Сергей Лесков: Нет принципиальных отличий между ДНР и ЛНР и республиками бывшей Югославии

Сергей Лесков: Нет принципиальных отличий между ДНР и ЛНР и республиками бывшей Югославии | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2019-09-30T19:08:00+03:00
Сергей Лесков: Нет принципиальных отличий между ДНР и ЛНР и республиками бывшей Югославии
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Константин Чуриков: Ну а сейчас «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Обозреватель ОТР у нас в студии. Сергей, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Ну главная тема дня, наверное, смерть Жака Ширака. Ее преждевременной не назовешь, человеку было 86 лет. Долгий, сложный путь…

Константин Чуриков: Похороны Жака Ширака.

Сергей Лесков: Похороны. Немногие знают, кстати, что когда он был юношей, он перевел на французский язык «Евгения Онегина», потому что у него в школе учителем был белогвардейский офицер, который его настолько заинтересовал русским языком, что он взял да и перевел «Евгения Онегина». Но это, в общем, он скрыл этот перевод, но уже когда он поднялся до больших политических высот, это опубликовали, кстати, и специалисты сошлись на мнении, что, в общем, достаточно прилично. А стихи вообще ведь переводить невозможно, мне кажется, что любое стихотворение – это не столько перевод, сколько собственное стихотворение на какие-то мотивы.

Константин Чуриков: И Шекспир не столько Шекспир, сколько Маршак? В плане перевода.

Сергей Лесков: Ну можно спорить. Кто только ни переводил Шекспира… Мне кажется, что лучше переводы не у Маршака, а у Пастернака и у Лозинского, но есть и другие переводы.

Так или иначе Ширак… Интересно, конечно, как бы, если бы он и сейчас занимал какие-то высокие посты, как бы при нем развивался формат нормандской четверки, который, судя по всему, тормозит вообще до состояния абсолютного покоя. На минувшей неделе состоялась Генассамблея ООН, там встретились, долгожданная для Зеленского встреча его с президентом США Трампом, а до этого был опубликован их скандальный телефонный разговор. На основании всего этого можно сделать вывод, что что-то… Я практически уверен, что мирное урегулирование в Донбассе отодвигается в какое-то самое-самое отдаленное и туманное будущее.

Трамп вообще сказал… Что он сказал Зеленскому? Он толкнул его в объятья Путину, он сказал буквально следующее: «Решайте вашу проблему». Это то, что Зеленский сделать никак не может. Конечно, у него нет такой антироссийской истерии и просто русофобской патетики, как у его предшественника Порошенко, но тем не менее. Ну и еще одно, что ставит под сомнение мирное будущее Донбасса, – это увольнение Курта Волкера, спецпредставителя президента США по Донбассу, в результате все того же скандала, в который вляпалась Америка в связи с этим разговором Трампа и Зеленского.

Константин Чуриков: А кто там больше вляпался, как вы считаете, Америка или Украина?

Сергей Лесков: Это хороший вопрос. «Мы предупреждали, что вляпаетесь, будете подошвы о бордюр вытирать», – так оно и оказалось. Вляпались по-разному. Трампу реально грозит импичмент. Единственное, что может его спасти, – это недостаточное время для организации импичмента. Между прочим, я подумал, что если вспомнить историю Америки, сначала было самое популярное слово «свобода», потом «золото» и «нефть», сейчас самое популярное слово в Америке – это «импичмент». Оно и для нас новое слово, мы ведь во времена СССР не знали, что это такое, что за импичмент. Это надо было быть человеком совершеннейшей, такой невероятной эрудиции, а сейчас ребенка разбуди, он скажет, что вот импичмент, всем понятно.

Оксана Галькевич: Ну ладно, Сергей, только в теории мы это знаем.

Константин Чуриков: Да нет, ну что вы, ну что вы.

Оксана Галькевич: Ну что вы.

Сергей Лесков: А Джонсону еще грозит импичмент, этому Борису в Англии, то есть эта болезнь распространяется на весь англосаксонский мир.

Между прочим, я вот еще о чем подумал. Ведь по существу Демократическая партия не признает результаты волеизъявления американских граждан, ставит под сомнение выборную процедуру, – что это напоминает вам? Это типичная цветная революция. Америка настолько часто и успешно, в том числе на постсоветском пространстве устраивала цветные революции, что, видимо, инфицировала саму себя этой бациллой цветных революций. Такое случается, врач нередко заражается от больного, примеров тому очень много. Например, вот Базаров заразился чем-то и помер в младые годы, это достаточно распространенная вещь. Вот не заразилась ли Америка бациллой цветных революций, и такой столп Конституции, как Демократическая партия, по существу оспаривает результаты выборов?

Но теперь-то очень любопытный поворот в этом деле. Почему Трамп жмет на Украину? Ведь он считает, что попытка повлиять на американские выборы была не со стороны России, Мюллер этого не нашел, спецпрокурор, он считает, что вот Украина пыталась повлиять, он в этом уверен. Почему он в этом уверен? Демпартия, как известно, уничтожила письма Хиллари Клинтон, его главной соперницы на выборах, и Трамп, может быть, не без оснований считает, что следы этих писем, этой преступной переписки сохранились на каких-то серверах на Украине, вот он и хочет докопаться. Получится что-то, не получится, неизвестно.

И еще раз я обращаю внимание на то, что, как и в сюжете с нарушением выборных процедур Демократической партии, сейчас по существу вот эти вот формальные признаки нарушения, ведь тогда никто не расследовал нарушения Демократической партии, а вот именно якобы вторжение было самым важным фактором, так и здесь. Демократы склонны закрыть глаза на коррупционную деятельность вице-президента Байдена, но придраться к неким формальным нарушениям, которые допустил Трамп.

При этом я вообще не понимаю, мне кажется, что политика – это в любом случае всегда давление. Вспомним, что делали президенты США только за последние годы? Вполне можно подвергнуть бомбардировке другую страну и смести законного президента с его правительством, нормально. Можно выкрасть президента из другой страны, привезти его к себе домой, судить и дать ему 40 лет, а потом отправить еще в другую страну, где он еще 10 лет получил, я Норьегу имею в виду, это нормально. Можно разбомбить страну в Европе, распилить ее на несколько частей… Все это не считается вмешательством в дела суверенных государств, а тут… Ну даже если он нажал на Зеленского, то, судя по всему, по разговору Зеленский только был рад, что на него нажимают, да?

Константин Чуриков: Как он сказал там: «You are 1000% right, mister president».

Сергей Лесков: К тому же он настучал еще на Макрона и Меркель в этом разговоре. Причем он вообще-то должен быть по гроб жизни обязан Макрону, который принимал его в Елисейском дворце еще до того, как Зеленский стал президентом, принимал по высшему разряду и протежировал его. Да и обмену пленными, или как их называть, задержанными тоже Макрон помог, – нет, никакой благодарности. От Украины нет благодарности, мы это знаем по опыту наших отношений.

Константин Чуриков: Там немцы обиделись, «Der Spiegel» пишет, что прямо обиделась Меркель.

Сергей Лесков: Да-да, они восприняли это просто как личное оскорбление. Они тут же, все немецкие газеты опубликовали какие-то фантастические объемы помощи, а она будет безвозмездной, кстати, никаких кредитов Украина возвращать не будет, мы же знаем, около 1 миллиарда евро только Германия без Евросоюза выделила Украине. Нет, никакой благодарности не будет.

Ну а по поводу Донбасса что же в этой ситуации? Я еще раз повторю: притом что, очевидно, Киев не хочет выполнять минские соглашения, Донбасс будет неопределенно долго пребывать в том статусе, в котором он пребывает. Еще я, кстати, в выходные подумал, чем вот эти непризнанные республики формально отличаются от тех государств, на которые распалась Югославия? Вот чем, например, Донецкая народная республика хуже, чем Босния и Герцеговина? Почему Запад признал эти распавшиеся части Югославии, а распавшиеся части Украины не признает? Может быть, есть какие-то юридические отличия, мне это не совсем понятно.

А в принципе все это говорит о том, что никаких принципов нет, а есть только выгода. Не признавать вот эти вот самостийные республики невыгодно, вот и не признают, а развалившуюся на 8 или сколько там частей Югославию, да еще и бомбами сердцевину разбомбить, – это выгодно было, нормально.

Константин Чуриков: С Юрием поговорите?

Сергей Лесков: Давайте.

Константин Чуриков: Юрий из Москвы. Здравствуйте, Юрий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Константин Чуриков: Пожалуйста, да-да.

Зритель: Я думаю, что никакого импичмента не будет, тем более ни один импичмент не доходил до Сената, а в Сенате у Трампа большинство. Тем более минюст и генпрокурор Уильям Барр так и не нашли каких-то мотивов, чтобы осуждать Трампа на уровне не только Сената, но и развивать так называемую полемику в этом направлении со стороны Комитета юстиции Палаты представителей, где, конечно, у республиканцев большинство, но тем не менее это имеет характерную деталь, когда дальше данной структуры никакой импичмент не пойдет.

Я хотел бы задать вопрос Сергею Лескову. Не кажется ли ему, когда Трамп приостановил очередной транш по военной помощи в 400 миллионов долларов, он перед СМИ тестировал, шантажируя Зеленского, в том плане, за кого вы, господин Зеленский, за республиканцев либо за меня? И каковы перспективы украинской стороны, я имею в виду после этой встречи, когда Трамп намекал на встречу с Путиным, когда украинская сторона буквально вчера заявила, что она готова вернуться в ПАСЕ, контактировать с российской стороной, и в том числе профильные лица сказали, что готовы возвратиться к транспортно-пассажирскому сообщению…

Константин Чуриков: Да, Юрий, спасибо, а то мы потеряем нить вопроса. Спасибо.

Сергей Лесков: Да, Юрий, вы задали целый ворох вопросов. Впрочем, все эти вопросы корректные и важные. По поводу ваших сомнений о возможности импичмента, тут мои коллеги щеголяли английским языком, я тоже щегольну…

Константин Чуриков: Ну в рамках словаря нашего вице-премьера, да.

Сергей Лесков: Да, в рамках дозволенного. Сейчас на самом деле не идет речь об импичменте, сейчас американская юриспруденция находится на стадии inquiring impeachment, то есть они исследуют вопрос о возможности импичмента. Давайте уважать, у них вся страна построена на lawyer, вот lawyers исследуют этот вот inquiring impeachment. Что они там накопают, непонятно, это важно сознавать. А потом, если накопают, то мы будем обсуждать тот вопрос, который задает Юрий.

Второй вопрос, который он задал. Да, конечно, Зеленский хотел попасть в политику, а попал в историю. Теперь он как кур во щи находится между Демократической партией и Республиканской партией. Как бы он себя ни повел, это ситуация цугцванга, как в шахматах: он поссорится либо с одной половиной американского политического истеблишмента, либо с другой, а они сейчас живут, как мы видим, как кошка с собакой, и в итоге вот эта вот Украина во главе со своим новым и, видимо, одаренным президентом станет красной тряпкой и для республиканцев, и для демократов. Может быть, я ошибаюсь, будущее покажет, но видите, там каждый день подбрасывает какие-то новые события.

Ну и по поводу Донбасса я не могу не сказать вот о чем. Мы часто в прежние годы обращали внимание на то, что Америка всегда заступается за своих граждан, попавших в беду. Касательно Донбасса, конечно, это русские люди, это русский народ, который в результате трагедии под названием распад СССР попал в другую страну, по какой-то странной политической прихоти трансформировавшейся в какое-то русофобское государство. Не по своей вине эти люди стали недорусскими. И конечно, мы должны им помочь, это наши соотечественники.

Константин Чуриков: Вопрос сразу из нескольких регионов, почему Россия официально не признала ДНР и ЛНР.

Сергей Лесков: Ну потому что мы попали под санкции. Посмотрим. Политика, история – это марафон, это не стометровка. В общем-то, да, эти люди не могут говорить… Говорить могут, но не могут документы, например, заполнять на русском языке, то есть они попали во враждебную среду не по своей воле.

И да, теперь несколько месяцев назад президент издал указ, они получают паспорта российских граждан, что помогает им с работой, учебой, здравоохранением. Сколько, кстати говоря, паспортов? Я недавно увидел цифру, уже 35 тысяч человек получили эти паспорта, а заявлений 90 тысяч; ежедневно в Ростовскую область приходят спецавтобусы с 200–300 жителями Донецкой и Луганской областей. Еще раз: на мой взгляд, нет принципиальных отличий между Донецком и Луганском и какой-нибудь там Словенией, Хорватией, Боснией и Герцеговиной, я уж не говорю про Черногорию и Македонию, а про Косово мы вообще молчим, которая тоже получила независимость.

Насчет военной помощи Америки Украине, о чем спрашивал политически подкованный Юрий, Трамп законсервировал эту помощь еще до разговора с Зеленским, тут как бы прямого шантажа нет, и американские юристы это подтвердили. Другое дело, что в высказываниях Трампа в последнее время очень часто прямым текстом звучало сомнение о том, что зачем им помогать, зачем Америке помогать и поддерживать Украину, если это раздражает Россию, русские должны быть нашими друзьями, какое нам дело до украинцев, так цитируют Трампа источники в его ближайшем окружении. Ну, может быть, сегодня состоялись какие-то разговоры по поводу нормандского формата на проводах Жака Ширака? Пока об этом нет новостей.

Что касается русского мира, Донбасс же русский мир, как, собственно, и Луганск, которые когда попали в состав Украины? Это же были республики независимые в составе Российской Федерации, но в начале, по-моему, 1920–1921-х гг. Ленин посчитал, что на Украине должно быть больше пролетариата, и он впихнул эти территории в состав аграрной Украины, вот мы теперь и расхлебываем и люди страдают. Гражданская война породила вообще раскол в русском мире: помимо того, что многие достойные люди эмигрировали, случился раскол и в Русской православной церкви, возникла за границей, это очень сложное сочетание, но поскольку надо уважать церковную традицию, я прочитаю, архиепископия западноевропейских приходов в русской традиции. У них очень…

Константин Чуриков: В переводе на простой язык, мирской что это значит?

Сергей Лесков: Вот это и означает, это Русская православная церковь за границей.

Константин Чуриков: Все, поняли.

Сергей Лесков: Но дело в том, что эта церковь тоже раскололась на две части, и там еще возникла так называемая РПЦЗ с антикоммунистической позицией, но в 2007 году (видите, какой зигзаг истории, такая «рокировочка», как говорил Ельцин?) именно вот эта вот отколовшаяся и в прошлом антикоммунистическая церковь вошла, присоединилась к Русской православной церкви. Две недели назад мы говорили о том, что глава вот этой вот архиепископии, которая находилась на положении автономного экзархата, который подчинялся Константинополю, архиепископ Иоанн обратился к патриарху Кириллу и был принят в РПЦ. А теперь, в эти выходные состоялось собрание, и громадное большинство приходов этой западноевропейской архиепископии русской традиции приняло решение присоединиться к РПЦ. Почему? Потому что они не согласны с позицией Константинополя, которая решила, что зачем русская церковь в Западной Европе, решили их подчинить просто греческой церкви. Это общее падение авторитета Константинополя, который недавно выдал томос оказавшейся фальшивой некой Украинской православной церкви.

А вообще по поводу Константинополя опять же я подумал вот о чем. Они где вообще находятся? Это квартал под названием Фанар в бывшем Константинополе, сейчас-то он Стамбулом называется. И в общем-то, многие православные государства все так или иначе в последние века, в 5 веков, боролись с мусульманами. Мы знаем, что и русские боролись, я никакого камня в огород ислама не бросаю, но так или иначе это были часто освободительные войны с каким-то религиозным подтекстом. Мы знаем, что и Сергий Радонежский вдохновлял Дмитрия Донского на сражения, и когда Иван III стоял на Угре против хана Ахмата, там тоже московские иерархи его всячески поддерживали, потому что он там в какой-то момент вроде бы проявил слабодушие.

А вот я никогда не слышал, может быть, я этого не знаю: а Константинопольская церковь когда-нибудь поддерживала православные народы в борьбе за независимость с турками? Может быть, я чего-то не знаю? Мне кажется, что я знаю: никогда. Значит, всегда позиция Константинопольской церкви была соглашательской, они всегда так или иначе оглядывались на тех, за кем политическая сила. Сейчас они подчиняются не столько, конечно, гражданским властям Турции, сколько кому? – Америке, потому что все высшие экзархи греческой церкви живут в США. Вот они и устроили, конечно, этот раскол в Русской православной церкви на Украине. Слава богу, что священники и прихожане в Европе одумались.

Но эта история не про веру, это история про русский мир, который, что бы мы ни говорили, видите, все-таки, как расколовшиеся шарики ртути, собирается опять воедино. Мы часто говорим, что русские, Россия живет в каком-то враждебном окружении, мне кажется, что это сильное преувеличение. Но вот эта вот тенденция, которую я вижу в последнее время, о воссоединении, собирании воедино вот этих вот расколовшихся кирпичиков русского мира, мне кажется, что, я уверен, что вот это вот очень важно.

Кстати, кто был в Париже, конечно, знает этот Собор Александра Невского, где венчался Пабло Пикассо с русской балериной (по-моему, у нее Хохлова была фамилия), и там же отпевали очень и очень многих русских, которые закончили свои дни во Франции. Можно вспомнить кого? – Шаляпин, Тургенев, Кандинский, Бунин, Андрей Тарковский, Окуджава… Я, наверное, кого-то забыл еще. А, Антон Деникин, генерал, который сейчас перезахоронен в Москве в Донском монастыре. И теперь это как бы приход Русской православной церкви, замечательно.

Оксана Галькевич: Сергей, я хотела уточнить: а вот высшие экзархи Константинопольской церкви каким образом оказались за океаном? Вы говорите, они там живут, – там некий административный центр, центр принятия решения?

Сергей Лесков: Административный центр у них в Стамбуле.

Оксана Галькевич: В Стамбуле, да. Тогда каким образом они там, а центр в Стамбуле? Как так?

Сергей Лесков: Ну вы знаете прекрасно, что была резня не только армян, но была резня и греков. Предположим, огромный город Измир турецкий – это в прошлом Смирна, и греки, этот самый знаменитый Онассис, например, греческий супермиллиардер, родился в Смирне. Он бежал оттуда во время резни 1915 года, и многие греки вместе со своим скарбом и церковным скарбом перекочевали в результате долгих пертурбаций в Америку. И самые богатые приходы греческой церкви, конечно, в Америке, но они подчиняются формально по-прежнему Константинополю, потому что есть же и Греческая православная церковь. Тут все перемешалось в церковном…

Оксана Галькевич: То есть смысл в том, что самые богатые прихожане, правильно…

Сергей Лесков: Да, американцы.

Оксана Галькевич: …находятся в Америке?

Сергей Лесков: Да, они американцы, конечно.

Оксана Галькевич: Соответственно, центр принятия решений оказался там, вот таким образом, да?

Сергей Лесков: Да. Более того, самые богатые и влиятельные архиепископы имеют гражданство тоже американское. Вообще церковный раскол дело обычное, вспомним Мартина Лютера Кинга, вспомним нашего Никона, протопопа Аввакума. Самый, конечно, красивый церковный раскол – это англиканская церковь. Почему это сделал Генрих VIII? Все знают: чтобы вновь и вновь жениться, что в католичестве как бы не поощряется. Ну и Русская православная церковь тоже раскололась, но в отличие от тех церквей, которые и не думают воссоединяться, вот видите, Русская православная церковь соединяется в единое образование.

Самое, конечно, для нас (у меня уже в горле першит) – это курение.

Константин Чуриков: Да, Сергей, к мирским темам давайте.

Сергей Лесков: Да. Со вторника, это завтра уже, будет запрещено курение на балконе.

Константин Чуриков: А будет ли? Потому что вот, понимаете, очень такая противоречивая…

Сергей Лесков: Отыгрывают назад, да?

Константин Чуриков: Противоречивая информация. Я вот здесь себе запротоколировал, что 26 сентября, утро, четверг, на портале правовой информации постановление Правительства об изменении правил противопожарного режима, четкого определения открытого огня в документе нет, но другие нормативы, в общем, включают горящую спичку и сигарету.

Сергей Лесков: Надо, видимо, сказать, что МЧС запретил открытый огонь на балконах.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Некоторые, как выяснилось, я, правда, никогда не видел, готовят на балконе или лоджии шашлык или еще что-то. Есть даже какая-то статистика в МЧС о том, что в 2 раза увеличилось число пожаров из-за открытого огня на балконах.

Константин Чуриков: Нет, подождите, надо разобраться, это про курильщиков или нет. Значит, я продолжаю хронологию: 27-е число, это пятница, в МЧС уверяют, что изменения правил не направлены на борьбу с курением, «это направлено, конечно же, не на борьбу с курильщиками». Суббота: МЧС заявляет, что новые требования не запрещают курение на балконах, а только предупреждают об ответственности, МЧС формирует культуру потребления табака.

Сергей Лесков: Что такое «предупреждают об ответственности»?

Константин Чуриков: Вот: «Постановление не запрещает курение на балконах, если оно не создает угрозы пожарной безопасности», – сказали в пресс-службе ведомства. Сергей, как нам понимать наши законы, а?

Сергей Лесков: Это можно понимать как угодно. Да, у нас закон как дышло…

Константин Чуриков: То есть как бы вроде как бы и нельзя, но можно.

Сергей Лесков: А ответственность… Что такое ответственность? Ответственность предполагает какое-то наказание. Вы что-то прочитали, Костя, не все, что там написано.

Константин Чуриков: Я прочитал заявление пресс-службы.

Сергей Лесков: Административный штраф 3 тысячи.

Константин Чуриков: Нет, штраф да.

Сергей Лесков: Вот это ответственность, значит, это запрещено. Или за каждую сигарету ты платишь 3 тысячи рублей, а если еще из-за этого возник пожар, то 5 тысяч. Так что, в общем-то, видимо, МЧС само должно разобраться. Другое дело, что это тот сорт закона, который проще игнорировать, чем выполнить. Во сколько встанет выполнение этого закона… Я не понимаю, как вообще курильщиков будут засекать на балконе? Будет армада, эскадрилья дронов летать вокруг каждого дома? Я не очень хорошо себе это представляю. Как его поймаешь-то за руку? Не совсем понятно.

При этом пресс-секретарь Дмитрий Песков сказал, что в окружении президента практически не осталось курильщиков… Ну мы знаем, кто там курит, это чрезвычайно популярный Сергей Лавров, а также курит Дмитрий Козак еще, а раньше курил еще Сергей Иванов, остальные не курят. Но это замечательно, потому что здоровый образ жизни становится популярным вообще во всех странах, число курильщиков за последние годы…

Вы помните, кстати, что в 2013 году уже был принят закон по борьбе с курением, он дал результаты? Во многих местах теперь запрещено курить, на 10% у нас снизилось число курильщиков. Но мне кажется, сам по себе аргумент о том, что в окружении президента не курят, поэтому и не надо курить, несколько сомнительным по двум причинам.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Лесков: Вы знаете, что сейчас в Туркмении (или Туркменистан он называется?) национальные торжества проходят? Они связаны с тем, что глава Туркмении написал новую книгу о туркменских породах собак.

Константин Чуриков: Подождите, он до этого писал о целебных травах Туркменистана.

Сергей Лесков: А теперь о собаках.

Константин Чуриков: Закончил уже этот труд.

Оксана Галькевич: Конечно же, мы знаем, Сергей, мы внимательно следим за новостями из Туркменистана.

Сергей Лесков: Вот, и теперь все на всех собраниях изучают этот труд. Не надо терять здравомыслие все-таки… Ну мало ли чем увлекается отдельный человек и даже блистательный руководитель страны, но его привычки не могут накладываться такой печатью на обычаи других людей.

Константин Чуриков: Сергей, эта шутка в Туркмении вам бы дорого обошлась.

Сергей Лесков: Дорого обошлась, да, меня бы отправили на этот самый, на собачий двор, я думаю. Ну так вот…

Оксана Галькевич: В лучшем случае, Сергей.

Сергей Лесков: Кроме того, есть же еще и… А кто самый популярный вообще правитель в нашей стране? Вот если мы вспомним русскую историю, то Петр I курил, Екатерина Великая курила, Леонид Ильич Брежнев дымил, мы это знаем… И даже ужасный Сталин, ужасный Сталин тоже ведь баловался табачком.

Константин Чуриков: Давайте еще посчитаем, кто пил, кто не пил.

Сергей Лесков: Сейчас мы говорим только о курении.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Таким образом, самые популярные правители России были приверженцами курения, поэтому даже… История поставит нынешним руководителям страны свою оценку, но опять же согласились бы наши министры и депутаты на одобрение такого закона, если бы Путин и Медведев все-таки тоже были курильщиками? Я сильно сомневаюсь.

Оксана Галькевич: Сергей, но мы же не можем с точки зрения морали, нравственности и каких-то принципов здорового образа жизни…

Сергей Лесков: Нет, я не защищаю курение.

Оксана Галькевич: …давать оценки историческим персонажам.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Вы понимаете, все меняется, общество тоже развивается.

Сергей Лесков: Хорошо, давайте тогда займемся статистикой сегодняшней.

Оксана Галькевич: Тогда это было нормой, тогда это…

Сергей Лесков: Вы знаете, сколько сигарет выкуривают в России?

Константин Чуриков: В год?

Сергей Лесков: В России выкуривают… Ну, кстати, здесь же есть черный рынок, поэтому, в общем, здесь плюс-минус какой-то, 1 миллиард сигарет в день выкуривают в России, курит треть населения, 1 миллиард сигарет в день. А в мире выкуривают 15 миллиардов сигарет в день; если посчитать, то в России выкуривается 7% всех сигарет в мире, 7%, а наш вклад в мировой ВВП 2,5%. Получается, что мы курим в 3 раза больше, чем…

Оксана Галькевич: …работаем.

Сергей Лесков: …работаем. Мы, друзья мои, не заработали право на перекур, уже хотя бы по одной этой причине незачем курить на балконе, надо идти домой и работать, работать, работать.

Константин Чуриков: Еще отдельный вопрос, много ли балконов у россиян.

Давайте послушаем Дмитрия из Петербурга. Дмитрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Дмитрий, у вас есть балкон?

Зритель: У меня две лоджии.

Оксана Галькевич: Вот так вот, Костя.

Зритель: Причем за лоджию, извините, я плачу, она входит в мой метраж квартиры.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Это практически моя квартира. И как это можно мне запретить курить на своей лоджии в своей квартире, когда мои…

Сергей Лесков: Ну правильно, это называется вторжением в личное пространство.

Зритель: Да. Я оплачиваю эти лоджии, они у меня… Снимаете тогда с меня эти метражи, чтобы я за них не платил, как за балкон.

Сергей Лесков: А может быть, вы обкуриваете соседей.

Зритель: Я курю свою квартиру…

Сергей Лесков: Там у нас в законодательстве есть какой-то параграф, запрещающий портить экологическую обстановку для окружающих.

Зритель: Нет, понимаете, у меня лоджии застекленные обе, обе застекленные лоджии.

Константин Чуриков: Вентиляции там нет, это лоджия, понимаете?

Зритель: Нет, вентиляции нет.

Константин Чуриков: Сам покурил, окошечко открыл, все вышло, все.

Оксана Галькевич: А бычки вниз не бросаете, Дмитрий, простите, пожалуйста?

Зритель: Да нет, извините, нет.

Оксана Галькевич: Очень хорошо, это очень хорошо, что вы так не делаете.

Константин Чуриков: А мы и не сомневались, что у нас культурные зрители, да.

Зритель: Хорошо, как мне могут в квартире у себя запретить курить? Да, я понимаю, что нехорошо курение, я согласен, сам пытаюсь бросить, хочу, но дело не в этом, дело совершенно в другом.

Константин Чуриков: Ну кроме того, вы же покупаете, я надеюсь, легальную табачную продукцию, а она уже априори обложена акцизом.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Конечно, легальную.

Константин Чуриков: То есть у нас, получается, Дмитрий является налогоплательщиком еще.

Сергей Лесков: Да, каждый курильщик поддерживает экономику.

Константин Чуриков: Финансирует Минздрав.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Сергей Лесков: Финансирует Минздрав в том числе.

Можно сколько угодно говорить, шутить на эту тему, но еще раз повторю: курение, конечно, обременительная такая привычка. Врачей же надо слушать и уважать, врачи говорят, что это вредно.

Константин Чуриков: Вы слышали, что 60% врачей курят? Это внутренние исследования, кстати, тут сидели представители Минздрава…

Оксана Галькевич: А вдруг они устарели, Константин?

Константин Чуриков: Мы спрашивали.

Сергей Лесков: А может быть, они не превышают ту минимальную дневную норму, когда курение еще не приносит вреда?

Константин Чуриков: А есть нормы такие, да?

Сергей Лесков: Да. Мне санитарные врачи… Я не буду сейчас говорить количество сигарет, но, судя по всему, есть… Мы же живем все-таки в такой не слишком чистой окружающей среде, даже без курения вы вдыхаем много гадостей. Я слышал от специалистов, что есть некоторая минимальная доза курения, которая с учетом экологии не является каким-то важным фактором. Кроме того, в общем-то многие врачи говорят, что есть некий психотерапевтический элемент в курении. Я вовсе не выступаю адвокатом курения, можно докуриться до желтых зубов и черных ногтей, конечно, это так часто и бывает…

Константин Чуриков: И желтых усов.

Сергей Лесков: Да, ничего хорошего в этом нет. Насчет балкона – да, ну вот видите, есть же какая-то статистика, которую МЧС распространяет, по поводу того, что 60% пожаров на балконах из-за курения возникает. Другое дело, что исполнение каждого закона требует денег. Не окажется ли так, что исполнение этого закона окажется дороже, чем всякие расходы на тушение пожаров?

Оксана Галькевич: Ну вот я, знаете, не зря спросила про бычки, кто их куда бросает, мне кажется, что эти 60% не всегда из-за того, что человек покурил и тот же где-то оставил у себя. Очень часто, к сожалению, конечно, это не зрители Общественного телевидения России, Константин…

Константин Чуриков: Другие люди.

Оксана Галькевич: Другие люди просто выбрасывают, покурили с балкона, бросают, и прилетает на соседний балкон.

Сергей Лесков: Да. Надо подальше щелкать, да?

Оксана Галькевич: Да лучше вообще, наверное, этого не делать, не создавать опасные ситуации. Вот как…

Константин Чуриков: Если бы у россиян были деньги на застекление балкона, Оксана…

Оксана Галькевич: Вот это вопрос.

Сергей Лесков: Ну, собственно, еще самое важное, наверное, что надо сказать по этой теме: если это делается для того, чтобы наши граждане были более здоровыми, то все-таки это делается, здоровье достигается не запретами, а какими-то поощрительными мерами. Я совершенно уверен, что у нас завышенные цены на абонементы в фитнес-клубе…

Константин Чуриков: О да.

Сергей Лесков: У нас все больше и больше денег приходится тратить на здравоохранение, оно становится платным. Вот если бы за здоровье наших сограждан наши законодатели и чиновники боролись с помощью каких-то поощрительных мер, я уверен, это было бы более правильно, гуманно и эффективно. Одними запретами сыт не будешь.

Оксана Галькевич: Давайте примем еще один звонок из Саратовской области, Владимир хочет высказаться. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Саратовская область.

Оксана Галькевич: Саратовская, да.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да. Очень приятно, я очень рад, что хоть чуть-чуть будут заботиться о других окружающих людях запретом на курение на балконах. Это очень приятный закон, если примут его, потому что дым тоже сильно вредит здоровью окружающим.

Константин Чуриков: Владимир, а вы у себя под окнами балкона, я ни за кого не ратую, но вы часто видели сотрудников МЧС, чтобы они вот так вот прогуливались, ходили во дворе?

Зритель: Их? Никогда их не видел.

Константин Чуриков: Ага.

Зритель: Никогда. А как они там будут ходить?

Константин Чуриков: Вот.

Зритель: Это что, их обязанность ходить-смотреть, кто курит, кто не курит?

Константин Чуриков: Вот. Так как вы думаете, как это должно работать, как вы считаете?

Зритель: О-о-о, это сложный вопрос, да. МЧС или участковый…

Сергей Лесков: Дроны, дроны.

Зритель: Конечно, должен же как-то работать этот закон.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: А с соседями, тем более если рядышком родня, и скажут: «Дорогой, ты чего куришь?» – это очень будет обидно, с другой стороны.

Сергей Лесков: Перед каждым балконом должен висеть дрон.

Константин Чуриков: А дроны, между прочим, сейчас незарегистрированные под запретом.

Зритель: Да, это сложный вопрос, очень сложный.

Сергей Лесков: Но это же будут государственные дроны, всевидящее око. Кстати, вы звоните из Саратова: Столыпин, который был саратовским губернатором, курил тоже.

Константин Чуриков: Ну ладно.

Оксана Галькевич: Опять вы современными, как говорится, мерками к историческим персонажам. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, подвел итоги этого дня, главные темы с вами обсудили, Сергей.

Константин Чуриков: А через несколько минут поговорим о потребительской корзине будущего, которая должна стать не минимальной, как сейчас, а базовой. Вот сейчас мы представим себе авоську, небольшая такая корзиночка дырявая очень, а вот будет базовая. Что в нее должно входить? Какие товары, продукты, услуги? Вот об этом вы нам расскажете через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
людмила
Почему Лесков исчез из эфира? Это последнее его появление
Темы дня от обозревателя