в любом случае мы сходились во мнении, что есть какая-то хотя бы иллюзия оттепели. Вот с чем она связана, по-вашему?

Сергей Лесков: Это связано с несколькими факторами. Во-первых, изменилось отношение к лидеру России, который стал главным мировым брендом, мы об этом говорили на этой неделе. Уже забылись как бы главные упреки по отношению к России. Во-первых, все чаще политики (правда, пока второго ряда) признают Крым российским. По части Украины, которая была как бы контрапунктом этих санкций, все видят паралич власти на Украине и считают, что, может быть, прогнозы России о государственности в этой стране были справедливы. Ну и сама жизнь берет свое, нельзя вечно жить в состоянии кризиса. Вот все эти факторы, я думаю, срабатывают.

Давайте поговорим еще о третьей теме, которая мне кажется…

Петр Кузнецов: Прежде чем перейдем, тут срочное сообщение на лентах, пишут, что в результате опрокидывания прогулочного судна в Краснодарском крае есть погибшие, их количество уточняется, вот прямо сейчас.

Сергей Лесков: Ну вот видите, это тоже же связано с техникой.

Петр Кузнецов: Лето, да, и чем ближе к августу, тем…

Сергей Лесков: Это тоже связано с техникой. Раньше-то опрокидывались паромы в Юго-Восточной Азии, во всяких слаборазвитых Индонезиях…

Петр Кузнецов: Тут, в общем-то, пишут то катер, то катамаран… В общем, конечно, разница есть, от вида зависит…

Сергей Лесков: Тут у нас на Волге «Булгария» опрокинулась…

У нас практически каждая семья связана со школой. Школьников сколько в нашей стране? По-моему, порядка 12–13 миллионов, раньше было даже больше, некоторая демографическая яма сейчас. Большинство школьников сейчас ходит в школу с мобильными телефонами, родителям так спокойнее. Но в Совете Федерации родилась мудрая идея запретить использование в школе мобильных телефонов по той причине, что это мешает детям грызть гранит науки, они отвлекаются.

Петр Кузнецов: Ну да, поэтому у нас плохое образование, да, точно. Сейчас все будет хорошо.

Сергей Лесков: Вот. Идея чрезвычайно спорная. Проблем у нашего образования выше крыши, и все упирается в мобильные телефоны. При этом я совершенно согласен, что на уроках пользоваться мобильными телефонами невозможно, нельзя, непозволительно, это нарушает вообще весь возможный этикет. Вы знаете, когда какая-нибудь пресс-конференция президента, предположим, или входишь в кабинет какого-нибудь министра, то обычно ведь телефон оставляешь на столе, в специальной коробочке. Это мне кажется важным.

Есть опыт развитых стран, где, например, в Германии все телефоны собираются, ты в школе на уроке не можешь пользоваться. Но потом же надо вернуться к этому телефону, сообщить папе-маме, что уроки закончены, или у меня дополнительные занятия, или мы едем в музей. Это же еще и какая-то гарантия безопасности и спокойствия родителей. Мне кажется чрезвычайно странным использовать опыт церковно-приходских школ для школы XXI века, ведь после запрета этих самых мобильных телефонов следующим будет запрет вообще всех гаджетов, читать надо будет только рукописные манускрипты; запрет на дистанционное образование…

Я совершенно уверен, что учителя и родители должны быть современниками детей, а не пытаться насаждать какие-то практики из прежней жизни. Между прочим, у президента Макрона в его предвыборной программе был пункт о запрете мобильных телефонов во французских школах, это один из немногих пунктов, которые он выполнил. Да, и во Франции, и в Германии, перед тем как войти в школу, телефоны сдают, ты в школе не можешь пользоваться. Но это не есть тот тотальный запрет, который предлагается в Совете Федерации. Кстати, и на переменах можно пользоваться. Почему нельзя позвонить маме, которая волнуется, может быть, там что-то срочное, бабушка больная. Да, на уроках нельзя. Поэтому здесь надо найти какое-то промежуточное решение.

Некоторые умные люди говорят, что можно решить эту проблему следующим образом: поставить в школе глушилки и включать их… Ну глушили же «Голос Америки» в советское время.

Тамара Шорникова: И строем ходить в столовую.

Сергей Лесков: Да, вот как звонок прозвенел, включил глушилку, телефоны не работают; звонок на перемену – глушилку выключил. Если уж так наши законодатели обеспокоены этим – вообще практика запретов есть любимое дело, – ведь учителя-то тоже пользуются мобильными телефонами, может быть, учителям тоже запретить? Они же, собственно…

Петр Кузнецов: Наши телезрители идут дальше, Кемеровская область предлагает тогда уже и депутатам запрещать телефоны, которые сидят на заседаниях…

Сергей Лесков: Да, этот вопрос тоже… Я когда думал над этой проблемой…

Петр Кузнецов: Очень много видео и фотографий, когда они отвлекаются, они не слушают, что говорит спикер.

Сергей Лесков: Да, мы же знаем, депутаты-то в Совете Федерации, Валентина Ивановна, обращаемся мы к Матвиенко… А в Совете Федерации, может быть, начать с себя, как народная мудрость гласит? В Совете Федерации-то они не запрещены. А какие большие проблемы решают в Совете Федерации! Даже иногда там поднимаются на обсуждение вопросы более важные, чем запрет мобильных телефонов.

Петр Кузнецов: О запрете мобильных телефонов в школах, поднимаются такие вопросы.

Сергей Лесков: Да, может быть, в этот момент…

Петр Кузнецов: ...депутат сидит в телефоне…

Сергей Лесков: И изучает, да.

Петр Кузнецов: Прослушал и проголосовал «за».

Тамара Шорникова: «Согласен».

Сергей Лесков: Да. В общем, конечно, наш законодательный корпус нужен хотя бы потому, чтобы удивлять российских граждан своими фантастическими инициативами. Удивительные все-таки люди. И как в черепной коробке депутатов, которая по анатомическим характеристикам не превосходит размеры черепа обычного гражданина…

Петр Кузнецов: Школьника…

Сергей Лесков: …рождаются столь фантастические, фантасмагорические проекты, приходится только удивляться. Вообще, конечно, самое простое, друзья мои, – это надо превратить школу в зону особого режима, куда сегодня приехали футболисты Кокорин и Мамаев. Там же нельзя пользоваться мобильными телефонами? Вот если школа будет, как во времена Макаренко, зоной особого режима, это будет самое оно. Вот тогда все проблемы будут решены.

Петр Кузнецов: Многие школьники не зря, причем несколько поколений, называют школу тюрьмой: «Не хочу я в эту тюрьму!»

Сергей Лесков: Ну вот да, тогда, собственно, будет то, о чем мечтали поколения детей, наконец будет реализовано, все запретить.

Тамара Шорникова: И Кемеровская область пишет: «Уважаем запрет сенаторов на смартфоны». Захотелось сразу погуглить, кто там в сенате представляет Кемеровскую область, может, оттуда сообщение пришло.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо большое за эти итоги, за первые итоги этой недели. Это Сергей Лесков. До встречи уже на следующей неделе. Спасибо вам за этот обзор.

Сергей Лесков: До новых встреч.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
Какая нахрен совесть. Всю нашу совесть вывезли вместе с мозгами и ассимилировали со всем Светом. Защита есть на плавсредствах, но к ней ещё что-то надо, чтобы выжить. Слишком, кхе-кхе, мало сделали... Почему на самолётах у каждого пассажира нет парашюта - из той же области вопрос. А что, если заблокировали специальным сигналом опознаваемость посторонних объектов, противник подкрался - и не торпедой, а просто вдарил сбоку без причинения атомным составляющим урона, без следов - и таким же шагом удалился бы. "Осторожно предупреждали" это значит молчали. Сколько таких, и шагу недающих ступить. Петя, спасибо что вы читаете новости онлайн по Интернету. так будет передача по-оперативнее. Родителям спокойнее отпускать малыша с мобилой, а учителю нет - видеть таким потенциального экзаменуемого. Всё равно на родичей посыпется весь шквал критики. И маме они не звонят, они играют и в чате сидят. А понЯл!... Мы возвращаемся в ПАСЕ, чтобы в Совет Федерации не поступали фантастические законопроекты, значит Европа отрезвляюще действует, а сами мы ничего не можем, только замыкаться в себе. Но Госдума сама виновата: именно она пригласила на заседание социальных представителей!..

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски