Сергей Лесков: Когда случаются стихийные бедствия, через них, как через магический кристалл, становится видно все беды и проблемы общества

Сергей Лесков: Когда случаются стихийные бедствия, через них, как через магический кристалл, становится видно все беды и проблемы общества
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Авторский комментарий нашего постоянного обозревателя к главным событиям последних суток.

Константин Чуриков: Ну а сейчас главные темы дня в интерпретации Сергея Лескова. Сергей Лесков, наш обозреватель, у нас в студии. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Теперь я еще и интерпретатор.

Константин Чуриков: А почему бы и нет?

Оксана Галькевич: Антрепренер и интерпретатор, да.

Сергей Лесков: Антрепренер. Не дай бог ни одному Петру такую жену, как Феврония, если вспомнить историю их жизни, то, конечно, этому несчастному князю не позавидуешь.

Ну да ладно. На самом деле сегодняшний день богат на события. В Тегеране объявлено, что Иран приступил к обогащению урана. Стоит напомнить, что в 2015 году эта страна, которая по подозрениям многих экспертов, тайно разрабатывала ядерное оружие, подписала соглашение с ведущими государствами мира (Германия, Великобритания, Франция, США, Китай и Россия, всего 6 было) о том, что она не будет этого делать…

Константин Чуриков: Та самая ядерная сделка.

Сергей Лесков: Ядерная сделка. Но в прошлом году президент Трамп, который пересматривает буквально все соглашения, которые неосторожно и поспешно, как он считает, подписал его предшественник, вышел из этой ядерной сделки и, более того, наложил на Иран драконовы санкции. Иран после многих лет многочисленных эмбарго только-только стал поднимать голову, туда стали возвращаться европейские инвесторы, но поскольку все операции ведутся через американские банки, с учетом долларов, Иран опять провалился в эту яму и дал как бы год американцам и европейским партнерам, чтобы выйти из этого положения.

Ничего не сделали, и Иран обновил обогащение урана. У него был такой лимит, по-моему, 300 килограммов, не больше, он мог обогащать, больше нельзя было, а для производства атомной бомбы, чего все так боятся, немногим больше надо, 1 000 килограммов. Правда, наработать это непросто, можно вспомнить, с каким трудом это удалось СССР в конце 1940-х гг., даже из Германии, из Чехии возили уран, своих разработок не было еще.

Причем он говорит, что будет обогащать уран для атомной электростанции в Бушере, которая построена Россией, но там уровень обогащения только 4%, а для атомной бомбы, наверное, все уже знают, нужно 90%. У нас на прошлой неделе была тема атомной подводки лодки, там 20%. Но как говорят ядерщики, самое главное – сделать первый шаг. Чем ближе к 90%, тем быстрее идет прогресс в этом отношении. Правда, я не понимаю, сколько же должен Иран наработать для атомной станции, потому что одна закладка 70 тонн. Сейчас у них 300 килограммов, а 70 тонн надо для атомной станции. Какая-то туманная совершенно история…

Константин Чуриков: Так вот зачем Ирану все это нужно? Вот это повышение ставок?

Сергей Лесков: Гордые персы – одно из самых древних государств в мире. А что им остается делать? Они могут только надеяться на то, что Европа договорится с Америкой и эти санкции будут смягчены. Вы помните, где-то неделю назад Иран сбил американский беспилотник, и Трамп вообще, как он говорил, не знаю, правда или нет, за 10 минут до того, как бомбы начнут падать на Иран, отменил свой приказ. Ну не знаю. И Иран, и Трамп говорят, что хотели бы вернуться к дипломатии, но что-то пока не получается. Там есть маленькое государство, которое может стать детонатором взрыва, – это Израиль. Иранские ракеты под названием «Шахаб» даже с грязным ураном достают элементарно до Израиля. Израиль находится под эгидой США, и конечно, этот ближневосточный конфликт может на самом деле разразиться и в военный конфликт, крупное военное столкновение.

У России много интересов на Ближнем Востоке, достаточно вспомнить Сирию. Ситуация, конечно, непредсказуемая, очень и очень взрывоопасная. Мне, кстати говоря, показалось очень забавным: среди частокола санкций, которые Трамп накладывает на Иран, он недавно, буквально на предыдущей неделе наложил санкции на Али Хаменеи, духовного лидера Ирана. Что любопытно… Что, ему будет труднее молиться от этого? Ну вряд ли. Но оказывается, этот духовный лидер один из богатейших людей мира, потому что госсекретарь Помпео сказал, что его личное состояние 95 миллиардов долларов. Мы, конечно, не следим за статистикой этих состояний, но вообще самый богатый…

Константин Чуриков: Это можно в принципе уже в первую десятку Forbes отправляться.

Сергей Лесков: Я заглянул в справочники: на самом деле это третье место.

Константин Чуриков: Третье, да?

Сергей Лесков: Самый главный богач мира – это Джефф Безос, 150 миллиардов. Оксана, он недавно развелся.

Константин Чуриков: Мы сегодня поговорим по поводу семьи и верности.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, зачем мне? Меня не интересуют разводы богатых мужчин.

Сергей Лесков: Вы можете своим подругам указать на этот адрес, ведь это самый выгодный жених на свете, недавно…

Оксана Галькевич: У меня есть уже жених, слушайте, уже 14 лет как…

Константин Чуриков: Оксана определилась.

Сергей Лесков: Да нет, у других, у вас же много подруг, это же известно.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Сергей Лесков: А некоторые подруги еще не составили личное счастье, и вот им надо указать на Джеффа Безоса, 150 миллиардов на дороге не валяются. На втором месте, естественно, Билл Гейтс, а вот на третьем этот самый аятолла Хаменеи, не путать с аятоллой Хомейни, ушедшим в лучший мир. Вы представляете, как можно удачно совмещать служение вечным истинам и каким-то земным интересам. Что любопытно, среди тех санкций, которые накладывали на Россию, ни разу не попал под них патриарх Кирилл, что любопытно, а вот этот вот товарищ попал.

Кстати, я неоднократно бывал в Тегеране, там была огромная русская диаспора до этой пресловутой исламской революции 1978 года, до нее вообще Тегеран был восточным Парижем, это было что-то невероятное: кабаре, ночные бары…

Константин Чуриков: …злачные места…

Сергей Лесков: Да, на самом деле. Потом персидские женщины… Мы помним, еще Есенин описывал, самые красивые женщины в мире. Кстати, тут посмотрите…

Константин Чуриков: Оксана…

Оксана Галькевич: Молчу-молчу.

Константин Чуриков: Сейчас Сергей говорит.

Сергей Лесков: Ну как, «Шаганэ ты моя, Шаганэ», это же…

Оксана Галькевич: «Потому, что я с севера, что ли, я хочу рассказать тебе…»

Сергей Лесков: Да. Так вот там до исламской революции, в Тегеране, было 32 православных храма, а сейчас остался один. Я в хороших отношениях с отцом Александром Заркешевым нахожусь, но как там православный священник выживает в этом исламском окружении… В общем, ему можно только посочувствовать и поставить памятник. Там есть, например, кладбище русских офицеров, там хотят построить мечеть. То есть мы можем сколько угодно быть на стороне Ирана в его столкновении интересов с Америкой, но все-таки то, что происходит там после исламской революции, часто нарушает какие-то представления человеческого свойства.

Ну вот. Так или иначе, в общем, непонятно, чем это закончится. Центрифуга, кстати говоря, для обогащения урана… Это страна Иран, Иран обогащает уран, может быть, Есенин если бы знал такую рифму, он бы тоже что-нибудь сочинил. Ну так вот, эти самые центрифуги он получил из Пакистана, а Пакистан их получил тайком из Голландии. Никаких разбирательств по этому поводу не было, потому что все там как бы свои, вот такой… Непонятно. Не исключено, что, конечно, нарастание кризиса вокруг Ирана заставит нас скоро забыть вообще о проблемах Сирии, если они на самом деле обогатят уран в таких вот количествах, а до атомной бомбы, как я уже сказал, им осталось немного, сейчас уже треть сделана, осталось 2/3.

Константин Чуриков: Ну у нас же есть свои рычаги влияния, нам, наверное, тоже не очень выгодно, чтобы ситуация накалялась.

Сергей Лесков: Да всем это невыгодно. Существует же договор о нераспространении ядерного оружия, который подписали все, кроме Индии, Пакистана и Северной Кореи, и в общем-то все цивилизованное человечество не хотело бы разрастания ядерного клуба, это чрезвычайно опасно.

Ну так вот. Давайте поговорим о делах наших скорбных.

Константин Чуриков: Да, и зрителей, кстати, призовем звонить, внизу экрана указан телефон, с нами можно связаться.

Сергей Лесков: Да. Об этом, об Иране и уране, нельзя было не сказать, но все-таки нас больше интересует то, что происходит на наших пространствах. Неунывающее Министерство экономического развития устами руководителя Департамента инвестиционной политики, делаю на этом особенный упор, на конференции «Налоги 2019», которая только что была в Санкт-Петербурге, выступила с новыми идеями. Идея состоит вот в чем: надо бороться с теневым бизнесом, а для того чтобы его ущучить, необходимо контролировать расходы граждан, физических лиц.

Константин Чуриков: Всех.

Сергей Лесков: Нет, не всех, конечно, есть граждане, которые выпадают из этого контроля, хотя…

Оксана Галькевич: И что же это за граждане?

Сергей Лесков: Эти граждане – это 200 семей, которые владеют 50% национального богатства.

Константин Чуриков: Вот их не трогаем?

Сергей Лесков: Вот их не трогаем, да.

Оксана Галькевич: Прямо так и сформулировано, простите?

Сергей Лесков: Нет, у нас же нет прогрессивной шкалы налогообложения, то есть мы их не трогаем. А вот те, которые безмолвствуют, все эти простолюдины и смерды, там можно бесконечно получать, повышать разного рода налоги и тарифы. По официальным данным, у нас 2/3 населения не имеют вообще никаких накоплений, а 20% граждан живут ниже уровня прожиточного минимума, при этом это называется уровнем бедности, хотя в развитых странах уровень бедности – это уровень ниже средней зарплаты. Но даже у нас с учетом этого все равно 20% получают. И вот с этой овцы надо снять последний клок шерсти.

Конечно, я почему сказал о названии департамента? Очевидно, что в Министерстве экономического развития не занимаются экономическим развитием, а все погружено в разного рода фискальные инициативы. Ну, может быть, если так надо оставить эту чиновничью рать, переименовать министерство? Они же развитием не занимаются. Более того, их глава говорит впрямую, что развития в ближайшие годы ждать не приходится. Мало того, в мае и в июне самый низкий рост ВВП (ниже 1%) начиная с 2016 года. Мы же все цитируем часто майские указы, там указана высокая планка, выше среднемирового уровня, а сейчас мы опустились вообще ниже. Ну вот надо обобрать последнее, что есть у граждан.

Оксана Галькевич: Сергей, а если не Министерство развития, то как их назвать? Министерство счастья?

Сергей Лесков: А там есть… Ну да, их в принципе можно…

Оксана Галькевич: Достатка, правды?

Сергей Лесков: Счастья, да.

Константин Чуриков: Министерство рывка.

Оксана Галькевич: Нет, я вспоминаю книгу «1984», поэтому цитирую.

Сергей Лесков: Да. Он, кстати, был троцкист, автор этой книги.

Константин Чуриков: Оруэлл.

Сергей Лесков: Оруэлл, да, был троцкист недобитый и написал такую книжку, поклеп вообще на социализм. Ну так вот, будет ли какой-то прок вообще от этой инициативы? Ну очевидно, что поскольку у людей за душой нет ни гроша, то ничего бюджет не получит. Но чиновникам, конечно, от этого будет большая польза, потому что за счет бюджета, за счет наших с вами средств, Оксана и Костя, они создадут новое управление, будут там какие-нибудь, как это называется, откаты и распилы, появятся новые чиновничьи места, столоначальники, начальники департаментов. Это очень выгодно. То, что пользы не будет, – какая разница? Зато…

Оксана Галькевич: …движуха.

Константин Чуриков: Слушайте, а как будут контролировать? Не все же пользуются картами, многие вообще их не признают. Многие просто складывают куда-то себе под матрас.

Сергей Лесков: Кого-то поймают, да.

Константин Чуриков: Или мы будем стиральные машины по паспорту покупать?

Сергей Лесков: Может быть, и так, да. Не заработал на стиральную машину, а хочешь ее купить, – бабушка тебе наследство оставила? Покажу бабушку. Что же, тут, в общем, можно узнать. При этом сами по себе эти чиновники покупают себе и строят себе такие дома, которые превосходят вообще фантазии персидских царей, но ничего, нормально, никто у них ничего не спрашивает.

Константин Чуриков: Сергей, нам сейчас вот зритель из Москвы пишет, телезрительница: «А надо провести референдум по введению прогрессивной шкалы налогов. Почему государство не слушает свой народ?» Ну, кстати, мы не раз обсуждали…

Сергей Лесков: Неоднократно бывали эти…

Константин Чуриков: История на поверхности лежит. Мне кажется, у людей есть свое представление о справедливости, мы все примерно понимаем, о чем идет речь. Почему бы государству не двинуться в сторону решения этого вопроса, хотя бы сымитировать для начала? Но нам жестко говорят «нет».

Сергей Лесков: Я согласен. Надо сказать, что не во всех странах есть прогрессивная шкала налогообложения, но чем богаче страна, тем чаще там она встречается. Все развитые страны имеют такие, в Европе именно такая шкала.

Оксана Галькевич: Как работать это будет? Придумать можно все что угодно.

Сергей Лесков: Лишь слаборазвитые страны типа Болгарии, Румынии, Молдавии, России, которая, к сожалению, тоже в этом числе, там плоская шкала налогообложения. Но я что-то не слышал, чтобы там в Болгарии и в Румынии было такое социальное расслоение, как у нас. В связи с этим я не могу не сказать вот еще о чем. Может быть, у нас ничего не может получиться с ростом экономики?

Недавно был какой-то юбилей НЭПа, новой экономической политики, которую объявил Ленин. Страна лежала в разрухе, за 3–4 года удалось достичь довоенных показателей и накормить голодающее население, и к 1929 году, когда НЭП был отменен, создать фундамент для индустриализации. Можно было НЭП и не отменять, это было, видимо, уже какое-то идеологическое решение, но темпы роста ВВП в тот момент были 10–15% ежегодно на зависть любому Китаю. Почему эти самые кухарки и рабочие, которых большевики привлекли к управлению государством, могли наладить такой экономический режим, а люди, которые имеют дипломы американских университетов, не могут наладить экономику? Для меня это не укладывается в голове. А может быть, экономический рост, единственное объяснение, и не нужен, ибо он опасен?

В связи с этим я не могу не сказать несколько слов по поводу нашего благотворительного марафона, который продолжается до сих пор, начался когда? В четверг.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Собрано уже несколько миллионов. Огромное спасибо, как сказала Оксана, всем, кто откликнулся и помогает попавшим в беду людям. В связи с этим меня совершенно удивляет, что на эту помощь откликнулись люди, с которых хотят стричь, небогатые наши сограждане. А представители элиты, все эти российские селебрити всех мастей и разливов, совершенно безмолвствуют и безучастно взирают на беды простолюдинов. Это, в общем-то, понятно, ведь известно, что мы не просили рожать вас детей, мы не просили вас селиться в Сибири. Тайга – это российские джунгли: вы туда забрались, сами выкарабкивайтесь как хотите. Вы помните, когда была трагедия с цунами, смерчем в Гаити, в Новом Орлеане, не было ни одной голливудской звезды, которая не открыла бы свой кошелек. У нас богатые люди ночуют в номерах за 1 миллион рублей за ночь, да?

Константин Чуриков: Вы сейчас кого-то конкретного имеете в виду?

Сергей Лесков: Да, я имею в виду конкретно. Как сказал один екатерининский вельможа, «умри, Денис, лучше не скажешь».

Оксана Галькевич: Вы имеете в виду министерство наше, которое в командировках…

Константин Чуриков: Одного министра.

Сергей Лесков: Промышленности…

Оксана Галькевич: Это была информация на прошлой неделе совершенно официальная, да.

Сергей Лесков: Что это позволено.

Оксана Галькевич: Посмотрели на расходы наших министров в их командировках.

Сергей Лесков: Это разрешено законом.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Таким образом, в общем, с одной стороны, конечно…

Константин Чуриков: Ну не в хостеле же человеку жить.

Сергей Лесков: Вы знаете, если считать… Стихийные бедствия имеют как бы такую странную пользу: когда они случаются, через них, как через магический кристалл, видны многие беды и проблемы общества. И вот в данном случае тоже это видно. Наши простые люди отзывчиво откликаются на беду соотечественников, а те, у которых деньги вываливаются из карманов, безучастно взирают на эту проблему. Можно на эту тему отдельно поговорить, у меня есть какие-то там теории…

Оксана Галькевич: А почему вот, вы думаете, почему так?

Сергей Лесков: Почему?

Оксана Галькевич: Вот почему получается, что народ настолько разделен? Понимаете, у нас получается не только социальное расслоение, но еще и какое-то другое расслоение, оторванное друг от друга.

Сергей Лесков: Оксана, отвечаю на этот вопрос. Он совершенно правильный. О первой причине я сказал, потому что это… Ну как люди разных племен. Почему одно племя должно помогать другому племени?

Но есть и другая причина, и мне кажется, что она может быть даже и сильнее. Дело в том, что у нас государство не поощряет филантропию, благотворительность и меценатство, потому что это как бы неподконтрольная финансовая деятельность: сегодня ты собираешь деньги на одно мероприятие благое, завтра оно может быть уже и другого свойства. Многие богатые люди предпочитают не высовываться, ибо, если у тебя есть свободные деньги, ты должен спросить прежде всего того чиновника, который тебя курирует, а стоит ли направлять их по этому руслу, а не по этому?

У нас все крупные состояния, мы об этом говорили неоднократно, возникли благодаря связям с государством: всегда это были какие-то залоговые аукционы или работа на месторождениях. Своим умом, как Джефф Безос, Билл Гейтс или Марк Цукерберг, у нас никто состояние не сколотил, все так или иначе получили свои миллиарды…

Константин Чуриков: …первоначально.

Сергей Лесков: …благодаря государству, и теперь только государство может распоряжаться этими потоками.

Оксана Галькевич: Сергей, мы сейчас примем звонок, который у нас звучит в эфире, но дело в том, что два слова в защиту все-таки бизнеса, правда, не вот такого крупного, а малого и среднего. Надо сказать, по итогам нашего марафона, они очень активно включились в помощь, просто нам звонили в эфир. К нам даже в редакцию приходили люди, которые вот этим занимаются, малым и средним бизнесом…

Сергей Лесков: Я совершенно согласен.

Константин Чуриков: Рестораны, небольшие организации…

Оксана Галькевич: Да, какие-то небольшие швейные фабрики, ИПшечки…

Сергей Лесков: Я согласен. Я говорю об общей картине, а общая картина такая, что по участию капитала в благотворительности Россия находится на 124-м месте в мире из 145. Опасно в России заниматься благотворительностью.

Оксана Галькевич: Виктор из Краснодарского края хочет с вами поговорить. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Вы знаете, что хочу вам сказать? Я отработал более 40 лет, работал токарем. Приходилось выполнять профессий ну очень много. На пенсию я ушел 2 года назад, но пенсия у меня сейчас 15,5 тысяч. Как на нее можно прожить? Жена пошла тоже на пенсию, в один день мы с ней пошли на пенсию, отработала 36,5 лет, у нее пенсия 12,5 тысяч. Работы нет, у… проходили «по-черному», это я вам сразу говорю, честно и откровенно. Как жить? Мы не представляем.

Константин Чуриков: Виктор, то есть вы были готовы, во всяком случае вы, может быть, супруга, продолжать работать? Вы говорите, работы нет.

Зритель: Нет, мы еле доработали, потому что приходилось выполнять разные работы.

Оксана Галькевич: Тяжелый труд был, да? То есть здоровья уже, в общем, не хватает на то, чтобы продолжать?

Зритель: Уже много тратим на лекарства, честно говоря. Вот я вам сейчас честно скажу, я и токарем работал, автослесарем…, стропальщиком, косильщиком, пильщиком, канализация, отопление… Ездил ветки грузил и резал бензопилой… Кабели таскал… Очень много работ.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Сергей Лесков: Виктор, скажите, а вы из Красноярского края…

Константин Чуриков: Краснодарского.

Оксана Галькевич: Краснодарского.

Сергей Лесков: А-а-а, Краснодарского.

Оксана Галькевич: Юг.

Сергей Лесков: А Краснодарский-то край будет побогаче, чем большинство российских регионов, не самое худшее место.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Виктор.

Сергей Лесков: Да. Ну что же…

Константин Чуриков: Но нашего зрителя такая трактовка все равно не обрадует.

Сергей Лесков: Да, да, не обрадует, конечно. Но хотя бы там, наверное, есть свой огород.

Оксана Галькевич: Понимаете, люди у нас не понимают и каждый раз задают этот вопрос, но, честно говоря, меня все объяснения и формулы тоже совершенно не устраивают. Почему у меня такой огромный стаж, почему я вкалываю практически с малолетства, работаю вообще на всех возможных работах, а на выходе пшик? И нельзя сказать, чтобы человек плохо работал, знаете, отсиживался где-то, отлынивал от чего-то.

Сергей Лесков: Зато у нас есть довольно многочисленные социальные группы, которые имеют повышенную пенсию, которая вообще и не снилась в качестве зарплаты нашим зрителям.

Оксана Галькевич: Да и по нагрузке, надо сказать, это совсем не та работа, что у учителя или врача.

Сергей Лесков: Я совершенно не понимаю, почему хирург должен сейчас работать до 65 лет, а какой-нибудь бравый здоровяк из силовых структур уходит на пенсию в 45 лет, имея при этом еще какие-то неформальные возможности дохода, которыми они широко пользуются.

Оксана Галькевич: И вряд ли он сидит просто на этой пенсии, в 45 лет мужчина, женщина еще все-таки находят работу и работают наверняка, я думаю.

Сергей Лесков: Да. А потом они создают консорциумы из ушедших на пенсию сослуживцев и заправляют российской экономикой. Очень много несправедливости, к сожалению.

Константин Чуриков: Мы не знаем, что с этим делать.

Сергей Лесков: Да, не знаем, что делать. Я не знаю, когда звонят люди с такими жизненными историями, остается только посочувствовать. Ну что ж тут поделаешь… Тем не менее из всех бывших союзных республик в России более высокий жизненный уровень, чем в других.

Константин Чуриков: Утешимся этим.

Сергей Лесков: Утешимся этим. Может быть, просто на наших пространствах людям как бы суждено жить не слишком богато, тогда надо куда-то отправлять эти претензии по другому адресу, например, спросить, является ли господь бог эффективным менеджером.

Оксана Галькевич: Сергей… Не ожидала я от вас такого финала.

Сергей Лесков: А может быть… Может быть, вы и не ожидали, а он ожидал.

Оксана Галькевич: Господь бог?

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Он только этого и ждал, наверное.

Сергей Лесков: Может быть, он занимается попущением, чтобы мы через трудности пришли к каким-то там вершинам.

Константин Чуриков: А почему в один странах он эффективный менеджер, а в других нет, Сергей?

Оксана Галькевич: Да, кстати.

Сергей Лесков: Кстати, это же была игра слов. К вопросу об эффективном менеджере, вы не поняли…

Оксана Галькевич: Подождите, господу богу тоже, что ли, с народом не повезло? Я не могу понять.

Сергей Лесков: Про Грузию поговорим, поговорим про Грузию…

Оксана Галькевич: А, понятно, ушли от ответа, Сергей.

Сергей Лесков: …откуда родом самый эффективный менеджер. Там продолжаются, я даже не знаю как, уже это и не антироссийские волнения, но совершенно нечто странное. Во-первых, с сегодняшнего дня прекращено авиасообщение между Россией и Грузией…

Оксана Галькевич: Во-вторых, оскорбившего Путина ведущего «Рустави 2» отстранили от работы, вот только что сообщили информационные агентства.

Сергей Лесков: Какая потеря для грузинского телеэфира! Вообще совершенно беспрецедентно… Может быть, не все видели, этот человек по имени Георгий, фамилию я его не помню, целую минуту в начале своей передачи покрывал матом президента России, а потом перешел в той же стилистике на мать и отца. Ну все мои знакомые люди, которые имеют отношение к Кавказу, говорят, что дело даже не в том, что он ругал президента России, но для кавказского человека недопустимо говорить такие слова про родителей, к тому же усопших. Такого человека уже нельзя пускать в свой дом, нельзя приходить в его дом, нельзя своих дочерей пускать в его дом, ему нельзя пожимать руку и иметь с ним каких-то дел.

Единственное объяснение, почему этот Георгий так поступил, – я думаю, что он, может быть, через 2 месяца в Сан-Франциско окажется? Потому что ведь Грузия просвещенная страна, она уже давно ушла от этих самых первобытных обычаев, которые я сейчас описал, теперь-то там так можно уже. Ну вот, может быть, его и примут где-нибудь в других странах, где такие выходки возможны.

А вообще, если причина этой обиды в том, что прекращено авиасообщение, то я повторю свою позицию: даже если… Многие считают, что государство под названием Россия мешает российским туристам осуществить свое право на заслуженный отпуск, где хочу, там и отдыхаю. Пожалуйста, никто не мешает пешком идти в Грузию, маршрутов много. Но если государство туда на своих государственных авиакомпаниях направляет людей, то оно несет ответственность за их безопасность. Когда там происходят постоянные такие эскапады против России, то ведь может возникнуть какая-то коллизия, которая вообще приведет к каким-то непредставимым сегодня последствиям, и государство вполне естественно хочет выйти из этого положения с минимальными потерями. Правильно эти рейсы запрещены, я в этом уверен.

Оксана Галькевич: Сергей, но у нас же еще, надо сказать, и нет дипломатических отношений по-прежнему с Грузией…

Сергей Лесков: У нас нет дипломатических отношений.

Оксана Галькевич: И вот предположить, не дай бог что-то случится с вами в стране – потеря паспорта, какая-то ситуация…

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Человек оказывается вот в таком безвоздушном пространстве без помощи, без поддержки своих дипломатических сотрудников.

Сергей Лесков: Конечно, это большой удар по Грузии. Назывались неоднократно цифры, насколько российские туристы (а это главный поток туристов в Грузию) пополняют бюджет этой небогатой страны. Грузины говорят: то, что мы сейчас пишем на своих плакатах и кричим с трибун, – это мы против российских политиков и президента России, а русский народ нам очень нравится. Хорошо, думаю я, а представим такую ситуацию. Я вот оказываюсь в Тбилиси, а грузины мне очень нравятся, а Саакашвили мне не нравится. Беру плакат и на плакате пишу то, что они пишут про Россию, но вместо России я пишу Грузию.

Оксана Галькевич: Зеркально.

Сергей Лесков: Зеркально пишу: Грузия и там матерное слово. И все грузины тут же понимают, что этот плакат означает, они же мне объяснили, что я не люблю Саакашвили, а Грузию-то я люблю, хоть я и написал совершенно другое, Грузия и какое-нибудь матерное слово. Но это означает не матерное слово, это означает, что я люблю Грузию, я Саакашвили не люблю. Там возможны столько провокаций в этой стране, что… Хотите ехать – поезжайте, только я об одном прошу: не берите детей, потому что невинные души как бы не в ответе за легкомыслие, скажем, и простодушие их родителей.

Как будут опять же развиваться отношения… Тут сегодня в Думе, я когда ехал на работу, родились инициативы по экономическим санкциям, запретить в очередной раз грузинское вино, грузинский «Боржоми»… Почему, кстати, «Боржоми» называют грузинским, я не совсем понимаю, дело даже не в том, что он принадлежит российской компании, а в том, что технология «Боржоми» разработана вообще русскими купцами, которые привезли туда технологию, ну да ладно.

Мы и сами неоднократно говорили о том, что политические проблемы нельзя решать с помощью экономических санкций. Да пусть это вино грузинское идет в Россию, хотя по моим личным представлениям это пойло и в Грузии нет столько виноградников, сколько они сюда привозят вина. Мои грузинские знакомые говорят, что они отчаянно бодяжат… Мне кажется, что тот, кто пил итальянское вино, грузинское пить не будет, по крайней мере то, что стоит в наших магазинах. Может быть, есть любители.

Не надо подставляться под удар, накладывать на небогатую страну, а в итоге на небогатых людей, экономические санкции. Там еще, по-моему, денежные переводы хотят запретить… Это ведь удар будет не по тем, кто кричит про президента России и про саму Россию, это будет удар по крестьянам и нищим людям, пока вся Грузия нищая. Если уйти с проспекта Руставели, то… У меня недавно старший сын там был – это полуразрушенный город, где стоят нищие.

Константин Чуриков: Давайте примем звонки. Любовь из Ижевска сейчас у нас в эфире. Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу сказать, что если, допустим, кто-то на телевидении Грузии выступил нелицеприятно, сказал дурные слова в адрес нашего президента или нашего правительства, государства, то это скорее всего провокация. Я считаю, что…

Сергей Лесков: Чья?

Зритель: …просто глупые люди, провокаторы или просто психически неполноценные люди не должны быть, как бы это сказать…

Константин Чуриков: …допущены до эфира?

Зритель: Да, во-первых, допущены до эфира, а во-вторых, нельзя принимать их как глас народа, грузинского народа. Потому что я абсолютно уверена, что в основном люди в Грузии относятся к нам положительно, с симпатией, так же как и мы к ним. Мы не хотим раздора, мы не хотим, как сказать, каких-то вводить санкций или еще чего-то против этого государства. Мы хотим с ними дружить.

Константин Чуриков: Мы, конечно, хотим, просто это было настолько омерзительно сделано, понимаете…

Оксана Галькевич: Любовь, подождите, но получается, что не все люди, не вся масса любит, а, в общем, есть некоторые люди, которые попадают, не любящие нашу страну, на телевидение, в политику, в парламент, еще куда-то. Как так получается? Они, в общем, задают определенные настроения.

Сергей Лесков: Любовь, да? Любовь, вы знаете, вы поднимаете очень важный философский вопрос, я позволю себе продолжить мысль, которую вы сейчас провозгласили. Грузия же демократическая страна? А в демократической стране каждый гражданин в ответе за то, что делает его власть, это же демократическая страна. Поэтому грузинский народ в какой-то мере, конечно, в ответе и за выходки депутатов, которые там устроили дебош в парламенте, и за те речи, которые говорила президент этой страны, и то, что там министр говорил. Не надо говорить, что грузинские народ и грузинская власть сделаны из разного теста. При этом, конечно, я согласен, что ставить знак равенства между грузинскими политиками, между партией войны, которая есть в Грузии, и простыми грузинами, – нет, конечно, это невозможно. Но этот вопрос более сложный, чем вы говорите.

Да, вы опять же сказали, это государство. Тут, конечно, есть много сомнений по поводу того, можно ли считать Грузию в ее нынешнем виде полноценным государством. Дело даже не в том, что это маленькая страна, есть много маленьких стран (Люксембург, Дания), которые совершенно состоялись и внесли огромный вклад в мировую историю, дело даже не в этом. Грузия, я не знаю, это эстетическое явление, это уличный фольклор, уличный театр, они поэтому и свергают каждые 2 года свое правительство, и их президенты по очереди неизвестно где оказываются. Где сейчас Гамсахурдия и кто его убил, до сих пор неизвестно. Неслучайно эта страна художников, но там нет юристов и законников. Там даже и в Советском Союзе не было советской власти, это была территория воров в законе.

И вообще на пространствах бывшего СССР не так много возникло полноценных государств; для большинства бывших союзных республик, по моему мнению, главной государственной идеей является попытка отторжения от СССР или от России. Это комплекс потерпевшего. Нельзя стать субъектом мировой политики, если самое главное, что у тебя имеется, – это комплекс потерпевшего. Украина жалуется на оккупацию – боже мой, бред сумасшедшего; Грузия жалуется на оккупацию. Все эти страны сохранились вообще на глобусе благодаря России (Прибалтика тоже, кстати). Ну вот и этот комплекс потерпевшего и ведет к вот этим вот антироссийским выходкам.

Что касается туристов, на самом деле я еще раз призываю: не надо ездить в страну, где есть большая опасность. Надо еще и обладать какой-то гордостью…

Оксана Галькевич: Самоуважением каким-то.

Сергей Лесков: Самоуважением к себе, к своей стране, к государственным символам. А иначе что будет? БДСМ сплошное.

Константин Чуриков: Несколько реплик зрителей, вот то, что буквально сейчас приходит по ходу вашего комментария. Краснодарский край: «Его (имеется в виду вот этот так называемый журналист грузинский) надо посадить». Омская область: «Осудить, требовать экстрадиции».

Оксана Галькевич: Фамилию не будем называть, чтобы не было этой геростратовой славы.

Константин Чуриков: Да. Башкирия пишет: «Мы за Путина голосовали. Если его оскорбляют, значит, и меня оскорбляют».

Сергей Лесков: Правильно.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем еще звонок, у нас на линии Надежда из Свердловской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я в конце 1980-х гг. ездила в Грузию как раз перед абхазскими событиями. Вы знаете, несколько дней мы провели более-менее хорошо, но вы знаете, тоже на площади Руставели уже были толпы людей, 1980-е гг., такая революционная обстановка была. Было ощущение, что что-то должно такое случиться в Грузии. Вы знаете, вот эта толпа дикая срывала памятник Орджоникидзе петлей на шее, таскала его по площади Руставели, а потом через несколько дней у них началась грузино-абхазская война. Мы приехали на поезде, дорога была взорвана, пути, и вы знаете, мы не знали, как выбраться.

Вот я на самом деле говорю, что не нужно ездить, потому что сразу все грузинское гостеприимство куда-то пропадает. У нас…, нам предлагали выехать на машине, в те годы предлагали за тысячу рублей, чтобы мы могли хотя бы выбраться из Грузии. А Грузия – это тоже, собственно, тупик, там через Армению тоже невозможно было выехать. Вы знаете, вот эти вот дни проведенные – это такая катастрофа была! На всю жизнь просто запоминается. И знаете, мы были в тот момент, перед развалом Советского Союза, и неприятное общение было, постоянно где-то на экскурсиях что-то показывали, что-то русские сделали, тоже все время «оккупанты», «оккупанты». Я вот считаю, что правильно, не нужно ездить туда.

Оксана Галькевич: Спасибо, Надежда.

Сергей Лесков: Кстати, насчет оккупации еще я одним своим соображением поделюсь. Когда Грузия называет Россию оккупантом, они имеют в виду как бы отошедшие от Грузии территории Абхазии и Южной Осетии. Но принадлежали ли эти территории вообще Грузии, вопрос очень спорный. Сами-то абхазы считают, что они являются независимым государством с многовековой историей. Если… Распад СССР – это как какое-то домино, по принципу матрешки. Если СССР отпустил из своего состава Грузию, то почему Грузия не может по той же самой логике отпустить из своего состава Абхазию? Абхазы моментально, как только распался СССР, заявили о своих претензиях на государственную независимость от Грузии. Надо сказать, что в 1921 году договор об образовании СССР подписывали Абхазская республики и Грузинская республика на равных правах. У абхазов есть логика, при чем здесь оккупация со стороны России?

Грузия тем самым лишает себя субъектности истории и, как я уже говорил, комплекс потерпевшего, она не может признать, что сама не смогла договориться со своим ближайшим соседом, Звиад Гамсахурдия вообще считал, что абхаз – не народ, могу цитату прочитать, он говорил, что это племя или группа племен, пусть они уезжают к себе на Северный Кавказ, это прямые слова развязавшего войну с Абхазией Звиада Гамсахурдиа. Кстати говоря, грузины приглашают русских ехать отдыхать, а мы можем предложить им отдохнуть на курортах Северного Кавказа…

Оксана Галькевич: …или Белого моря.

Сергей Лесков: Или Белого моря, а почему нет?

Оксана Галькевич: В Петропавловске-Камчатском прекрасные места на самом деле.

Сергей Лесков: У нас очень много хороших курортов, приезжайте, грузины.

Оксана Галькевич: На самом деле посмотреть, что у нас есть и у…

Сергей Лесков: Да, отдыхайте, приезжайте к нам отдыхать. Костромская область замечательная, Великий Новгород, где мы с Оксаной были порознь. Есть что посмотреть в России, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Ой, Сергей, где мы с вами только порознь ни отдыхали на просторах нашей прекрасной родины.

Константин Чуриков: Пока уже вместе, да.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо.

Константин Чуриков: Это были «Темы дня» с Сергеем Лесковым.

Оксана Галькевич: Я еще раз подчеркиваю…

Константин Чуриков: …что 14 лет несешь свой крест.

Оксана Галькевич: …I`ve been happily married for many years. Не надо, пожалуйста.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей. Через несколько минут…

Сергей Лесков: Это было сказано на родном для всякого уважающего себя грузина языке.

Оксана Галькевич: From my heart, понимаете, как Мутко, я у него научилась.

Константин Чуриков: Через пару минут в День семьи, любви и верности посмотрим и узнаем от вас, с какими проблемами сталкивается российская семья как ячейка общества, чего нам всем не хватает, чего бы нам хотелось и как побороть вот эту, скажем так, угнетающую статистику разваливающихся браков. Разводов очень много в стране.

Оксана Галькевич: В общем, about Russia with love, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
Нечего нагнетать обстановку - сделайте вы, наконец, атомное оружие! Сил нет, вы из нас энергии выжали на 10 электростанций! Я любил к таким людям ходить, которые ниже прожиточного минимума живут. Нет денег - нет напряжённости в диалоге, простецкий диалог без стяжательства. Отдыхаешь! Персидские цари вам не овцы, с них нечего стричь - один песок Деште-Кевир. А с Кости Чурикова есть что убрать под подбородком..))))) Но у нас-то Голливуда нет, откуда брать пожертвования? У нас только один Голливуд - это Серёга Зверев. И почему вы обиженно клюёте высшую касту? Вы присвоили деньги... Знак равенства между россиянами и Путиным ставить тоже не стоит. И во власти у нас люди разные были: были и реакционные; организовать всех сплетение - вот будет разнообразие, а не дохлый ряд мяуканий. Странная логика! СССР отпустил Грузию, но Грузия - не СССР, если бы ЗСФСР сохранилась, она бы могла, в свою очередь, отпустить Грузию. Но горские народы сами не захотели после 1936 года жить вместе. И союзность Абхазии относится к периоду ЗСФСР. А так юридических фактов нет..

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски