Сергей Лесков: Если Трамп увольняет того, кто ответственен за охлаждение отношений с Россией, то нужно найти того, кто приведёт к их потеплению

Сергей Лесков: Если Трамп увольняет того, кто ответственен за охлаждение отношений с Россией, то нужно найти того, кто приведёт к их потеплению
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Петр Кузнецов:Ну а прямо сейчас давайте улучшать качество этой недели с помощью обзора Сергея Лескова, у нас первые итоги этой пятидневки. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков:Да, добрый вечер.

Тамара Шорникова:Добрый.

Сергей Лесков:Вы знаете, меня постигло горькое разочарование: я готовился-готовился, но пока я ехал в Останкино, выяснилось, что все, о чем я собирался говорить, не имеет никакого значения.

Петр Кузнецов:Да вы что?

Сергей Лесков:Да.

Петр Кузнецов:Что случилось?

Сергей Лесков:Потому что во всех социальных сетях и на всех радиостанциях говорят совсем о другом.

Петр Кузнецов:Мы знаем о чем.

Сергей Лесков:Да, это свадьба Собчак.

Петр Кузнецов:Свадьба Ксении Собчак.

Сергей Лесков:Свадьба Собчак. Причем я обратил внимание, что все говорящие о свадьбе Собчак говорят, что говорить об этом не надо, и после этого вступления продолжают об этом говорить.

Петр Кузнецов:Сергей, судя по вашему внешнему виду, вы оттуда.

Сергей Лесков:Нет.

Петр Кузнецов:Вы были свадебным генералом?

Сергей Лесков:Я даже не знаю, в каком городе это. Мне что-то кажется…

Петр Кузнецов:В Москве.

Сергей Лесков:В Москве, да? Потому что это же тот случай, когда две столицы помирились. Может быть, сегодня в Москве, а завтра в Питере?

Петр Кузнецов:В Питере будет свадьба Бондарчука с его новой пассией на следующей неделе.

Сергей Лесков:Боже мой. Меня пугает ваша осведомленность о жизни самых лучших представителей нашей страны. Поэтому я все-таки…

Тамара Шорникова:Меня пугает заинтересованность мужчин в этой студии этими темами.

Сергей Лесков:Нет, я должен откликаться на то, что волнует мой народ, а мой народ только об этом и говорит. Поэтому я рискну и буду говорить о чем собирался, а о свадьбе Собчак мне сказать нечего.

Петр Кузнецов:Сергей, чтобы знать то, о чем говорит ваш народ, нужно ездить в электричках, вот что я вам скажу.

Сергей Лесков:О-о-о, если бы вы знали, как я наездился в электричках в свое время, полжизни проводил.

Тамара Шорникова:Мне кажется, кстати, про свадьбу Собчак там тоже поговаривают сегодня.

Сергей Лесков:Ну так вот. У нас же очередной экономический форум. Мы всю прошлую неделю говорили о речах, звучавших во Владивостоке на том экономическом форуме, но не успели министры и капиталисты завершить работу на одном форуме, как они не покладая рук переместились на новый форум теперь в Москве, он называется Московский финансовый форум. В общем, остается сделать вывод, конечно, что главное направление, где министры проявляют свои таланты, – это вовсе не экономика, а именно убедительная речь на форумах. Ну хотя бы в этом есть резон, потому что, в общем, все их цитируют.

Так что же там было сказано? Один из самых уважаемых российских финансистов Костин, глава «ВТБ», по-моему, одного из двух самых больших российских банков, сказал, что надо бы не брать налоги с малоимущих, с бедных. Надо сказать, что, конечно, можно удивиться доброте этого славного человека, но дело в том, что в жестком мире капитализма это вообще-то довольно распространенная мера, во всех странах G7, G8, куда мы стремимся вернуться, есть минимальный доход, с которого налоги не взимаются. В России нет, у нас налоги взимаются со всех, причем с богатых столько же, сколько с бедных. Может быть, это наследие коммунизма, который мы строили несколько десятилетий? А там, кстати говоря, везде прогрессивная шкала налогообложения, которая в нашей стране строго табуированная тема. И вот обсуждается отказ от налогов с бедных, а вот прогрессивная шкала, на которой стоит во многом западная экономика преуспевающих стран, – нет, об этом говорить нельзя.

Петр Кузнецов:А почему это мировая практика, прогрессивная шкала? Во-первых, хорошие доходы государству, во-вторых, снимает социальную напряженность.

Сергей Лесков:Кроме того, есть еще и третий момент, мне кажется, самый важный – это пополнение казны.

Петр Кузнецов:Ну я и говорю, хороший доход государству.

Сергей Лесков:А у нас странный аргумент о том, что богатые такие хитрые люди, иначе бы они не разбогатели, собственно, – они такие хитрые, что найдут способ не платить эту прогрессивную шкалу. Извините, мы считаем, что одно из наших самых эффективных федеральных ведомств – это налоговая служба, вот пусть они, засучив рукава, выведут на чистую воду тех, кто уходит от налогов. Это, между прочим, самое страшное преступление в Америке, как известно, и во многих других странах. Многие футболисты на этом погорели, Петр знает.

Ну ладно, об этом не будем, это лирическое наступление. После того как Костин сказал о том, что выгоднее не брать налоги с бедных, потому что это и мало, и та же самая напряженность социальная, ему возразил самый главный наш финансист, первый вице-премьер и он же министр финансов Силуанов: он сказал, что только-только нам удалось построить нормальную экономику, жить в такой устойчивой финансовой системе, а вот цены на нефть упадут, это риск большой – что же нам тогда, опять налоги вводить?

Я хочу обратить внимание нашей аудитории на то, что первый вице-премьер считает, что мы живем нормально, что наконец-то удалось построить устойчивую экономику. Можно сделать вывод, что устойчивой считается та экономика, где реальные доходы граждан 6 лет падают. Зато какие-то такие второй значимости экономические факторы типа инфляции, еще чего-то пребывают в таком стабильном отношении. Это довольно любопытное заявление, которое позволяет сделать выводы о той логике, которой живет наш финансово-экономический блок.

Впрочем, не только два этих уважаемых человека (кстати, на самом деле, я без иронии говорю «уважаемые люди», они хорошие специалисты) вступали там в дискуссию. Например, Чубайс, в компетентности которого сомневаться не приходится, хотя многие его не любят по другим причинам, предложил довольно такой красноречивый образ о том, что Россия похожа на машину с двумя педалями (видимо, это автоматическое управление) «газ» и «тормоз». И вот «газ», это вот страна построена, очень хорошо, там очень хорошая, по мнению Чубайса, кредитно-денежная система, опять же нет инфляции, государство налаживает инвестиции, вообще такие макроэкономические показатели в норме. А силовой блок – это «тормоз». И вот мы жмем на обе педали, и сейчас эта педаль «тормоза» не дает развиваться, поэтому нет роста.

Конечно, Чубайсу не откажешь в красноречии, но, в общем, на самом деле это так, потому что многие экономические усилия по поддержке малого и среднего бизнеса в стране не дают всходов, по моему убеждению, именно из-за того, что предприниматели пребывают в каком-то отчаянном положении… Вы знаете, что почти 20% предпринимателей чувствуют себя абсолютно беззащитными и каждый день ждут какой-то проверки и рейдерского захвата, а оптимизм, вера в будущее, конечно, является сильнейшим экономическим фактором, без этого роста не будет.

Интересные вещи говорил Герман Греф, который не является государственным служащим, когда он был министром экономики, он этого не говорил, – он раскритиковал национальные проекты. По его мнению, они не дадут (это вообще, конечно, еретические совершенно речи) желаемого результата из-за того, что нет соответствующих структур, экономических механизмов, для того чтобы добиться желаемых результатов. По мнению Грефа, стоило бы вкладывать отпущенные деньги, – а я напомню, на национальные проекты до 2024 года Путин отпустил 28 триллионов рублей, это фактически годовой бюджет России, это очень большие деньги. Так вот, по мнению Грефа, лучше эти деньги потратить не на национальные проекты, все, он считает, уйдет в песок, а на поддержку здравоохранения и образования. Вообще такие социальные программы в мире, да, считаются очень перспективными в современных условиях. И кроме того, по мнению Грефа, стоило бы совершенствовать избирательную, правовую и судебную системы; об этом многие говорили, в том числе Кудрин, который в последнее время является единомышленником Грефа по многим и многим вопросам.

В общем, вопросы обсуждаются очень интересные, заслушаешься просто. И я хочу сказать вот что, две вещи. Во-первых, надо отдать должное нашим министрам, они ищут корень проблем, которые не дают нашей стране бурно развиваться, а мы же должны через несколько лет превысить темпы экономического роста выше мировых, – так вот они ищут причины в себе, внутри, и это правильно «и в нас самих и бед, и счастья семя», как говорил Шекспир. В отличие от депутатов, которые корень всех проблем ищут вовне, в разных зловредных действиях американской, украинской или какой-то еще администрации. Мне кажется, что это коренное отличие наших чиновников такого высшего полета и депутатов тоже высшего полета. Видимо, они так редко поэтому меняются местами, что у них совершенно разное мировоззрение, но так или иначе.

И вторая вещь, о которой я хочу сказать: нельзя не поразиться глубокомыслию наших министров, они все говорят правильные вещи. Ну можно какие-то там детали оспорить, с чем-то не согласиться, но все равно это как-то не банально, это хорошо изложено, они такие краснобаи, очень убедительны. Но результата нет, а результата нет. Говорят хорошо, ездят с форума на форум, а экономика стоит. Каким образом это получается, я не знаю. Мне кажется, что по этой части можно Россию занести в Книгу рекордов Гиннесса.

Петр Кузнецов:У меня есть к вам вопрос по налогам, но давайте сначала послушаем Алексея из Воронежа. Есть, так сказать, Сергей, одна мыслишка. Давайте Алексея послушаем. Здравствуйте, Алексей. Алексей?

Зритель:Добрый вечер.

Петр Кузнецов:Добрый вечер.

Зритель:У меня вопрос к вашему ведущему.

Петр Кузнецов:Ко мне?

Зритель:К Сергею Лескову. Вот постоянно разговаривают о том, что нужно ввести прогрессивный налог. И в связи с этим у меня вопрос к ведущему. Вот скажите, пожалуйста, если человек заработал неважно какую сумму денег, то не логично ли предположить, что он ими сможет распорядиться гораздо более разумно, чем вот тот государственный чиновник, которому собираются…

Сергей Лесков:Извините, как вас зовут?

Петр Кузнецов:Алексей.

Сергей Лесков:Алексей, вы задаете хороший вопрос. Я позволю себе продолжить ваше умопостроение. Вообще смысл жизни богатого человека, капиталиста, ничего против капиталистов не имею, потому что именно с приходом капитализма мир стал бурно прогрессировать и мы лишились многих и многих проблем, которые сводили веками миллионы людей в могилу, прогресс налицо благодаря капитализму. Так вот, смысл жизни капиталиста в том, чтобы инвестировать прибыль в развитие производства, от хозяина башмачной мастерской до владельца крупного завода: получил прибыль? – инвестируй дальше. Если прибыль расходуется на то, чтобы приобретать яхты, дворцы, строить себе пирамиды, то это логика феодализма; так можно существовать, но так жили до XVIII века. Сейчас капиталисты инвестируют, это смысл жизни. Смысл жизни всех остальных людей в наше время – это тратить деньги, покупать, я экономическую часть имею в виду, конечно. Итак, у одних инвестировать, у других покупать.

У нас что получается? Инвестиций нет, потому что богатые люди прячут свои деньги по карманам и убегают в далекие страны с этими деньгами, а у всех остальных доходы тают, и покупать они тоже не могут. Что это за экономика… Мы же считаем, что мы строим капитализм, рыночная экономика была. Но фактически по каким-то, по этому экономическому контору это чистейшей воды феодализм. Поэтому то, что вы сказали, – да, это совершенно справедливо, но, видимо, эта песня не про нас.

Петр Кузнецов:Вот в связи с этим тот самый вопрос. У нас куча налогов, да?

Сергей Лесков:Да.

Петр Кузнецов:Доходит до налога на добычу полезных ископаемых. То есть получается, по сути все то, что мы получаем, – это те налоги, которые мы отдаем. То есть как бы народ источник налогов и он же бенефициар налогов, вот такой круговорот получается. И не совсем понятна роль государства в этой цепочке в чем заключается.

Сергей Лесков:В распределении.

Петр Кузнецов:Посредник этих платежей?

Сергей Лесков:Да. Государство – это учет и контроль, об этом много написано, и распределение. Во всем виновата система распределения. Кроме того, государство, конечно, осуществляет функцию насилия над теми, кто нарушает какие-то законы общественного блага. Зачем нужно государство, это понятно. В России зародилось такое движение анархизм, которое мы часто критиковали достаточно односторонне, но по существу анархизм сводил роль государства, минимизировал его, и в основном там было такое самоуправление. Это другая модель построения общественного какого-то блага.

Но так или иначе все-таки мне кажется, может быть, запретить у нас экономические и финансовые форумы? Может быть, обязать министров работать? Если они такие умные, – а я надеюсь, что так оно и есть, – то почему ничего у них не получается? Если каждый из них предлагает свой алгоритм решения, пусть хоть отчасти он реализует эти алгоритмы на практике. Когда люди так много говорят и ничего не делают, просто напрашивается вывод: а может быть, они не хотят ничего делать?

Петр Кузнецов:В конце концов, проводятся эти форумы в плане организационном на наши налоги.

Сергей Лесков:Кстати говоря, да. Я еще раз повторю: в истории нашей страны бывало немало случаев, когда экономика падала вообще на дно, хуже, чем сейчас было, – ленинский нэп, сталинская индустриализация, восстановление разрушенной экономики после Второй мировой войны. Но там форумов экономических не проводилось, у власти были какие-то сатрапы, можно было запросто лишиться головы. Я бы не сказал, что это были счастливые такие эпохи, нет, я вовсе не пою им оду, но тем не менее алгоритм решения экономических задач всегда находился. Причем люди-то были какие-то достаточно темные по сравнению с нынешними выступающими на экономических форумах. Может быть, это не так сложно, построить экономику? Может быть, просто надо обладать каким-то здравым смыслом и политической волей, конечно?

Тамара Шорникова:Давайте еще один телефонный звонок послушаем, Дмитрий из Омска. Дмитрий?

Зритель:Да, здравствуйте. Я согласен с Сергеем Лесковым по поводу экономических форумов. Тем более уже доходит до анекдота: вот в Москве финансовый форум проходит, одновременно еще в Сочи проходит форум Ассоциации российских банков, где Набиуллина выступает. Ну а где банкиры должны, как не на финансовом форуме, быть? То ли они летают там из одного города в другой в течение часов и так далее… Это просто болтовня.

Сергей Лесков:Наш дорогой зритель, вы знаете, что в Сочи сейчас бархатный сезон?

Зритель:А, ну это конечно…

Сергей Лесков:Вы вообще о чем говорите?

Зритель:Понимаю.

А насчет налогов… Я, кстати говоря, в 1990-х гг. работал в налоговой инспекции начальником юридического отдела и хочу сказать, что тогда-то как раз был прогрессивный подоходный налог, и мы взымали его, и работали несмотря на угрозы, сами знаете, какие были времена, и какой ни был там бюджет, мы его все-таки наполняли. А я сейчас могу сказать, что как раз когда бедных не освобождают от подоходного налога, по сути они на работу не выходят, им овчинка выделки не стоит, им легче, как говорится, сидеть на пособиях на различных, варианты подработки неофициальные и так далее, потому что зарплаты особенно в регионах маленькие, выходить на работу, чтобы у них еще 13% забирали, смысла нет.

Петр Кузнецов:Ну да, поэтому его и называют регрессивным налогом, шкалу саму. Спасибо.

Зритель:Да, по сути шкала регрессивная, да.

И еще один момент. Вот говорят, обезлюдела у нас Сибирь, Дальний Восток и так далее. По существу еще должна быть ставка уменьшаться на север и на восток.

Тамара Шорникова:Спасибо.

Петр Кузнецов:По направлению.

Сергей Лесков:Петя только что спрашивал о государстве – знаете, какая в государстве самая древняя профессия? Как только появилось государство, сразу появилась профессия…

Петр Кузнецов:…налоговик?

Сергей Лесков:…мытаря, налоговик, да. Так что нам сейчас звонил представитель самой древней государственной профессии. И кстати говоря, один из авторов Библии, Матфей, был мытарем.

Петр Кузнецов:Давайте ко второй теме перейдем.

Сергей Лесков:Ну вот. Так что же? Конечно, мы говорили уже на этой неделе об отставке помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, злодеяния которого мы неосторожно сравнили с Рамси Болтоном из этой самой «Игры престолов». Конечно, для всего мира остается загадкой, какая же черная кошка пробежала… Нет, когда говоришь про США, нельзя говорить про черную кошку, это же нетолерантно. Что там случилось между двумя этими добрыми людьми? Почему они поссорились? Трамп говорит, что он его уволил, Болтон говорит, что сам ушел. Совершенно непонятно. Высказываются всякие конспирологические версии, схемы из взаимоотношений. Но факт остается фактом: позиции Трампа и Болтона расходились по многим вопросам.

А, в общем-то, главным результатом внешней политики что является? Сближение позиций Америки по самым острым, ключевым вопросам, по факту это что? Америка рассорилась с Европой, расплевалась даже, не рассорилась, Болтон убедил Трампа поддержать Гуайдо, я не знаю, как его назвать, «фикс-президент» Венесуэлы, а оказывается, Мадуро крепко стоит у власти. Он поссорился с Европой еще и по Ирану, санкции против Ирана, которые странные, сомнительные, весь мир изумляется. Важным для Трампа является решение северокорейской проблемы, но Ким Чен Ыр на дух не признает Болтона и не впускает его на переговоры. С Россией тоже непонятные отношения, потому что Болтон является давно, давно уже противником этого РСМД, выступает за расторжение СНВ-III, на котором как бы стоит мировая безопасность. То есть куда ни кинь, везде клин.

В общем, конечно, возникает вопрос, чего он его назначил, но я уже говорил, что он его назначил, увидев по телевизору в каких-то дебатах, а уволил его он, тут выяснилось, какая-то сведущая газета написала, что перед тем как уволить Болтона, он советовался с телеведущим своего любого телеканала. То есть он назначил по телевизору и уволил по телевизору.

Петр Кузнецов:С Константином Чуриковым?

Сергей Лесков:Я по этому поводу должен сказать: мои друзья, если бы у нас принимались решения по результату каких-то телевизионных передача, то Петя бы давно уже был министром спорта, а Тамара министром здравоохранения. Но у нас другая какая-то политическая традиция. Вы можете, конечно, сожалеть, что Трамп вас не смотрит, а так бы вот каждый день, увидев вас в эфире, он бы, конечно, под напором вашего жизнелюбия и обаяния, конечно, принял такое решение.

Тамара Шорникова:Я бы все-таки в финансовый отдел пошла.

Сергей Лесков:Лучше бы, да?

Тамара Шорникова:Да, приятнее как-то.

Сергей Лесков:Ну вы бы при личной встрече могли бы Трампу сказать, нажать на нужную педаль.

Так или иначе, непонятно, кто будет отвечать за отношения с Россией, для нас это самый важный вопрос. И конечно, после того как он снял самого неисправимого ястреба в своей администрации, логично ожидать какого-то изменения внешнеполитического курса и, для нас важно, какого-то потепления отношений с Россией. Мы с Тамарой это уже обсуждали: ну да, если исходить из какой-то общей логики…

Петр Кузнецов:Когда это вы обсуждали?

Сергей Лесков:В среду мы обсуждали.

Тамара Шорникова:С тобой, Петр.

Сергей Лесков:Петр, вы в это время отключились и смотрели…

Тамара Шорникова:…«Игру престолов» пересматривал…

Сергей Лесков:…результаты матча краем глаза. Но на самом деле, если он снимает того, кто ответственен в какой-то мере за охлаждение отношений, то, видимо, надо назначить того, кто приведет к потеплению отношений. Это как бы… Как говорил Остап Бендер, «идея – это логическая реализация человеческих мыслей». Вот, может быть, если бы он поговорил с Бендером, он бы так и сделал, но у него идеи совершенно другие, они часто, так мне кажется, идут вразрез с логикой.

Но все-таки большинство экспертов и этих самых, тех, кто строят международные прогнозы, говорят, что отставка Болтона, единственный ее смысл, чтобы все-таки каким-то образом исправить движение этого американского внешнеполитического лайнера на другой курс. Посмотрим. Для нас это чрезвычайно важно, потому что, во-первых, СНВ-III надо продлить хотя бы на 5 лет, это гарантия международной безопасности, это, конечно, огромная отрасль экономики, потому что если опять разгорится гонка вооружений, то, в общем, все, что мы сейчас говорили про экономику, будет совершенно бессмысленно.

Может ли Трамп стать другом России, как мы надеялись 2 года назад? Вы знаете, я, конечно, не даос, но кое-что читал. Однажды Лао-цзы спросили, почему друзья так легко становятся врагами и почему враги так трудно превращаются в друзей? И Лао-цзы ответил: «Потому что легче разбить кувшин, чем его наполнить; легче разрушить дом, чем его построить; легче потратить деньги, чем их заработать».

Тамара Шорникова:Похоже на пятничный тост.

Сергей Лесков:Да.

Петр Кузнецов:Да, вы даже: «Лао-цзы ответил…»

Сергей Лесков:Да, я понимаю. Но так или иначе, вот. Вообще плохие поступки делаются легче, чем хорошие; легче научиться плохому, чем хорошему.

Петр Кузнецов:Да.

Сергей Лесков:Поэтому хотелось бы, чтобы Трамп стал нашим другом, но вероятность этого, вероятность этого меньше.

Петр Кузнецов:Ким Чен Ын, поправляет нас Краснодарский край. Я тоже услышал «Ыр» и подумал, что это что-то…

Сергей Лесков:Запутаешься в них, они же все родственники.

Петр Кузнецов:Ким Чен Ын, да.

Тамара Шорникова:А я подумала, что это шутка такая была.

Петр Кузнецов:«Ыр» – это, наверное, будет как раз следующий, как раз сочетание Ын и Ир…

Сергей Лесков:Да.

«МустайКарим». Вы знаете, все-таки надо заканчивать неделю на хороших новостях. «Пароход белый, беленький, Дым над черной трубой»…

Тамара Шорникова:Пятизвездочный.

Сергей Лесков:Да.

Петр Кузнецов:Посидеть бы в каютке.

Тамара Шорникова:Месячишко хотя бы.

Сергей Лесков:Вы знаете, мы все влюблены в фильм «Бесприданница» с этим пароходом «Ласточка», но никому в голову не приходит, вообще строим мы какие-то теплоходы, пароходы? Я сам, когда был маленький, меня родители брали в какие-то эти теплоходные круизы, фантастические, конечно, детские впечатления: Волга, весь этот бассейн, канал Волгобалт, озера… Это безумно интересно. А вот сейчас, когда оказываешься на этих великих русских реках, то, в общем-то, все они говорят, что, во-первых, лайнеры стоят на приколе, они списаны, это утильсырье, денег у людей нет. Как-то этот вид туризма и отдыха сходит на нет.

Тамара Шорникова:Ну Сергей…

Сергей Лесков:Не так это, да?

Тамара Шорникова:Простите, вы сгущаете. Я просто…

Сергей Лесков:Вы сами?

Тамара Шорникова:…определенное время жила на Речном вокзале и часто прогуливалась вечером к Северному морскому речному вокзалу, там все эти теплоходы достаточно живо себя вели…

Сергей Лесков:Все эти? Нет, это не отвечает статистике.

Тамара Шорникова:Огромное количество людей ходило, выходило…

Сергей Лесков:Москва не является показателем вообще ни по чему, есть Москва, а есть Россия. Вы помните, например, что в 2011 году затонул теплоход «Булгария» по совершенно дурацкой причине, он накренился набок, и вода хлынула в иллюминаторы. Я напомню, 2011 год, год постройки этого теплохода 1955-й, то есть ему было, боже мой, сколько… Лет 60, наверное? Даже сочетание, 45, 11… Под 60 ему было. Можно себе представить такую машину на ходу?

У нас вообще на самом деле, оказывается, речной флот находится в таком состоянии, что последний отечественный круизный лайнер построен в 1958–1959-х гг., а этот, кстати, в Чехословакии был построен, «Булгария», притом что срок службы у них 50 лет, они до сих пор ходят. Было всего у нас на ходу 254 круизных лайнера, сейчас осталось 124. Естественно, они швартуются на любимом вами Речном вокзале, потому что здесь деньги ходят, а вот там, в общем-то, уже… Чем дальше от Москвы, тем меньше круизных лайнеров.

Тамара Шорникова:Короткая ремарка, Сергей: мы на этой неделе показывали даже включение с торжественного, собственно, открытия, так называемые шампанское, теплоход и так далее, спуск на воду, это уже второй в современной России теплоход.

Сергей Лесков:А какой первый?

Тамара Шорникова:Вот сейчас…

Сергей Лесков:Сейчас строится еще «Петр Великий» на верфях Астрахани, но он еще не спущен.

Тамара Шорникова:Сейчас вспомню название. Но вот то, что второй, мы так же торжественно рассказывали.

Сергей Лесков:Ну если я ошибаюсь, то я рад. На самом деле, пока вы ищете, давайте я что-то расскажу. Это построено на заводе «Красное Сормово», завод с такими старыми революционными традициями. Когда в Москве было декабрьское восстание в 1905 году, там главные боевые дружины были как раз сормовские рабочие. Но вообще главное в истории этого завода то, что там работал Сергей Кириенко – сначала мастером, потом секретарем комсомольской организации. С этого «Красного Сормова» и началось его продвижение. Я думаю, что во многом именно поддержка администрации президента и позволила все-таки довести эту стройку до конца.

Стоимость «МустаяКарима» почти 4 миллиарда рублей. Когда такие огромные суммы, то непонятно, с чем это сравнить. Сравним это: это 2 самолета «Sukhoi Superjet 100». Деньги большие. «Петр Великий», который строится сейчас в Астрахани, и размером побольше, и еще будет подороже. И в любом случае это, конечно, говорит о том, что нами эти компетенции не утеряны, а это на самом деле высокие технологии. Гражданские суда строятся все-таки по другим технологиям. Несмотря на то, что вот последние отечественные были… Тамара молчит, значит, она не может найти, что было еще построено.

Петр Кузнецов:Нет, то, что это второй, это точно.

Тамара Шорникова:У нас импортозамещение, отечественная программа дает результаты.

Петр Кузнецов:И вот этот второй является чуть ли не точной копией первого.

Сергей Лесков:Вот кстати говоря, почему? Завод «Красное Сормово» работал напропалую, он не простаивал. Там построен весь танкерный флот Азербайджана и Туркменистана, которые по Каспию ходят. Самое интересное: там строились подводные лодки, не атомные, конечно, там строились дизельные подводные лодки класса «Барракуда» и еще какого-то класса, «Палтус», по-моему, это последний. И они по Волгобалту ночью сплавлялись туда, в Белом море. Я как-то видел, как это делается, в общем, это зрелище не для слабонервных, когда вода в шлюзе набирается, потом спускается, никто этого, конечно, не должен был видеть, это суперсекретная операция. Мы не делали гражданские суда, потому что в годы холодной войны именно эти заводы наши занимались именно обслуживанием военно-оборонных заказов.

Тамара Шорникова:И вот наконец загрузилось: «Первый за постсоветское время лайнер проекта (много букв) для круизов по Каспийскому и Черному морям по заказу Московского речного пароходства заложили на «Лотосе» в середине августа 2016 года».

Сергей Лесков:Ну вот с этой верфи в Астрахани.

Тамара Шорникова:Да, это верфь в Астрахани.

Сергей Лесков:Ну? Так я же сказал, «Петр Великий» заложен, но он еще не спущен на воду в отличие от «МустаяКарима», который уже спущен на воду. Эти верфи «Лотос» находятся в Астрахани, так что никакой ошибки нет.

Ну вот. В любом случае, конечно, это радостное событие. Другое дело, что сейчас экономисты считают, что стоимость круиза на вот этих вот лайнерах (а первый будет в майские праздники 2020 года) будет дороже, чем средиземноморский круиз. Это как раз то, о чем я сразу сказал: стоимость сейчас отдыха на речных круизных лайнерах очень высока, дешевле, как это ни странно, еще раз средиземноморские круизы. А почему? Любой экономист скажет, что это зависит от того, сколько пассажиров. Если современные морские круизные лайнеры берут на борт как бы вы думали, сколько? Шесть тысяч человек, там, может быть, за счет этого ниже цена. У «МустаяКарима» и у «Петра Великого» 350 пассажиров всего-то, и за счет этого, конечно, не удается снизить цену.

С другой стороны, и «Sukhoi Superjet», когда начал выпускаться несколько лет назад, был дороже, а сейчас его цена резко упала, так и здесь: если удастся поставить это на поток, то, конечно, и цена будет пониже. Я еще раз скажу, что, конечно, отдых на воде, по моим личным впечатлениям, на круизном лайнере – это что-то ни с чем не сравнимое, а в нашей прекрасной и богатой на всякие речные виды и достопримечательности стране есть, конечно, что посмотреть. Жалко, что сейчас, конечно, вместе с каким-то падением этого вот речного отдыха упал и песенный шансон, связанный с пароходиками… Кто только ни пел о пароходах: у Утесова «Волга-Волга», «Америка России подарила пароход», помните замечательную песню?

Петр Кузнецов:Сергей, но на поток же его не будут ставить?

Сергей Лесков:Посмотрим, это сначала…

Петр Кузнецов:Вроде он только для иностранцев.

Сергей Лесков:Сначала один, потом второй. Говорят, что срок строительства 1,5–2 года, это довольно быстро. Я совершенно уверен, что… Мы же не можем плавать на судах типа «Булгарии». По прогнозам, к 2025 году у нас останется только 80 речных судов, это очень мало, к 2030-му вообще 50 – что же мы? Русские люди для того ходили по рекам, вспомним этого Никитина, который до Индии доходил, чтобы вообще забыть это искусство? Нет, этого не может быть. Россия – страна, которая обладает самым большим водным потенциалом, речным водным потенциалом в мире. Русские – это известные покорители рек.

Петр Кузнецов:Русские на связи. Из Пермского края Юрий. Юрий, очень коротко.

Зритель:Здравствуйте. Вот у нас пароход «Булгария», он раньше был у нас в… Камском пароходстве, назывался он «Украина». Его потом в Казань продали, этот пароход, и там назвали «Булгария». Мы еще на нем плавали. У нас пароходам уже 60 лет. Есть пароход «Александр Фадеев», который в 1961 году был построен, я еще в 1966 году на нем ездил, когда мне всего 3 года было, а сейчас мне 56 лет. Вот в каком состоянии пароход, сами понимаете. «Хирург Разумовский» тоже, он был в 1962 году построен. Уже старые пароходы. Люди не ездят, потому что не на чем уже ездить.

Сергей Лесков:Не «ездить», а «ходить». Ну правильно, мы об этом и говорим. И то, что возрождается эта важная для страны, для людей отрасль, – это очень хорошо. Мы часто, мне кажется, объективно критикуем экономические проблемы, которые в нашей стране имеются, но все-таки движение есть, об этом невозможно не сказать. МустайКарим, кстати, замечательный башкирский поэт, если кто не знает, участник Великой Отечественной войны.

Петр Кузнецов:От вас тут напоследок песню ждут какую-нибудь про теплоход.

Сергей Лесков:«Пароход белый, беленький, Черный дым над трубой, Мы по палубе бегали, Целовались с тобой». И там, по-моему, есть еще слова: «Ты печаль мою, палуба, расколи о причал». Кто только ни пел эту песню, теперь я ее спел.

Тамара Шорникова:На этой лирической ноте поблагодарим Сергея Лескова.

Петр Кузнецов:Спасибо.

Тамара Шорникова:Спасибо вам за итоги недели и за песню, естественно.

Сергей Лесков:До свидания.

Тамара Шорникова:А мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски