Сергей Лесков: Львиная доля этих 20 млрд были списаны Африке еще в 1997 году — это не новость первого плана

Сергей Лесков: Львиная доля этих 20 млрд были списаны Африке еще в 1997 году — это не новость первого плана
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Иван Князев: Мы снова в прямом эфире, вы смотрите «ОТРажение», с вами по-прежнему Тамара Шорникова…

Тамара Шорникова: …и Иван Князев. Как здорово, что новости закончились и мы снова в деле, скучали по вам, дорогие телезрители. Через полчаса наша «Тема дня»…

Иван Князев: В 13:20 мы начали обсуждать эту тему, но в 21:00 продолжим.

Тамара Шорникова: Да, и вот какая тема. «Я начальник, ты дурак», – многим, наверное, эта фраза покажется знакомой. Почему в России часто возникают трудовые споры? Как относятся друг к другу руководители и подчиненные? Будем разбираться, присоединяйтесь.

Иван Князев: Звоните нам.

Тамара Шорникова: А прямо сейчас присоединился уже к нам давно Сергей Лесков, готов рассказать все, что думает, о важнейших событиях, случившихся на этой неделе.

Сергей Лесков: Да, но перед тем как мы приступим к важнейшим событиям, я не могу не прокомментировать то, что вы, Тамара, сказали. Тот закон, который вы так изящно сформулировали, касается не России, а он касается всех народов и всех времен. Мало того, он касается…

Тамара Шорникова: Считаете?

Сергей Лесков: Да, конечно, он касается животного мира, потому что любой альфа-самец считает дураком любого бета-самца, ну и так далее. Так повелось, это закон джунглей.

Иван Князев: Ага.

Сергей Лесков: Кто сильнее, тот и прав, все, этим все решено.

Иван Князев: То есть вы считаете, знаете как…

Сергей Лесков: Это не я считаю, это не мое мнение, это некий непреложный закон, если угодно, он сформулирован Дарвином, это…

Иван Князев: Ну да, Дарвин сказал, что труд сделал из обезьяны человека…

Сергей Лесков: Нет, это сказал Энгельс.

Иван Князев: Да-да-да, но мне кажется, что цивилизация сформировалась, когда одна обезьяна взяла палку и заставила работать другую обезьяну потихоньку.

Сергей Лесков: Это капиталистическое, а на первых порах человек-питекантроп был чрезвычайно сознательный и сам искал палку, которой он собьет тот единственный банан, который он нашел. Какие-то социальные взаимоотношения возникли дальше. Нет, тема, которую вы поднимаете, конечно, интересна, но, в общем, она свойственна не русскому человеку, а она присуща вообще всей планете Земля.

Тамара Шорникова: Просто, понимаете, фильмов насмотришься, и кажется, что у них там все какие-то переговоры, все хотят узнать мнение друг друга, очень важно быть услышанным. А у нас, соответственно, во-первых, нужно набраться смелости, чтобы зайти к начальнику, а во-вторых, потом долго переваривать все, что тебе там сказали в той высокой башне из слоновой кости.

Сергей Лесков: Нет, они обманывают вас.

Иван Князев: Так, господа, давайте мы отложим наше обсуждение на полчаса…

Сергей Лесков: А как же колониализм и все прочее? Кстати, к вопросу о колониализме: наверное, самые горячие события на этой неделе происходили там, где еще совсем недавно колонизаторы правили бал, я имею в виду конфликт вокруг Сирии. Переговоры Путина и Эрдогана в Сочи, которые подписали меморандум о том, как можно закончить сирийский конфликт без кровопролития. Этот конфликт длится уже несколько лет, и никак не удавалось его закончить. Не было, наверное, ни одной страны НАТО, которая бы не выпустила свою ржавую ракету в сторону Сирии, чтобы угодить Америке и поддержать американские военные операции. Сейчас Америка оттуда уходит, все западные лидеры теперь ругаются и утверждают, что главный бенефициар всего этого процесса Путин, это я просто цитирую.

Так это или не так, покажет время, но основания для таких выводов есть. Курдские военные формирования, которые турки считают террористами, должны отойти на 30 километров от турецко-сирийской границы, а вот эту буферную зону будет контролировать турецкая полиция, это нас мало волнует, но вместе на паритетных правах с военной полицией из России. В эту зону уже прибыл первый батальон военной полиции откуда бы вы думали? – из Чечни. Между прочим, лидер Чечни Кадыров неоднократно предлагал некие подобные варианты. Вообще еще со времен царской России мы прекрасно знаем, что такие, как их называть, можно по-разному, конечно, но чеченцы с удовольствием и очень эффективно исполняли полицейские функции, например, в Закавказье. Да и «Дикая дивизия», в общем-то, которая шла на революционный Петроград, из кого была сформирована, тоже мы знаем. Таким образом, это совершенно новый поворот в затянувшемся конфликте.

Надо сказать, что помимо того, что на самом деле, по всей видимости, бенефициар президент России, но еще кажется мне бо́льшим бенефициаром президент Сирии Башар Асад, которого еще вчера все западные лидеры называли исчадием ада, а теперь они столь же дружно считают, что это совершенно единственный легитимный правитель этой самой Сирии.

Иван Князев: Трамп больше не пишет в своем Twitter «Gas Killing Animal».

Сергей Лесков: Кстати, с Трампом очень любопытно, у него же другая система ценностей: он объявил, что он не понимает, почему в Сирии должны гибнуть американские солдаты, и решил оттуда вывести тысячу американских военнослужащих. Его можно понять, может быть и другая точка зрения, но и такая точка зрения тоже имеет право на существование.

Однако в Сирии есть регион, откуда он не только не вывозит этих самых американских солдат, которым не надо гибнуть в Сирии, согласимся, а он туда направляет еще каких-то американских солдат, которым можно погибнуть в Сирии. А что это за регион? Это нефтяной регион. Подтверждается истина, что американская внешняя политика строится на нефтяных интересах. Знаете, есть такая поговорка, ее сказала, по-моему, Голда Меир, многолетний премьер Израиля, она с горечью сказала: «Там, где арабы, там всегда есть нефть». Ну это близко к правде. Я могу продолжить то, что сказала Голда Меир: «А там, где нефть, там всегда есть американцы». Каким-то немыслимым образом они умудряются оказаться в районе всех мало-мальски крупных нефтяных месторождений.

Ну и еще мне кажется очень важным во всей этой сирийской истории следующий факт: впервые за долгое время решение острого и глобального международного конфликта обходится без участия Запада. Долго они пытались диктовать, страны НАТО и США, свои какие-то условия Сирии, а вот повернулось все так, что решение вопроса состоялось без их участия. Мне это напоминает, собственно, мы говорили, по-моему, и на этой неделе говорили о том, что как бы ось мировой политики смещается с Запада на Восток, и этот сюжет тоже дополнительное этому подтверждение. Помните, как в «Собачьем сердце», не помню, как ее звали, домоправительница профессора Преображенского…

Иван Князев: Дарья Петровна и Зина.

Сергей Лесков: Дарья Петровна говорила: «Истинно, истинно говорю вам, Земля налетит на небесную ось». Вот нечто подобное случилось в настоящий момент: Земля налетела на небесную ось, и эта ось сместилась, и мировая политика мольбами Дарьи Петровны теперь выглядит совершенно, совершенно иначе.

Между прочим, я не могу не сказать о том, что ведь этот самый вопрос касается не только того, что происходит в Сирии. Многие другие страны, которые считали, что Америка их защитит, находятся сейчас в некотором недоумении. Америка в Сирии защищала несколько лет интересы курдов, теперь американцы зашнуровали свои ботинки, и курды остались без прикрытия, теперь они должны будут подчиняться распоряжениям военной полиции из Чечни и из Турции. А если не подчинятся, то, наверное, им будет только хуже. Ну так вот…

Иван Князев: Я вот только единственное хотел уточнить: как они там действительно все-таки будут понимать? Потому что Эрдоган…

Сергей Лесков: Договориться надо, я понимаю, этот вопрос есть. Да, вне всякого сомнения, курды достаточно воинственные люди, вся их история об этом говорит, могут и не подчиниться.

Иван Князев: Ага.

Сергей Лесков: Тогда по условиям этого соглашения полиция отходит, сама по себе полиция не участвует в боевых действиях, и после этих уговоров каток турецкой армии, который сейчас остановился, опять накатывает на курдские позиции. На самом деле не надо обманываться, курды могли сопротивляться регулярной турецкой армии, только если там им помогали американцы, иначе там будет примерно такое же сражение, как, условно говоря, между ацтеками и испанскими конкистадорами, с заранее запрограммированным результатом. А американских советников там уже нет.

Ну так вот, я прочитал в западной прессе, что Польша теперь трепещет, они же тоже всячески надеялись на то, что американцы их защитят от восточного соседа, а теперь-то оказывается, что у Америки другие ценности и другие ориентиры.

Иван Князев: Зачесали затылок, наверное.

Сергей Лесков: Я хочу сказать польским товарищам: никто никого не любит вообще. Может быть, только славяне друг к другу относятся с некоторым эмоциональным подтекстом, а англосаксы всегда считают деньги. Это не хорошо и не плохо, может быть, это даже выгодно, это лучше, чем обманываться в дружбе…

Иван Князев: …и в любви.

Сергей Лесков: …и в предательстве, в любви. Они считают деньги и, в общем-то, чаще всего оказываются в выигрыше. А Польша, которая уже несколько раз в своей истории на протяжении последних веков пострадала из-за преувеличения своей значимости, что приводило к этим самым переделам Польши, в общем, может опять оказаться у разбитого корыта. Может быть, лучше все-таки дружить не только с западным покровителем, который там за далеким океаном, но и просто с восточным соседом, препирательства с которым реально грозят неприятностями?

Иван Князев: Поляки же там руки потирали, они думали, они им базы дадут размещать, а они им немножко денежек подкинут…

Сергей Лесков: Ну вообще да, это не тема нашего сегодняшнего разговора, но мне кажется, что качество польской политической элиты на протяжении многих веков очень часто приводит к трагедии польского народа. Заносчивая шляхта описана неоднократно, и в общем-то трагедия Польши мне кажется неким следствием чрезмерной самовлюбленности вот этой узкой прослойки, которая… Кстати, ведь Иван Грозный мог стать королем Польши, он в тендере участвовал, но проиграл Стефану Баторию. Может быть, было бы лучше?

Так или иначе закончился конфликт в Сирии? Нет, не закончился, потому что непонятно, что делать с теми самыми 3,5 миллионами сирийских беженцев, которые сейчас осели на территории Турции. Может быть, Эрдоган откроет кингстоны в этих лагерях?

Иван Князев: Кингстоны?

Сергей Лесков: Это корабельный термин, и хлынут потоки этих беженцев? Куда они, в Сирию побегут обратно? Вряд ли. В Европу? – с большей вероятностью.

Иван Князев: Да в Италию.

Сергей Лесков: То есть, в общем-то, проблемы там еще будут, но, слава богу, с большой степенью вероятности война закончилась. Я скажу несколько слов по поводу вопросов, которые были у наших зрителей после нашего эфира в среду. Почему-то все обратили внимание на эти самые несчастные 20 миллиардов долларов, которые Россия списала Африке. Друзья мои, мне кажется, что это свойство человеческой психики выхватывать из общего объема информации один не самый значащий факт. Это тот самый случай, когда ложка дегтя портит бочку меда.

Во-первых, мы не знаем и никогда не узнаем, на каких условиях выдаются там военные кредиты, это военная, государственная, коммерческая тайна, и строить какие-то хитрые конспирологические комбинации просто обманываться. Списывают, второе, все страны. Долги – это условие членства во всех международных организациях. И третье, самое важное: львиная доля этих 20 миллиардов были списаны не правительством Путина, они были списаны в 1997 году при вступлении России при Ельцине в Парижский клуб, это было требование Парижского клуба списать все военные долги. Взамен этого эти страны облагодетельствованные в Африке должны были заключать контракты с теми, кто простил им долги. Все эти контракты новые заключили, а Россия, у которой промышленность стояла в 1997 году, ничего не заключила, но это уже другая история. Поэтому вот эти вот вопросы, которые следовали, а я еще и на почту эти вопросы получал, 20 миллиардов – это мелкая деталь в большой африканской истории, поэтому не надо это выносить на первый план, это даже не второй план, а это сотый план.

Следующая тема касается наших внутренних каких-то дел. Вы знаете, один из майских указов президента Путина еще 2012 года сводился к тому, что Россия должна резко улучшить инвестиционный климат, есть такой индекс деловой активности, как он называется, «Doing Business», и по указу президента Россия должна была войти в первую двадцатку уже в 2018-м, в прошлом году. Это была, конечно, амбициозная задача, потому что на момент издания этого указа Россия находилась на 120-м месте, – вы представляете, как туго было у нас с этим делом? В прошлом году мы были на 31-м месте, это просто гигантский, конечно, рывок, в этом году на 28-м месте.

Тамара Шорникова: А что там за показатели? Как считают?

Сергей Лесков: Там сотни показателей, очень много. Больше всего… Я о некоторых показателях скажу. Очень хорошо у России с подключением к электросетям, у нас электричество несколько подешевле, чем на Западе. У нас неплохо стало с обеспечением в исполнении контракта, а пуще всего к доступу к строительству, это всегда очень в нашей стране было связано с большим количеством всяких согласований. Вот по этим трем позициям мы сумели обеспечить себе рывок. По-прежнему мы отстаем в международной торговле, у нас плохо работает таможня, хотя сами они считают, что они работают прекрасно. Но мы-то знаем, в каких случаях таможня дает добро.

Иван Князев: Когда за державу не обидно.

Сергей Лесков: Да, и за державу не обидно тоже, почему им, бывает, так сладко живется, тут будем называть вещи своими именами. Кроме того, Тамара задает вопрос, что они учитывают, а мне кажется, важнее другое, что они не учитывают. В этом индексе «Doing Business» не учитывают действия силовиков и состояние национальных судов, независимый суд или нет. А мы знаем, и президент об этом часто говорит, что часто у нас возникают, не часто, а сплошь и рядом, уголовные дела, которые приводят к так называемому отжатию, уничтожению бизнеса, рейдерские захваты. Это практика обыкновенная в нашем бизнес- и судопроизводстве, мы никогда не видим праведного суда. Суд, в общем, один из самых болезненных государственных механизмов, и многие наши политики, чаще всего, наверное, об этом говорит Кудрин, об этом говорит Греф, независимость суда – это первое, что надо для привлечения… А это не учитывается в «Doing Business».

И поэтому, когда министр экономики Максим Орешкин говорит (я продолжаю отвечать на Тамарин вопрос), что не все, не все международные эксперты учитывают, а если бы учитывали все то хорошее, что мы уже сделали, то Россия была бы не на 31-м, не на 28-м месте, а даже на 18-м месте. Но я продолжу замечательную мысль министра Орешкина: а если бы они учитывали все то, что не учитывают, то мы бы опять оказались на 120-м месте. Если бы они еще посчитали наших силовиков и наши суды, то нам бы пришлось просто развести руками.

Кстати говоря, если уж мы затронули эту тему, то есть и другие международные рейтинги. В мире они не менее авторитетны, чем «Doing Business», но у нас они не стали таким целевым проектом, потому что там еще труднее добиться прогресса. Есть так называемый рейтинг, который называется рейтингом регулирования, насколько государство как бы вмешивается в свободную экономику. Мы знаем, это слово у нас в последнее время все время на кончике языка, помните эту регуляторную гильотину? Да, государство вполне понимает, что обилие регуляторных актов сдерживает развитие экономики, и премьер Медведев постоянно говорит о том, что тут надо добиться прогресса. Что-то, правда, не получается; там даже когда повар готовит омлет, мы знаем, что с точностью до миллиметра толщина этой яичницы должна учитываться.

Есть цифры: у нас в регуляторной системе Российской Федерации 221 вид государственного и муниципального контроля, его осуществляет 30 федеральных и 1 500 региональных органов исполнительной власти. Вы понимаете, какая армия чиновников кормится на соблюдении этих регуляторных актов и сочинении новых регуляторных актов? А когда эта регуляторная гильотина будет приведена в действия, окажется, что появятся новые акты о том, как она должна действовать, с каким натяжением должна быть притянута тетива к этой гильотине. Ничего сделать невозможно. На каком месте находится Россия в этом регуляторном рейтинге? Вы не поверите, она делит 116/172-е место.

Иван Князев: А кто рядышком? Кто сверху, кто снизу?

Сергей Лесков: Страны, о существовании которых большинство российских граждан даже не ведает. Если Иван задает этот вопрос, то, в общем-то, надо вот что сказать. Есть лозунг Великой французской революции «свобода, равенство и братство». Тогда он воспринимался за чистую монету, сейчас-то ясно, что он несколько лицемерен и, может быть, даже демагогичен, потому что либо свобода, либо равенство. Капитализм в чистом виде – это, конечно, царство свободы с некоторыми ограничениями, а социализм – это царство равенства. И в общем-то, на самом деле либо, либо: либо равенство, либо свобода.

У нас, на мой взгляд, построена некая такая странная экономика, у нас свобода для узкого круга посвященных, а зато равенство для тех, кто влачит жалкое существование. Равенство для бедных, свобода для богатых, вот так мы и живем. Об этом никакой там Робеспьер, Дантон и Марат даже не помышляли. Хорошо бы, конечно, найти какую-то золотую середину. Полной свободы, конечно, не бывает, полное равенство – это тоже смерть, потому что только в неравенстве возникает какое-то перетекание жизненных соков.

Но вот когда смотришь на эти рейтинги, возникают подобного рода мысли, и в общем-то… В общем-то, мне кажется, что в последнее время сама тенденция законодательства сводится к тому, что мы хотим все-таки упорядочить ценой ущемления свободной экономики то, что происходит в экономическом пространстве. Здесь, конечно, есть угрозы, потому что можно навести такой порядок, что возникнет просто кладбище. Слишком медленные темпы роста ВВП – это, на мой взгляд, следствие зарегулированности нашей экономики.

Ну и, наконец, еще одна тема, которая кажется мне очень важной на этой неделе. Хотелось об этом поговорить и в понедельник, и в среду, но я приберег ее на конец недели. Разговоры на эту тему у нас возникают на протяжении последних нескольких десятилетий. Начнем издалека, начнем с Испании. Там состоялось перезахоронение диктатора Франко.

В общем-то, что мы знаем об истории Франко? Это гражданская война 1936–1939-х гг., которая в нашем сознании овеяна какой-то романтикой, помните песню на стихи, по-моему, Ярослава Смелякова «Я хату покинул, пошел воевать, Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать, Прощайте, родные, прощайте, друзья, Гренада, Гренада, Гренада моя». Ну этот парень там и погиб в Гренаде: «И мертвые губы шепнули «Грена…» Где Гренада, никто не знает, но хотелось воевать за ее свободу.

На самом деле в 1936 году, когда международное влияние СССР без каких бы то ни было даров и прощения долгов просто основывалось на привлекательности идей социализма и коммунизма, реально это была популярная идея, привело к тому, что многие страны левели, была такая коммунистическая революция в Германии и во многих странах. Ну вот в Испании это привело к гражданской войне. Она была чрезвычайно кровопролитной. Там было довольно много военных советников из СССР. В гражданской войне в России, где были пролиты реки крови, погибло около 2 миллионов человек, 2 миллиона человек – это 1% населения. В Испании погибло 5% населения. Можно себе представить, с какой жестокостью там республиканцы, которым помогал СССР, боролись с так называемыми патриотами, во главе которых стоял этот самый генерал Франко.

В итоге Франко победил, он сделал то, что не сумели сделать Деникин и Колчак, он объединил все вот эти вот так называемые патриотические силы, они сидели в Испании, а кстати говоря, центр республиканцев был в Барселоне, это отсылка к сегодняшнему конфликту. Но речь не об этом. На самом деле несмотря на то, что его звали команданте (это «майор», это его звание), потом он, правда, стал генералиссимусом, каудильо (по-испански «вождь»), несмотря на то, что он пролил вместе со своими противниками реки крови своих сограждан, в дальнейшем на самом деле у него немало заслуг в экономическом развития Испании.

Прежде всего Франко не дал втянуть себя во Вторую мировую войну, он уклонился от объятий Гитлера. Гитлер-то ему помогал во время гражданской войны, и Муссолини помогал, тем не менее Франко остался вне Второй мировой войны, и после войны он не был подвергнут никаким репарациям, контрибуциям. Мало того, он даже помогал евреям убегать из Германии, это известная вещь, там просто есть какие-то испанские дипломаты, которые героические совершали поступки, но это опять отдельная тема. Но он правил потом и после войны, хотя он и был союзником формальным Гитлера, там многие разорвали с ним дипломатические отношения, его не приняли в ООН. Но уже в 1960-х гг. в Испании начался безумный экономический бум… Кстати, у него рост был 1 метр 57 сантиметров, вот его сейчас показали, самый маленький генералиссимус в истории человечества, 1 метр 57 сантиметров. Тоже, наверное, это какой-то комплекс Наполеона.

Мало того, уже в 1950-х гг. он создал этот самый мемориальный комплекс примирения, где были похоронены жертвы гражданской войны и правые, и левые, и когда он сам умер, его тоже там похоронили, хотя он не был жертвой гражданской войны, он умер, по-моему, уже в 1970-х гг. Мало того, именно ему принадлежит идея восстановления в Испании монархии, сейчас же Испания монархия, испанский король приезжает сюда, у него добрые отношения с нашим президентом, он здесь на медведя, по-моему, охотится, как известно. Гражданский мир в Испании и экономическое процветание, в десятку стран, беднейшая была, сейчас в десятку богатейших стран Европы входит, – это тоже заслуга Франко. Тем не менее с него не снята вина за эту самую гражданскую войну и реки кровопролития. Его перезахоронили и перенесли на семейное кладбище.

Почему это важно для нас? Очевидно, у нас в центре Москвы есть кладбище, есть мавзолей. Постоянно возникают дискуссии о перезахоронении Ленина. У него была воля похоронить его на Волковом кладбище, там, где его родственники похоронены, – может быть, нам махнуть рукой на эту идею? Может быть, нам неважно какое-то национальное перемирение тех, кто за либеральные реформы, и уже видоизменившихся коммунистов? Важно это или не важно?

Я задаю риторический вопрос. Может быть, мы уже проехали тот момент, когда надо было добиваться примирения, но ведь ясно, что мавзолей – это не вечно хотя бы по той простой причине, что чисто физиологически, физически невозможно поддерживать достойное состояние мумии Ленина. Когда это состоится? Это неизбежно состоится. Мало того, я думаю, что и само это мемориальное кладбище у кремлевской стены тоже рано или поздно будет перенесено в другое место.

Иван Князев: Сергей Леонидович, а как отреагировали испанцы на вот это перезахоронение?

Сергей Лесков: Были попытки прорваться и там что-то устроить, какие-то беспорядки во время перезахоронения, но полиция строго блокировала это. В общем-то…

Иван Князев: Потому что у нас даже любое заикание об этом порождает такую волну возмущения и тому подобного…

Сергей Лесков: Да, порождает. Там это прошло тихо, более того, испанский парламент принял закон, по которому это должно было состояться. И в общем-то, несмотря на какие-то попытки отдельных людей протестовать против его перезахоронения из этой самой Долины Павших… Долина Павших – это мемориальное кладбище. Нет, все прошло тихо-мирно, сам Франко никогда не говорил, что он хочет в Долине Павших быть захороненным.

Не знаю, этот вопрос, который не имеет однозначного ответа. Однако, в общем-то, какие-то параллели с тем, что произошло в Испании, не могут не навевать мысли в этом направлении. Конечно, Ленин будет перезахоронен, рано или поздно это случится, и испанский опыт нам здесь должен пригодиться. Может быть, кто-то из людей с парадоксальным образом мысли, которые сейчас меня слушают, скажет: может быть, воспользоваться и другим опытом, сначала восстановить в России монархию, а потом перезахоронить Ленина, ведь именно в такой последовательности происходили действия в Испании.

Такие, конечно, буквальные параллели невозможны, но тем не менее испанцы ведь очень уважают своего короля, прямо скажем, и во всех странах, в общем-то, Европы, где существуют монархи, конечно, это в основном какие-то декоративные функции, но, в общем-то, к ним относятся с почтением, хотя России, я думаю, это все-таки не грозит в обозримом, даже не в обозримом будущем, а вообще в принципе невозможно.

Тамара Шорникова: Сергей, вы не представляете, какое огромное количество сообщений уже и продолжает приходить, видимо, наши зрители считают, что важно, чтобы эта информация была произнесена в эфире: стихи «Гренада» написал Михаил Светлов.

Сергей Лесков: А я что сказал? Светлов, ой, извините ради бога, я…

Тамара Шорникова: В 1926 году.

Сергей Лесков: Я просто это… «Будь проклят тот момент, когда я сказал»…

Иван Князев: Ну что вы, что вы, Сергей Леонидович.

Сергей Лесков: Я просто оговорился, извините ради бога, бывает и на старуху проруха.

Кстати, если уж мы об этом заговорили, то вот мои родители учились в университете со многими детьми испанских коммунистов, которые были вывезены из Испании в конце 1930-х гг., они же потом все, практически все вернулись в Испанию, и они поддерживали контакты, они увидели там то материальное изобилие при Франко, о котором мечтали наши советские коммунисты. Мы-то жили здесь впроголодь, а в Испании диктатор Франко, каудильо Франко сумел добиться изобилия, которое в СССР только грезилось, в том числе и Михаилу Светлову.

Иван Князев: Да. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо вам. О разных методах управления в том числе будем говорить уже через пару минут. А в нашей студии был Сергей Лесков, благодарим вас.

Иван Князев: Спасибо.

Сергей Лесков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски