Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся

Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Как идут переговоры Японии и России о Курильских островах, растет ли престиж армии в нашей стране и что нужно знать о высадке астронавтов на Луне - сегодня этому событию полвека.

Петр Кузнецов: Прямо сейчас Сергей Лесков, который уже, можно сказать, информационно поглотил этот день, начало этой недели…

Ольга Арсланова: …и сейчас то же самое с вами сделает.

Петр Кузнецов: …и готов подвести его итоги.

Сергей Лесков: Да.

Петр Кузнецов: В том числе итоги прошедших выходных. Добрый вечер, Сергей.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Сергей. С понедельником вас!

Сергей Лесков: Да, добрый вечер. Да, понедельник. «Понедельник начинается в субботу».

Ну так вот. Конечно, событий не так уж и много, весь мир погружается в такую летнюю сиесту, но тем не менее все-таки события происходят. Японские средства массовой информации, ссылаясь на авторитетные дипломатические источники, сообщают о том, что переговоры о судьбе Южных Курил зашли в тупик. Россия опасается военного альянса между Японией и США и поэтому не хочет отдавать, отказалась от идеи передачи на каких-то там пусть даже промежуточных правах 2-х из 4-х островов, а Япония в свою очередь отказалась от идеи заключения мирного договора.

Честно говоря, эта тема на протяжении, я не знаю, наверное, лет 2–3-х у нас одна из самых обсуждаемых. Путин, Синдзо Абэ встречаются, говорят, но всегда такие мутные формулировки, что лично мне казалось, что главный итог этих переговоров, – то, что эти переговоры ведутся. Я не представляю, как при тех настроениях и в Японии, и в России можно заключить какой-то договор. Ведь в любом случае это территориальный спор, здесь необходимо, чтобы не только главы стран пришли к какому-то консенсусу, необходима какая-то общественная ратификация, надо, чтобы все общество пришло к какому-то там соглашению.

Я напомню, у нас только 17% граждан рассматривают такую возможность, да и то на условиях какого-то усиленного технологического обмена с Японией. Условно говоря, это можно назвать, как такой обмен ценности XIX века, то есть территории, в обмен на ценности XXI века, то есть на технологии. Но где гарантия, что, отказавшись от ценностей XIX века, мы получим завтра ценности XXI века? У нас так территории не хватит.

Петр Кузнецов: В общем, в буквальном смысле спор на века.

Сергей Лесков: Да. Вы знаете, был такой министр иностранных дел СССР Андрей Андреевич Громыко, он несколько десятилетий возглавлял это ведомство. Однажды его журналисты спросили: «У СССР такая громадная территория, может быть, все-таки в ходе переговоров пойти на какие-то территориальные уступки?» На что Громыко сказал: «СССР потому громадная территория, что никогда не идет ни на какие территориальные уступки».

Ольга Арсланова: И это логично.

Сергей Лесков: Несмотря на этот лаконичный ответ…

Петр Кузнецов: Немножко все-таки голосом Сталина вы как-то произнесли.

Сергей Лесков: …это, в общем-то, неправда, это не соответствует действительности, потому что Хрущев, например, отрезал и от России, и от СССР довольно жирные куски, министр Громыко об этом не мог не знать, ибо он начинал служить еще в те…

Петр Кузнецов: Да, а нам возвращать.

Сергей Лесков: Да, в общем, ответ сам по себе хорош. Итак, в любом случае непонятно, как можно договориться, хотя мне по-человечески в этой истории больше всего жаль Синдзо Абэ, который уже лет 5–6 возглавляет Японию, правительство Японии. У него же и отец тоже был видным политиком, по-моему, министром иностранных дел, и Синдзо Абэ вспоминал, что он уже с онкологическим диагнозом срочно прилетал в Москву, чтобы попытаться сдвинуть эти переговоры с мертвой точки, не сдвинул и тогда, а Синдзо Абэ говорил: «Я поклялся на могилах предков прилагать все усилия, чтобы поставить точку в этой проблеме». Понятно, что для Японии это очень болезненный вопрос, но это болезненный вопрос и для России, особенно после потери уже в новейший период некоторых территорий, которые русские не без основания считают исконно русскими, с распадом СССР я имею в виду. Так что я не понимаю…

Ольга Арсланова: Но это электорально будет рискованно, скажем так.

Сергей Лесков: Да, электорально рискованно.

Ольга Арсланова: Идти на какие-то компромиссы.

Сергей Лесков: Особенно вот… Как? Вот история с Украиной – там же отрезаются какие-то целые русские углы, ну вот так и выходит. Насколько, между прочим, вы можете спросить, обоснованы опасения России по поводу того, что мы отдадим им пару островов и тут же туда приземлятся американцы, какие-то базы военные закроют. Мы как во время Первой русско-японской войны 1905 года ничего не знали о вооруженных силах Японии, так и сейчас не знаем. Нам кажется, что японцы делают автомашины и роботов, микросхемы у них.

На самом деле у них довольно сильная армия, другое дело, что у них нет атомного оружия. У них 4 несущих крейсера, а самолеты, которые там стоят, – это F-35, более 50 новых кораблей. А у России на тихоокеанском флоте все корабли советские, только в 2017-м и в 2018-х гг. появились 2 новых корвета, но у них автономность хода 2 недели. То есть мы значительно уступаем. Есть у нас славный атомный крейсер «Адмирал Лазарев», но он уже 10 лет стоит в доке на ремонте. У нас преимущество, естественно, по стратегическим ядерным силам и по стратегическим бомбардировщикам, но до этого дело вряд ли дойдет. И кстати, у них есть еще и морская авиация, тоже американские F-16, модернизированные концерном «Mitsubishi». «Mitsubishi» не столько машины делают, сколько занимаются еще и авиацией. Ну вот, так что, в общем, говорить о том, что японцы самые мирные люди…

Петр Кузнецов: Ну вот, кстати, на самом деле опасений по поводу американцев по крайней мере на SMS-портале нет. Челябинская область пишет: «Ничего японцам не надо отдавать, они плодятся, как муравьи, им хоть все отдай, все заселят».

Ольга Арсланова: С китайцами перепутали, вероятно.

Петр Кузнецов: Может быть.

Сергей Лесков: Ну заселят… Ничего страшного, в общем-то…

Петр Кузнецов: Это к вопросу о знаниях, что мы знаем о японцах.

Ольга Арсланова: Что мы знаем о Японии?

Петр Кузнецов: Хабаровск пишет: «Нет ни одной причины, условий передачи нашей земли сейчас».

Сергей Лесков: Ну нет. Вы знаете…

Ольга Арсланова: Хотя вот спроси этих людей, где там Курилы, как называются…

Сергей Лесков: Ну это неважно. Дело в том, что есть немало стран, которые имеют территориальные претензии к России, они могут поднять свой голос: Финляндия, Латвия, Эстония, может быть, еще у кого-то есть, у Украины, например, есть. И если мы начнем отдавать спорные территории, то вы понимаете, сколько возникнет… Мне по поводу Курил всегда вспоминается замечательная песенка, морская песенка Никиты Богословского, как там: «Когда ж кончал я плаванья далекие, То целовал гранит на пристанях В родном Крыму и во Владивостоке я, Эх, на Курильских дальних островах, На самих дальних наших островах».

Петр Кузнецов: Заявили как песню, а не спели, Сергей, нехорошо.

Сергей Лесков: Может быть, мне медведь на ухо наступил, вы не подумали об этом?

Петр Кузнецов: Давайте узнаем мнение Виталия из Пятигорска, может быть, у него вопрос, может быть, песню он как раз пропоет нам. Здравствуйте, Виталий.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Спасибо, что дождались.

Зритель: Да, пожалуйста. Я хотел бы задать вопрос Сергею Лескову. Скажите пожалуйста, Сергей, ну вот на основании тех договоров, которые между Россией и Японией существуют, есть ли такие условия, когда, допустим, Япония выполнит все требования, уйдут американские базы оттуда, еще что-нибудь, какие-то требования с российской стороны выполнят, и тогда мы будем обязаны по договорам эти острова передать, или не обязаны будем передать? Допустим, Япония все-все идеально сделает, все сделает, как тогда быть?

Сергей Лесков: Я не знаю, вы задаете вопрос из области фантасмагории. Какие вы мирные договоры имеете в виду? Их нет, мирный договор не подписан, никаких особых договоров нет. Сотрудничество России с Японией идет только по проектам в газонефтяной сфере, там «Сахалин-2», балтийский завод СПГ, еще что-то, комплекс СПГ на Камчатке. То есть их интересуют только вот эти вот, естественно, у них же нет там своих источников, а атомные станции они закрыли, вот они нефтью и газом интересуются. А инвестиции Японии в Дальний Восток грошовые, как, впрочем, и у других стран, и Китая. Никто в Россию особенно не инвестирует в связи с проблемами, о которых надо говорить в другой передаче.

Петр Кузнецов: А на что влияет отсутствие мирного договора по-прежнему? И что изменит, если мы его подпишем?

Сергей Лесков: На самом деле этот вопрос я сам себе иногда задаю. Есть масса стран, которые живут друг с другом и сотрудничают без всякого мирного договора. Ну так, он может улучшить как бы…

Ольга Арсланова: Он не гарантирует обратного, правильно? Напряженность, война…

Сергей Лесков: Он ничего не гарантирует абсолютно. Между СССР и Германией в 1939 году был подписан замечательный договор…

Ольга Арсланова: Самый известный пример.

Петр Кузнецов: Мы помним.

Сергей Лесков: И что? Нет, ничего это не меняет. Есть много таких вот казусов, когда страны живут и сотрудничают без договора. Но с другой стороны, все-таки договор лучше, чем его отсутствие, потому что он повышает уровень взаимного доверия в том числе и для бизнеса.

Петр Кузнецов: Кстати, тут еще японцев называют у нас союзниками Гитлера.

Сергей Лесков: Да, но они не напали на СССР, и претензии Японии к СССР состоят в том, что: «Что же вы так? Мы на вас в 1941 году не напали, вы сибирские дивизии перебросили на главный фронт, а вы в 1945 году пошли на поводу у американцев и разгромили нашу непобедимую квантунскую армию».

Ольга Арсланова: Давайте еще один звонок примем из Московской области. Андрей в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Я вообще-то согласен в основном с Сергеем Лесковым, он все правильно говорит, мои товарищи согласны с ним. Дело в том, что в 1922 году Ленин и Сталин отдали всю Новороссию, от Харькова до Одессы со столицей, город Днепр сейчас, и Украина резко, конечно, пошла на выход из состава СССР, в этом все заключается. А чтобы полностью закрепить, ухапать эти территории вместе с Крымом, еще и «нациков» выпустили против нас. Вот такая ситуация получается с Украиной. Нельзя вот так вот в составе СССР иметь, а теперь, значит, захапать и уйти в сторону. Я думаю, что между нами и Украиной…

Петр Кузнецов: Да, но мы тут про Японию.

Зритель: …должна быть межправительственная комиссия. А теперь про Японию.

Петр Кузнецов: С этого-то и надо начинать.

Ольга Арсланова: Мы поняли вашу аналогию, давайте теперь к нашей теме.

Зритель: Конкретно остров Хоккайдо, который принадлежит Японии, раньше принадлежал народу айны, который они уничтожили почти, понимаете? Сначала остров Хоккайдо они должны отдать... Кстати, Курильские острова, все их названия с языка народа айны. И будьте добры, японцы сначала пусть народ айны вернут на свои исконные территории.

Ольга Арсланова: Вот так вот.

Сергей Лесков: Это смелая идея.

Ольга Арсланова: И вот пускай вернут. Спасибо вам. Как вы, Сергей, считаете, пускай?

Сергей Лесков: Вы знаете, есть такой закон эфирного вещания: если прозвучало слово «еврей», все начинают говорить только о евреях. А теперь появился второй закон: если проскользнуло слово «Украина», то она затмевает все остальные темы. Мы про Украину не говорили.

Петр Кузнецов: А айны?

Ольга Арсланова: Пока нет.

Петр Кузнецов: Пока еще нет, да?

Сергей Лесков: Мы говорили про Южные Курилы, Украина как бы ни при чем. Да ну… Ну да, конечно, японцы поступили с привычной для себя японской жестокостью по отношению к этим несчастным айнам, которых практически не осталось. Но большие народы очень часто ведут колониальную политику, и даже когда мы учились в школе, был такой миф о том, что Российская империя создавалась за счет добровольного присоединения народов, которые просто раскрыв объятия бежали к русским царям. Это, конечно, совсем не так. Например, Северный Кавказ, там несколько десятилетий шла война, и многие народы, в общем-то, практически исчезли, там какие-нибудь черкесы, адыги, они бежали в мусульманские страны. Вот, например, Петя знает, в ЦСКА играл несколько лет футболист по фамилии Натхо из Израиля.

Петр Кузнецов: Да-да.

Сергей Лесков: Да, но он не был евреем.

Петр Кузнецов: Би́брас или Бибра́с.

Сергей Лесков: Да, Би́брас Натхо. Он потомок адыгов, которые в XIX веке перебрались с Кавказа туда, в Палестину. Так вот, в общем...

Петр Кузнецов: И где этот Натхо сейчас, Сергей? Я вот не берусь сказать.

Сергей Лесков: Я тоже не берусь, в Палестинах.

Петр Кузнецов: Да…

Сергей Лесков: Таким образом… В Турции он, где. Так или иначе да, большие народы захватывают территории, и та же самая Америка, которая так процветает, в общем-то, имеет, конечно, вину, закопаны томагавки индейцев, я слышал, которые грозят их откопать. Поэтому не надо идеализировать мировую историю.

Петр Кузнецов: Сергей, прежде чем перейти ко второй теме, Омскую область очень беспокоит, что наше правительство не особо заинтересовано в развитии Дальнего Востока, это беспокоит Омскую область.

Сергей Лесков: Все время принимаются какие-то программы. В том, в чем заинтересовано наше правительство, не скажет ни один самый яйцеголовый, сия загадка очень сложная.

Ольга Арсланова: Ну просто единственный аргумент (такой слабый, хилый, но все-таки) в пользу передачи – это то, что люди будут жить более богато на этих территориях.

Сергей Лесков: Не факт. Айны стали жить более богато? Надо у айнов спросить.

Ольга Арсланова: Ну все-таки…

Сергей Лесков: Япония очень жестокосердная страна. Вы знаете, что больше всего во Второй мировой войне погибло вовсе не советских людей, а китайцев благодаря японцам.

Ольга Арсланова: То есть вы считаете, что они могут быть не заинтересованы в населении?

Сергей Лесков: Ну там есть… Мы не знаем историю Дальнего Востока, но какая-то зловещая Нанкинская резня, когда японцы уничтожили десятки тысяч китайцев за пару дней… Япония единственная страна, которая ставила бактериологические опыты в этих самых лагерях военнопленных. Поэтому тут обманываться нельзя, насколько они цивилизованны, я не знаю. Трудно сказать, риск очень велик. Но пусть они сначала сделают инвестиции, тогда можно будет говорить. Пока… Знаете, как солдат, которого старушка пустила домой на просьбу попить воды, вот так и здесь: сначала 2 острова, потом еще чего-нибудь, потом еще чего-нибудь.

Петр Кузнецов: При этом есть версия, что они и без этого уже все наводнили, Дальний Восток, уже…

Сергей Лесков: Японцы?

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Лесков: Ничем они не наводнили. Праворукими машинами?

Петр Кузнецов: Ну тут не уточняется. Кстати, о солдатах, Сергей.

Сергей Лесков: Кстати, о солдатах, да.

Ольга Арсланова: Российских солдатах.

Сергей Лесков: Сегодня 15 июля на дворе, закончился весенний призыв.

Ольга Арсланова: Петь, ты как, не попал?

Петр Кузнецов: Да, я уже по привычке «фух» сделал.

Сергей Лесков: Надо сказать, недавно было опубликован социологический опрос, и до исторического максимума поднялась популярность срочной армейской службы, 64% граждан России дело это одобряют. Конечно, это фантастический социальный рывок, потому что мы помним, что еще совсем недавно срочная военная служба воспринималась хуже, чем тюремное заключение.

На самом деле основания для этого имелись: солдаты были недокормлены, дедовщина, страшные совершенно какие-то случаи. Пожалуй, реформа, проведенная министрами – Сердюковым, хотя он непопулярный министр, но, в общем-то, он это дело начал, и продолженная Шойгу, – привела к тому, что имидж срочной военной службы, да и вообще армии в глазах общества, конечно, вырос намного. Теперь песня «Аты-баты, мы теперь солдаты!», которую поет Леонид Агутин, уже не воспринимается издевательски, потому что, в общем-то, послужить в армии совсем не плохо. Что хорошего вообще?

Ольга Арсланова: Во-первых, короче.

Сергей Лесков: Во-первых, она короче стала, да, во многом благодаря этому исчезла дедовщина.

Ольга Арсланова: Во-вторых, можно потом устроиться на госслужбу.

Сергей Лесков: Да, вы рациональны. На самом деле да, это правда, на госслужбу, согласно каким-то там предписаниям, не служивших в армии не принимают. Но, конечно, не только это. Это и возможность получить какую-то профессию, повысить свой профессиональный уровень, что на самом деле важно для тех, кто призывается из сельских районов. Да и можно поесть в армии нормально. Люди же, будем смотреть правде в глаза, часто недоедают в маленьких городах, мы это знаем, там хоть бы сейчас в армии досыта кормят.

Какой сейчас призыв? После войны армия была 5 миллионов, при Хрущеве 3 миллиона, сейчас военнослужащих 800–900 тысяч с теми, кто просто работает в армии, под 2 миллиона, а призывников сейчас всего 260 тысяч. То есть весенний призыв 130 тысяч, для страны, где 145 миллионов, это, конечно, не так уж и много. Нельзя сказать, что это ощутимый удар по трудовому рынку. В общем, это, конечно, совсем не так. У нас сейчас контрактников больше, контрактников 400 тысяч, этих 260 тысяч. Офицеров 220 тысяч, по численности у нас 5-я армия в мире. Понятно, что мы уступаем Китаю, Индии и США, а на четвертом месте…

Петр Кузнецов: Нидерланды.

Сергей Лесков: Как вы думаете?

Ольга Арсланова: Израиль.

Сергей Лесков: Нет, Северная Корея, как же вы забыли?

Ольга Арсланова: А, ну да.

Сергей Лесков: Там непонятно.

Петр Кузнецов: А как там посчитать? Мы же про них ничего не знаем.

Ольга Арсланова: Это мы не знаем.

Сергей Лесков: Да. Но как говорил Ленин, каждый советский человек должен быть чекистом, – может быть, и там тоже каждый северный кореец солдат народно-освободительной армии?

Ну так вот, в общем-то, чем, на мой взгляд, хороша современная армейская служба? Я думаю, что это, скажем так, бесплатный пансион, где юной лоботряс может превратиться в некое подобие мужчины. Вот он будет испытывать физические нагрузки, ему будет привит навык усмирять свое эго и не считать себя центром Вселенной, как часто получается в семье. Может быть, там некоторые испытают и чувство голода и сбросят какой-то лишний вес, который наел у любимой бабушки…

Петр Кузнецов: Бесплатный спортзал. Сейчас абонемент сколько стоит?

Сергей Лесков: Вот. То есть как ни крути… Потом, вот смотрите, у нас же сейчас очень много, популярность приобрели разные психологические тренинги, на которые приезжают… Как звали его, Тони Роббинс какой-то приезжал и огромные стадионы собирал со своими психологическими тренингами, которые, на мой взгляд, сводились к тому, что просто там сержант или старшина может научить в армии.

Петр Кузнецов: Да-да, он просто банальщину кричал, просто очень громко.

Сергей Лесков: Да-да. Ну вот то же самое, можно послушать своего старшину, вот тебе бесплатный Роббинс. Эффективность, я думаю, будет больше. То есть вот да, армия превратилась в пансион не благородных девиц, а…

Ольга Арсланова: …сильных парней.

Сергей Лесков: …сильных парней. «Аты-баты, мы теперь солдаты». Студентов у нас все равно ведь больше, так что не надо горевать, у нас студентов 4 миллиона только на бюджетных местах. Конечно, возникает вопрос, какая армия нужна современному государству…

Ольга Арсланова: А давайте ответим на этот вопрос после того, как услышим Юрия из Перми.

Сергей Лесков: Давайте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот насчет дедовщины. Вот я служил в погранвойсках, у нас никакой дедовщины там не было.

Ольга Арсланова: А в каком году вы служили, Юрий?

Зритель: В погранвойсках.

Ольга Арсланова: В каком году?

Зритель: В 1982-1984-е гг.

Ольга Арсланова: Вот. Еще не было.

Зритель: На Мургабе служил, Таджикистан. Там нас было 30 человек на заставе, это 3 800 метров над уровнем моря у нас застава…

Сергей Лесков: А что вы хотите этим сказать? Вы хотите поделиться своим чудесным личным опытом? Опыт личный бывает разный.

Зритель: Ну что вот там… Сейчас они служат вообще год…

Сергей Лесков: То есть вы хотите что сказать? Что дедовщины не было?

Зритель: Не было.

Сергей Лесков: У вас.

Зритель: Смотря какие войска. А вот внутренние – там да, потому что они там выпивают…

Сергей Лесков: Ну вот. Ну так а какой смысл тогда в вашем воспоминании? Пограничные войска, которые, конечно, в достаточно герметичных условиях существуют, маленькая застава, несколько десятков человек, может быть, у вас и не было дедовщины. Но вы же опытный боец, вы должны понимать, что маленький сплоченный отряд и большая казарма – это совершенно разные вещи, тут… Вы же сами все прекрасно понимаете.

Ольга Арсланова: Юрий успел сказать… Юрий, если вы еще с нами… Нет. Он сказал, что год – это слишком мало, для того чтобы получить действительно достаточную подготовку.

Петр Кузнецов: Да, он скорее об этом.

Сергей Лесков: Да, правильно, вот я и стал говорить на эту тему. Год – слишком мало? Пожалуйста, если у этого человека обнаружился потенциал и личный интерес, заключаешь контракт. Я еще раз говорю, 420 тысяч контрактников, 260 тысяч так называемых срочников – пожалуйста, никто не запрещает этим новобранцам безусым стать уже полноценным военным.

Петр Кузнецов: Сергей, скажите, а можно как-то попробовать нарисовать вот этот портрет современного человека, молодого человека, который идет в контракт? Это кто? Социальное положение, я не знаю? Есть какие-то предположения?

Сергей Лесков: Нет, я не видел, чтобы Министерство обороны проводило такие исследования. Но в любом случае, конечно, это, не будем обманываться, не высший какой-то социальный слой, это, в общем-то, молодые люди, которые не поступили в ВУЗы, а ВУЗы сейчас стараются обзаводиться военными кафедрами.

Есть очень интересная работа Самюэла Хантингтона «Солдат и государство», это американский современный политолог. Это библия в американских военных институтах. Он анализирует, что является самым главным для боеспособности современной армии в XXI веке. Разные ведь бывали времена. Вот, например, во время Ганнибала самым главным при формировании армии были слоны, правда, это его погубило во время перехода через Альпы. Всякое бывало. Если бы у него были лошади, кстати, да еще их бы тогда подковывали, он бы, наверное, завоевал Рим, а так не получилось. Сейчас в современной армии самым главным, по мнению Хантингтона, является не способ формирования армии (кстати, в США нет ведь призыва) и даже не квалификация рядового состава и сержантов, а самое главное – это квалификация среднего и низшего офицерского звена, которое непосредственно управляет высокотехнологичными военными системами. С этим мнением трудно не согласиться.

Поэтому, в общем-то, для боеспособности и российской армии, тоже не надо обманываться, я совершенно уверен, оснащение армии высокотехнологичными системами… А это же ведется, вы смотрите, мы С-400 продали Турции, на эти выходные были поставки. У нас замечательная военная авиация. С флотом, конечно, потяжелее. Танки, ракетные вооружения, которых, судя по всему, нет ни у кого. Но все-таки в армии, конечно, нужен и какой-то там для выполнения простых, элементарных задач (поднести что-то, размотать кабель) нужен, конечно, и рядовой состав, без этого не обойтись.

Петр Кузнецов: Женский взгляд или вопрос, Наталья из Воронежа. Здравствуйте, Наталья.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Наталья, я звоню из Воронежа. Сейчас служить в армии тем более год – это очень легко. За них моют полы, они не находят в наряды; столовые – лучше, чем в ресторанах раньше кормили. Это не 1990-е гг., когда солдатик просил: «Тетенька, дайте хлебушка». Я ходила, я бывшая военнослужащая, я ходила в наряд… и видела, как тогда кормили.

Петр Кузнецов: Как тогда. Наталья, извините, что перебиваю, – а вот сейчас вы конкретные примеры, за них моют полы, а о текущей ситуации вы откуда знаете? Вы тоже там были, или вам кто-то рассказывал?

Зритель: У нас вся семья военнослужащие: мы с мужем бывшие военнослужащие, сын военнослужащий, внук был кадетом, сейчас поступил в военное училище, то есть я не понаслышке знаю, я всю свою сознательную жизнь провела, можно сказать, в погонах и рядом с погонами.

Петр Кузнецов: Понятно, спасибо.

Зритель: Так что я видела, небо и земля…

Сергей Лесков: Я не очень хорошо понимаю, что вы называете «нарядом»? Наряд может быть и боевое дежурство, и дежурство по казарме.

Зритель: Нет, в наряд они ходят дежурным по казарме, но не как раньше. Они полы мыли, они снег чистили, они в каждую дырку были, срочники, затычка.

Ольга Арсланова: А вам кажется, что сейчас нагрузки не хватает, или наоборот, все правильно, не нужно нагружать лишний раз?

Зритель: Да не нагружают их сейчас, сейчас мамочки стоят рядом с котлетками, боятся…

Ольга Арсланова: Ну то есть это серьезной службой назвать сложно.

Сергей Лесков: При всем уважении к вашим наблюдениям, я должен сказать, что не так давно я был в воинской части на архипелаге Новая Земля, я своими глазами видел, что солдаты разгребали снег. А кто там будет разгребать снег? Белые медведи, что ли? И я бы не сказал… Кормят их хорошо, качественно, но, конечно, не как в ресторане, это преувеличение.

Все-таки армейская служба – это испытание какое-то, это вне всякого сомнения и физическая, и психологическая нагрузка. И это даже хорошо, потому что без нагрузки невозможно же закалить характер. Другое дело, что военная служба не должна ломать человека, как было раньше, во время дедовщины. Армия вообще на постое разлагается, и конечно, когда служить приходилось несколько лет, а войны не было, в общем, это деморализовало армию.

Давайте поговорим еще на одну тему, она тоже в какой-то степени касается военной службы. У нас же с некоторых пор появились военно-космические силы, да?

Петр Кузнецов: Есть такие.

Сергей Лесков: И мы, в общем-то, ими гордимся.

Петр Кузнецов: Конечно.

Сергей Лесков: Вы знаете, что на этой неделе 50 лет высадке человека на Луне?

Петр Кузнецов: Сейчас должна быть заставка какая-нибудь из известной киностудии: там-тара-там, та-та-та-та-тара-там!

Сергей Лесков: Вообще 20 июля это случилось 1969 года, но сейчас корабль «Аполлон-11» уже стартовал с мыса Кеннеди. Они там летели несколько дней дотуда.

Петр Кузнецов: Я намекаю просто на то, что нужно, видимо, объяснить, что некоторые по-прежнему полагают, что это было снято где-то в рамках…

Ольга Арсланова: Говорят, что…

Сергей Лесков: Ну мы что, с этого начнем?

Ольга Арсланова: Говорят, что это самый точный тест на IQ, надо задать один вопрос: высаживались или нет?

Петр Кузнецов: Я сейчас сослался на тех, кто по-прежнему это считает.

Ольга Арсланова: Так эти люди и определяются.

Сергей Лесков: Ну хорошо, давайте я скажу несколько слов на эту тему. Прежде всего всякое великое географическое открытие всегда, во все века сопровождалось мифами. Даже когда Колумб открыл Америку, в это тоже многие не поверили, потребовалось некоторое время, чтобы удостовериться в том, что он открыл новый континент.

Что касается разговоров о том, что американцы сняли Луну в Голливуде, что это мистификация с целью подчеркнуть величие американской нации, то для начала надо было договориться с СССР, чтобы СССР согласился на эту мистификацию, а СССР вряд ли бы на это согласился, это было невозможно. Дело в том, что полет всех этих 7 кораблей (только 6, кстати, приземлились, термина «прилунились» нет до сих пор), естественно, отслеживался полет всех этих кораблей. Мало того, одновременно с «Аполлоном-11» туда приземлился советский аппарат автоматический, мы его задержали на работу на орбите, чтобы не сесть им на голову, то есть мы еще и снимали это дело.

Самым главным обстоятельством является вот что. Вы знаете, что лунный грунт называется реголит, и американцы, эти 6 экспедиций привезли 380 килограммов реголита. Но ведь и советские автоматы привезли, у нас несколько аппаратов там побывало, кстати, еще до американцев, тоже привезли реголит, но несколько сот граммов, то есть значительно меньше, естественно. Американцы вообще набивали этими камнями карманы своих скафандров… Это я пошутил.

Ольга Арсланова: Ха-ха-ха.

Петр Кузнецов: Важно.

Сергей Лесков: Реголит, который привезли советские космонавты и американские астронавты, мы же обменивались, там до сих пор идет в институте аналитической химии на проспекте Вернадского это изучение, – это один и тот же материал. То есть такого рода доказательств ну просто немыслимое количество. Ну если угодно… Я не думаю, что это тест на IQ, как сказала Оля, но на самом деле некоторым людям нравится дразнить и провоцировать своего слушателя.

Конечно, американцы высадились, побывали на Луне, и конечно, СССР хотел их обогнать. Это была заветная мечта Королева; у нас разрабатывалась мощная ракета Н-1, она 4 раза без человека стартовала с Байконура, 4 раза взорвалась на старте, и только в 1976 году эта программа была закрыта, американцы в 1972 году перестали летать. На самом деле это был…

Да, видимо, вот что надо сказать. Я думаю, что американцы же привезли медаль Гагарина на Луну, оставили там барельеф с именами всех погибших космонавтов, в том числе и советских. Американские астронавты отдавали себе отчет в том, что, в общем-то, начало положил СССР. И более того…

Петр Кузнецов: И что это достижение без флага, достижение человечества.

Сергей Лесков: Я думаю, что миссия «Аполлона» началась, конечно, 12 апреля 1961 года со старта Юрия Гагарина, потому что уже через месяц молодой амбициозный президент Джон Кеннеди опубликовал обращение к Конгрессу и американскому народу, где пообещал, что в течение нескольких лет американцы высадятся на Луне, чтобы обогнать СССР, своего идеологического противника. Так и случилось.

Петр Кузнецов: Говорят, что это дело довели до ума именно потому, что об этом заявил президент.

Сергей Лесков: Да нет, это была воля всего американского народа. В общем, удалось уложиться в назначенные сроки. Но на Земле погиб один экипаж «Аполлон-13».

Петр Кузнецов: Я сейчас задам вопрос, который, возможно, в будущем потянет на еще один вопрос контрольный для теста IQ: но если дорожка проложена и человек там уже побывал, почему прошло 50 лет, и до сих пор мы…

Сергей Лесков: Хороший вопрос. На том технологическом уровне…

Петр Кузнецов: Трамп только на 2024 год ставит цель снова туда вернуться.

Сергей Лесков: Петя, я отвечаю, да. На том технологическом уровне развития космической техники, которая была в 1970-е гг., все возможные задачи были выполнены. Кстати, очень многие технологии потом перекочевали в мирный сектор, об этом можно говорить, перечислять массу и массу товаров, потому что мы сейчас используем, пылесосы на батарейках, например. Сейчас техника, особенно вычислительная, микросхемы, поднялись на качественно новый уровень, и можно построить лунную орбитальную базу, чтобы лететь дальше к Марсу.

Все это будет, конечно, сделано, это очень важно. Человечество развивается, прогрессирует от одного глобального вызова к другому. С большим сожалением приходится признать, что сейчас Россия не участвует в этой космической гонке, и конечно, то, что сулит Рогозин с таксами, которые могут плавать под водой, – это курам на смех. Вы знаете, что сказал Нейл Армстронг, когда ступил на лунную землю…

Петр Кузнецов: …когда увидел, что Рогозин делает с таксами…

Сергей Лесков: Он сказал фразу: «Это маленький шаг для одного человека и это огромный шаг для всего человечества». Конечно, эта фраза была согласована со всеми американскими начальниками. А после этого Нейл Армстронг… Кстати, у него пульс в этот момент был знаете какой? Петя как спортсмен знает, 170 ударов в минуту – представляете, какая нагрузка?

Петр Кузнецов: Ага.

Сергей Лесков: После этого он сказал еще одну фразу: «Мистер Кинский, я желаю вам удачи». Никто этого не понял, он ее пробормотал, ее расшифровывали, он несколько десятилетий не говорил, что означает эта загадочная фраза, как будто бы он хранил какую-то страшную тайну. И вот уже на склоне лет Нейл Армстронг признался: оказывается, когда он был 10-летним мальчишкой, у него за изгородью жили мистер и миссис Кински, которые вечно ссорились и дико орали друг на друга. И однажды он услышал, как миссис Кински кричит ему: «Скорее соседский мальчишка будет бегать по Луне, чем я буду заниматься с тобой сексом!» И это настолько поразило воображение маленького Нейла Армстронга…

Ольга Арсланова: Может быть, это и сподвигло?

Сергей Лесков: …что когда он через 40 лет ступил на поверхность Луны, он вспомнил о несчастном мистере Кински и пожелал ему удачи. Потом биографы его нашли: да, на самом деле такие люди были.

Ну что, да, вот Петя сказал, на самом деле уже выделены 100 или 150 миллиардов долларов на проект «Артемида» с высадкой опять астронавтов в 2024 году на Луне. Тот проект назывался «Аполлон», этот называется «Артемида». Знатоки древнегреческой мифологии знают, что это дети Зевса, брат и сестра, поэтому такое название. У нас, к сожалению, можно было бы тоже найти каких-нибудь древних славянских богов, но до этого не доходит. У нас только такса, репер Хаски и, в общем, ничего такого прорывного, какого-то вызова нет.

Мне очень жалко, конечно, потому что Королев имел цель, была какая-то естественная программа развития, он ее выполнял при своей жизни, но с его преждевременной смертью естественный, поступательный ход отечественной космонавтики пресекся, и сейчас нам как бы не хватает то лучше смелости, то ли уровня развития. Планов нет, к сожалению.

Петр Кузнецов: Вот об уровне развития, если позволите, сообщение тем не менее: «Не было их там, и говорить нечего, Москва!» Самарская область: «Да не были они нигде! Кирпичей в Большом каньоне набрали. Чего они на наших ракетах летают? Технологию потеряли?» Саратовская область: «Если американцы были на Луне, где их ракеты?» – и так далее.

Ольга Арсланова: Можно ли добиться прорыва в стране с такими взглядами?

Сергей Лесков: Нет, очень тяжелый вопрос. Хотелось бы…

Петр Кузнецов: Как кирпич из каньона.

Сергей Лесков: Кирпич из каньона… Не знаю, это невозможно комментировать. Мне кажется, что эти люди сами просто хотят пошутить.

Ольга Арсланова: Хорошо, давайте на этом и остановимся.

Сергей Лесков: Да. На самом деле хотелось бы верить, бывали у нас и более трудные времена. Ведь Петр Капица убедил Сталина в необходимости ускоренного развития науки после Второй мировой войны, и какой был совершен… Тогда был задел, атомные и космические после того как начались в тот момент, когда страна лежала в разрухе. Для этого надо много условий, но потенциал, конечно, у нас большой, школы научные не погибли и промышленные тоже не погибли.

Петр Кузнецов: Спасибо вам, Сергей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы так понимаем, что в среду вас не ждать? Расскажите аудитории сразу же…

Ольга Арсланова: …в какие космические дали вы собираетесь.

Петр Кузнецов: …в какие космические дали и когда вы вернетесь, чтобы вас не искали.

Сергей Лесков: Ну пару недель меня не будет. Как раз пару недель и длилась американская экспедиция на Луну. Но я буду…

Петр Кузнецов: В Крым поедете?

Сергей Лесков: Я буду витать на близких к вам орбитах.

Петр Кузнецов: Отлично.

Ольга Арсланова: Спасибо Сергею Лескову. Мы говорили о главных событиях, самых интересных событиях этого дня с точки зрения нашего обозревателя.

Петр Кузнецов: Хорошего отпуска.

Сергей Лесков: До новых встреч. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски