Сергей Лесков: По какой-то необъяснимой логике в Нигерию и Венесуэлу иностранцы вкладываются больше, чем в Россию. Если говорить об инвестициях по отношению к ВВП

Сергей Лесков: По какой-то необъяснимой логике в Нигерию и Венесуэлу иностранцы вкладываются больше, чем в Россию. Если говорить об инвестициях по отношению к ВВП
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в студию программы «ОТРажение». В студии по-прежнему Александр Денисов и Анастасия Сорокина. У нас еще впереди много интересного.

Александр Денисов: Да, через полчаса у нас большая тема, поговорим про средства, которые не доходят до регионов, так и называется «Доходит, как до регионов», тема такая. Объясним, почему у нас дороги начинают ремонтировать, например, поздней осенью и зимой, есть такое вот у нас вполне резонное объяснение.

Анастасия Сорокина: Ну а «Темы дня» обсудит обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Александр Денисов: Сергей, вы все знаете.

Сергей Лесков: Нет, я далеко не все знаю, вы что! Я знаю только то, что я ничего не знаю, как сказал один человек, который наверняка знал больше, чем мы все трое вместе взятые.

Александр Денисов: Мы знаем этого человека, Сергей.

Сергей Лесков: Да, но никогда не видели.

Так вот. Вы сейчас будете говорить об экономике. Конечно, экономика такая странная материя, она имеет свойство всегда, по крайней мере в последнее время, приносить какие-то неприятные новости, и надо обладать стойким таким мужеством, чтобы вновь и вновь возвращаться к обсуждению экономических тем. Тем не менее давайте это сделаем, есть экономическая новость, которая имеет позитивный оттенок. А именно мы давно уже, много лет говорим о падении иностранных инвестиций в Россию, и вдруг в первом полугодии текущего года обнаружился взрывной рост прямых иностранных инвестиций в Россию.

Этого мало, мы говорим об оттоке капитала из России, и в общем-то, какие-то астрономические суммы часто называем: в первом полугодии этого года обнаружился, наоборот, приток вот этих вот самых выведенных, уменьшение оттока капитала из России. Мало того, я произвел какие-то арифметические вычисления: впервые, если сложить вот этот приток и отток, мы впервые за несколько лет вышли в плюс.

Вообще прямые инвестиции падают во всем мире. Специалисты по макроэкономике говорят, что это следствие торговой войны между самыми крупными экономиками мира, между Америкой и Китаем, это создает какой-то дисбаланс интересов, состояние такой нестабильности, неверия в будущее. И, в общем-то, ну, например, такая цифра: в странах Организации экономического сотрудничества, куда входит 36 стран, это все страны, фактически все страны Евросоюза, а также США, Канада и Япония, ну то есть все самые развитые экономики, там падение инвестиций в первом полугодии вообще фантастическое, 43%. Любопытно, что в странах Большой двадцатки, куда входят помимо мировых лидеров еще и несколько крупных стран с юго-востока вроде Индонезии, там падение всего лишь на 8%.

Это о чем говорит? То есть вот эти вот какие-то сообщества, которые базируются на Востоке, оказываются в нынешних условиях значительно более устойчивыми и стабильными, чем те экономические сообщества, которые опираются на западную экономику. Мы много раз об этом говорили, но вот факты, против которых не попрешь. Про Россию я сказал, она нас больше всего волнует. Приток иностранных капиталов за первое полугодие увеличился, достиг 16,5 миллиардов долларов. Если сравнить с тем, что было годом ранее, 15% роста, мы понимаем, что это очень много. Если говорить о вывозе российского капитала за границу, то он составил всего лишь 14 миллиардов долларов; если сравнить с тем, что было годом раньше, то это 30% плюса.

Можно ли ликовать? Нет, все-таки радоваться слишком рано, потому что это могут быть какие-то локальные такие колебания, связанные с тем, что освобождаются деньги, которые оказались вне игры в результате торговой войны США и Китая, а деньги-то, в общем-то, это они у нас могут вкладываться в яхты, в дворцы и всякое такое, а, в общем-то, у прогрессивных капиталистов деньги не лежат без дела…

Александр Денисов: Они уже давно себе купили яхты, Сергей, просто.

Сергей Лесков: А, давно? Поэтому им не надо? А потом они могут…

Александр Денисов: А мы только начали жить.

Сергей Лесков: Да, только начали, да?

Анастасия Сорокина: Начинаем.

Александр Денисов: Мы только поплыли на яхте.

Сергей Лесков: Хорошо. Можно еще, конечно, Грету Тунберг на своих яхтах катать. Ну вот, так или иначе…

Александр Денисов: Она несовершеннолетняя, Сергей.

Сергей Лесков: …деньги надо разбрасывать как удобрение, только тогда они обладают какой-то пользой. И вот часть этих денег пришла в Россию.

Но если сравнить с периодом более длительным, с 2014 года, то, в общем-то, радоваться нечему, и те же эксперты посчитали, что у нас, если взять эту совокупную долю прямых иностранных инвестиций по отношению к ВВП, то у нас она в России за длительный период только 0,2% ВВП. Это меньше, чем в Нигерии, 0,3%, и даже меньше, чем в Венесуэле, 0,5% ВВП. Мы все время говорим, что Нигерия – это страна, где нищие лежат на улицах, а в Венесуэле вроде бы треть страны эмигрировала, какие-то массовые забастовки. Но видите, по какой-то необъяснимой логике туда вкладывают деньги больше, чем вкладывают в Россию. Кстати говоря, ведь там тоже есть санкции. Видимо, с этим вопросом стоило бы разобраться повнимательнее.

Александр Денисов: Сергей, зритель хочет пообщаться.

Сергей Лесков: Зритель хочет сделать инвестицию?

Александр Денисов: Крым на связи.

Анастасия Сорокина: Владислав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, Владислав.

Зритель: Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, Владислав, добрый день.

Зритель: Я хотел у вас спросить: а вот мы 16 миллиардов получаем инвестиций, а раздаем Египту, Венгрии на строительство АЭС 22 миллиарда и ждем потом от кого-то 16. Сегодня Шувалов сказал, что нам…

Сергей Лесков: Нет, ну Владислав, право же, все время мы говорим об одном и том же. Я уже несколько раз, раза три после того, как в наших передачах возникла африканская тема, я уже постоянно, по меньшей мере три раза отвечал на этот вопрос. Могу повторить еще раз.

Никто и никогда не узнает в силу того, что это коммерческая тайна, военная тайна, государственная тайна, всех тонкостей этих соглашений, которые заключаются между СССР, Россией и другими странами. У меня есть сильное сомнение в том, что мы просто дарим эти миллиарды, о которых вы сказали. Мы можем что-то подарить, таких примеров есть, простить вернее, но на фоне этого прощения какого-то старого долга еще советских времен мы заключаем новый контракт на неизмеримо бо́льшие суммы, мы об этом обо всем говорили.

Не надо думать, что мы из каких-то филантропических соображений разбрасываемся своими кровными деньгами, их можно потратить с бо́льшим удовольствием даже с точки зрения наших олигархов. Я вас уверяю, тут никто с Луны не свалился, и таких доброхотов, которые жили, как раньше, какими-то коммунистическими идеалами, уже не осталось. Списание долгов, не просто долгов, а невозвратных долгов идет на фоне заключения каких-то значительно более выгодных контрактов. Поэтому я с вами не согласен.

Так вот мне кажется, что важнее всего все-таки разобраться здесь вот в чем: почему Россия, будучи чрезвычайно богатой страной с высоким образовательным потенциалом, то есть с высоким человеческим капиталом, привлекает сравнительно мало инвестиций? Думаю, что вопрос в том, что, в общем-то, многие бизнесмены, в том числе иностранные, не верят в справедливость наших судов, которые формируют какой-то неблагоприятный инвестиционный климат, об этом говорят сплошь и рядом. Есть даже крупные дела, связанные с арестом крупных бизнесменов.

Александр Денисов: Кто… судиться-то собирается? Может, и до суда дело не дойдет, они все боятся неправедного суда, Сергей. Может, заранее боятся?

Сергей Лесков: Заранее боятся, но есть статистика, 0,2% оправдательных приговоров в российских судах, это в 15 раз меньше, тоже я как-то посчитал, чем в годы большого террора при тиране Сталине. Правда, в общем, может быть, тут приговоры несколько разные, там были и «тройки», были какие-то уголовные суды. Бастрыкин это объясняет высоким качеством следствия, ну давайте поверим в это объяснение.

Мне кажется, что, если мы обсуждаем эту тему, важно сказать вот что. Наши чиновники не видят, в отличие, кстати, от президента, который на всех форумах призывает иностранных потенциальных инвесторов вкладываться в Россию, многие наши чиновники не видят нужды в иностранных инвестициях, денег в казне очень много. На самом деле много, мы даже знаем, что национальные проекты не могут выкачать, использовать, реализовать те средства, которые на них отпущены. Министр Орешкин недавно сказал, что Россия нуждается не в инвестициях, а в новых технологиях и управленческих решениях, а не в инвестициях иностранных партнеров. Но почему Максим Орешкин забывает о том, что и для того, чтобы сюда пришли новые технологии и были реализованы эффективные управленческие решения, нужно то же самое, что нужно для инвестиций, а именно справедливые и независимые суды и благоприятный инвестиционный климат.

В общем, еще мне кажется чрезвычайно важным вот что сказать. Если даже нет каких-то качественных изменений и рост, значительный рост на 15% прямых иностранных инвестиций в Россию все же произошел без качественных изменений, то представляете, какой будет взрывной рост этих инвестиций, если удастся убрать эти препоны, которые мешают тому, чтобы экономика действовала эффективно? Мы постоянно говорим об этой регуляторной гильотине, о том, чтобы убрать мешающие всякие регуляторные акты, улучшить законодательную базу, пока этого нет, пока это только намерения. Но даже те небольшие благие изменения, которые произошли, привели к 15%-му, это фантастические цифры, росту иностранных инвестиций в российскую экономику, вот.

Тем не менее давайте вернемся еще и поговорим о наших внутренних делах. Я думаю, что у нас своих инвесторов очень много, и кстати, президент об этом говорит неоднократно, в общем-то, внутренние инвестиции всегда в любой нормальной экономике значительно больше, чем иностранные инвестиции. Вот наш сосед Украина все ждет иностранных инвестиций, а они неизменно оказываются с каким-то там хитрым замочком. Надо, чтобы наши российские олигархи не покупали себе во Франции замки, а все-таки способствовали развитию экономики. Пока, к сожалению, этого не происходит.

Все-таки мы не можем не поговорить про Африку, коли даже из Крыма о ней думают. Очень любопытный сюжет. Есть там такая Центральноафриканская Республика, в которой эффективно, судя по всему, работают частные военные компании, и есть, кстати говоря, официально там российские военные советники, мы там поставляем оружие, правда, легкое оружие. Так вот президент этой республики по имени Фостен-Аршанж Туадера просит, чтобы Россия обустроила там серьезную военную базу. Это, конечно, льстит национальному самолюбию, но давайте попробуем разобраться, нужна ли нам военная база в самом центре Африки. Кстати, это богатая страна, там живет 5 миллионов человек, это примерно столько же…

Александр Денисов: Потомки каннибалов.

Сергей Лесков: Потомки Ганнибала?

Александр Денисов: Да, каннибалов.

Сергей Лесков: Каннибалов?

Александр Денисов: Да-да.

Сергей Лесков: Но не Ганнибала, именно каннибалов. Ну да, там сравнительно недавно был другой президент по имени Бокасса, который впоследствии стал императором, но он был записной просто людоед, есть даже свидетельства на этот счет академика Чазова, одного из самых известных в мире кардиологов, который возглавлял IV Главное управление Минздрава, он и лечил, кстати, Бокассу, когда тот приезжал в Москву, у него в холодильнике части человеческого тела лежали, вот. Правда, сам Бокасса говорил, что он скармливает это своему кабинету министров, а сам не ест, просто для поддержания духа иногда любуются. Очень колоритный был человек, личный друг президента Франции Жискар д’Эстен, и когда его свергли, он жил во дворце рядом с Парижем, это к вопросу о западной демократии и толерантности. А так его официально когда судили в его родной стране, официально обвиняли в людоедстве.

Но, кстати говоря, Фостен-Аршанж Туадера человек приличный, он написал две диссертации по математике. У меня к математикам вообще почтение и доверие, мне кажется, что лучше всего было бы набирать руководителей стран из математиков. Ну вот, например, Столыпин и Витте, они же были математиками, вот сколько пользы они стране принесли, ну это так, попутно. Может быть, и этот самый Туадера принесет свой Центральноафриканской Республике, которая, кстати, в прошлом была колонией Франции, тоже такую пользу. И, может быть, у него есть какой-то расчет, когда он предлагает президенту России обустроить там базу. Расчет простой: там не прекращается гражданская война. Он и сам стал президентом на волне гражданской войны и попыток там примирить различные группировки.

Итак, нужна ли там эта база? Нет никаких военных интересов России в центре Африки. Выхода к морю они, кстати, не имеют, как Монголия примерно. Использовать Центральноафриканскую Республику в качестве аэродрома для подскока – а куда? Вокруг тоже нет никаких врагов. Совершенно непонятно, очень трудно предложить какой-то сценарий военного конфликта, где Россия бы могла извлечь какую-то пользу из обустройства там военной базы.

Здесь попутно, конечно, встает вопрос, а какие есть военные базы сейчас у России. Конечно, у СССР их было довольно много, но помимо того, что стояли советские войска в Восточной Европе во всех странах, а до какого-то момента даже еще и в Австрии и в Финляндии примерно до 1955 года. У нас были военные базы в Китае до 1955 года, я не знаю, зачем отдали, это было какое-то одно из проявлений волюнтаризма со стороны Хрущева, знаменитый Порт-Артур, город дальний, который сейчас называется Далянь, КВЖД отдали зачем-то, ну вот. Были базы ВМФ в Албании, Кубе, Сомали, Эфиопии, Египте, Ливии до 2011 года, естественно, Тунисе, Индонезии, Гвинее, базы авиационные были в Египте, Эфиопии, Сомали, Йемене, Кубе, Анголе, Вьетнаме.

Сейчас у нас остались все-таки базы помимо Средней Азии, о которой я сейчас скажу отдельно, есть база в Сирии, база Тартус знаменитая, и кстати, объявлено, что она будет достроена и станет полноценной базой российских ВМФ в Средиземном море. Есть база в Индийском океане в Йемене, называется она Сокотра. И мы вернулись на базу Камрань во Вьетнаме, конечно, все знают, которая обустроена по самым последним таким техническим требованиям.

Идут разговоры о том, что Россия может вернуться на радиолокационный центр Лурдес на Кубе, который действовал, по-моему, до 2002 года. Правда, президент Путин сказал, что технической необходимости в возобновлении радиолокационного центра на Кубе Россия не испытывает и все задачи может решить и так, уже имеющимися средствами. Но это может быть и лукавство. В любом случае, как говорил Хрущев, «очень приятно засунуть дяде Сэму ежа в штаны», конечно, под носом у США… Еще у него было…

Александр Денисов: Чуть не засунули тогда, Сергей, ежа самим себе в штаны.

Сергей Лесков: Чуть не засунули в 1962 году. Да нет, и им тоже, неизвестно, это была бы взаимная угроза. Еще у него был образ «сунуть крокодилу ножик под брюхо», вот. Конечно, не стоит так делать, но какой-нибудь… Мы там и мотострелковую бригаду, кстати, держали. Скромный радиолокационный центр? – ну что же, было бы, может быть, и неплохо.

Самые, конечно, крупные у нас военные базы в Средней Азии. У нас нет баз только в Узбекистане и в Туркмении, 4 базы находятся в Киргизии, причем база в Канте вообще уже в новейшее время была. Есть также на замечательном озере Иссык-Куле в Киргизии испытательная база противолодочных вооружений. В Казахстане, по-моему, 4 базы, кроме полигонов для артиллерийских стрельб есть, конечно, еще и космодром «Байконур».

Есть знаменитый 201-й погранотряд в Таджикистане, который контролирует границу с Афганистаном, это чрезвычайно важно, как вы понимаете, для всей Средней Азии, и во время гражданской войны в Таджикистане российские формирования, вышедшие из этой самой 201-й базы, способствовали наведению порядка и сохранению важных стратегических объектов в Таджикистане. Некоторые даже говорят, что президент Рахмон, у которого тогда была фамилия Рахмонов, обязан своим президентством именно 201-й российской базе. Ну вот такие дела.

В любом случае я хочу сказать вот что. Мне кажется, что в современных условиях, сколько ни критикуй глобализм, а все-таки он есть, мир становится все теснее, возникают какие-то другие ценностные ориентиры. И то, что называется «мягкой силой», сейчас оказывается даже более действенным инструментом для привлечения каких-то там партнеров для своей страны. Кстати, я совершенно уверен, что когда мы говорим о военных базах, военные базы не должны быть самоцелью, это опять же только какой-то…

Александр Денисов: Это увлечение США, 800 баз, по-моему, у них, да?

Сергей Лесков: Да, но американцы…

Александр Денисов: Вот самоцель, да?

Сергей Лесков: Американцы тем не менее из своих баз умудряются извлечь экономическую пользу, вот и нам тоже надо, конечно, не только поддерживать друзей, которые чаще всего оказываются мнимыми, а их объятия лицемерными. Надо использовать наше военное присутствие в регионах для того, чтобы улучшить жизнь наших российских граждан, так было часто и во время сотрудничества с Африкой, мы массу оттуда вывозили полезных ископаемых, те же бокситы, по-моему, из Центральной Африки шли прямиком на наши предприятия, а это стратегическое сырье. Американцы это делают сплошь и рядом.

Посмотрите, если уж Саша говорит про Америку, они обложили санкциями все нефтедобывающие страны: Россию, Венесуэлу, Иран, что там еще осталось? Вот кто не добывает нефть, все подпадают под американские санкции. Только Норвегия, которая является послушным их партнером по НАТО, живет более-менее спокойно, а иначе… То есть для американцев все-таки в первую очередь экономический интерес, а потом военное присутствие. Мы чуть не забыли, из Сирии американцы уходят, единственное место, где остаются американцы в Сирии, – это нефтеносные районы Сирии, оттуда они никогда не уйдут.

Таким образом, в общем-то, из прошлого советского опыта, когда у нас было много военных баз не на всех, но на многих континентах, надо извлечь полезный урок, который сводится к тому, что военное присутствие должно быть механизмом для извлечения экономической выгоды, которая пойдет прежде всего на улучшение жизни не этих вот наших, как пел Высоцкий, «Сэм – наш гвинейский друг», но наших просто российских граждан, которые, в общем-то, далеко не шикарно живут, вот.

Кстати, помните, раз уж мы все время говорим про Сирию, когда отец нынешнего президента Асада спрашивает у Леонида Ильича Брежнева: «Вы нам поставили ракеты «земля-воздух», это очень хорошо, а не могли бы вы нам поставить ракеты «земля-самолет»?» Поэтому как бы военное сотрудничество со многими нашими партнерами, в общем, тут надо учитывать довольно низкий образовательный уровень этих людей. Хотя видите, у них, вон, президенты две диссертации по математике теперь пишут.

Ну так вот, вернемся к нашим внутриэкономическим проблемам. Как я уже сказал, наши граждане отнюдь не шикуют, и в условиях экономического кризиса многие из них уходят в тень, это так называемые самозанятые. Ну, может быть, в общем-то, это было и раньше. Вообще теневая экономика – это может быть какой-то такой скрытый культурный код русского человека, который пытается правдами и неправдами спрятаться от государства, которое во все века такими жесткими рамками пыталось ограничить его свободы. В конце концов, семейство Лыковых, которое убежало…

Александр Денисов: …староверы в тайгу.

Сергей Лесков: …в тайгу. Это тоже своего рода теневики, они просто вели натуральное хозяйство, но налогов-то они не платили, как известно, а так бы должны были платить налоги за что-то там.

Александр Денисов: Зато сейчас какие дивиденды собирают, губернаторы к ним летают.

Сергей Лесков: Они все умерли.

Александр Денисов: Умерли, да? Одна же осталась, по-моему, бабушка.

Сергей Лесков: Ну да, бабушка Агафья.

Александр Денисов: Все к ней летают, да, и губернаторы ссорятся.

Сергей Лесков: Но она уже пенсионер, с пенсионеров налоги не берут, а тогда можно было поживиться.

Ну, в любом случае надо сказать, что вот этот вот культурный код отразился и на многих замечательных… Ну ведь масса фильмов была, где были теневики…

Александр Денисов: «Асса», такой известный.

Сергей Лесков: Ну, надо начать, наверное, с «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка», собственно, там просто целая феерия этой жизни. Ну «Асса» конечно, потому что в конце фильма оказывается…

Александр Денисов: Ну кстати, Корейко, возможно, да, он же на помидорах или на чем заколотил миллион.

Сергей Лесков: Он всем занимался, чем можно.

Александр Денисов: Вот теневик в принципе, согласен.

Сергей Лесков: Сам Остап Бендер создал фирму «Рога и копыта», это теневой бизнес в прямом виде. «Блондинка за углом», там она знакомила героя Миронова, тоже, по-моему, математика, с удачливыми представителями.

Александр Денисов: С жизнью знакомила.

Сергей Лесков: С жизнью, да, а жизнь в понимании блондинки за углом – это теневой бизнес.

Так или иначе, а сколько наших-то граждан сегодня занимаются? Исследование, которое провела многоуважаемая Российская академия народного хозяйства и государственной службы, это государственная структура, выяснила, что ежемесячно каждый второй российский гражданин обращается к услугам теневой экономики, в которой занята треть всех работающих граждан. У нас работает 70 миллионов, ну то есть миллионов 20, ну так и говорилось, в общем, всегда и по другим исследованиям. Когда принимался этот закон о самозанятых, такие цифры звучали. Причем это было исследование, проведенное в 27 регионах, ему можно верить.

Между прочим, только сегодня премьер Медведев провел в правительстве совещание. Вы помните, что год назад был начат эксперимент по добровольному налогообложению самозанятых…

Александр Денисов: …в четырех регионах.

Сергей Лесков: …в четырех регионах: Москва, Московская область, Калужская область процветающая и не менее процветающий Татарстан. Сами… Есть люди, которые хотят жить спокойно, и, в общем-то, были достаточно щадящие предложены им 4%, если там нет у тебя никого в твоем бизнесе, и 6%, если ты привлекаешь кого-то. Ну, такие деньги ради спокойствия можно платить, но я нигде не видел, чтобы подводились результаты этого эксперимента. Тем не менее сегодня премьер сказал, что еще в двух десятках регионов этот эксперимент будет расширен.

Тем не менее все-таки вот какие цифры это исследование Академии народного хозяйства и госслужбы выявило? Еще раз повторю: каждый второй гражданин обращается ежемесячно к услугам теневой экономики, в которой занята треть граждан. Я тоже обращаюсь.

Александр Денисов: Ремонт, например, делали в квартире?

Сергей Лесков: Нет, репетиторы, например, у меня к ребенку ходят репетиторы, да, постоянно. Кстати, есть даже список: это авторемонт, это транспортные услуги…

Александр Денисов: Не у официальных дилеров делаете, Сергей?

Сергей Лесков: Нет, у официальных, я-то делаю… Я уже сейчас не про себя, я говорю про статистику. Пошив и ремонт одежды, ремонт квартир, сантехника, медуслуги. Ну вот я попадаю на репетиторство. Хорошие женщины, но они не могут работать в школе, где им платят нищенские зарплаты, пытаются крутиться.

Александр Денисов: Как правило, и там, и там работают.

Сергей Лесков: Кто как. После реформы системы здравоохранения и образования многие оказались на улице, вполне компетентные работники. Кстати говоря, это тоже вопрос к государству, которое не может обустроить рынок труда таким образом, чтобы квалифицированные работники находили официальную работу и вынуждены крутиться. Тем не менее на самом деле, будем смотреть правде в глаза, есть немало людей, которые предпочитают пусть небольшие зарплаты, но работать как бы вне государственной опеки. Проведены опять же исследования, сколько эти самозанятые получают. В общем-то, их доходы в значительной части меньше, чем средняя зарплата по стране. Самая большая такая группа самозанятых, 22%, у них доход от 10 до 20 тысяч, у 15% 20–30 тысяч, то есть совсем небольшие деньги.

Так вот еще любопытная тенденция: чем состоятельнее граждане, тем чаще они пользуются услугами теневого бизнеса. Но не потому, что они нечестные люди, а потому, что у тех, у кого маленькие доходы, их не хватает на эти услуги просто-напросто. При этом установлено, что год от года интенсивность пользования теневой экономикой снижается, это опять же свидетельство экономического кризиса. Любопытные цифры: если в 2013 году на домохозяйство приходилось 7,5 тысяч рублей на теневой бизнес, то сейчас только 4,8 тысячи, значительное снижение, денег у людей нет. Ну и так называемая интенсивность этих обращений тоже снижается, сейчас… Это как сколько ты можешь съесть коров, 0,3, – 1,6 услуги на потребителя, а в 2006 году было 2,2 услуг. То есть свидетельство экономического кризиса – это и снижение частоты, интенсивности обращений и к теневой экономике. Она, видите, тоже страдает.

Есть ли страны, которые могут избавиться от теневого бизнеса? Нет, таких стран нет. Даже в Америке, почему президент Трамп пытается построить стену, которая отгораживает США, процветающую Америку от бедной Мексики? Потому что толпы мексиканцев пытаются за лучшей жизнью туда пройти. Ничего у него не получается. Почему в Европу едут мигранты с Ближнего Востока? Тоже по той же причине. Видимо, свойство просто человеческой природы в том, что без такого рода услуг, преимущество которых, почему. Это, во-первых, чаще такие услуги обходятся дешевле потребителю. Во-вторых, конечно, это простая форма взаимодействия и оперативность. Того же сантехника, прямо скажем, сейчас можно ждать не одни сутки, а надо быстро что-то починить, вот приходится обращаться к такого рода людям. Это связано и с ремонтом одежды, с ремонтом обуви, это достаточно очевидно.

Есть одно принципиальное отличие между теневым бизнесом все-таки в России и в развитых странах, оно вот в чем состоит. Я уже сказал, что у нас самозанятые мало получают, я привел цифры, но у нас нет минимального необлагаемого налогом дохода, он есть во всех развитых странах. Вот сколько бы ты ни получал в нашей стране, все равно с тебя будут брать налог. Есть взять самые процветающие западные страны, я перевел евро и доллары в рубли, посчитал, сколько минимальный не облагаемый налогом в Германии и в США, символически у меня совпало – 55 тысяч рублей и в Германии, и в США. Если получаешь такую сумму, с тебя денег уже не возьмут. Конечно, там другая покупательная способность, другая жизнь, но я не совсем хорошо понимаю, почему наше государство не вводит прогрессивную шкалу налогообложения, таким образом поддерживая как бы богатых, но все время ужесточает фискальное бремя в отношении тех, кто мало зарабатывает.

Александр Денисов: Они это объясняют просто: «Мы поднимем, они тут же исчезнут, испарятся со своими деньгами».

Сергей Лесков: Таким образом, в общем-то, это порождает недоверие между бедными слоями населения и государством, и в этом, конечно же, главная проблема вот этого нового фискального налога на самозанятых. Если граждане не начнут доверять государству, то этот налог… А в принципе это благое дело, ведь во многих странах и справедливо считается, что неуплата налогов является самым страшным преступлением, на самом деле, в общем, ты как бы ставишь себя вне общества, а общество тебе помогает во время пожара, во время войны, во время каких-то там преступлений, срочная медицинская помощь, ты как бы пытаешься пользоваться социальными льготами, но ничего не вносишь в этот вообще общий кошелек.

Но для того чтобы этот закон работал, государство должно выстраивать такую налоговую позицию, чтобы минимизировать число тех, кто не доверяет государству. Я думаю, что вот это преодолении вот этого фатального недоверия, может быть, является стратегической задачей российской экономики на современном этапе.

Александр Денисов: Об этом, кстати, мы на этой неделе и говорим, обсуждаем прогрессивный налог, сумму, не облагаемую налогами, в рубрике «Реальные цифры», об этом впереди еще скажем.

Анастасия Сорокина: Мы напомним еще об этом.

Сергей Лесков: Если мы считаем, что Россия – это социальное государство, то надо все-таки отсечь какие-то беднейшие слои населения и освободить их от налогового бремени. Это для казны совсем небольшие будут деньги. Здесь надо считать, конечно, можно даже позвать математика, который работает президентом Центральноафриканской Республики, он спокойно это посчитает, не так уж сложно. Мне думается, что просто у наших экономистов не работает фантазия в этом направлении.

Александр Денисов: А главное его посадить перед нашими олигархами и сказать, чей это потомок, Сергей, и у них сразу отпадет охота уходить в тень, да?

Сергей Лесков: Да, а то можно в холодильник попасть.

Александр Денисов: В тот самый холодильник.

Сергей Лесков: В тот самый холодильник.

Александр Денисов: Куда сейчас экскурсии водят, да.

Сергей Лесков: И кстати, я уверен, что рано или поздно это случится в нашем государстве, потому что… «В чем сила, брат?» – как говорил персонаж одного… «Сила в правде». А в общем-то, конечно, это и есть правда. Тут сколько этот вот ручеек денег ни будет струиться по разным экономическим инициативам, все равно он рано или поздно приходит в ту как бы заводь, где правят правда и справедливость, я в этом совершенно убежден. Хорошо, если бы это случилось поскорее, так я думаю.

А до тех пор, пока государство будет относиться к своим гражданам исходя из мудрости Конфуция: «Тощая свинья всегда будет рваться с привязи», – то есть пытаясь обмануть налоговиков прекраснодушных… Ну да, свинья тощая, но, чтобы она не рвалась с привязи, ее надо приласкать все-таки.

Александр Денисов: Так они боятся, что и жирная сорвется тоже с привязи тут же. Страхи, что…

Сергей Лесков: Скорее да, скорее так, это сплошь и рядом случается, иначе…

Александр Денисов: Одно слово свиньи и те и другие.

Спасибо, Сергей.

Сергей Лесков: Спасибо, до свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (7)
Арсен
И западный империализм исчерпал рынки, и мы, вот и лезем грабить третий мир, но у России ядерное оружие есть, а в Африке нету. Нам светит только Африка, а они приберут к рукам ресурсы, когда захватят РФ. Эта олигархическая диктатура их устраивает временно, как поставщик дешёвого сырья, но они хотят тут владеть всем сами. Я думаю и в Африке наши олигархи пролетят мимо.
Владимир Березовский
Денежные инвестиции - хорошо, но ... Как подумаю о о множестве проектов, разработок, идей, кипящих в умах и душах талантливый и работящих россиян, которые могли бы стать истинным и огромным СТИМУЛОМ для развития страны и роста инвестиций со всего Мира - дыхание перехватывает! Но не дают власти, режим этот ущербный, мёртворождённый свободы для людей творящих! Такое богатство губит Кремль! Денег и выпрашивать у развитых стран не нужно было бы - сами понесут!
АПЛ
К сожалению позиция Лескова всегда такова, что, мол, виноваты Америка и правительство. А больше никто не виноват.
андрей
Не хотят вкладывать, потому, что мы - добыча
Сергей
Просто инт
Изя
К сожалению, Россия стала более непредсказуемой чем был СССР, из-за политики ревизионизма и реваншизма Путина и К. Вкладывать инвестиции в такую экономику будут только отъявленные прохвосты и спекулянты, что впрочем и происходит сейчас.
Евгений
Джеффри Сакс на гайдаровском форуме причиной отсутствия не спекулятивных инвестиций назвал наличие санкций. Хотя Лесков имеет право с этим не согласиться.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски