Сергей Лесков: Эмоционально и генетически Грузия близка России. Но слишком тесные объятия становятся похожи на удушение

Сергей Лесков: Эмоционально и генетически Грузия близка России. Но слишком тесные объятия становятся похожи на удушение
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. События, требующие отдельного комментария, от нашего постоянного обозревателя.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас Сергей Лесков нам расскажет о том, какие темы стали главными в эту среду, и прокомментирует основные события. Здравствуйте, Сергей.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Сергей Лесков: В понедельник меня Оксана назвала интерпретатором, сегодня…

Константин Чуриков: Это я вас назвал, ага.

Сергей Лесков: А-а-а. Ну вот…

Оксана Галькевич: Не хочет славой делиться.

Константин Чуриков: Нет.

Оксана Галькевич: Похвалой Лескова.

Сергей Лесков: Да. Я вот два дня ходил с этим ярлыком интерпретатора и не понимал, что это означает. Я должен по-новому теперь взглянуть на жизнь. Ну вот все-таки я взглянул.

Я думаю, что события вот какие. Новый президент Украины Владимир Зеленский выступил с инициативой по поводу нового формата переговоров вокруг Донбасса, преобразовать так называемую нормандскую четверку, помимо России, Украины, Франции и Германии добавить туда еще англосаксов, а именно Великобританию и Америку.

Вообще какие странные кульбиты совершает человеческая психология. Еще совсем недавно мы едва ли… Наверное, было самой горячей темой то, что происходит в так называемой Новороссии, а сейчас мы это и слово забыли, военный конфликт на Донбассе был первополосной новостью. Конфликт-то продолжается, ничего там не решено, но сейчас мы как-то отторгаем от себя эту тему, хотя, скажем прямо, она является едва ли не главной причиной продолжения санкций, наложенных на Россию.

Но тем не менее создается ощущение, например, по поводу последнего саммита G20 в Японии, что эта тема политикам надоела. Политики ведь тоже люди, тоже устают от одной и той же повестки. Для Трампа такое впечатление, Украина является некой гирей, которая ему привязана к ноге, к ноге президента, досталась в наследство от Обамы. Он хочет заниматься совершенно другими вещами, но напрямую заявить о том, что его это совершенно не интересует, он не может.

Ну а как же нам отнестись к инициативе Владимира Зеленского? Да и не только нам, он ведь предложил это не России, он предложил это всем участникам. Любопытно, что отреагировала только Россия устами пресс-секретаря Путина: Песков сказал, что Россия изучит это предложение. Конечно, это формальные слова, но хоть формальные слова были сказаны. А там с оставшегося квартета не ответил никто, потому что им это не интересно.

Я еще раз скажу: на самом деле Украина фундаментально интересует только Россию, для всех остальных участников европейской политики это некий инструмент для решения проблем в отношении России. На самом деле, посмотрите, зачем Франции и Германии, участникам этой нормандской четверки, пускать козла в огород… ой, я оговорился, пускать Трампа в Европу? Они и так спят и видят, как бы его отсюда вытеснить с его антиевропейскими инициативами. Им это совсем не нужно.

Что касается Великобритании, ну да, наверное, расставаясь с Евросоюзом, она хотела бы укрепить свое влияние в одном из регионов. Но уж, право, непонятно, к кому обращается Зеленский, потому что Тереза Мэй, как говорят американцы, хромая утка, да? Не сегодня завтра она уходит со своего поста, да и Меркель, кстати, по-моему, тоже уходит. Непонятно, к кому это обращение адресовано.

Таким образом, создается впечатление… А Зеленский не мог об этом не знать? Наверное, он догадывался, что в настоящий момент всем европейским лидерам никак не до Украины. Значит, делая такое заявление, он занимается не реальной политикой, а какой-то мистификацией, в чем он, конечно, является профессионалом.

Константин Чуриков: А как вам еще такая небольшая новость, которая, кажется, вчера промелькнула, о том, что он в принципе готов разрешить людям в Донбассе пользоваться русским языком, но только для документооборота, чтобы заполнить какие-то заявления?

Сергей Лесков: Это какая-то оскорбительная вещь. Насколько я понимаю, он, в общем-то, сам всю жизнь говорил на русском языке, и это настолько унизительное разрешение, противоречит всей той же самой европейской практике, куда так стремится Украина. Сколько государственных языков в Швейцарии? Сколько государственных языков в Финляндии?

Константин Чуриков: В Швейцарии английский, французский, итальянский… Нет, английский нет…

Сергей Лесков: Итальянский-то тоже.

Константин Чуриков: И старороманшский еще.

Сергей Лесков: Да, там еще есть какой-то язык. Есть какие-то области в Италии, на севере Италии, где говорят на каких-то языках, которых вообще даже энциклопедист не знает, они разрешены.

Константин Чуриков: Бога ради, конечно.

Сергей Лесков: Да. Ну что это такое? В общем-то, самые крупные деятели культуры, которые оставили след в истории Украины, писали на русском языке. На русском языке издавал газету кто? – батька Махно, но это так, к слову.

Константин Чуриков: Сергей, от Украины устали не только зарубежные политики, но и, в общем-то, наши зрители.

Оксана Галькевич: Наши зрители.

Константин Чуриков: Нам многие пишут, Саратовская область: «Вчера смотрели «Отражение» вечером, очень понравилось, ни Украины, ни Америки. Хотелось бы мнение Лескова (может быть, потом ответите), когда будет прорыв?»

Сергей Лесков: Когда будет что?

Константин Чуриков: Прорыв.

Сергей Лесков: Ну вот… Сейчас, тогда я сделаю прогноз.

В последний раз нормандская четверка собиралась, страшно сказать, все уже забыли, в 2016 году, а сейчас экватор 2019 года, 3 года не собирались. Из этого я могу сделать предположение, что замороженная ситуация отвечает интересам всех сторон. Не отвечала бы, кто-нибудь попытался бы разморозить этот «холодильник». Как выйти из этого конфликта, не знает никто.

Вы посмотрите вчерашнюю новость довольно громкую о телемосте на бытовые темы между Украиной и Россией. По замыслу, не должны были приглашаться политики, политологи, которые, наши зрители говорят, уже не могут их слышать, просто разговор простых людей. Ведь и семьи разделены, как в Северной и Южной Корее, многие семьи просто не могут пересечь границу. Так что же? На Украине Генеральная прокуратура завела дело против украинских тележурналистов о государственной измене.

В связи с этим я хочу задать вопрос по поводу нормандской четверки нового формата: а ну-ка, когда Зеленский начнет говорить с президентом России, его тоже по той же самой логике обвинят в государственной измене? Если нельзя обсуждать с российскими гражданами никакие проблемы, то, видимо, это распространяется и на переговоры вокруг минского соглашения, нормандской четверки и переговоров между президентами России и Украины. Не хочется, чтобы такой достойный человек, как Владимир Зеленский, попал в украинское узилище, поэтому если он хочет остаться на свободе, переговоры с Россией ему просто запрещены.

Не будет, я думаю, в ближайшем будущем никакого продвижения по этому кризису. На Донбассе будут выдаваться русские паспорта, российские паспорта, правда, там это дело идет вяло. Будут они продавать уголь в Россию, а из России этот уголь окольными путями будет идти в привычные ТЭЦ на Украину. Вот так вот я и думаю, что будут развиваться эти события. На Украине, правда, скоро, через неделю будет важное событие, выборы в Раду, вот там что-то может измениться.

Константин Чуриков: Мне кажется, все-таки судя по контексту, вчитываясь в SMS, зритель наш имел в виду прорыв у нас в России, рывок.

Сергей Лесков: Прорыв на каком фронте?

Константин Чуриков: На всех фронтах.

Сергей Лесков: Мы каждый раз об этом говорим и сегодня тоже поговорим. Я понимаю, какая мозоль саднит больше всего, но невозможно же только расчесывать раны и посыпать их солью, надо же смотреть на мир глобально.

Еще одна тема, которая на самом деле занимает наше воображение, – это грузинский конфликт. В понедельник, во время нашего последнего эфира, я говорил, что вряд ли будут наложены экономические санкции на Грузию после мерзких, после более (слово «мерзкий» даже не выражает ничего) мерзейших демаршей в Грузии – да, на самом деле президент России сказал, что он против всяких санкций. Сказал, пусть этот человек по имени Георгий вещает, как сказал Путин, и дальше.

Кстати, судьба этого псевдожурналиста Георгия с канала «Рустави 2» может сложиться весьма, мягко говоря, драматично, ведь его теперь могут использовать как сакральную жертву, для того чтобы подбросить поленья в затухающий костер этого конфликта. Его надо где-то спрятать. Если в Грузии из-за того, что российский депутат сел не в то кресло, возник из этого мыльного пузыря такой бум, и десятки тысяч людей вышли на площадь, то наверняка там есть силы, которые способны закопать этого несчастного человека. На Украине, кстати, был подобный сюжет, помните, с журналистом по фамилии Гонгадзе. Это давно было, но это было. Нечто подобное может случиться и с этим человеком по фамилии… Как его… Габуния, что ли? Что-то типа этого, Георгий Габуния. Поэтому я предлагаю вывезти его в Россию.

Константин Чуриков: Слушайте, ну сегодня еще и гендиректор этого «прекрасного» телеканала тоже, в общем, сморозил… Я не буду всякие гадости повторять…

Сергей Лесков: Да, он говорит… Мне кажется, что все-таки руководители телеканалов достаточно…

Константин Чуриков: Обычно более взвешенные люди.

Сергей Лесков: …адекватные, да, они взвешенные, адекватные люди в отличие от нас, которые могут ляпнуть в эфире незнамо что. Руководители телеканалов, на них большая ответственность, они выдержанные люди. Но, видимо, что-то не так. Там, правда, какие-то слухи ходят о личных отношениях этого директора и журналиста, но мы не будем погружаться в это месиво. Но так или иначе мое предположение сводится к тому, что тележурналиста Георгия надо вывезти в Россию, пусть отдыхает на курортах Северного Кавказа, это хорошее место. В таком случае его не постигнет страшная судьба полковника Скрипаля.

Константин Чуриков: У нас Северный Кавказ большой кавказский регион, вы имеете в виду какие-то определенные субъекты?

Оксана Галькевич: В какую часть конкретно, да?

Сергей Лесков: Там везде хорошо.

Константин Чуриков: Масса красивых мест.

Оксана Галькевич: Вы думаете, что его везде хорошо примут?

Сергей Лесков: Масса красивых мест, везде хорошо примут.

Оксана Галькевич: Да?

Сергей Лесков: Конечно, да.

Оксана Галькевич: Татьяна из Московской области. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я бы хотела к Сергею Леонидовичу обратиться. Я с большим уважением отношусь к нему, всегда его мнение настолько веско, твердо, что даже я с чем-то не согласна, он меня во всем убеждает.

У меня к вам вот такой вопрос. Вот грузины, почему у них такая короткая память? Почему они не думают о том, что их окружает очень сильный мусульманский мир? Они просто на границе с Ираном, Ирак, Сирия, которые в принципе могут объединиться, и этот Кавказ захватить им раз плюнуть. Они забывают о том, что кроме России им никто не протянет руку помощи. А этот телеведущий пусть едет в Чечню, потому что чечены, они вообще себя называют мегрелами, они почему-то считают, что это родственная национальность. Прямая дорога ему к Кадырову.

Сергей Лесков: Ну Кадыров уже говорил, что он готов перевоспитать этого человека. Вы знаете, вы говорите правильные вещи. Но мне представляется, что несколько изменилась логика мировой истории, и сейчас мало кто занимается территориальными приобретениями, это себе дороже. Римская империя, даже Британская империя, даже Российская империя – все-таки они уходят в историю. Обратите внимание, самая могущественная страна в мире под названием Америка не захватывает территории, хотя, конечно, легко могла бы это сделать. Они завоевывают влияние с помощью высоких технологий, все в зависимости, ну и для контроля, чтобы не было вольнодумства, просто ставят, у них 100 военно-морских баз по всему миру. Прямого захвата вряд ли сейчас стоит опасаться.

Константин Чуриков: Тем более было перечислены сплошь наши стратегические партнеры.

Сергей Лесков: Партнеры, да: Персия, она же Иран, Турция вряд ли будут этим заниматься, все-таки время ушло.

Но если вы говорите об исторической памяти, а у кого она есть? Историческая память, может быть, свойственна большим государствам, а маленькие народы, которые в силу своей малочисленности и зависимости от крупных игроков вынуждены припадать то к одному берегу, то к другому берегу, они и в нынешний, в текущий момент тоже выбирают ту историческую правду… Вы знаете, исторических правд очень много в зависимости от интересов. Они выбирают ту историческую правду, которая более удобна. Вот в какой-то момент грузинским политикам показалось, что руку помощи им протянет Америка.

Как бы не так! Все эти маленькие государства нужны из крупных игроков по-настоящему эмоционально, генетически, какими-то глубокими корнями только России. Хотя, конечно, Россия может быть неправа в этих отношениях, слишком тесные объятия, может быть, ведут… Как это есть, Оксана, у американцев слово «submission».

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Такое удушение – такое, да, вполне может быть. Но в принципе о каких-то искренних отношениях можно говорить только, конечно, с Россией.

Оксана Галькевич: Слушайте, а может быть, в голову внезапно пришло, чем меньше Грузию мы любим, тем больше нравимся мы ей, а?

Сергей Лесков: Может быть, может быть, и так. Кстати, насчет любви: любовь часто вскипает на винных парах. Мне попалось на глаза исследование, очень многие наши сограждане такого демократического склада говорят: ну что это, Роспотребнадзор опять в момент обострения отношений с Грузией вспомнил о грузинском вине. Я уже говорил, что по моим личным…

Оксана Галькевич: …информканалам.

Сергей Лесков: …хотя я не лучший дегустатор, мне кажется, что тот, кто пробовал…

Константин Чуриков: Дегустатор-дегустатор, ладно вам скромничать.

Сергей Лесков: …итальянское и испанское вино, не будет пить грузинское, а грузинское вино – это такой же советский миф, как грузинский чай, самый лучший в мире, а там еще краснодарский был. Ну так вот, мне попалось исследование по поводу грузинского вина. Вот, например, все у нас тут любят вино «Киндзмараули». Слово потрясающе красивое.

Константин Чуриков: Красивое.

Сергей Лесков: Только от одного этого слова рука тянется к этой красивой бутылке. Киндзмараули – это, кстати говоря, деревня в Грузии: много ли вина можно вырастить на виноградниках одной деревни?

Оксана Галькевич: В маленькой деревушке? Ага.

Сергей Лесков: Деревня находится в Кахетии, хорошее место, 614 гектаров виноградников всего лишь там. Впрочем, тут можно много посчитать, средняя урожайность винограда с гектара, сколько производится литров вина в год. Ну так вот, 2,8 миллионов литров вина в год, в Россию поставлено 9 миллионов «Киндзмараули».

Оксана Галькевич: О-о-о, прекрасно.

Сергей Лесков: Это «Киндзмараули» был или нет, хочется спросить. При этом не все «Киндзмараули» едет в Россию.

Оксана Галькевич: Это была импровизация на тему «Киндзмараули», творческий подход!

Сергей Лесков: Да. Еще «Киндзмараули» едет на Украину и в Казахстан, у которых тоже есть ностальгия по тем временам, советским временам, когда потребители этого вина были голубоглазыми блондинами, а девушки были неотразимы. Немножко еще Польша покупает, больше это никому не нужно.

Константин Чуриков: Сергей, ну давайте уж, сказали А, скажем Б – качество и нашего, российского вина в последние годы испортилось. Вот нам есть что предъявить.

Сергей Лесков: Это другая тема, это другая тема. Виноград-то там, из которого делают «Киндзмараули», называется саперави, у нас этого винограда саперави выращивают еще больше, чем в Грузии. Качество российского вина – это отдельная тема.

Константин Чуриков: Ну как-нибудь…

Сергей Лесков: Да, как-нибудь на эту тему можно поговорить.

Ну что меня еще поразило в этом исследовании…

Оксана Галькевич: Сергей Леонидович, вы здесь круче, чем Роспотребнадзор и наши депутаты, сейчас выступили вот этой вот статистикой по гектарам и производству вина в год, невероятным объемом поставок…

Сергей Лесков: Можно было раньше об этом подумать на самом деле, потому что…

Оксана Галькевич: Убедили всех, по-моему.

Сергей Лесков: …совпадение этой политической инициативы и конфликта… Вы понимаете, то, что грузины бодяжат свое вино, они же покупают жмых и виноматериалы в Болгарии, в Молдавии, в Румынии, гонят все это на пароходах караванами, и это второсортный материал. Из этого следует, что они считают, прямо скажем, что российский потребитель – это страна третьего мира. Вряд ли они те 20 бутылок, которые продают во Францию, и 15 в Италию такого же качества, как продают нам.

Константин Чуриков: Они во Францию продают свое вино?

Сергей Лесков: Ну 20 бутылок, наверное, продают, в посольства отвозят на приемы.

Константин Чуриков: А-а-а. Можно в супермаркет сходить за…, купить.

Сергей Лесков: Сейчас я закончу свою мысль. Значит, они считают, что Россия – это страна третьего мира, а российский гражданин выпьет все что угодно; кстати, еще и цена очень высокая. Но если российские депутаты не обращали внимания на то, что под маркой «Киндзмараули» и «Хванчкары» нам продают черт знает что, а именно жмых, значит, и российские депутаты считают, что российский гражданин выпьет все что угодно, а Россия – страна третьего мира. Я сомневаюсь, что депутаты пьют «Киндзмараули» и «Хванчкару» за 500–600 рублей, они, наверное, пьют что-то другое. Поэтому…

Константин Чуриков: Пино Нуар …

Сергей Лесков: Поэтому когда уважаемые депутаты разоблачают качество грузинского вина именно в этот момент, они разоблачают и самих себя, вот мне так кажется. Из этого не следует, что я адвокат грузинского вина.

Константин Чуриков: Или бокал Шабли…

Оксана Галькевич: Слушайте, я тоже еще тот дегустатор, но грузинское вино еще же и по своим органолептическим свойствам довольно специфическое.

Константин Чуриков: Смотрите, насколько все в теме сегодня.

Оксана Галькевич: Извините. Переходим к звонку нашего телезрителя.

Константин Чуриков: Да, Сергей, здравствуйте. Сергей из Самары.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей. Не будем…

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Почему… Про журналиста мне понятно, это сказал Путин, что не надо его, пусть он как был журналистом, так и остается. Но почему не вводят экономические санкции? Не пускать ни вино, ни воду, не переводить деньги. Вот мне объясните, почему этого не делают?

Сергей Лесков: Хорошо. Сергей, я уже говорил на эту тему, давайте сэкономим время, я отвечу еще раз. Президент России Владимир Путин неоднократно говорил, что экономические санкции – это неправильный путь для решения политических конфликтов, имел в виду санкции, которые наложены Западом на Россию. Истина не бывает однобокой. В данном случае политический конфликт между Россией и Грузией тоже по той же логике не может быть решен с помощью экономических санкций. Отмена авиасообщения – это не экономические санкции, это мера безопасности относительно своих граждан.

Поэтому если вы внимательно слушали то, что я говорю, вы не можете с этим не согласиться. Политик не может быть двуликим Янусом, истина на данный момент всегда одна. Кроме того, эти санкции ударят по кому? По простым грузинским людям, а не по политикам, которые инспирируют эти безумные скандалы.

Оксана Галькевич: Сергей, ну вот по поводу вина вы нас напугали тем, что там чего-то бодяжат, как вы сказали…

Сергей Лесков: Конечно.

Оксана Галькевич: Так, может быть, в такой ситуации обострения все-таки из соображений безопасности надо продукты как-то, может быть, проверять тщательнее?

Сергей Лесков: Надо было раньше проверять. Ведь может быть и гражданская совесть, я уже говорил, что если российские туристы из чувства национальной гордости предпочтут другие маршруты, это будет понятно. По той же самой логике, из чувства национальной гордости можно объявить бойкот, гражданский бойкот грузинскому вину, как, предположим, объявлялся бойкот бензину с автозаправок «Лукойл», было такое?

Оксана Галькевич: Не помним, но было.

Сергей Лесков: А я помню, когда вице-президент «Лукойла» спровоцировал аварию, где погибли врачи, на Ленинском проспекте. Была подобная гражданская акция совсем недавно по поводу мяса компании «Мираторг», когда руководители этой компании выступили с какими-то глупыми заявлениями насчет того, что нельзя из поездок в Испанию привозить…

Константин Чуриков: …хамон.

Оксана Галькевич: Сергей, но убытки-то, некупленное вино, некупленный товар залежалый на полках, убытки будут нести, собственно, наши продавцы, те, кто привозят в Россию этот товар, покупают его, привозят и выставляют у себя на полках.

Сергей Лесков: Если Россия прекратит покупать грузинское вино, то, конечно, это разорит Грузию. Цифры есть, можно посчитать. Когда мы говорим, то цифры плохо воспринимаются на слух, но там при довольно низком ВВП Грузии (15 миллиардов долларов, это совсем немного) доходы от винной индустрии в Россию приближаются к миллиарду. Это будет удар, из-под которого очень трудно выйти.

Оксана Галькевич: Ну конечно, если, как вы говорите, ты продаешь в несколько раз больше, чем производишь, то…

Сергей Лесков: Ну конечно.

Константин Чуриков: Эльдорадо.

Оксана Галькевич: …ВВП можно так поднажать…

Сергей Лесков: Так это не я говорю, это анализ из грузинских этих самых источников. Просто есть, как называется, национальное агентство вина Грузии, вот можно посмотреть их цифры, сколько они делают.

Константин Чуриков: Все написано, все указано.

Давайте еще послушаем Ларису из Брянской области. Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Сергей Леонидович, я с вами полностью согласна, вино грузинское… Я чего говорю? Раньше «Киндзмараули», я в Пицунде отдыхала, действительно хорошее было вино. Вот в этом году мне, как говорится, дети, зная то, что мама, так сказать, на день рождения подарили эту бутылку вина. Извините меня, пришлось вылить в туалет.

Но ведь я к чему? Ведь наши-то… Вы правы, почему только сейчас подняли этот вопрос о качестве вина?

Константин Чуриков: Слушайте, давайте еще тогда поднимем вопрос по поводу пальмового масла, которое ввозится в нашу страну…

Сергей Лесков: Да, можно.

Константин Чуриков: Ведь действительно можно как-то существенно улучшить наше меню, рацион, может быть, не знаю, цены…

Сергей Лесков: Ну я не знаю, вы задаете вопрос, который относится к разряду риторических, а на риторические вопросы отвечать очень и очень тяжело.

Мы можем поговорить на тему, Костя же говорил, когда у нас будет прорыв, – у нас бывают прорывы.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Лесков: Ну, например, грузчики из «Шереметьево» получают теперь зарплату 200 тысяч рублей в месяц – разве это не прорыв? Разве мы не можем возликовать по этому поводу?

Константин Чуриков: Если бы не больной позвоночник, в общем, я бы уже разместил…

Сергей Лесков: Ну вы знаете, что в социальных сетях буря развернулась: профессора, доктора наук, дирижеры оркестров, лауреаты международных конкурсов хотят попасть в грузчики в аэропорту «Шереметьево». Я думаю, что, кстати, отчасти это связано с переименованием аэропорта «Шереметьево», который получил теперь имя великого русского поэта Пушкина…

Константин Чуриков: Его теперь называют «Шерепушкино».

Сергей Лесков: «Шерепушкино», да, там Шереметьев же тоже как бы из бывших, как и Пушкин, ну да. И вот все наладилось, как только аэропорт получил новое имя, даже грузчики получают там 200 тысяч. Я напомню, почему так произошло: пассажиры ждали своего багажа по несколько часов, грузчики, которые там работали, не могли выполнить свои функции, и им резко повысили зарплату, набрали новых людей каких-то, и вот 200 тысяч. Некоторые дезавуируют эту цифру, говорят, что в действительности она меньше. Ну пусть она меньше, пусть 200 тысяч получат не все…

Константин Чуриков: Там что-то было с учетом переработок.

Сергей Лесков: Да, но это неважно, не будем мелочиться, когда речь идет о таких зарплатах, ну пусть немножко меньше, это не так уж и важно. В любом случае, даже если меньше, это больше, чем получают все другие. Какие-то цифры мне там попались… Кстати, я хочу напомнить, средняя зарплата по России какая, вы помните? – 45 тысяч, по-моему, а средний доход 34 тысячи. А 45 тысяч – это 800 долларов. Не так плохо. Мы только что говорили об Украине, на Украине вы помните, какая зарплата, меньше 200 долларов.

Константин Чуриков: Сергей, там уже на самом деле, справедливости ради, вот эта компания дочерняя другой крупной компании уже сказала, что на самом деле таких все-таки зарплат нет…

Сергей Лесков: Да как ни считай…

Константин Чуриков: Это было с учетом каких-то надбавок, выплат, и то в разовых случаях, входное пособие…

Сергей Лесков: Надбавки и выплаты бывают во многих местах.

Константин Чуриков: Давайте, иначе мы сейчас с вами зайдем в дебри и будем неточны.

Сергей Лесков: В любом случае, например, сельское хозяйство, где Россия совершила невиданный рывок, мы же все это знаем, там средняя зарплата 30 тысяч. В финансовой и страховой сфере 90 тысяч. В любом случае, Костя, ну что вы дезавуируете 200 тысяч? В любом случае это больше, чем даже получают финансисты. У чиновников средняя зарплата 47 тысяч. Все это больше в любом случае, как ни считай. Даже многие VIP-менеджеры «Газпрома» получают всего лишь 100 тысяч, а грузчики «Шереметьево» получают значительно больше.

Ну все, ладно, с этой темой закончим. А вот на самом деле о чем хочется поговорить… Ведь зарплаты – это один из самых важных элементов, которые делают человека состоявшимся в жизни, обеспечивают ему внутренний покой, гармонию какого-то мировосприятия.

Константин Чуриков: Самоуважение.

Сергей Лесков: Самоуважение, без всякой иронии. А вы посмотрите, что у нас происходит на прямых линиях с президентом. Ему звонят учителя, учительницы, пожарные и говорят о той зарплате, которую они получают. Президент в это не верит, вы помните, на недавней прямой линии он сказал, что такого не может быть, когда ему из Калининградской области звонил какой-то сотрудник МЧС. Из этого что следует? Что какие-то официальные данные, которые публикует Росстат, как и прогнозы Минэкономразвития, не отвечают реальным цифрам. Даже президент, видимо, получает какую-то деформированную картину.

Оксана Галькевич: Нет, Сергей, средние показатели, вы же знаете средний показатель, даже если 1% в стране являются очень высокооплачиваемыми людьми, а большая часть все равно так или иначе живет на другие деньги, то средний показатель может быть вполне себе…

Сергей Лесков: А там можно по-разному считать. У нас считают среднюю зарплату как среднее арифметическое.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: А есть такой показатель, как медианная зарплата, есть еще какая-то зарплата…

Оксана Галькевич: Мы говорили об этом с нашими экспертами здесь.

Сергей Лесков: Да, говорили неоднократно. В общем, тут, вы понимаете, наши управленцы, конечно, поднаторели не в том, чтобы сделать экономику эффективной, а чтобы сделать цифру эффективной, чтобы втирать ту информацию, которая им кажется выгодной.

Но так или иначе. Вы помните стихи одного замечательного поэта: «Выдали даме на станции Четыре зеленых квитанции О том, что получен багаж, Диван, чемодан, саквояж». Вот так вот оказалось и в «Шереметьево». Так вот знаете, что я думаю…

Константин Чуриков: Секунду, Сергей, вот чтобы мы не ушли от этой темы, чтобы просто к нам не было вопросов как к СМИ. Значит, в «Шереметьево», комментарий первого замгендиректора аэропорта Андрея Никулина в интервью «Ведомостям»…

Сергей Лесков: Ну это было пару дней назад.

Константин Чуриков: «Средний заработок рабочих по специальностям «грузчик» и «водитель самоходных механизмов» в летний туристический сезон в «Шереметьево» 82 тысячи рублей до вычета налогов».

Сергей Лесков: Ну и хорошо. А кто получает такую зарплату? Какой профессор получает такие деньги, что вы? В любом случае, тут как ни считай. Кроме того, у них же есть еще внеурочные часы, тысяча рублей за час, они же перерабатывают, тысяча рублей за час, вот как раз и будет 150 тысяч. А тут когда речь идет о таких масштабах, это понятно, что значительно выше, чем в среднем по стране. При этом, будем прямо говорить, грузчик – это не самая высококвалифицированная профессия…

Константин Чуриков: Можно знаете как надорваться?

Сергей Лесков: «Мама, я в грузчики пойду, пусть меня научат!» Такие зарплаты, конечно, переворачивают всю традиционную систему ценностей, потому что чем человек больше учился, тем выше зарплату он должен получать, и в прибавленной стоимости, которую придумал Маркс, доля участия человека, особенно интеллектуального участия, должна быть высока. Чем больше в продукте человеческого капитала, тем больше этот человек должен получать.

Константин Чуриков: Сергей…

Оксана Галькевич: Сергей, а с другой стороны, слушайте, редко какой рабочий человек у нас получает такую зарплату. В основном мы слышим о каких-то топ-менеджерах, о миллионных, я не знаю, заработках в день, в неделю…

Сергей Лесков: Так вот, вы мне не даете сказать одну из ключевых мыслей. Из всего того, что произошло в «Шереметьево», следует один прямой, как выстрел из ружья, вывод: ресурсы для повышения зарплаты имеются. Ведь «Шереметьево» не обанкротилось, по-моему, там самолеты летают, все нормально, ничего там не умерло.

Оксана Галькевич: И мы продолжаем покупать билеты, наверняка это все включено каким-то образом в тарифы.

Сергей Лесков: Да, мы покупаем, все нормально. Итак, из всего этого следует, что работодатель эксплуатирует наемного рабочего и недоплачивает ему. Если в этом кризисе, который грозил каким-то социальным взрывом, удалось в несколько раз повысить зарплату, ресурсы имеются такие. Такие ресурсы, я могу предположить, имеются и в других отраслях, и в других профессиях.

Есть какие-то объективные цифры, которые говорят о том, как в России, свободной России относятся к наемным работникам исторически более жестко, чем в странах со звериным оскалом капитализма. Академик Львов, ведущий советский и российский экономист, говорил буквально следующее, он там подсчитывал, я его цитирую: «На доллар часовой заработной платы среднестатистический российский работник производит в 3 раза больше ВВП, чем аналогичный американский работник». При этом в США зарплата в 6–7 раз выше, чем в России. У нас значительно выше эксплуатация труда наемных работников, но профсоюзов нет.

Константин Чуриков: Мы об этом будем говорить в ближайшую пятницу, вечером.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Завершая, хочу прокомментировать одно сообщение телезрителя: «Не в «Шереметьеве», а в «Шереметьево», грамотеи вы там на ТВ».

Сергей Лесков: Есть, да…

Оксана Галькевич: Друзья, загляните, пожалуйста, в словари русского языка, грамотеи вы наши…

Константин Чуриков: Орфоэпический для работников радио- и телевидения каких-нибудь 1980-х лохматых годов под редакцией Агеенко и Зарвы…

Сергей Лесков: Это не тот случай, по поводу которого… Стоит вспомнить, поэт, именем которого названо «Шереметьево», говорил: «Без грамматической ошибки родной я речи не терплю». Потом эти нормы всегда имеют какой-то такой плавающий ориентир.

Значит, еще я хочу сказать одну макроэкономическую вещь. Есть ключевая в экономике цифра, доля зарплаты, отчислений от зарплаты в ВВП. Она в России 70%, в других странах меньше. Итак, фонд заработной платы на 70% формирует налоги, за счет которых и живет государство. Ну так вот, низкая зарплата – это маленький ВВП. Если государство повысит зарплату, то это решит многие макроэкономические проблемы государства, и грузчикам из «Шереметьево», может быть, история скажет «спасибо».

Константин Чуриков: Нам будет что покупать, мы поддержим отечественного производителя…

Оксана Галькевич: Мы с вами абсолютно согласны, Сергей.

Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения Россия, был у нас в студии. Ждем вас в пятницу с итогами недели.

Константин Чуриков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
Как раз правильно - в Шереметьеве.. Или - в аэропорту "Шереметьево". Аналогично: в Москве и в городе Москва!!!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски